ИСЧЕЗНОВЕНИЕ СЕМЬИ КЛАССОВ И ГОСУДАРСТВА







ИСЧЕЗНОВЕНИЕ СЕМЬИ, КЛАССОВ И ГОСУДАРСТВА

СОДЕРЖАНИЕ
Письмо Ф.Энгельсу
Предисловие
Глава первая. Экономическая история человеческого общества.
Глава вторая. Социализм, классы и государство.
Глава третья. Социализм и семья.
Глава четвертая. Социализм и обмен (деньги).
Глава пятая. Социализм и частная собственность.
Глава шестая. Социализм и церковь (религия).
Глава седьмая. Социализм и справедливость (закон).


Письмо Фридриху Энгельсу
найденное письмо

Дорогой Фридрих, ты бы очень удивился, узнав какой путь проделала твоя идея в нашей буржуазной среде относительно социализма, как она изменилась до неузнаваемости в руках гениальных жуликов и талантливых проходимцев. Но ты сам дал для этого повод, когда стал ее популяризировать, чтобы скорее на практике проверить ее правоту, хотя прекрасно знал, что диалектика социализма должна подразумевать нечто прямо противоположное, тому чему вы с Карлом учите вождей рабочего класса.[1] И ты прямо должен был указать на эти моменты, не дожидаясь когда доброжелатели из лагеря “дурного социализма” вознесут на Олимп, как истину в последней инстанции лозунги Лассаля, Бейба, Бебеля и Ко. Все они имели свои мотивы, чтобы прикрывшись социализмом достичь целей своей жизни.[2] Но это, пожалуй, и к лучшему, так как в наших с тобой спорах и поисках относительно “классов” социализма мы уже сегодня видим, что рабочий класс - это последний класс капитализма, который должен исчезнуть вместе с исчезновением капитала. Некоторые горячие головы твои слова поняли буквально, и стали истреблять физически капиталистов, не понимая, что рабовладельцы, а вслед за ними и феодалы исчезли не потому что на головы первых обрушивали свои дубинки “варвары”, а вторых, иногда, отправляли на эшафот. Они это делали точно также, как те, кто ломал станки, не понимая что уничтожают свое освобождение.[3] Вместо того чтобы всемерно развивать капитализм, который и должен был формировать своей безостановочной гонкой за увеличение производительности труда новые отношения, преодолевая частную собственность через различные естественные формы обобществления, и тем самым разрушая классы, а значит и свою основу, последнего классового общества, они просто расстреляли старых феодалов, прогнали буржуев и естественно вернулись в феодализм.[4] Они так спешили в социализм, что в целях экономии “мысли”, забыли о долгом и непрерывном процессе развития[5], об основании, ввиде условий повседневной жизни, которые каждый день отрицают и снимают старые противоречия. Они объявили социализм со среды на четверг, не понимая, что революция это итог, а не начало социализма. Это - итог развившихся новых отношений, которые совершаются ежедневно под действием экономической необходимости, а не потому что кто-то так захотел. Любая революция является итогом свершившегося факта, а не началом его становления. У наших друзей все было наоборот. Они совершенно не усвоили диалектики, да и не могли это сделать в силу того, что они были ограничены наполовину феодальными, наполовину рабовладельческими отношениями. Преодолев эту половинчатость и вооружившись социалистическими идеями, они воспроизвели идеальный феодализм. Конечно, они запутались в твоих с Марксом идеях относительно убывания роли государства в социалистическом обществе, об исчезновении классов, относительно обмена и свободы экономической и социальной. Потому что их феодальная жизнь с одной стороны развивала капиталистические отношения, а с другой - прямо указывала на несоответствие их повседневной практики твоим взглядам на социализм.[6] Если бы ты отправил мое последнее письмо, восточным товарищам, где мы полемизируем с Марксом по вопросу государства и акционерных обществ, то возможно история была бы другой. Ведь ошибка стоила нашему делу очень дорого и приходится вновь возвращаться к уже разрешенному самой жизнью вопросу. [...] Благодарю тебя за те книги, что ты послал мне с июльской почтой, они мне очень пригодились и я использовал несколько выдержек из твоих произведений, в тех местах где я счел необходимым. Рукопись, пожалуйста, передай в “Новое время”, а второй экземпляр, господам “новым философам”, возможно они найдут ответы на свои многочисленные вопросы.



заметки на полях

К 100-ЛЕТИЮ ВЕКОГО ОКТЯБРЯ Куда испарился социализм и почему Перестройка — прямая наследница Октября 1917... ответ здесь

вопросы и заказы

Оплата через 
Яндех Деньги и другими способами

больше информации о нашей совместной работе  
январь 2007 года
Эта работа, как и все предыдущие содержит большое количество ссылок. Часть из них, по мере возможности, будут находится в этом разделе (заметки на полях), но часть, которые достаточно большие, будут вынесены на отдельные странички этого ресурса. Работа еще не закончена, но возможно это и к лучшему, так как позволит моему читателю наблюдать развитие идеи

[1] Здесь имеется ввиду то, что рабочий класс, как и класс капиталистов должен исчезнуть в социализме, потому что условия будут таковыми, что ни тот и ни другой класс не будут являться классом социализма. Если мы говорим, что в социализме не будет никаких классов, то их исчезновение должно явится следствием экономических причин. Каждый раз при смене формаций правящий, доминирующий класс, как и класс противостоящий ему в антагонистической борьбе, видоизменялись таким образом, что появлялись совершенно новые классы со всоими классовыми, то есть экономическими интересами. Но так как мы предполагаем, что за капитализмом будет следовать бесклассовая формация, то соответственно рабочий класс не может выступить тем социальным элементом, который должен доминировать в обществе. Прежде чем доминировать, рабочий класс должен измениться до неузнаваемости, приобрести новые черты и функции, не свойственные рабочему классу противостоящему другому классу. Так и капиталисты должны приобрести определенные, не свойственные им функции. И те и другие должны уже выступать единым социальным образованием, которое будет противостоять, как капиталистам, так и рабочему классу. Более подробно я остановлюсь на этом в работе. Но сейчас напрашивается вывод, что рабочие не могут выступить экспроприаторами экспроприаторов, если строго следовать диалектическим законам.