Оглавление

  1. 1 Стихотворения
    1. 1.1 Последнее лето дрожало в траве... 
    2. 1.2 Музыка XVII века 
    3. 1.3 Конь рыжий запоздал... 
    4. 1.4 Разрезая пустоту ледяным суставом...
    5. 1.5 Йерушалаим
    6. 1.6 Небосвод расцвел и опять зачах...
  2. 2 Песни на собственные стихи
    1. 2.1 Замри-умри-воскресни 
    2. 2.2 Техник Яша Муравейчик 
    3. 2.3 Письмо в деревню 
    4. 2.4 Общая теория времени. Фрагмент 
    5. 2.5 Кончается век                                
    6. 2.6 2/3 мира 
    7. 2.7 ...И будет день с дневною пищей...
    8. 2.8 Карта мира 
    9. 2.9 От Будапешта до Бухареста 
    10. 2.10 У нас не будет рождества 
    11. 2.11 Любовь 
    12. 2.12 Мадагаскар 
    13. 2.13 Как ты там без меня? 
    14. 2.14 В День рождения 
    15. 2.15 Я и зима - сестры
    16. 2.16 Человек, отдавший себя 
    17. 2.17 Геба 
    18. 2.18 Дальше тишина 
    19. 2.19 Графоман 
    20. 2.20 Ксющя Полтива 
    21. 2.21 FМ 
    22. 2.22 Красивая ложь 
    23. 2.23 На краю летнего времени... 
  3. 3 Песни в соавторстве с Григорием Данским
    1. 3.1 Падающему листу 
    2. 3.2 Стилли Бом 
    3. 3.3 Будь со мной 
    4. 3.4 Гиады 
    5. 3.5 Брат 
    6. 3.6 Тако 
    7. 3.7 Александровский сад 
    8. 3.8 Песенка в защиту ослов
    9. 3.9 Земля моей тишины
    10. 3.10 Левиафан 
  4. 4 Песни в соавторстве с Алексеем Иващенко
    1. 4.1 Торжество добродетели 
  5. 5 Песни на стихи других поэтов
    1. 5.1 Придешь, за окнами — кисель...
    2. 5.2 В этот воздух, дрожащий от холода...
    3. 5.3 О, весна
    4. 5.4 Письмо
    5. 5.5 Посвящение М. А. Булгакову
    6. 5.6 Чайки Клода Моне
    7. 5.7 Попытка ревности
    8. 5.8 В Нескучном
    9. 5.9 Не привечай свою печаль..."
    10. 5.10 Чёрный вальс
    11. 5.11 Колыбельная
    12. 5.12 Крик станции

Стихотворения

Последнее лето дрожало в траве...  Видео

                                                Памяти Геннадия Жукова

Последнее лето дрожало в траве.
И время, со звоном упав, раскололось.
И эхо металось в больной голове.
И поезд уехал в Ростовскую область,

где рельсы клинком перерезали вкось
за тысячи лет пересохшую пашню, 
где вряд ли отыщешь слоновую кость
еще на одну Вавилонскую башню,

где мелкий рукав полусонной реки
сухою осокой по лацкану вышит, 
и варварский мир, и его языки
уже никогда и никто не опишет...

Вы видели звезды, вы верили снам,
вы дерзко смеялись и пели над бездной.
Неравные части отмерены нам:
ваш век – золотой, нам достался железный

осколок - к осколку. Осколки в горсти...
И все, что мы можем - уже умирая, 
неравные части пытаться срастить,
найдя совпадение неровного края.


Музыка XVII века  Видео

Приморский готический город
под натиском зимних штормов.
Плотнее запахивай ворот,
ступай между темных домов.
Валы ударяют о дамбу,
а где-то в высоком окне
играет виола да гамба
свой реквием вечной весне.
Из трелей серебряных терций
и звона надкрылий сверчка
меж нежною мякотью сердца
и волосом конским смычка,
над черною бездной Вселенной,
ломая привычный размер,
плетет канитель кантилены
в тенёта для диких химер,
играет, забыв осторожность,
несет несусветную дичь,
что жизнь – это шаг в невозможность
хоть что-нибудь в мире постичь.
Ухмылка вервольфа играет
в оскале реальных волков,
и нет ни конца и ни края
безмолвию средних веков.
За дерзость затей вавилонских
по взмаху владыки-руки
смешались, как в доме Облонских,
все мысли и все языки.
Ни слова, ни шага навстречу
не будет тебе. Потому
внимай же единственной речи,
понятной тебе одному,
дыши, и не думай о лучшей,
щемящие звуки лови,
познай в немоте не беззвучье,
но неизъяснимость любви!

