# 1989 11 16. Эпилепсия.

В моём прошении о политическом убежище я пишу о многолетнем преследовании меня психиатрами. Сам документ - текст прошения, я хранил на одном из своих аккаунтов Google в зашифрованном виде и получатель прошения об убежище получал ссылку на файл и пароль от архива. Примерно неделю назад, 21 июля 2018 года я обнаружил, что архив не открывается с помощью пароля. Когда, год назад, я выкладывал этот архив, я дважды загрузил его на свой компьютер и проверил - архив открывался без проблем. Испортить файл архива, без изменения его URL, мог только сам провайдер - Google. Есть несколько способов, которыми можно это сделать, но доверять Google я больше не могу. В связи с этим я решил выкладывать все документы здесь и решил начать с психиатра Запольской и главврача 5-ой больницы Натальи Гомоненко.



К сожалению, оригинальные документы, на основании которых мне был поставлен диагноз - эпилепсия, не сохранились. Ещё в СССР, случайно, я видел этот документ, один раз. Во время прохождения очередной медкомиссии в военкомате, врач дала мне в руки папку с моими медицинскими документами и сказала, чтобы я сам перенёс их в следующий кабинет. Я вышел от неё, а в следующий кабинет была очередь и я, от скуки, стал смотреть что в этой папке... и увидел справку, написанную детским невропатологом Венгеровской... В этой справке было написано, что я находился на учёте у невропатолога в связи с тем, что у меня был один судорожный приступ, без потери сознания. Цифра "1" была зачёркнута и над ней было написано число "10", слово "без", так же было зачёркнуто и над ним было написана буква "с", то есть не один судорожный приступ, без потери сознания, а десять, с потерей сознания. Вот так! Исправления были сделаны небрежно, шариковой ручкой другого цвета, по хозяйски. Это клочок бумаги, с исправлениями, стал достаточным, для советских и украинских психиатров основанием, для того чтобы преследовать меня и издеваться надо мной, практически всю мою жизнь. Я считаю, что основанием для этого преследования был антисемитизм, жажда издеваться над евреем. Страсть...

Тогда же, в 1976 году, я пришёл домой и рассказал об этом родителям, но они, вместо того, чтобы выяснить, кто внёс эти исправления, отреагировали как-то пассивно и так это забылось.

Когда я учился в школе, невропатолог Венгеровская, постоянно искала встречи с моей матерью. Она звонила по телефону, присылала какие-то открытки и даже, несколько раз, связывалась с моими школьными учителями и они, прямо на уроке, в присутствии всего класса, напоминали мне о необходимости являться к невропатологу... Но меня ничего не беспокоило, кроме докторицы, желавшей, периодически, получать коробку конфет - взятки тогда давали в таком виде... Мать к Венгеровской так и не пришла и... мразь в белом халате, не получив своих взяток, решила отомстить...

В результате этого, несколько раз, я был вынужден проходить "обследование" в Днепропетровской областной психиатрической больнице. Там я увидел, как, в действительности, выглядит эпилепсия. Фактически, это была тюрьма, персонал которой издевался над людьми, попавшими в зависимость от них. Я как ни будь напишу об этом.

Там же, однажды, в частном порядке, я задал вопрос одному из врачей о моём диагнозе и он ответил мне, что это не соответствует действительности, но в силу каких-то бюрократических преград, отменить этот диагноз невозможно.

В конце 80-х годов, в начале 90-х, несколько раз я заставал мою мать, разговаривавшей, по телефону, обо мне. На вопрос, с кем она говорит, мать ответила, что с психиатром Запольской, которая периодически звонит ей и интересуется моим здоровьем. Я удивился и ужасно возмутился... Я считал, что они оставили меня в покое... Кроме того, как можно разговаривать с психиатром, обо мне, без моего ведома? Я начал требовать от матери, чтобы она прекратила отвечать на эти звонки, но она начала говорить какую-то ерунду о том, что якобы, так лучше... и в общем, это повторялось несколько раз, а потом я плюнул на это... Мать изменилась к тому времени и стала совершенно невозможным просто человеком, она начала "гадить", делать всё наоборот и назло и как бы развлекаться этим, я же не понимал, что она сошла с ума и просто, ну... это же мать... в общем, я старался обходить её странности...

