# 2009 04 17. Яков Островский.

Едут навстречу мне гробики полные,

В каждом — мертвец молодой.

Сердцу от этого весело, радостно,

Словно березке весной!

 Александр Тиняков. «Радость жизни».




Был у меня дядя. Звали его - Яков Островский. Был он литератором. Тётка моя, Наталья Медник, говорила, что он - великий поэт, которого не печатают, то ли, потому что он - диссидент, то ли, потому что - еврей, я так никогда и не мог понять, из её слов, почему его не печатают, и он всё пишет в стол, но, когда ни будь... и тд и тп... Посмотреть его стихи было нельзя - табу! До того, как я нашёл сайт Якова Островского, я никогда его стихов не читал. Забегая вперёд скажу, что Яков Островский писал не в стол, а в стул... Что он действительно умел делать - это учить разбираться в литературе и поэзии. И это он умел делать хорошо... И этому меня научил он..

Вот... Найдя сайт Якова Островского, а было это примерно в 2009 году, сначала я ошарашенно шарился там, пытаясь найти хоть что ни будь от поэзии, а затем, поняв, что произошло, я обратил внимание на титульный лист сайта, а точнее - на стих, который там был.


Акробат.


Говорил, что акробат.

Все другие акробаты

Ходят в цирке по канату.

Ну а где его канат?


Не достал? Скажи на милость,

Не хватило вдруг пеньки.

Ну, служил бы ...

                     Не служилось –

Просто было не с руки.


Что-то в жизни не сложилось.

Рад бы в рай, да так вот, брат.

Так уж вышло: не случилось

Вовремя достать канат.


То стоял, да не досталось,

То – война, а то – жена ...

А когда пришло под старость,

Бог и вспомнил: вот те, на.


Отказаться – мол, не может,

Ну а он пеньке и рад ...

Так и кончил – акробат! –

На канате

             волей божьей ...


...Крюк торчит из потолка.

Он висит смешно и глупо ...

А над ним – высокий купол:

Синий шелк

                        и облака.


Этот «стих», мой бывший родственник, Яков Островский, посвятил мне. Это – история моей жизни, его глазами… Самое интересное, в этом «произведении искусства» - это то, что мой родственник, хотя и бывший, посоветовал мне… повеситься… Вот так и не иначе… Повеситься! Ни больше, ни меньше…

«Совки»… Это – «совки»! Орава ублюдков, вырвавшихся из клетки компрачикосов... Ведь эта сволочь, сидя там, в Ганновере и превращая, в собственное го$но деньги немецких налогоплательщиков, открыто заявила о том, что приговорила меня к смерти, на Украине!

Ничего в этом «произведении» нет об еврейском погроме, устроеннном мусорами, о судимости без суда, об аресте без санкции, о тюрьме, о пытках, об операх, которые ходят за мной, как тени, о прослушке и видеокамерах в моей квартире... Единственное предназначение этого высера мрази - унизить меня и подавить. Но, ведь то же самое, делает и государство Украина...

Узнать о том, что я погибаю на Украине, Яков Островский, мог только от Ларисы Баркан.

Яков Островский был мужем моей тётки, Натальи Медник. Он был очень эрудированным и общительным человеком. В доме у них, постоянно собирались шумные компании. Ещё у него была огромная библиотека и когда я приходил туда, в гости, я всё время читал.

Много лет я относился к Якову Островскому, как к интеллигентному, высокоморальному человеку, но, примерно с середины 80-х годов, когда в нашей семье начали умирать старики, я изменил своё отношение к нему, потому что оказалось, что этому, «интеллигентному» человеку, первому, приходило в голову, что все эти вещи, вокруг только что умершего родственника, уже никому не принадлежат.

Я помню, как всего через час, после смерти, одной из моих тёток – бабушкиной сестры Клары, он пришёл в её квартиру и начал, громким, хозяйским, дерзким голосом, перечислять, что он себе «возьмёт». Теткин труп лежал в соседней комнате, ещё не успев остыть, а по её гостинной уже ходил маленький мародёр и говорил, что он возьмёт себе телефон, пепельницу и ещё что-то… Я не запомнил всего, потому что, мне стоило значительных усилий, перебороть в себе омерзение и желание немедленно его ударить…

Затем, весной 1989 года, Яков Островский и его жена – моя тётка Наталья Медник, а так же, моя сестра Наталья Милявская, «провернули дельце» – выписали мою бабушку, старую школьную учительницу, Двойру Лейбовну Богуславскую, из принадлежащей ей квартиры, в центре Днепропетровска, а саму квартиру – продали. Сделано это было в несколько этапов: сначала, бабушку, перевезли из принадлежащей ей квартиры, в квартиру её умершей сестры. Потом, квартиру бабушки продали. Потом, квартиру сестры, переоформили на Якова Островского и уже после этого уехали в Израиль, использовав Израиль, как укрытие от ответственности, за преступление совершённое на Украине. А уже потом, Яков Островский, предъявив моему отцу документы о собственности, потребовал, чтобы мой отец забрал свою мать и убирался из его квартиры и начал выбрасывать старуху и её вещи, на лестничную клетку, в ответ на что, мой миролюбивый отец  просто начал драться. Бежал, от моего отца, Яков Островский, не один, а со своим другом, днепропетровским депутатом - Ростовцевым, сын которого, как следует из whoisology оплатил регистрацио домена ostrovyak.com, создание сайта и хостинг. И произошло это, примерно через 2 месяца, после моего разговора, с Ларисой Баркан, о генитальном поэте Якове Островском. Вот так...

То есть, Наталья Медник, её дочь и её муж, выбросили мать Натальи Медник, на улицу, продали её жильё и уехали жить в Израиль...

Я прошу обратить отдельное внимание на то обстоятельство, что всё это сделали высокоморальные, интеллигентные люди с высшим филологическим образованием. «Совки»…

И вполне логично, им теперь ждать моей смерти и предлагать мне повеситься, чтобы, с гарантией, не отвечать за совершённые преступления…

В общем, я опубликовал это только лишь для того, чтобы было видно, что мои родственники ждут моей смерти и открыто предлагают мне покончить с собой. Ну, ещё и для того, чтобы Яков Островский не позиционировал себя, как интеллигента и тд и тп… Он – обыкновенный, чечелевский босяк. Мелкий вор и трусливый мародёр – обиратель трупов своих родственников. И его стихи – «циплёнок табака». Он сам научил меня разбираться в этом.

Недавно я обнаружил, что Яков Островский стыдливо убрал с сайта свой пронзительный стих обо мне, но waybackmachine помнит всё...

Ну и семейка же мне досталась, б-дь…

https://goo.gl/2x2FxV

Comments