# 0000 Вступление

Президент Украины, Виктор Янукович, называет Украину страной возможностей, страной перспектив. Возможно, именно такой он уже её видит, или хотел бы видеть её именно такой, в ближайшее время. Возможно он, уже ощущает её такой... для себя...

Но он, хоть и президент, всего лишь один гражданин, один из 46'000'000. Возможно, у него действительно есть безграничные, головокружительные возможности для развития и это прекрасно, что он захотел поделиться этой, своей радостью, со всем миром, написав об этом книгу.

Но я и многие другие, такие же, как я, видят этот «рай», с другой стороны, с той, с которой президенту, по видимому, не рассмотреть, из-за высокого забора Межигорья. И если я, или любой, другой, такой же, как я, захочет рассказать о своей Украине «возможностей», о такой, какой видит её он и какой чувствует её он - обыкновенный гражданин, нас просто никто не услышит, потому что есть ещё один забор и он гораздо выше президентского.

Полицейские колёса государственной машины подавления, начнут уничтожать каждого такого человека, разрушая его жизнь, уничтожая в ней всё, что ему дорого. Репрессии, для которых, в качестве камуфляжа, украинская власть использует то, что доказать невозможно - «невезение» и «цепочки случайных неудач», начнут преследовать такого человека и его семью. Десятки провокаторов, например, прохожих, или попутчиков в общественном транспорте, «случайно», именно рядом с тобой, по телефону или же в разговоре, между собой, начнут с энтузиазмом говорить, о прекрасной жизни на Украине, бывшие друзья, вдруг встретившиеся в супермаркете, начнут такой же тематический разговор и так же, как и прохожие начнут запугивать какими то казачествами, которым, якобы, теперь принаждлежит вся власть и жить теперь нужно не по Конституции и не по законам Украины и даже не по законам Шариата а по ... казачьим традициям, давним-давним отношениям «дружбы»«братства» и «справедливости».

То есть, набрав на своём компьютере текст, ну, например вот этот, который Вы читаете сейчас, «случайно», я попадаю в «кроличью нору», в которой, все вокруг, только и говорят о том, о чём я, только что подумал. Какой там майор Чистов, о котором писал Галич... Это были невинные шутки серебряного века...

Современная полицейская система, к своим знаниям в области психологии, получила новое, высокотехнологичное оборудование для вторжения в частную жизнь человека и для манипуляций ей. Транзитный сервер стал элементом «железного занавеса», универсальным оружием изоляции и манипулирования. Я неоднократно сталкивался как с подслушиванием, так и с перехватом моих телефонных переговоров и переадресацией их на фиктивного абонента - «ответственного сотрудника», выдающего себя за того, кому я звоню. Это происходило при попытках связаться с Западными СМИ, ЕСПЧ и Украинской Хельсинской правозащитной группой. То же самое происходит и с электронной почтой. Создавая информационную блокаду, спецслужбы, создают у человека чувство беспомощности и безысходности.

Если бы я не был физиком и в основе моего мировоззрения не лежало то, что ничего сверхъестественного в природе не бывает, я бы не узнал бы, что такое Van Eck Phreaking, а наверное действительно подумал бы, что попал в «кроличью нору» и спокойно пошёл бы к психиатру, с просьбой вернуть меня назад, в люди, но всё оказалось несколько сложнее. Делая провокационные записи в своём дневнике и при составлении документов и сопоставляя их, в дальнейшем, с происходящими со мной,  «случайными" совпадениями, я понял, что в одной из соседних квартир установлено оборудование, позволяющее видеть экраны моих компьютеров, и какой то ублюдок, просто читает всё, что я собираюсь делать, а затем, вместе со своими коллегами - людоедами, предвосхищают все мои действия, устраивая инсценировки на опережение, сводя на нет все мои действия по восстановлению моих прав.. Инсценировки в суде, прокуратуре, областной госадминистрации, приёмной президента Украины, приёмной омбудсмена, у посольства США, у посольства Израиля, у посольства Германии, в больнице, в аптеке, у моей сестры в Москве, везде. Темы одни и те же: Уркаина - прекрасная страна и я - сам виноват в всём том, что со мной происходит. Полное доминирование с помощью инсценировок. «Не везёт, так не везёт»...

Я несколько раз, писал различным фирмам - производителям LCD мониторов, с просьбой, предоставить мне информацию о спектре паразитных электромагнитных излучений их мониторов и не получив ответа, сделал широкополосный генератор электромагнитных помех и включил его... Через 5 дней на меня было организовано покушение. Этот эпизод моих отношений с государством Украина описан в главе «Хаотический генератор Колпитца».

В общем, если гражданин не хочет внять «шёпоту» украинских властей, или он, не дай бог считает, что живёт в 21 веке и такие категории, как казачьи традиции, так же, как и законы Шариата, культ Вуду, законы Хаммурапи и многие, любые другие, аналогичные произведения древней культуры, являются пережитками прошлого, первобыной и средневековой дикостью, с таким же диким отношением к тому, что называется фундаментальными правами человека, то в современной Украине, у украинских полицейских служб, есть проверенные в III-ем рейхе и подробно описанные в приговоре Международного военного трибунала в Нюрнберге по фашистской Германии, способы, для регулирования поведения такого человека, образа его мыслей и эмоций, а именно: политика преследования, репрессий и всестороннего истязания «врагов» украинского правительства и членов их семей. Украинцы бросают в тюрьмы людей по сфабрикованным обвинениям, подвергают их преследованиям, унижениям, порабощению, пыткам, убивают их, если убийство может быть истолковано, как естественная смерть или смерть по неосторожности. Статьи об этом периодически появляются в украинской прессе, но учитывая осторожность чувствительность и управляемость украинской прессы в тех вопросах, которые касаются милиции и СБУ, а так же руководствуясь своим жизненным опытом, думаю, лишь очень малая, незнаительная часть таких событий становиться достоянием гласности.

