Бурин Лев Николаевич

Л.Н.Бурин родился 6 апреля 1943 г. в г. Богородске Нижегородской области. Детские годы прошли в селе Мотовилово Арзамасского района. После окончания семилетней школы Лев Бурин  продолжил учебу в г.Арзамасе, где и закончил сразу две школы : среднюю и детскую художественную. Затем Лев Николаевич продолжил учебу в Ленинграде. Там он учился в  Ленинградском художественно-педагогическом училище (1964-1968гг.), затем в институте живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина у Ю.М. Непринцева (1969-1975 гг). В 1975 г. Л.Н.Бурин переехал в г. Медвежьегорск (Карелия), где он открыл детскую художественную школу, директором которой работал 30 лет. Каждое лето  Лев Николаевич проводит в родном селе Мотовилово. 







Многие художественные критики считают, что Лев Николаевич Бурин работает в реалистической манере. У него неистощимый интерес к жизни, верность правде конкретных ситуаций, служащих для раскрытия темы, обрисовки внутреннего мира своих героев. Но это реализм не передвижников, а реализм сего дня. Обратимся к его произведениям.

Вот полотно, завершающее серию о нашем лесе, о лесорубах – «На вольные рубежи». Художник с болью в сердце запечатлел маслом хищническую вырубку леса в Карелии. Перед нами на переднем плане убедительные образы двух усталых лесорубов, а также плоды их труда – весь склон горы буквально завален стволами спиленных деревьев. На месте прежнего леса голое каменистое плато – «лысина».

Лесорубы готовятся к переезду на новую делянку. На тракторный прицеп грузят щитовой домик-времянку. Люди будут продолжать безжалостно валить лес по замкнутому кругу. И только три грустные одинокие ёлки, оставшиеся от бывшего леса, хранят в своей глубине его шум и красоту. Они как бы обращаются к зрителю с немым укором – предостережением: а не последний ли это рубеж?

Или взять композицию «Последний выпас». Картина яркая, запоминающаяся, написанная, как любит повторять автор, «без дураков». Словом, превосходная, сочная живопись – подлинная музыка цвета. Но она поражает нас прежде всего не техникой исполнения, а трагичностью темы. Сердце сжимается в груди от её щемяще-бытовой достоверности, от глубокого понимания художником реальной ситуации. Люди обезобразили природу – бездумно вытоптали пастбища. Домашним животным остался лишь небольшой кусочек земли за покосившейся изгородью. Бурёнки поневоле толпятся там, словно побирушки у дороги. Кстати, холст хранится ныне в Олонецкой картинной галерее.

Большие раздумья вызывает у зрителя картина Л. Бурина о погубленном человеческом жилье – «Брошенный дом». Пожалуй. Это произведение глубоко символичное. Известный писатель Евграф Кончин в своих заметках «Дом, из которого мы ушли» так отзывается об этой картине: «Крепкий ведь дом был, построен добротно, на века нашими предками. А мы не успели его сберечь – бросили, ушли. Дом ещё стоит, держится на земле родной, не хочет падать, погибнуть. Словно укор нашему безволию, невежеству, неспособности сохранять созданное, накопленное пращурами. Разбазариваем его, теряем, губим… Виновны мы – виновны! Не только за порушенный дом – за обезображенную Россию».

Вот к каким обобщениям приходит писатель. Да разве только он!

Удивительная жанровая картина – «Скорый. Станция Медвежья гора». Работа выполнена маслом. Она насыщена тонким лиризмом и местной конкретикой, с большой эмоциональной силой передаёт острое ощущение автором родной природы, чувство глубокой тоски и затерянности.

Художник Лев Бурин мягкими мазками воссоздаёт на полотне атмосферу глубокой зимней ночи. Перед нами старинное здание медвежьегорского железнодорожного вокзала, станционные пристройки. Они утопают в голубых сугробах. Снег мохнатыми шапками повис на карнизах строений, заиндевелых ветвях деревьев. Скованная стужей земля словно бы осторожно прислушивается к чему-то. Густую тьму ночи прорезает лишь бледный неясный свет, льющийся из вокзальных окон.

Пустой морозный перрон. На нём стоит одна – одинёшенька девушка в красном пальто и больших валенках. Мимо неё, вдоль перрона, только что проплыл сверкающий огнями экспресс – скорый поезд Москва – Мурманск. Проплыл и растаял в фиолетовой темноте. Девушка на безлюдном заснеженном перроне – порывисто подалась вперёд, пронзительным, полным грусти взглядом, провожает состав.

Так художник пытается выразить тревожность настроения, трагедию одиночества, повседневной задавленности, определить глубину безвыходности человека. Мы невольно проникаемся душевной болью за судьбу девушки, задумываемся над её чувствами и нравственными исканиями, стараемся понять, что привело её в ночной час на студёный перрон. Словом, неуловимые движения души героини картины, некоторые черты её облика, «схваченные» художником, становятся нам дороги и близки. И в этом, думается, заключается одна из отличительных особенностей таланта.

Мне особенно понравились карельские пейзажи. Я словно бы вдохнул смолистый аромат хвои, запах озёрной воды, в частности, студёной воды крохотных озёр, ламбушек, смотрелся в неоглядные метельные дали. Сильное впечатление оставляют картины: «Дивья гора», «Покровское», «Евгора», «За Габсельгой», «Зимка», «Лососевый омут» и многие другие. Понимаешь, что художник не просто любуется природой. Он испытывает к ней какое-то неповторимое поэтическое чувство. Отсюда и глубина восприятия действительности, насыщенность и внутренний динамизм произведений. И тебе, к примеру, становится ясно, почему осень раньше времени осыпала снегом заброшенный посёлок у озера, а ветер неожиданно начинает пахнуть… поздними астрами.

Произведения Льва Бурина всегда разные, непохожие друг на друга. Вы не найдёте в них привычных зарисовок с натуры. Пожалуй, мимо них не может пройти ни один зрелый ценитель изобразительного искусства.

Н. Степанищев. Член Союза журналистов России.(Москва).

Comments