Тут ещё есть одна тонкость - психиатры разбираются в поведении людей и Запольская стопроцентно знала, что моя мать сумасшедшая, знала и использовала это... Сначала она звонила нам и терроризировала всю семью, а потом начала звонить таким образом, чтобы поддерживать контакты только с матерью, стала её подружкой и используя свои профессиональные знания, выманивала из сумасшедшей еврейки словесные экскременты, которые использовала для издевательства над сыном этой еврейки... Я считаю, что это - чистый антисемитизм, как страсть, но не исключаю того, что это были действия в интересах КГБ. Примерно на 4 курсе меня начал обрабатывать один мой однокурсник Лёша Костылёв. Он рассказывал редкие политические анекдоты, насколько я теперь понимаю, чтобы используя "круги на воде", выяснить с кем я контактирую, через кого на меня можно влиять. Кроме того, он пытался заинтересовать меня промышленным шпионажем и это было логично - я был самым способным студентом, было очевидно, что я не смогу реализовать себя в СССР и уеду на Запад, и по видимому, "контора" пыталась накинуть на меня аркан, на перспективу...

Это всё я ощущал на себе в СССР, но точно то же делает сейчас государство Украина... Это говорит о том, что после обретения, так называемой независимости, ничего не изменилось, не изменились ни сознание людей, ни сущность деятельности государственной машины подавления. Произошла лишь смена вывесок в выгребной яме, наполненной стукачами и провокаторами...

Что касается Запольской, то я не исключаю того, что она сама страдает каким-то расстройством поведения, в силу чего ей нравится издеваться над людьми, но с высокой степенью вероятности, в основе действий Запольской, лежал, так же и антисемитизм. Я встречался с Запольской несколько раз, у меня очень хорошая память, я помню, что она вытворяла и я уверен в том, что у неё проблемы с головой и что она - антисемитка. У меня есть написанный рассказ о двух садистках - Запольской и её помощнице, медсестре, и я чуть позже опубликую его.

В общем, осенью 1989 года моя мать сказала мне, что мне нужно опять ложится на какое-то обследование, но не в психушку, а в 5-ю больницу... Я не разбирался тогда в юридических тонкостях и доверял родителям...

Я помню, что в этой, 5-ой больнице, была палата на втором, или третьем этаже и там было холодно, и я был голодный. Я не мог заснуть, а потом спустился по балконам вниз и поехал домой есть и спать. Утром я приехал туда, залез, опять по балконам, назад и в общем так продолжалось несколько дней, а потом мне выдали документ... копию которого я опубликовал в начале. Из этого документа следует, что я страдаю эпилепсией, но непонятно, что явилось основанием, для этого диагноза...

Очень важным, на мой взгляд, обстоятельством, является ещё один документ, на котором стоит личная печать и подпись психиатра Запольской:




То есть, единственным, на мой взгляд, основанием, для обследования в 5-ой больнице, могло быть только то, что документы, имевшиеся в военкомате - это фальшь, базирующаяся на фальши и Запольской нужен был новый крюк, чтобы зацепить меня и продолжать терроризировать дальше. И Запольская, или кто-то другой, каким-то образом организовал "обследование" в 5-ой больнице, в результате которого я опять стал эпилептиком, без каких бы то ни было оснований. И опять психиатр Запольская, потребовала себе, от военкомата, очередной фальшивый результат фиктивного обследования и использовала его для продолжения террора в отношении меня.

Я не знаю, кто поставил меня на учёт в ПНД в 1978 году, после окончания школы, у меня нет никаких документов, связанных с этим, но этот человек совершил преступление - выше я описал, почему. Так же и действия Запольской - чистое, документально подтверждённое преступление. Кроме того, я не представляю себе психиатра, в СССР, который бы мог действовать самостоятельно, поэтому, я не сомневаюсь в том, что за действиями Запольской стоял КГБ.

То есть, подводя итог: в конце августа, или в начале сентября 1990 года, психиатр Запольская, получила фальшивый документ о состоянии моего здоровья - это обстоятельство видно из самого содержания документа и использовала этот документ, как формальное основание для продолжения терроризирования меня.


https://goo.gl/2LaLWc

Comments