…В мерцании масляной лампы,
у ада на самом краю
играет виола да гамба
прозрачную песню свою.


Конь рыжий запоздал...  Видео

Конь рыжий запоздал - замешкался, вестимо,
и в воды не легла звезда Полынь
Негаданно, не в срок на наши палестины
нахлынула теплынь.
 
О, как хотелось плыть за ней из тесных комнат, 
из солнечных лучей соорудив фрегат,
не ведая о том, что скоро пальцы тронут
иные берега,
 
тяжелая сурьма и ядовитый висмут 
падут с небес, а нам, наградою за труд –
слова, что прозвучат - и в воздухе повиснут,
и медленно умрут:
 
Видишь, двери запирая, 
полусонной мостовою
из потерянного рая
навсегда уходят двое,
дождь над ними ночь проплакал,
на дворе едва светает,
жёлтый лист - осенний ангел –
отлетает, отлетает!
 
...И опустел наш сад. Но то, о чем молчит он,
 от нас не утаит в тиши своих кулис –
что в книге октября последний лист прочитан,
но будет чистый лист.


Разрезая пустоту ледяным суставом...

                                                Виктору Луферову - девять дней

Разрезая пустоту
ледяным суставом,
шьет зима кому фату,
а кому и саван.

Тот, кто пел, как целовал
каждый лучик света,
только перезимовал.
Не дождался лета. 

Сколь отпущено даров -
столько жизнь ломала.
Много нот и много строф -
только века мало.

И не будет никогда
этот долг оплачен.
Ох, беда, беда, беда...
Постоим. Поплачем.


Йерушалаим

Нам суждено лететь, едва успев родиться.
Наш мир - густая синева. Мы только птицы.
Мы только птицы, мы летим, мы так желаем 
В Йерушалаим.

Из разных стран, из тёплых гнёзд по белу свету
Надежды ветер нас унёс в дорогу эту.
Над Ханаанскою землей, крича друг другу,
Летим по кругу.

За махом мах, за веком век наш путь петляет.
За кругом круг мы рвёмся вверх, а в нас стреляют.
А мы над пропастью земной не слышим боли,
Но капли крови, как зерно, ложатся в поле,
И мы теряем высоту и пожинаем
Йерушалаим….


Небосвод расцвел и опять зачах...

Небосвод расцвел и опять зачах, 
Желтый снег лежит на твоих плечах. 
Голова пылает, из горла хрип, 
Тридцать семь и шесть. Вероятно, грипп. 

Ты не только идешь, но стоишь с трудом. 
Это верный знак не ходить в тот дом 
- из вина духи, из стекла цветы, - 
- дом, где главным блюдом назначен ты, 

и гремит в прихожей девятый вал 
это крысы бегут с корабля на бал. 

Только ты туда все равно пойдешь, 
И откроешь дверь, оборвав галдёж 
Их веселой оравы. Станешь в углу. 
Дорогие гости! Прошу к столу! 

Совершенный драфт. Идеальный траст. 
Выбирай двенадцать любой предаст. 

Убегай скорее, не будь упрям, 
Видишь некто тихо скользнул к дверям, 
Возвестишь спеша, что ему свезло 
Только что одолеть мировое зло. 
Что рассеян мрак и сияет свет. 
И плевать, что мир промолчит в ответ. 

Он до самой смерти вечно не в теме, 
Будет мериться хуями с собственной тенью.


