Астрономическое образование - современная концепция

Астрономия вовсе не испещрена сухими цифрами, как это
принято думать. Математические формулы, встречающиеся
в ней, - это только леса, без которых нельзя было обойтись
при постройке великолепного дворца. Пусть леса будут снесены
и пусть дворец астрономии предстанет перед нами во всем своем
ослепительном блеске… Мы думаем, что в наше время вряд ли
найдется такой человек, который был бы настолько мало развит
умственно, чтобы основные положения современной астрономии
были бы ему недоступны".
Камиль Фламмарион (1842-1925
 

«Подарок»  к 45-летию космической эры

 

Люди старшего поколения навсегда запомнили великий день - 4 октября 1957 г., когда в нашей стране впервые в мире был выведен на орбиту искусственный спутник Земли (I ИСЗ). Свершилось то, что казалось невозможным. Мир буквально потрясло известие, что произошло это в нашей стране. Сейчас мало кто помнит, что "Правда" сообщила о запуске I ИСЗ довольно скромно (на второй полосе), но бум возник сразу же (в западной прессе объявили, что началась космическая эра в истории человечества). Примечательной была почти немедленная реакция руководства администрации США: успех русских американцы напрямую связали с фундаментальностью и эффективностью советской системы образования и оперативно приступили к реформированию системы образования в США…

Незабываемы дни запуска I ИСЗ и полета Ю.А. Гагарина (12 апреля 1961 г. Это были дни всенародного ликования. Нечто подобное я видел лишь в День Победы…

Блистательное начало эры практической космонавтики открывало перед астрономическим образованием прекрасные перспективы. Люди, проявлявшие огромный интерес к каждой космической миссии, хотели знать, что такое Космос и зачем нужны космические полеты. Сама мысль о полетах к «звездам» возникла из стремления людей узнать, что представляют собой небесные светила, могут ли они влиять на жизнь землян, как устроена Солнечная система и что же такое Вселенная.
Ответы на некоторые из этих вопросов содержались в курсе дореволюционной «космографии», а затем - в курсе астрономии, которая была в советской школе обязательным учебным предметом и входила в аттестат зрелости. Курс астрономии постоянно совершенствовался на основе новых идей (Земля и Вселенная, 1965, № 1), с большим трудом создавались «параллельные» учебные программы и современные учебники, формировалась система средств обучения с учетом появления информационных технологий (Земля и Вселенная, 2002, № 6). Но в конце 90-х гг. тучи над школьной астрономией угрожающе сгустились, и потребовалось задуматься о том, как ее спасти (Земля и Вселенная, 2000, № 1).

В результате проведенного реформирования государственного «Стандарта образования» пострадали важнейшие учебные предметы физико-математического цикла и больше других - астрономия. Ее даже не упомянули в строке «естествознание» (!), куда включили только физику, химию и биологию. Иными словами, «реформа» не была направлена не специально против школьной астрономии, но стала одной из роковых ошибок наступившего «сна разума», дискутировать с которым бесполезно. Например, письмо автора в «Учительскую газету», на чьих страницах происходило обсуждение Федерального Закона «О стандарте образования», содержало кратко обоснованную просьбу дополнить этот перечень словом «астрономия», ибо его отсутствие невежественно, непатриотично (I ИСЗ, Ю.А. Гагарин) и чревато беспредельным распространением всех форм современного бессовестного мракобесия. Письмо осталось безответным…

Означает ли такой «подарок» к 45-летию космической эры гибель школьной астрономии? Уверен, что нет! Но, как и десятилетия назад, астрономической общественности России придется много потрудиться, чтобы астрономию окончательно не изгнали из школы. Необходимо, чтобы ее элементы разумно (а не формально и бессмысленно!) включались в большинство естественнонаучных и гуманитарных учебных предметов, чтобы развивалась школьная и внешкольная система дополнительного астрономического образования (факультативы по астрономии, начиная с начальной школы; астрономические кружки и общества, летние школы, конкурсы, олимпиады и т.д.). Сейчас в еще большей степени, чем раньше, необходима новая научная концепция астрономического образования. Ее основы были сформулированы автором в 80-х гг. (Земля и Вселенная, 1986, № 5), а затем часто трактовались другими авторами (но не всегда удачно в силу того, что они обычно не являются достаточно квалифицированными специалистами в области методики преподавания астрономии). А ведь за последние 10-15 лет наметилось перерастание методики преподавания (обучения) астрономии в дидактику астрономии (Земля и Вселенная, 2002, № 4).Дадим ее наиболее строгое определение: предмет дидактики астрономии включает не только исследование путей и средств обучения астрономии (при непременном сотрудничестве учеников и учителя), но и теорию и философию астрономического образования, базирующихся на анализе достижений астрономии и космонавтики, а также на принципах и закономерностях общей дидактики и педагогической психологии.

