# 1996 10 __. Участковый инфекционист.

Осенью 1996 года моя мать, разделывая мясо, незначительно повредила себе палец ножом. Это была небольшая ранка, не более миллиметра. Мать никому об этом не сказала и ранку ничем  не обработала.

Спустя несколько дней она пожаловалась, что у неё нарывает палец. Я посмотрел и сказал ей, что нужно идти к врачу и вскрывать это, или принимать антибиотики.

Вечером следующего дня, я пришёл домой и увидел следующую сцену: моя мать лежала на диване и о чём то, оживлённо беседовала с отцом. Мать была раскрасневшаяся, она помогала себе жестикуляцией. Отец сидел в кресле, рядом с диваном, снисходительно улыбался и кивал ей головой. Я понял, что они говорят обо мне. Я спросил, что случилось и моя мать с криками: «Да кто ты такой?! Что ты о себе возомнил?!», стала рассказывать мне о том, что днём, они с отцом ходили, в поликлинику, дословно, «к участковому инфекционисту» и участковый инфекционист назначил моей матери… бисептол! Мать вскочила с дивана и начала бегать вокруг меня, продолжая кричать: «Да кто ты такой? Что ты везде лезешь!? Понимаешь?! Это – участковый инфекционист!!». Слова «участковый инфекционист», мать произносила с расстановкой, с ударением, торжествующим голосом и каждый раз, произнося их, поучительно раскачивала пальцем, перед моим лицом. Мне показалось, что она просто невменяемая. Я сказал ей, что бисептолом это не лечится и что она попадёт в больницу, и зашёл к себе комнату.

Прошло ещё два дня и примерно в два часа ночи, я услышал, что мать зовёт меня. Я зашёл к ней в комнату и она сказала мне, что её «всю трусит».

Друзья… Я – не врач. У меня есть какие-то знания, связанные с лечением ран, но я – не врач. Это были, те самые «лихие» 90-ые годы… Скорая тогда вообще не приезжала – у них просто не было бензина, а приехавшая скорая, ещё не означало, что там есть врач и у него есть чем лечить. Я оделся и вышел из дому – искать врача. Была безлунная ночь. На улице не горело ни одного фонаря. В окнах домов тоже не было света – все спали. Видно было ровно на расстояние вытянутой руки. Я  продвигался на ощупь. Рядом была 16-я больница. Туда я и пошёл. Оказалось, что в реанимации дежурила моя знакомая и она позвала своего коллегу, который подрабатывал там, тоже дежурил ночью и попросила его, чтобы он пошёл и посмотрел мамашу. Выслушав меня, он взял какие-то лекарства и пошёл вслед за мной. Он осмотрел мамашу, сделал какой-то «коктейль» в шприце и ввёл это всё ей в вену. После этого, сказав, что до утра мамаша точно не умрёт, а утром, выспавшись, он придёт и осмотрит её, как положено, ушёл назад, в больницу. Я его проводил.

На следующий день, осмотрев мою мамашу, он поставил диагноз – рожа. Кроме того он сказал мне, что больше никогда и ни при каких обстоятельствах, не будет лечить мою мать. Добиться от него, что ему сказала моя мамаша я не смог. За несколько дней до этого, сразу же, мать  ультимативно заявила, что она заболела из-за моих кошек, что это инфекция от кошек. Я допытывался от врача, говорила ли она ему что либо о кошках, но он сказал, что не о кошках, а о чём не сказал.

После этого, почему-то, он назначил не самый эффективный, в таких случаях, пенициллин и мне пришлось, я уже не помню, сколько дней, по нескольку раз в день, делать матери уколы. Тогда, назначение пенициллина вызвало моё удивление, но теперь я понимаю, что он назначил процедуры не из медицинских соображений, а таким образом, чтобы как можно дольше, я должен был бы ухаживать за матерью, заботиться о ней. То есть, вместо двух таблеток в день, были назначены 4 болезненных укола, в течение 10-ти, или более, дней. Я уже точно не помню. И я видел, как мамаше это нравилось, что она, наконец-то, захватила моё внимание…

Я описываю всё это так подробно, чтобы было понятно, что моя мать сама готова наносить себе физический вред и готова терпеть мучения, лишь бы быть в центре моего внимания, заставлять меня следовать какому-то её сценарию, ритуалу, обслуживать её, ухаживать за ней.

Она постоянно стремится подстраивать всё так, чтобы у меня было постоянное чувство вины перед ней, чтобы я был подавлен этим чувством вины, постоянно старался это чувство вины искупить и на основании этого чувства вины подчинялся бы её требованиям.

