# 2010 04 02. Обращение к президенту Украины Виктору Януковичу.

Конституция Украины:


Статья 3. Человек, его жизнь и здоровье, честь и достоинство, неприкосновенность и безопасность признаются в Украине наивысшей социальной ценностью.

Права и свободы человека и их гарантии определяют содержание и направленность деятельности государства. Государство отвечает перед человеком за свою деятельность. Утверждение и обеспечение прав и свобод человека является главной обязанностью государства.

Статья 21. Все люди свободны и равны в своем достоинстве и правах. Права и свободы человека неотчуждаемы и нерушимы.

Статья 24. Граждане имеют равные конституционные права и свободы и равны перед законом.

Не может быть привилегий или ограничений по признакам расы, цвета кожи, политических, религиозных и иных убеждений, пола, этнического и социального происхождения, имущественного положения, места жительства, по языковым или иным признакам.

Статья 102. Президент Украины является главой государства и выступает от имени государства.

Президент Украины является гарантом государственного суверенитета, территориальной целостности Украины, соблюдения Конституции Украины, прав и свобод человека и гражданина.


Итак...

Всего, на Шелковичной, 12, я был дважды: 25 февраля 2009 и 2 апреля 2010 года.

Во время первого посещения 25 февраля 2009 года, я прослушал, лекцию о том, что в действительности, источником всего зла в государстве Украина является не нацистская идеология, продажные политики и коррупция, пропитавшая не только все ветви государственной власти, но и ставшая естественным мировоззрением рядовых граждан государства, а... кучка коварных евреев, захвативших власть не только на Украине, но и во многих других странах и даже во всём мире, и в стремлении к мировому порабощению и господству, разрушающих и уничтожающих захваченные страны, набивая деньгами свои и без того, полные кошельки.

Затем, во время предварительной беседы с Александром Сивобородом, сотрудником секретариата президента Украины, я узнал, что Международный пакт "О гражданских и политических правах" - это, дословно: "высокие материи", о которых даже не стоит и говорить.

После этого, первого посещения секретариата президента Украины , тогда ещё Ющенко, у меня возникла идея провести социальный эксперимент: отпечатать Конституцию Украины на рулонной, туалетной бумаге и раздавать её гражданам, на остановках общественного транспорта.Таким образом можно было добиться двойной цели: граждане, с высокой степенью вероятности, узнали бы текст этого, Основного зекона государства и одновременно получили бы практический опыт по использованию написанного.

В первый раз я не оставил никакого заявления, во первых из-за антисемитизма, а во-вторых... Александр Сивобород проговорился "на опережение" и я понял, что он, Сивобород, каким то образом получил информацию о моём возможном посещении и заранее знал о ключевых темах моего заявления. Я понял, что каким-то образом укаринские спецслужбы узнали о моих планах, но тогда я ещё не знал о видеокамерах, установленных в моей квартире.

Возвращаясь, после первого посещения Шелковичной, в поезде Киев - Днепропетровск, я оказался окружённым "заботой" трёх человек, болтливого молодого человека и двух кураторов, которые сидели в двух креслах, перед нами и в промежуток, между спинками своих кресел, периодически показывали "говоруну" бумажки с темами разговоров.

Когда мне это надоело я достал ноутбук, записал говоруну два документальных фильма: "История Гестапо" и "История СС", и подарил ему их. После этого напускной оптимизм говоруна несколько поугас.

Во второй раз, 2 апреля 2010 года я вынужден был приехать после того, как на протяжении длительного времени, пытаясь защитить свои права, безрезультатно обращался к всевозможным местным органам власти в связи с многолетним и безнаказанным нарушением моих прав, гарантированных статьями 3, 8, 15, 19, 21, 23, 24, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 34, 35, 41, 43, 54, 55, 56, 57, 62, 71 Конституции Украины.

Ранее, пытаясь принудить меня к иммиграции, местные органы власти установили за мной слежку и стали разрушать и уничтожать всё, что мне дорого. Я столкнулся с акциями распространения заведомо ложной информации обо мне, предназначенной для того, чтобы дискредитировать и изолировать меня. Цинизм государственных подонков дошёл до того, что атаке подверглись живущие у меня кошки, в результате чего, многие из них умерли. Всё происходящее имело заранее спланированный, постановочный характер, с заранее сфабрикованным алиби, для фигурантов, использованных, как шпионы, провокаторы, агенты давления и уничтожения. За всем за этоим соял государственный антисемитизм и желание наблюдать за муками.

Тогда же меня стали запугивать убийством, в случае, если я начну обобщать происходящие со мной события и рассматривать их, как организованные действия.