Дидактика астрономии формируется в период становления новой педагогической парадигмы: традиционную схему «учитель-ученик-учебник» сменяет новая – «ученик-учебник-учитель», возвышающая роль учителя, который превращается из «источника информации» в умелого и тактичного руководителя учебной деятельностью школьников. В этих условиях от учителя астрономии, методистов (и тем более от «идеологов» астрономического образования!) требуются не только достаточно глубокое знание астрономии и понимание ее мировоззренческих аспектов, но и знание современной педагогики и психологии.

 

Сущность обновленной концепции

Грамотная разработка проблем астрономического образования, актуальная в связи с необходимостью совершенствования обучения основам астрономии (и космонавтики), невозможна без комплексной исследовательской программы - научной концепции, содержащей целостный теоретико-методологический и программно-целевой подход к развитию современной дидактики астрономии (Земля и Вселенная, 1986, № 5).
Научная концепция астрономического образования включает, прежде всего, общую характеристику достигнутого уровня научно-педагогических знаний в области дидактики астрономии (с обязательным выяснением и сопоставлением существующих точек зрения). Особенно важно дать методологическое обоснование месту, которое занимает (или должен занимать) курс астрономии (или его фрагменты) в учебных планах средних общеобразовательных учебных заведений. Для этого требуется всесторонний объективный анализ целей и задач, которые призвано решать астрономическое образование. Фундаментальная роль в концепции отводится выдвижению и обоснованию главной научной гипотезы, а также обобщенной характеристике результатов, ожидаемых от завершения всей исследовательской программы или ее важнейших этапов. Иными словами, научная концепция позволяет взглянуть в будущее, показать перспективу успешного выполнения исследовательской программы, важной не только для дидактики астрономии, но и в целом для педагогической науки и практики обучения и воспитания.
На протяжении десятилетий развитие методики обучения астрономии оставалось на эмпирическом уровне: на основе обобщения передового опыта преподавания разрабатывались те или иные способы изложения отдельных тем или уроков астрономии, ряд предметов учебного оборудования, методика проведения астрономических наблюдений и т.д. «Эмпирическим» было даже совершенствование программы и учебника астрономии, которые долгие годы несли на себе отпечаток системы обучения основам «космографии» и «математической географии». По сути дела, все это составляло содержание необходимого этапа становления дидактики астрономии, благодаря реализации которого в советской средней школе был самостоятельный (и, повторяю, обязательный для всех!) курс астрономии. Затем настало время определить стратегию дальнейшего методического поиска, чтобы постепенно поднять методику преподавания астрономии на более высокий уровень (Земля и Вселенная, 1985, № 1). Нужно добиться прежде всего развития методики преподавания астрономии - как науки. В частности, необходимо выполнить теоретическое обоснование всего учебно-воспитательного процесса, связанного с изучением общеобразовательного курса астрономии. Но для создания «хорошей теории» нужны соответствующие новые идеи и принципы. В первую очередь потребовалось определить стратегию методического поиска и обосновать тезис, согласно которому эта стратегия должна быть сосредоточена на адекватном переводе общедидактических и психологических идей и концепций на язык методики обучения астрономии как одной из частных дидактик. Иными словами, нужно перейти от методики преподавания астрономии, дающей пока лишь приближенную картину действий учителя к методике обучения астрономии (а точнее, к дидактике астрономии), которая призвана дать четкую картину действий учителя и учащихся во всех звеньях учебно-воспитательного процесса. Для этого требуется выйти за рамки привычной узкой области «методики» и взглянуть на проблемы астрономического образования более широко - с позиций не только (и, пожалуй, не столько!) астрономической науки, сколько с позиций современной педагогики и психологии.

С этой точки зрения заслуживает внимания идея оптимизации учебно-воспитательного процесса (Ю.К. Бабанский). Таким образом, научная концепция астрономического образования формируется нами с позиций системного подхода и базируется на следующих принципах:

1.Астрономическое образование (включающее ознакомление учащихся и с основами космонавтики) является необходимой и неизбежной в настоящее время составной частью общего образования выпускников школ и других средних учебных заведений.

