# 0100 Трофейное имущество.

Трофейное имущество.

Причины и технологии, приводящие к появлению такого имущества 

на Украине.


Одним из аспектов подавления, преследования и порабощения, которому подвергается человек в полицейском государстве, является лишение его права свободно владеть и распоряжаться своим имуществом.

По аналогии с проскрипционными списками Римской империи, человек, неугодный для украинских властей и подвергающийся, в связи с этим, преследованиям, объявляется человеком вне закона, а имущество его становится трофеем.

В моем случае, моё положение усугубляется антисемитизмом, а так же тем, что моя семья уничтожает меня с азартом, не меньшим, чем украинцы. Как я уже писал и как видно из предоставленных мной документов, расистские угрозы и преступления на почве расизма, регистрируются на Украине, как простые правонарушения или бытовые ссоры, либо не регистрируются вообще, а безнаказанность порождает произвол. Ну а мои родственники, проявившие себя, как хищники, упиваются своей властью надо мной.

За последние 10 лет, любой человек, друживший со мной ранее, или же, незнакомый мне, но, по какой-то причине пожелавший стать моим другом, или, просто знакомым, практически сразу проявлял себя, как провокатор. Направлением таких действий всегда была дрессировка, обыкновенная дрессировка.

Изучая происходящее, с 2004 по 2006 год, я уличил всех, с кем я тогда общался в том, что они владели информацией обо мне, которую я им не сообщал. Кроме того, например, информация из группы «друзья» становилась известна группе «юристы» и наоборот. Люди из этих групп не пересекались между собой и не знали друг друга. Так же, были несколько эпизодов знакомства со случайными людьми, которые сначала осторожно прощупывали меня, на предмет общности интересов, а затем, решив, по какой-то причине, что я им уже доверяю, уверенно начинали реализовывать схему «я такой же как ты» и рассказывать мне, на их личном примере, или же, на примере кого-либо из их оченьочень хороших знакомых, каким должен быть я.

Я сделал вывод, что кто-то использует круг моего общения для того, чтобы истязать меня и манипулировать моим поведением с помощью истязания и с помощью истязания же разрушить мой внутренний мир и навязать мне чуждую для меня примитивную, дегенеративную систему взглядов, основанную на кастовом подчинении.

Я – цивилизованный человек Мне чужды, какие либо, стайные рудименты, условности, связанные доминированием, или же с болезненным, на мой взгляд, ощущением превосходства и длительное время я вообще не понимал, происходящего. Я не понимал, что меня окружают животные. Двуногие животные, живущие не в государстве, по законам цивилизации, а в среде обитания, по законам стаи, научившиеся говорить животные, которые используют эту способность, говорить, как оружие, а так же, для того, чтобы скрывать свой примитивизм.

Все действия, направленные на подавление и разрушение моей личности, подавление и уничтожение моего критического сознания начались весной 2004 года, после того, как я, на лекции, сделал отступление и немного рассказал своим студентам об истории германского фашизма.

Сразу же после этого началось истязание и уничтожение моих кошек, увольнение с работы, изоляция, уничтожение моего имущества и все остальные события, происходящие и по сей день.

Присматривали ли за мной ранее, или же, на меня донесли мои студенты, я не знаю и это, уже, не имеет никакого значения. Значение имеет только одно – на Украине, человек подвергается преследованиям за то, что он говорит и думает. В демократическом, открытом, украинском обществе есть разные категории людей. Есть – «жрецы», которые могут произносить свои мысли вслух. А остальные люди могут только лишь повторять то, что говорят жрецы. Если человек, не являющийся жрецом, произносит свои мысли вслух, его просто уничтожают. У «жрецов», помимо корпорации юристов (исполнительной и судебной власти), которая обслуживает их, существуют широкие возможности нанимать террористов («титушек»), для внесудебных расправ. И есть огромное количество людей, мечтающих услужить «жрецам» и готовых выполнить любую работу. Так же, «жрецы» являются носителями морали – всё, что любо «жрецам» объявляется высокоморальным, а всё, что раздражает «жрецов» - неприемлемо и уничтожается, чтобы не раздражать не-небожителей.

Насколько я понял, уничтожение моего имущества и принуждение меня продавать его по ценам отбросов, умоляя «покупателей» дать хоть что-то, целью своей не имеет получение какой либо выгоды. Цель происходящего только одна – истязание и наблюдение за муками, а мотив происходящего  расовая и кастовая ненависть, а так же, мои убеждения, в частности, моя уверенность, например в том, что Конституция - является законом прямого действия и действие её не может быть ограничено корпоративными правилами.. Поэтому-то меня и принуждают самостоятельно продавать своё имущество по цене отбросов. Главное – самостоятельно. Такая своеобразная дрессировка – чтобы я сам признал то, что мне навязываются, украинским режимом, годами.

