Старая обувь

 

Поезд Берлин-Кенигсберг, прибывший без опоздания 13 февраля 1939 года, привез в город несколько тяжело больных людей, имена и фамилии которых хранили в глубокой тайне. К одному из последних вагонов подъехал небольшой фургон.
От фургона до двери вагона было ровно три шага. Как раз на это место и были положены пять пластин толстого стекла, чтобы прибывшие, выходя из вагонов, поставили свою ногу не на землю, а на эти пластины. Окна фургона были наглухо закрыты. Вся встреча длилась считанные минуты, не было ни цветов, ни приветствий. Лишь только после того, когда фургон отъехал, пять толстых стеклянных пластин были расколоты тяжелым металлическим предметом и тут же убраны с платформы.

Больные люди, прибывшие в этот день, были отправлены по адресу "Кенигсберг 13", на остров Кнайпхоф, где их переодели и предложили изучить маршрутную карту. Эта карта была составлена как раз к моменту их прибытия в город. Каждому из прибывших предложили свой вариант посещения загадочных мест в городе с четко рассчитанным по времени маршрутом движения. По этим исцеляющим маршрутам они должны были пройти в утреннее время, не вступая в контакт с посторонними людьми.

В основе составленных маршрутов лежали тайные знания "Кенигсберга 13". Большая часть сведений была получена в подземной тюрьме Королевского замка, где осуществлялись допросы и пытки тех людей, которые выявляли эти целебные энергетические места и умели использовать их в лечебных целях.

Начинался маршрут движения не на острове, а в том месте, где в средние века располагался монастырь-больница для прокаженных (ныне там располагается калининградское мореходное училище). Лечебные маршруты пролегали через два моста Кенигсберга к Штайндамской кирхе, от нее резко поворачивали на юго-восток к одной из башен Королевского замка (Хабертурм, восьмиугольная башня) и дальше, петляя по городу, возвращались на остров Кнайпхоф - "Кенигсберг 13". Этими целебными маршрутами больных вели люди, работавшие в тайных лабораториях.

Как правило, лечебный эффект был положителен. По крайней мере, человека убеждали в этом, и он действительно шел на поправку. Те люди, которые выздоравливали, оставляли свою обувь в хранилище лаборатории, и ей могла воспользоваться уже другая партия прибывших на излечение. Те же, кому колдовские путешествия не помогли, и их настигала смерть, а это иногда случалось, заносились в специальную картотеку и подлежали тщательному и всестороннему исследованию. Их обувь сжигалась и вывозилась для специального захоронения.

Известно, что наш город часто бывает дождливым. Дождь бывает, несносен, и в такую погоду трудно выходить на улицу. Потоки воды порой делают город неузнаваемым…

В дождливую погоду в лаборатории на Кнайпхофе на оконные стекла голубой и желтой краской наносились разнообразные фигурки и знаки, имевшие магические значение. Человек, стоявший перед окном и наблюдавший за городской жизнью, видел очертания башен, движение экипажей, ровное течение реки. Все это он мог видеть, если смотрел вдаль. Но стоило ему посмотреть на стекло и знаковые символы, нарисованные на нем, как эта многообразная городская жизнь как будто замирала в его сознании. Человека клонило ко сну, и он очень хорошо чувствовал себя на следующий день.

Многие чудесные вещи легко получались на этом загадочном острове Кнайпхоф. Говорят, что признание в любви на острове было самым искренним. И что самому заядлому лжецу не удавалось обмануть девушек пустыми признаниями как раз в том месте, где находится центр острова. Рассчитать его было не сложно, ибо остров имел четыре оконечности, условно говоря, угла, из которых, если провести прямые линии и соединить их в центре, получалась занимательная фигура, составлявшая несколько треугольников. Рассчитывая их, маги Кнайпхофа получали удивительные ответы… Они могли безошибочно вычислить самый удачный день для свадьбы и предупредить молодых о том, кто бы мог угрожать их счастью. Стоили эти услуги не малых денег, но они стоили того.
Comments