Песни на собственные стихи

Замри-умри-воскресни  Аудио Диск

Мой май, в сиренах над Садовым, 
в далёком гвалте птичьих стай, 
замри, внезапно околдован, 
услышь признанье – и растай 

в цепи переселений 
души, и медленно плыви 
к местам былых увеселений 
и первых опытов любви 

застенчиво-отважной 
без утоленья и стыда, 
как невесомый змей бумажный 
незримо канувшей туда, 

где воздух неподвижен, 
где травы в утренних слезах, 
и снег летит на землю с вишен, 
летит – и тает на глазах, 

увидевших в последний 
раз на нескучном берегу 
меня – бессмертнадцатилетней, 
меня – поющей на бегу 

за клейкими листками 
под звон и шелест у виска 
твоих либрарий и кунсткамер, 
моя весна, моя Москва!
твоих либрарий и кунсткамер, 
моя весна, моя Москва!


Техник Яша Муравейчик  Видео

Если ближний вас обидел, и в душе у вас тоска,
если дальний вас расстроил, и в душе у вас разлад,
не впадайте в грех унынья и не лейте горьких слез!
Техник Яша Муравейчик все поправит, таки да!

Техник Яша Муравейчик дело знает назубок,
техник Яша Муравейчик - не обычный, а зубной.
Яша вас усадит в кресло, Яша песню запоет,
и умчится прочь тревога, и забудется беда!

Техник Яша Муравейчик - это мастер, я скажу,
он учился в Белостоке у серьезных докторов,
он такую вам улыбку в два приема смастерит –
словно солнце золотое засияет на лице!

Славно спорится работа, славно песенка звучит,
будет радость, будет счастье, сердце весело стучит!
Пой, душа, сверкай, улыбка! Вот спасибо, вот помог
техник Яша Муравейчик, золотой наш человек!


Письмо в деревню  Видео Аудио Диск

Мой старый друг! Спасаясь от тоски, 
на редкость сильной в это время года, 
пишу тебе в деревню, на природу, 
отвыкшему от сплетен городских. 
Какая новость для тебя нова 
в твоей богоспасаемой деревне? 
У нас дурак женился на царевне, 
династию тем самым основав 
себе подобных. Корень привился, 
самодержавьем увенчав народность. 
(Hичто - не пустота, но однородность, 
отсутствие различий всех и вся). 
...Когда-нибудь в романе опиши 
утративших подобие и сходство; 
как медленно, но верно лень души 
в доселе ближнем порождает скотство - 
не зверство кровожадное, не месть 
за непокорный взгляд и гневный возглас, - 
пустую равнодушную безмозглость, 
способность больше вытоптать, чем съесть. 
(И то сказать - ничем не остудить 
желание вместить весь мир в кармане. 
Все - люди, все стремятся жить нормально - 
кто может их за это осудить? 
А я бреду меж ними, как во мгле, 
рассеянно. И утешеньем слабым 
осталась мне сомнительная слава 
последнего поэта на земле.) 

Вот так живи - по лестнице спускаясь, 
запахивай пристойное пальто, 
грядущему пристойно улыбаясь, 
садись в свое пристойное авто, 
по кольцевой описывай дугу: 
налево - лес, направо - город старый 
вращается во внутреннем кругу 
несмазанного колеса Сансары. 
Кругом темно. Уже теряю нить, 
от многого из сказанного - вчуже. 
Все кончено. И некого винить. 
И некого любить. А это хуже.


Общая теория времени. Фрагмент  Видео

Неизменно нас обманывает время:
семь небес отмерит нам - одно отрежет.
Год от года дни проносятся быстрее,
или сердце начинает биться реже?
Лишь когда развеет ветер непогоды
пепел юности, страстей и треволнений,
открывает нам премудрая природа
назначение других ее явлений.
 
И каким ветрам ни дашь наполнить парус -
неизменно получается нелепость:
вон Прекрасная, отплыв на остров Пафос,
приплыла в конце концов на остров Лесбос.
Волны приторные цвета карамели
бьются в берег вечно мертвого сезона.
Все герои мира так и не сумели
Илион отвоевать у амазонок.
 
Воздух не был бы пропитан душной ложью
за столетья торжествующего Хама,
кабы люди пощадили Сына Божья,
ибо Бог не принял жертвы Авраама.
Наделяя теплым хлебом ВСЕХ голодных,
светлой верой и надеждою последней,
на фламандских ослепительных полотнах
улыбался бы Господь сорокалетний.