Истязание, истязание, истязание... Садизм выбран единственным языком, используя который, милиция, СБУ и полчища провокаторов, сигнализирует гражданам, избравшим эту власть, какими они, граждане, были бы удобны для власти.

Человек, не понявший такой «сигнал», равносильный, на Украине, «гласу судьбы», или же не пожелавший подчиниться ему... становится человеком, которому «не везёт в жизни», издёрганным провокаторами, нищим, которого, для запугивания, приводят в пример другим, как «неудачника», для того, чтобы эти, другие, получше оттачивали свой слух, чтобы, не дай бог, не пропустить «сигнал судьбы» и не сгинуть, вместе с семьёй, в «неудачниках».

Страх боли, воздействует гораздо сильнее, чем сама боль и не оставляет улик. На этом простом принципе - управлении страхом, зиждется украинская «демократия» и «гражданское спокойствие». Именно так происходит, на Украине, управление, а точнее, манипуляция, гражданским сообществом, которое, такими действиями, деморализовано и разобщено.

Управление страхом стало настолько естественным рычагом управления, что некоторые представители украинских властей, сами не понимая собственного цинизма, открыто, в средствах массовой информации. признаются об использовании этого метода управления государством. Например, украинский спикер Литвин открыто заявил, что он ... «...надеется, на то, что украинцы не будут устраивать массовых бунтов, так как озабочены выживанием...»

Весьма радикальный, безопасный и... скажем прямо, прибыльный метод управлять государством: регулируя цены на основные продукты питания и на товары первой необходимости, запугивать народ страхом голода.

Каждое утро орды полицейских садистов приходят на свою работу - государственную службу. У них безграничные возможности, их обучали истязать. Фактически, вся та часть власти на Украине, которая касается отношений власти с гражданами и отношениям граждан между собой,  принадлежит им безраздельно. Не существует ни законов, ни судов. Все отношения, возможности, судьбы, всё решается помимо воли обыкновенного человека, за его спиной и нет силы для того, чтобы этому противостоять. Язык, которым человека вынуждают занять отведенное ему в таком обществе место, только один - истязание.

Используя методы трёх, печально известных организаций, которые Международный военный трибунал в Нюрнберге, по фашистской Германии, признал преступными организациями, именно из-за использования этих  методов, украинские полицейские ведомства: милиция и СБУ, а так же, всевозможные службы охраны, как государственные, так и частные, которых появилось, за последние годы, значительное количество, управляют и манипулируют гражданами Украины, обеспечивая власти свободу действий, создавая для Запада имитацию правового общества, а так же занимаясь собственным обогащением.

Деятельность этих организаций бесконтрольна и безнаказанна, потому что любое заявление гражданина, о беззаконии, направляется, для рассмотрения именно в ту организацию, которая явилась источником беззакония. Это тот же принцип, который использовало Гестапо - все жалобы на действия Гестапо рассматривало само Гестапо.

Это замыкает круг беззакония и в результате этого, порочного круга, человека, несогласного с произволом, ждёт только ещё больший произвол. Избежать произвола можно только паническим бегством. Это открыто заявляют мне, как милицейские провокаторы, так и сами милиционеры.

Разрушив мою жизнь, эти государственные чиновники решили, что я убегу, обязательно убегу, убегу, в панике, убегу, бросив всё.

Они ошиблись. Я не убежал.

Итак, начиная с 1992 года у меня началась странная полоса неудач. Не поняв чём дело, а дело было в том, что милиционеры пытались захватить имущество моей фирмы, я стал противостоять происходящему и в результате, в 1995 году я оказался в тюрьме, без какого либо судебного процесса, в пыточных условиях содержания. Я подвергался и подвергаюсь до сих пор, в течение всех этих 20 лет, преследованиям, унижениям, порабощению и пыткам. На меня было совершено несколько покушений, или же имитаций покушений, хотя я не считаю имитацией покушения,  попытку наезда на меня автомобилем, на пешеходном переходе, или же «случайного» попутчика, в вагоне поезда, знакомого с обстоятельствами моей жизни и всю ночь притворяющегося спящим, ожидая, пока засну я. Есть ещё несколько событий, которые, так же трудно назвать имитацией покушений. Я считаю это неудавшимися покушениями, организованными с преступным умыслом, но, в силу каких-то обстоятельств, не доведенными до конца. Это покушения на убийство, которые организованы таким образом, чтобы, как в случае успеха, так и в случае неуспеха, не оставлять улик.

Я не публично известный человек, как Гонгадзе или Климентьев, я уже достаточно «хорошо» обработан и изолирован от друзей и близких, и моё исчезновение или нелепая смерть не привлечёт ничьего внимания и у меня есть видеодоказательства которые можно расценить, как действия милиционеров, направленные на создание алиби, и на заготовку документов, для завладения моим имуществом, в случае, если очередное покушение у милиционеров получится довести до конца.

В общем, я не убежал, и реализуя, принадлежащее мне, безо всяких условий право свободно выражать свои взгляды, я хочу, чтобы как можно большее количество людей, помимо садистов из службы наружного наблюдения, которых я вижу каждый день, садистов, опьяневших от безнаказанности и широты своих возможностей, садистов, которые много лет манипулируют моей жизнью и ежедневно  демонстрируют мне «уркаину возможностей», во всех её проявлениях, я хочу, чтобы как можно больше других людей узнали об «Уркаине возможностей» и  узнали, как чувствуют себя, не только президент и те государственные служащие, которые обеспечивают его власть, а остальные 45'999'999 граждан, одним из которых, до 22 июня 2011 года, был я.