Украинские садисты в мундирах и с удостоверениями госслужащих, выбрали образованного еврея. Исходя из того, каким образом, на протяжении всех этих лет, реализовывается и используется информация обо мне, я так же сделал вывод, что разрушению подвергается не только моё имущество, но, в первую очередь – я. Монотонные, многолетние действия, направленные на подавление критического сознания и снижения самооценки, действия, основанные на изучении моего поведения и привычек, действия, для осуществления которых подготавливались люди, разыгрывались инсценировки, говорят о том, что расизм, на Украине, является государственной политикой, а показная лояльность к еврейской религиозной общине является лишь камуфляжем, развязывающим руки в отношении тех евреев, которые ведут светский образ жизни.

Несколько раз мне прямо задавался вопрос, имею ли я какое либо отношение к еврейской религиозной общине Днепропетровска, я говорил, что не имею и по неоднократно наблюдаемой мной, удовлетворённой реакции собеседника я понимал, что не имеющий отношения к общине еврей – просто бесправная добыча, с которой можно делать всё.

Я не специалист в области судебной психологии и психиатрии, и не разбираюсь в побуждающих мотивах садистов, но скорее всего, какой-то «кодекс» вынуждает милиционеров, атаковавших меня действовать только так и не иначе.

Возможно, их болезненное чувство кастового превосходства, удовлетворяется восприятием собственно себя, как объекта высшей касты, полубога, получеловека, рабовладельца, а преследуемого человека, как человека другой, низшей касты, как низшее существо, раба, а имущества этого человека, как трофея, подлежащего «законному», по мнению украинского расиста, захвату. Этим можно объяснить демонстрацию мне украденного у меня фотоаппарата «Олимпус», а так же коварство и скрываемую, за приветливыми улыбками ненависть, продавцов магазина «Полина» и многое другое.

И коварство и демонстрация трофеев – это демонстрация доминирования, в моём случае, расового и кастового доминирования.


Разрушение автомобиля «Форд – Сиерра», 

превращение его в трофей и требование продать его по цене металлолома.


После покупки более новой машины «Форд – Скорпио», старую я решил привести в порядок и продать, а на полученные деньги привести в порядок квартиру. Вот это, последнее обстоятельство, никак не входило в планы милиционеров – садистов. Я долго не мог понять, почему мне не дают отремонтировать квартиру? Ну конечно! Видеокамеры! Им нужно видеть, как жид копается в говне! И им и остальным садистам, ублюдкам, убивающим меня и моих кошек, нужно наблюдать за мной, именно в разрушенной квартире. А германским национал-социалистам нужно было наблюдать за евреями, которые, например, подметают улицы зубными щетками, или, например, в бараках концентрационных лагерей, или в газовых камерах.

Кроме того, как оказалось впоследствии, автомобиль «Форд – Скорпио» я купил «подготовленный» таким образом, чтобы я не ездил на нём, а бесконечно его ремонтировал, но милиционеры просчитались в том, что я сам умею ремонтировать машины и попытка сделать меня источником благосостояния автослесарей, провалилась.

Тогда, чтобы лишить меня возможности свободно и беспрепятственно пользоваться моим имуществом была использована Государственная автомобильная инспекция Украины, которая устроила охоту на меня и за один год, четырежды нарушив презумпцию невиновности. В результате этой, незаконной деятельности милиции я, начиная с января 2010 года по февраль 2014 года, не мог эксплуатировать законно принадлежащий мне автомобиль. Документы об этом здесь: Как можно использовать ГАИ.

До начала уничтожения мой автомобиль «Форд – Сиерра» простоял примерно 10 месяцев. Тогда начался кризис и на ремонт его у меня не нашлось ни денег, ни времени и в конце концов, я решил продать его, как есть. Но как только я начал заниматься его продажей, мой автомобиль, варварским способом, за несколько дней в сентябре 2009 года, был 3 раза обворован и приведен в состояние, сделавшее его непригодным, ни для эксплуатации, ни для продажи.

Затем были ещё две кражи – вор, которому милиция объяснила, что в отношении меня можно делать всё что хочешь, просто приходил и снимал, то, в чём у него возникала необходимость.

Далее, мне стали поступать предложения о покупке моего автомобиля, как комплекта запасных частей или же, как металлолома. Предложения эти поступали в виде анонимных записок, периодически закрепляемых на лобовом стекле автомобиля, поступают они и до сих пор.

На видео, приведённом ниже, виден один таких эпизодов:

Покупатель трофеев.