2.Роль астрономического образования обусловлена:

а)местом современной астрономической науки в системе наук ХХI в. (и, в частности, ее взаимосвязью с физикой и философией);

 б)исключительным по своей мощи мировоззренческим потенциалом и, следовательно, воспитательными возможностями астрономии как учебного предмета, основной акцент в содержании которого делается на ознакомление учащихся с достижениями астрофизики, внегалактической астрономии, космологии и космонавтики;

в)возможностью использования интереса многих учащихся к увлекательному по своему содержанию учебному предмету как мотива к учебе, самостоятельному получению информации из научно-популярных книг и журналов, Интернета и т.д.

3.Принцип отбора учебного материала состоит в следующем: ядро школьной астрономии составляют твердо установленные наукой факты, теории и законы, но, учитывая интерес учащихся к гипотезам и до сих пор загадочным небесным явлениям, не следует делать вид, что таковых не существует. (Их, в частности, можно сделать предметом дискуссий во внеучебное время, снимая «запрет» с обсуждения непознанного и способствуя формированию у учащихся собственной научно обоснованной точки зрения).

4.Главная гипотеза научной концепции астрономического образования состоит в том, что в школе будущего астрономии предстоит играть роль системообразующего предмета, а самостоятельный курс астрономии действительно станет курсом, завершающим естественнонаучное и философское образование учащихся.

5.Исключение астрономии из числа обязательных учебных предметов (и перевод ее в разряд «предметов по выбору») идет вразрез с давней педагогической традицией российской школы. Оно не может иметь никакого оправдания и должно рассматриваться как временное явление.

 6.Главные ожидаемые результаты:

а) ближайшие: ликвидация астрономической безграмотности выпускников средних общеобразовательных заведений;

б) отдаленные: по мере того как астрономия будет становиться «второй наукой каждого», возрастет число людей, глубоко интересующихся астрономией и не только посвящающих ей свой досуг, но и готовящих себя к работе в тех сферах деятельности, где знание астрономии совершенно необходимо.

7. Основные вводимые и развиваемые понятия астрономии и космонавтики нужно формулировать поэтапно на протяжении всего времени обучения детей в школе, с I класса, используя для этого элементы астрономии (и космонавтики), включаемые в курсы различных учебных предметов, а также систему факультативных и других занятий, относящихся к сфере дополнительного образования.

8.Стратегия научно-методического поиска должна быть сосредоточена на адекватном переводе новейших дидактических и психологических идей и концепций на язык дидактики астрономии, представляющей собой теоретическое обобщение и развитие традиционной методики обучения астрономии.

9.Повышение эффективности и качества учебного процесса, осуществляемого в условиях быстрого роста астрономической информации и дефицита времени, отводимого на ее изучение, должно основываться на творческом применении теории и методики оптимизации, в рамках которой должны осуществляться:

а) постановка комплексных задач всего курса астрономии, а также отдельных тем и уроков;

б) дифференциация астрономического образования, предусматривающая возможность его получения всеми и углубленное изучение астрономии теми, кому это интересно;

в) гуманитаризация школьной астрономии;

г) введение и развитие основных понятий;

д) генерализация учебного материала на основе выделения основных астрономических понятий, теорий, законов, а также анализа наблюдаемых астрономических явлений;

е) систематизация знаний и умений, выбор форм, методов и темпа обучения с возможным учетом современных педагогических и информационных технологий;

ж) выбор предметов учебного оборудования как из «классического» (традиционного) набора, так и из тех, которые появятся в процессе информатизации школьной астрономии;

з) выбор форм и методов проверки усвоения материала и оценки знаний учащихся.

Примечание 1.

Научная концепция, как видим, содержит не только системное теоретическое обоснование астрономии как учебного предмета, но и предусматривает «прикладные» исследования, без выполнения которых ведущие идеи и принципы обновленной концепции останутся лишь благими пожеланиями.

К числу таких «прикладных» проблем относятся совершенствование содержания и структуры курса астрономии, программы и учебника, комплекса учебного оборудования.

Примечание 2.

Следует подчеркнуть, что реализация этой концепции приведет к повышению эффективности обучения учащихся основам астрономии в школе, создаст предпосылки для продолжения астрономического образования после окончания школы (идея непрерывного образования), а также откроет новые возможности для подготовки в вузах учителей астрономии и профессиональных астрономов.

Примечание 3.


Реализация данной концепции невозможна без: -осознания руководством Министерства образования РФ и Российской академии образования актуальности астрономического образования и необходимости разработки соответствующих нормативных документов; -надлежащей подготовки учителей в педагогических университетах, которые должны обучать студентов основам современной астрономической науки, методике обучения астрономии не только старшеклассников, но и учащихся начальной школы; -непрерывного образования учителей, которые должны уделять должное внимание самообразованию (а в отдельных случаях и включаться в научно-исследовательскую работу в области методики обучения астрономии); -обеспечения школ необходимым минимумом учебного оборудования.