Кончается век  Видео                               

Кончается век, чей оракул был глух и невнятен,
стократно прославлен и тысячу раз заклеймен.
Смолкают часы, размыкаются наши объятья.
Весь мир ожидает пришествия новых времен.
 
...но те, что идут к нам, идут как всегда, в темноте,
затем, чтобы им наших лиц никогда не увидеть,
не в силах любить нас, не в силах и возненавидеть.
А впрочем, они не затем, не затем, не затем.
 
Кончается век. Разукрашены елки шарами.
В сиреневом небе взошла голубая звезда.
Полозья скрипят - то волхвы со своими дарами
спешат, чтобы снова, в двухтысячный раз опоздать,
 
и землю пройдя, оказаться на том берегу,
где, глядя на небо большими стальными глазами,
безумные девочки строят песчаные замки, -
а волны бушуют и плачут, но их берегут.
 
А око с небес, приподняв недреманное веко,
любуется снегом, который, весь мир полоня,
лежит на усталых плечах уходящего века,
лежащего в белом снегу уходящего дня.


2/3 мира  Видео Аудио Диск

Во славу гордого владычества 
короны, мантии, 
идут суда Ее Величества 
во мглу Атлантики. 
Морей покорных карты пестрые 
у ног распластаны. 
Hад чем еще, живя на острове, 
прикажешь властвовать? 

Hадежны подданные верные, 
им просто верится. 
И нет нигде тебе соперника, 
и нет соперницы. 
Hо пусто сердце, ибо нищенству 
сродни всевластие. 
В двух третях мира не отыщется 
один Ланкастер. 

Две трети мира - рифы, скаты, 
киты и мидии, 
от рома пьяные закаты 
и обе Индии, 
и паруса на мачтах белые, 
и кили острые. 
И непонятно, что ты делаешь 
на этом острове. 


...И будет день с дневною пищей...


...И будет день с дневною пищей,
настанут сроки,
и на листах бумаги писчей
просохнут строки
о том, что мир незыблем столь же,
сколь переменчив.
И сразу станет прошлым больше
и тайной меньше.

И будет ночь. Она расстелит
заклятья вуду. 
И листья комнатных растений
огромны будут.
И будет правнучка Гекубы,
блуждая тесными кубами,
несуществующие губы
искать губами.


Карта мира  Видео Аудио Диск


Сколько дней - а память сохранила: 
крайний правый ряд, вторая парта. 
На стене висела карта мира, 
мне казалось мир не больше карты - 

мир, уснувший в видимых границах, 
стражи на часах, цари в гробницах, 
медленно плывущий в сонной неге - 
рыбы в океане, птицы в небе. 

Листья жгли, и в воздухе прогорклом 
пела флейта - я любила слушать. 
Мёд и молоко больное горло 
мне лечили и лечили душу 

от того, что с каждым из открытий 
незаметно тайны исчезали, 
от печали, что никто не видит 
мир моими карими глазами. 

... Сколько дней - а память сохранила 
эту карту внутреннего мира. 


От Будапешта до Бухареста  Видео Аудио Диск

Рельсов, шпал лежащая лестница.
В окнах деревья ветвями крестятся.
Души их углем горят в аду.
Им не выпрыгнуть на ходу. 

Лайош Портиш ломает ампулу.
Юдит Полгар читает каббалу.
Кто-то достигнет небесных врат,
Кто-то встанет в черный квадрат. 

От Бухареста до Будапешта
нет ни веры, ни любви, ни надежды.
Это такие города, 
что путь между ними – путь в никуда. 

От Будапешта до Бухареста
жить совершенно неинтересно.
Горные кряжи, ночь да луна
мертвые с косами и тишина. 

Стрелки сдвинутся, поезд тронется,
дверь купе неслышно откроется.
Вот наконец мы с тобой вдвоем
«Здравствуй! Я – будущее твое!»

Ты боишься – этим всё сказано
в плане критики чистого разума.
Это вам не Альфред Мюссе –
в этого бога верят все!