Она всё время говорила, что заболела из-за моих кошек, а у меня, тогда, их жило всего 3, что виноват я, пыталась сагитировать врача, которого я привёл и который спас ей жизнь, чтобы он помог ей и загрузил меня этим, и только спустя несколько лет проговорилась, что сама себе проткнула палец ножом, разделывая мясо…

Моя мать помешана на том, что я её не ценю, не помогаю ей, не беспокоюсь, как там она, не ухаживаю за ней. Она просто бесноватая, в своём стремлении стать центром моего внимания. Она готова наносить самой себе физический вред, лишь бы вынуждать меня думать о ней. Она готова вредить себе, лишь бы знать, что этим она наносит какой-то вред и мне…

Она сознательно разрушала мою жизнь. Всё было очень просто: каждый вечер я приходил до-мой и ужинал, а ужин давала она, мама… Она спрашивала у меня, как дела, что было за день, я ей рассказывал, это же мама, а дальше… А вот дальше происходило всё так, что информация, которую я ей сообщал, как ближайшему родственнику, попадала в работу и использовалась таким образом, чтобы я был окружён только теми людьми, которые выполняли определённые функции в интересах того, кто работал с полученной от моей матери информацией…

Ещё раз подчеркну: такое не под силу пенсионеру. Вокруг меня были разные люди и то обстоятельство, что никто из них не послал её на хуй и не рассказал мне об её коварстве говорит о том, что на этих людей каким-то образом оказывалось какое-то влияние, а это, в свою очередь, говорит о том, что работала с этой информацией и использовала её «контора», опера.

В результате я оказался окружён людьми, которые знали что-то такое, что убивало меня, прямо у них на глазах, вот, прямо здесь, но никто из них ничего не сделал сам и не предупредил о происходящем меня.

Ни в одном, цивилизованном государстве такое было бы невозможно. Но Украина – не цивилизованное государство. Украина – это юрский парк. Юрассика.

Мать считала, или её кто-то убедил в том, что разрушив мою жизнь, она станет центром моего внимания, что я, наконец, увижу, замечу, какая она хорошая, трудолюбивая, заботливая и любящая мать, жертвенная женщина, как много она для меня значит и как она много для меня делает, но в результате она вызвала у меня только лишь лютую, неукротимую ненависть к ней и желание её убить, о чём я неоднократно говорил ей. И она говорит, что не понимает, почему…

Спустя много лет, уже, после того, как я узнал её диагноз и нашёл описание схемы поведения, я понял, почему она делает всё именно так и не иначе.

Одним из свойств, присущих MSBP личности, является пристрастие к созданию, своей жертве, искусственной ловушки, безвыходного положения, чтобы потом, навязывать себя, в качестве «Моисея», который выведет из этой ловушки, будет помогать… И так, циклически, годами, без конца…

И попытка присвоить, навязать своей жертве диагноз эпилепсия, так же один из основных, ключевых маркеров, присущих MSBP личности. Все судорожные приступы, у меня их всего было 3, произошли дома, в присутствии моей матери, через несколько часов после еды. Последний судорожный приступ произошёл во время внезапно вспыхнувшего, оглушительного ночного скандала, между ними. Я проснулся от их диких криков и у меня началась эта икота, которая, якобы, считалась судорогами, и они оба, увидев это, начали синхронно орать друг на друга: «Посмотри, что ты с ребёнком сделал, до чего ты ребёнка довёл!» И они орали это друг другу секунд 10-15, пока икота не прошла сама собой. Никто из них не помог мне. Для каждого из них, главное было, присвоить вину за происходящее другому, использовать событие, как рычаг давления на другого. На меня им было наплевать.

И в конце я хочу добавить только одно: всего за полтора года до этого, моя мамаша едва не пустилась в пляс, узнав, от меня, что всего полчаса назад, я чудом вернулся с того света… А за год до этого, не слила мне, больному, чайник тёплой воды... А я, узнав от неё, что она заболела, немедленно пошёл искать ей хорошего врача, который бы спас её… А если бы я относился к ней также, как она относится ко мне? Не пошёл бы за врачом, а сказал бы ей, например, что оно и так пройдёт, или посоветовал бы ей выпить чайку, а сам пошёл бы к себе в комнату, тихо радоваться и выжидать, пока она дохнуть начнёт… Её бы уже давно в живых не было, потому я спасал ей жизнь несколько раз… А я бы давно жил в Америке, сделал бы карьеру, у меня была бы семья…

Но виновата ведь не она и не я… Виновато государство! Ублюдочное, гибридное государство Украина, в котором органы государственной власти срослись с преступным миром, в котором закон больше не является границей, отделяющей преступный мир, от гражданского сообщества, в котором представители органов государственной власти насаждают, в гражданском сообществе, идеологию преступного мира, как естественное мировоззрение… Виновато гибридное государство Украина и правоохранительная система этого государства, в основе деятельности которой лежит не Конституция Украины, а девиз Адольфа Гитлера: «Я пришёл в этот мир не для того, чтобы сделать людей лучше, а для того чтобы воспользоваться их уязвимостью».


http://bit.ly/2mAn7q3

Comments