Необходимость учета создавшейся ситуации

Автор неоднократно подчеркивал, что ликвидация астрономической безграмотности - важная социокультурная проблема, решение которой будет способствовать, в том числе, возрождению потерянной духовности (Земля и Вселенная, 1993, № 3). Однако, добиваясь решения этой проблемы, бессмысленно «прятать голову в песок» - будто нет принципиально новой ситуации и все по-прежнему. Некоторые "методические амбиции" придется, к сожалению, резко уменьшить. Речь идет, прежде всего, о следующем:

1. Если мы хотим, чтобы в нынешних условиях с основами астрономии знакомились десятки миллионов, а не тысячи ребят, увлеченных наукой о Вселенной, мы должны предложить «массовой» школе общедоступный и интересный курс астрономии, максимально разгруженный от второстепенных деталей и излишней математизации («Астрономия для всех»!), предоставляя возможность любознательным школьникам изучать эти интересные подробности в системе дополнительного образования.

2. В создавшейся ситуации целесообразно отказаться от перегрузки учащихся и от обязательного для всех решения задач, обычному школьнику вполне достаточно задач и упражнений, включенных, например, а авторский учебник «Астрономия» (М., Просвещение, 8-е издание, 2002).  А появившиеся в последнее время весьма удачные задачники и сборники дидактических материалов можно с успехом использовать при проведении факультатива «Астрономия в занимательных задачах и вопросах».

3. Прежнее давление на учителей и учеников («учитель должен», «ученик обязан» и т.д.) необходимо смягчить, сменив тон, который больше подходит для инструкций пассажирам общественного транспорта, на уважительный, приглашающий к сотрудничеству в деле изучения одной из самых увлекательных наук о природе.

4. Как бы ни было соблазнительно опираться на наблюдения в преподавании астрономии, успешно осуществлять это даже прежде удавалось в основном в сельских школах и школах-интернатах, если там были учителя-энтузиасты. В условиях обычных городских школ вечерние групповые астрономические наблюдения проводить очень трудно и едва ли теперь целесообразно в обязательном порядке. Вряд ли это нужно требовать от учителя, раз астрономия превратилась в «предмет по выбору».
Я понимаю, что подобные соображения могут вызвать протесты энтузиастов, но я и сам из их числа и говорю то, что продиктовано суровой реальностью (которая, убежден, не будет таковой вечно!).

 

Минимум минимума знаний

К сожалению, многие выпускники школы (и даже вузов) поражают своей невежественностью в вопросах астрономии, поскольку и за рубежом, и у нас немало тех, кто не знает, что вокруг чего движется - Земля вокруг Солнца или наоборот…
В такой ситуации придется уменьшить амбиции и в отношении того, что «должны знать» школьники, поскольку существующие проекты «Стандартов астрономического образования», пожалуй, «слишком далеки от народа» (и уж совершенно не учитывают новой ситуации!).

Мы, естественно, хотим, чтобы выпускники любых типов школ хорошо знали астрономию, но теперь может получиться, что они не будут знать даже ее азов. В этой связи необходимо определить, что сегодня просто нельзя не знать о Вселенной каждому школьнику (а не страстным любителям астрономии!) и составить соответствующий перечень вопросов. Назовем его «Минимумом обязательных знаний по астрономии» и отметим в нем звездочками то, что не является обязательным.

 

Минимум обязательных знаний по астрономии

Примечание

Отношение ко всякого рода «минимумам» знаний школьников неоднозначное. Считается, что не о чем спорить, если существует «Стандарт астрономического образования», которому надлежит следовать. Существует и другая точка зрения, согласно которой «минимумы» просто вредны, ибо в эпоху непрерывного опережающего образования надо стимулировать не овладение «минимумом», а стремление к более высоким уровням образования. Абстрактные рассуждения подобного рода обладают определенной привлекательностью и могут быть достаточно строго обоснованы. Но, как говорится, «истина всегда конкретна». В стране, где обучаются десятки миллионов детей (разных по состоянию здоровья, способностям, отношению к учебе, уровню материальной обеспеченности и т.д.) почти нет высококвалифицированных учителей астрономии, а астрономия объявлена «предметом по выбору», декларируемый высокий уровень «Стандарта астрономического образования» пока практически недостижим и не может быть признан «минимальным». Никто, кроме астрономической общественности, не будет бороться за то, чтобы учащиеся овладевали в школе определенной системой самых важных знаний по астрономии и космонавтике. Но все усилия останутся тщетными, если стратегия и тактика этой борьбы не будет максимально учитывать современную ситуацию, сложившуюся в российском образовании.

Comments