От Будапешта до Бухареста
всякая сошка знай свое место.
Всяк сверчок знай свой шесток,
всякому Дракуле свой чеснок…

Всякому овощу свое время,
во всякую борозду свое семя,
Всякому волку – волчья клеть!
Всякой собаке – собачья смерть!

От Бухареста до Будапешта
нет ни веры, ни любви, ни надежды.
Это такие города, 
что путь между ними – путь в никуда.

От Будапешта до Бухареста
жить совершенно неинтересно.
Горные кряжи, ночь да луна
мертвые с косами и тишина.


У нас не будет рождества  Видео Аудио Диск Комментарий

На хлеб и сладкое вино, 
на песни с танцами, 
давно поняв, что не дано 
сойти с дистанции, 
летит полночная Москва 
золотоглазая. 
У нас не будет Рождества 
мы так наказаны. 

Оставь последнее у касс 
за сказки стремные! 
Споют рождественский романс 
финансы скромные. 
Тебя не примет ни тартар, 
ни Богородица. 
Таков закон: за всякий дар 
платить приходится. 

Несильно пьян, насильно мил 
дорога скатертью! 
Сам кардинал Ликийских Мир 
в кровавом бархате 
пустым вагоном едет в парк, 
а ель зеленая 
в огне стоит, как Жанна д Арк 
приговоренная. 

В повязке марлевой шакти 
посмотрит ласково. 
И перед тем, как спать уйти 
глоток шампанского. 
С календарей летит листва 
в потемки разума. 
У нас не будет Рождества 
мы так наказаны.


Любовь  Видео

Каким аршином ни мерьте 
массивы зла и добра – 
любовь не боится смерти - 
она чересчур храбра. 

Хохочут над ней паяцы, 
глумится над ней толпа – 
любви не дано бояться, 
она глуха и глупа. 

Сильнее людских хотений, 
таинственней всех чудес 
всемирное тяготенье 
назначенных ей сердец. 

Дворец и барак дощатый 
в правах перед ней равны.
Любовь не знает пощады, 
стыда и чувства вины. 

Она - беззвучная мантра 
луча сверхновой звезды, 
она - в огне саламандра, 
касатка в толще воды, 

она к полюсам взлетает 
и плавит полярный лед, 
её не выследишь тайно, 
её не подстрелишь влёт! 

О те, кто с ней разминулся,
коснувшись едва-едва
её неверного пульса, – 
решил, что она мертва, 

рассыпалась, разлетелась
в осколки пустой молвы,
– она никуда не делась,
а просто - погибли вы!


Мадагаскар  Видео Аудио Диск

На краткий миг сверкнет разряд,
и, разойдясь, перегорят
два голых провода.
И только пепел на губах
да север в облачных клубах,
и эти проводы.

Стальными крыльями звеня,
тебя уносит от меня
зима – счастливая налетчица.
Ты уезжаешь за моря,
сейчас простимся – и моя
жизнь кончится.

И у виска стучит печаль,
а на плечах лежит тоска –
- моя тоска,
и мне мерещится земля,
что далека и так близка –
- Мадагаскар.

По маршам лестничным сбегу,
к домам, увязнувшим в снегу,
в предновогоднюю распутицу,
сейчас затянется прыжок,
сейчас затянется ожог,
и все забудется.

Ты там отыщешь свой Грааль,
а здесь дочертят акварель
на тонких стеклах ветви голые,
мой март растопит твой февраль,
мой май затопит твой апрель
водою полою.

И у виска стучит печаль,
а на плечах лежит тоска –
- моя тоска,
и мне мерещится земля,
что далека и так близка –
- Мадагаскар!


Как ты там без меня?  Видео Аудио Диск

Клёна лист - жёлтый парашют.
Капли тихо звенят.
Только об одном и спрошу:
как ты там без меня?

Ночь темна, долог путь домой,
петли вьёт серая змея.
Светлый мой, долгожданный мой,
как ты там без меня?

С кем ты был и в каких краях
сам себе изменял?
Боль моя, истина моя,
как ты там без меня?


В День рождения  Видео

Эти солнечные пятна, эти тени
утро радо по обоям рассыпать.
Как же сладко просыпаться в день рожденья,
даже слаще, чем под вечер засыпать!