Человеком, впервые осуществившим прямое запугивание убийством, был мой бывший друг детства, а ныне депутат Яков Белоусов, который прямо заявил мне, что если я буду считать всё, происходящее со мной, системными действиями, то я буду убит, а если я буду считать происходящее, дословно, "цепочкой случайных совпадений и неудач", то я не буду убит. Слово "убит" несколько раз было произнесено Белоусовым, явно.

Движимые куражём уголовников, привыкших одерживать верх любой ценой, государственные служащие, организовавшие против меня заговор, с помощью агентурной слежки и средств технической разведки, создали информационную блокаду для того, чтобы изолировать меня от моих прав, от тех самых прав, которые гарантируются мне Конституцией, той самой Конституцией гарантом соблюдения которой, должен являться президент Украины.

Издевательство, наболюдение за муками, изоляция и попытки убить - этими словами можно описать все влияния государства Украина на мою жизнь, в течении 20 лет.

Вот за этим я и поехал в Киев, к гаранту моих основных, неотъемлемых конституционных прав.

В заявлении, которое я оставил в секретариате президента Украины всё тому же Александру Сивобороду, я указал имена и фамилии людей, которым становились известны обстоятельства моей жизни, о которых они могли узнать только в случае ознакомления их с информацией, добытой в результате проведения мероприятий технической разведки, что для милиционеров являлось уголовными преступлениями: разглашением служебной тайны и превышением служебных полномочий.

Кроме того, даже если бы я был бы подозреваемым в совершении какого либо преступления и слежка за мной велась бы официально, мне трудно себе представить, какой служебной необходимостью можно объяснить длительную и систематизированную атаку на моих животных, истязание их и доведение их до смерти. Каким образом и какую выгоду извлекло и продолжает извлекать, государство Украина, из мучений и смерти моих животных, мне не понять никогда. Мне никогда не понять мотивы двигавшие теми, кто ехал за город и аккуратно раскладывал экскременты на могилах моих, похороненных животных, оскверняя таким образом могилы. Мне не понять ублюдков, которые кругосуточно наблюдают за мной в квартире. Мне этого не понять, хотя я читал о такой, первобытной форме изуверства.

Я считаю, что происходящее со мной - это ничем не сдерживаемый государственный антисемитизм, антисемитизм, алиби которому создаётся в том числе и моими ближайшими родственниками, ожидающими наживы.

В своём заявлении я указал, что оно является заявлением о коррупции и объяснял, почему его нужно рассматривать в Киеве.

Администрация президента Украины, нарушив в отношении меня ст. 7 Закона Украины "Об обращениях граждан", проигнорировала всё, что я писал в своём обращении и переслала моё заявление в Днепропетровск:




Criminals about me

Стенограмма:

П - правый, Л – левый.

Открывается дверь. Левый выходит и становится слева, продолжая разговор, начатый в квартире:

############# Начало диалога ######################

Л: - Вот - э, вот - э, вот почему... 

П: - За меня поговори, может есть должность директора? 

Л: - Ах-х. Умехается. Вот-э, вот-э... 

П: - Да нет, шучу, но просто мало ли, вдруг какие ни будь вакансии там... администратора или начальниа охраны или что-то такое... я ж тоже сейчас... могу на лето и поработать, если в Крым не съебусь на днях то... 

Л: - В-в-вот почему он решил вчера не-е тогать эту тряпку... 

П: - Забыл кстати рассказать 

Л: - Э-э оленя, ну, тот, что девушку... Ну мне... по раскладу всё... 

П: - Да, к стати... в родне? у меня там товарищ пригласил в Крым, говорит: жильё есть, всё есть, понял? Я говорю: а деньги есть где зарабатывать? Он говорит: ну-у, это уже сам ищи, понял? А так, говорит, до сентября месяца можешь приезжать и... 

Л: - Вариант... Ну давай, я понял?... 

П: - Если будет, если ну узнает, где мне деньгм зарабатывать, может съебаться до сентября бл до конца сентября... и на море, блять и вообще - классно было бы, да? 

Л: - Угу. 

П: - Ну давай, я тебя жду, друже! 

Л: - Давай! ......? 

П: - Хотя бы позвони, когда домой приедешь! 

Л: - Конечно!

###################### Конец диалога ##########################


"Ехать" "братку" нужно было недалеко: он жил двумя этжами ниже, в квартире №104, которая, так же, как и квартира №111 в течение многих лет используется как конспиративная.

Ещё одно видео:

No job no many


Один "браток" жалуется другому о том, что него ни работы ни денег... Но квартира, которую он арендует стоит 500 евро в месяц. Вопрос: кто оплачивает аренду и какую работу выполняет "браток"...


https://goo.gl/JKvDsN