Как мне высказать словами, Б-же правый,
благодарность за внезапный этот дар -
это небо, эти звезды, эти травы,
дым лесных костров и голоса гитар…

Счастье - утром в глубине ветвистых арок -
вместе встретить алый парусник – зарю.
Жизнь, мой самый замечательный подарок,
я тебя однажды тоже подарю,

Чтобы снова пронеслись, неповторимы,
первый вздох  и первый шаг, и первый класс -
половина всей красы господня мира
в глубине от счастья светлых детских глаз.


Я и зима - сестры

В дар от ветров
травам - покров
пёстрый.
Сходим с ума
я и зима
- сёстры.

Ночь на дворе.
Снег на ковре
пёстром.
Холодно мне,
мне и зиме
- сёстрам.

       И утро новое настанет,
       и растает первый лёд,
       и призрак поезда в тумане
       от вокзала уплывёт,
       и кто-то ждать меня устанет,
       и никогда не позовёт.

       Меж нами вёрсты,
       меж нами пропасть пролегла,
       по нам звонят колокола.
       Я и зима, - конечно, сёстры,
       напрасно я себе лгала.
       Так, натолкнувшись на напёрсток,
       легко ломается игла.

В пепле костра
пляшет сестра.
Поздно
беды считать,
в небе читать
звёздном.

Слышен гудок.
И холодок
острый.
Всё. Спасена.
Я и весна
- сёстры.

       И утро новое настанет,
       и растает первый лёд,
       и призрак поезда в тумане
       от вокзала уплывёт,
       и кто-то ждать меня устанет,
       и никогда не позовёт.

       Меж нами вёрсты,
       меж нами пропасть пролегла,
       по нам звонят колокола.
       А мы с весной, - конечно, сёстры,
       напрасно я себе лгала.
       Так, натолкнувшись на напёрсток
       легко ломается игла.


Человек, отдавший себя  Видео Диск

Голосит Синатра про свою любовь.
Продает синантроп на углу "Playboy".
Он сипит: "Сенатор N - голубой!"
и глаза таращит, сипя.
Но едва ли он свой товар продаст.
На иной предмет обратим свой глаз:
интересней много для всех для нас
человек, отдавший себя.

Человек, отдавший себя всего.
За какого-то ближнего(!) своего,
в час, когда уже близко торжество
непростого дела его,
многочисленных жертв подведя итог,
из последней рубахи пошив платок
благодарных слез утирать поток,
будет спрошен: "что, и всего?"

Ибо если сосуд отказался пуст,
не видать ему больше припавших уст.
Раздается звон и осколков хруст.
(Пулю в лоб и рыбам на корм).
Бесконечность по сути - скрученный ноль.
Вин в бутылки Клейна не льют. Вино ль,
полироль, парфюм, иной алкоголь,
не приемлют абстрактных форм.

Перейдем к сухому остатку: a)
Не гонись за славой - молва мертва.
b) Хороших рук на свете - раз-два
и обчелся. Прочим - плевать.
что с тобою станет в концов конце.
c) У мира потребности нет в творце.
Ограничься объектом в своем лице.
После будет, что отдавать.


Геба  Видео Аккорды

Ни в одном твоем глазу сна,
бедной юности моей Геба.
Вряд ли время есть в году тяжелее, чем весна.
Брось конспекты, посмотри в небо.
 
Двадцать лет, мягкий плед, самолета белый след.
Ни покоя после бед, и ни воли.
И летящий с белых яблонь цвет
растворился в головной боли.
 
      А горы Воробьевы затопила листва,
      и универ стоит, как на Голгофе,
      Внизу, на Пироговке, Первый мед, сестра,
      МАИ на Соколе, Физтех в Долгопе.
      Придет пора распахивать настежь дверь
      и кружиться на кольце Садовом,
      а этот август, сестра, поверь,
      будет яблочным и медовым.

И Поклонная гора с плеч,
стоит только не нее дунуть.
Третий час уже. Пора лечь,
и лежать, и в темноте думать.
 
Третий час, в небо мчась, в голове "Весь это джаз".
И расслабленно звучит кода.
И останется тебя часть
в тяжелейшем из времен года.
 
      А горы Воробьевы затопила листва,
      И универ стоит, как на Голгофе,
      Внизу, на Пироговке, Первый мед, сестра,
      МАИ на Соколе, Физтех в Долгопе.
      Придет пора распахивать настежь дверь
      И кружиться на кольце Садовом,
      А этот август, сестра, поверь,
      Будет яблочным и медовым.


Дальше тишина  Видео Аккорды

                                      На музыку Теофилу Шантре

Два старика, 
глядящие вслед
юной богине,
бредущей с пляжа,
тихо говорят
на древнем языке,
как хорошо
увидеть закат...

Вершины гор
укрыли облака.
Издалека
за ними не увидеть
утренний свет
нового дня.
Будет ли он? -
им неизвестно.

      Все прошло
      на красный свет,
      и жизнь прошла,
      и не вернуть.
      Все прошло,
      напрасно смотреть...
      Пора и нам.
      Скоро встретимся.

      Все прошло,
      и жизнь прошла,
      и не вернуть,
      и ни следа.
      Все прошло.
      Дальше – тишина...
      Пора и нам.
      Скоро встретимся.

Вечер застыл
над мостовой
в длинной тени
старого собора.
Ангел без крыла,
роняя алебастр,
за день устал
молиться о нас.    

Два старика...   
Им нечего сказать
юной богине.
Она не понимает
странной любви
странных людей,
старых людей
к проводам солнца.

      Все прошло 
      на красный свет,
      и жизнь прошла,
      и не вернуть.
      Все прошло, 
      напрасно смотреть…
      Пора и нам.
      Скоро встретимся.

      Все прошло, 
      и жизнь прошла, 
      и не вернуть, 
      и ни следа. 
      Все прошло. 
      Дальше – тишина...
      Пора и нам. 
      Скоро встретимся.


Графоман  Видео

Нет на свете новой темы
и стары сюжеты все.
Авантюрные поэмы,
философские эссе
и любовные романы
многочисленны весьма,
потому что графоману
невозможно без письма.

Он работает, стараясь,
с нежных юношеских лет,
неохотно отрываясь
на обед и туалет.
Про героев и талантов,
про воров и про убийц
для издателей-педантов
и читателей-тупиц.

Ни сомнений и ни страха
нет в писательском раю.
До фригидности затрахав
Музу бедную свою,
он развил мускулатуру
кисти - глаз не отвести.
Будет что в макулатуру
нашим внукам отнести.

Как машинка «Зингер» строчит
он и ночью, он и днем,
позабыв, что знать не хочет
человечество о нем,
что в глубины книжных полок
пыли слой тяжелый лег...
Век писателя недолог,
раз читатель недалек.


Ксющя Полтива  Аудио Диск

Сежу, глижу с таской
на журовлиннай клин.
Гырабавой даской
нокрылась юнасть, блин!
Случилось страшнайе:
йа был ниопытин,
и Ксющя Полтива
мне жызднь эспортила.

Йа жыл и вус не дул,
красивай как повлин,
но на свайу биду
ийо йа встретил, блин!
Типерь йа таксебе 
- жылецц биз ордира.
Мне Ксющя Полтива
фсю жызднь эспортила.

Душа от ревнасти
чырна, как гутолин.
Ыстчо йа нервный стал,
миня калбасит, блин!
Таплю пичаль свайу
в бутылке портера
- мне Ксющя Полтива
фсю жызднь эспортила.

Нет, йа ни выдиржу!
Свайу таску и сплин
из серца вырижу,
и свет астаффлю, блин!
Манахом сделайусь
ф пустыни Оптиной!
Мне Ксющя Полтива
фсю жызднь эспортила!


  Аккорды

Я включаю любовь
в мой лист ожиданья.
Сколько раз вновь и вновь
эти листья сжигали,

прошлогодние листья,
прожилки которых - как линии жизни.

Небеса из денима
становятся мнимой
величиной.
В эти дни, проходящие мимо,
все включено.

Мой приемник настроен
на нашу волну.
Ты включаешь героя,
ты включаешь войну.

Ты, наверное, прав,
только помнишь тот день из далекого детства?
- В зоопарке жираф.
Как бы было приятно
о рыжие пятна
на солнечной шкуре тереться
и мечтать о свободе …
Для чего эти клетки - до нас не доходит.

Небеса из денима
становятся мнимой
величиной.
В эти дни, проходящие мимо,
все включено.

Облака…
Я ищу выключатель …
Всем пока,
чмоки всем в этом чате.


Красивая ложь  Аудио Диск


Придёт, растерзает и сгложет,
измучит и взбесит,
И на душу камень положит,
и камень на шею повесит.
Повесит обузой никчемной,
но ноша легка мне -
я выстрою град обреченный
из этого камня.
 
Укутана чёрным сукном
и палевым фетром,
недвижно стоит за окном
под вьюгой и ветром.
Устала, разделась, легла -
из дома не выйду…
Но острая злая игла -
такая обида!
 
Как летом на юге с лотка
мускатные кисти,
была мне\nвнезапно сладка
средь горечи истин,
пространство разметивших сплошь.
Большое спасибо
за то, что красивая ложь
настолько красива!


На краю летнего времени...  Видео

На краю
летнего времени,
там, где ведут
в никуда
три измерения,

нам кружить
петлями мертвыми
в небе пустом
и мечтать
выйти в четвертое –
в толчею
круга последнего
и замереть
на краю
времени летнего,

где уже
списки составлены,
грузят багаж
в темноте,
рейсы объявлены.

И плывут
редкие облака
над головой…
Всем пока!
Мы улетим с тобой.

Словно мел,
с черной доски сотрет
нашу вину
перевод
стрелок на час вперед…

На краю
летнего времени,
там где в одно
сходятся
три измерения,

станем жить,
как на земле живут…
Даль широка.
Облака
над головой плывут...


Песни в соавторстве с Григорием Данским

Падающему листу  Видео Аудио Аккорды Диск

                                      Стихи Ксении Полтевой и Григория Данского
                                      Музыка Григория Данского

Падающему листу 
все деревья равно чужи.
Только дрожь на лету,
странные виражи.

По остывшим лесам
память ещё свежа,
но скоро забудешь сам,
чему ты принадлежал,

в чей ты родился музыке, 
чьим именем наречён,
кто ты на их языке:
тополь, осина, клён? –

Неважно, какая ты ветвь,
неважно каких корней.
Жить на земле – значит лететь.
Лететь, приближаясь к ней.

Падающему листу 
все деревья равно чужи.
Вычерпать пустоту,
лечь в ложбину межи.

Сверху укроет снег.
И захочется высоты
в этом безмолвном сне,
среди таких, как ты?

Наземь ложится лист -
молча стоим, глядим.
От жизни и смерти чист
тот, кто совсем один,
тот, кто совсем ничей,
кто ничего не ждёт,
и ни один книгочей
его письма не прочтёт.


Стилли Бом  Видео Аудио Диск

                                      Стихи Ксении Полтевой и Григория Данского
                                      Музыка Григория Данского

Я старый бродяга Стилли Бом.
Налей музыкантам рома!
Есть у меня красивый дом.
Просто меня нет дома.

Ты думаешь, старый пришел дурак
и просит: "Налей рома!"
Думаешь, у таких бродяг
нет и не будет дома.

Я молод был, ушел на войну.
Налейте солдату рома!
Я ранен был, я был в плену
вдали от родного дома.

Я жив, потому что бежал от врага.
Налейте калеке рома!
Ты спросишь, где моя нога? -
Она не дошла до дома.

Вино – мой Закон и моя Псалтырь.
Налей же убогому рома.
Оно - мой костыль и мой поводырь
в нелёгком пути до дома.

И кто в том виною, вино или я,
(налей непутевому рома),
что вечно петляет дорога моя,
никак не дойдет до дома?

Вот так же скитался и сэр Улисс.
Кто б налил бедняге рома?!
Когда он вернулся, беззуб и лыс,
Его не узнали дома!

Когда-то была у меня родня.
Налейте скитальцу рома!
Они давно забыли меня
и, верно, не ждут дома.

И только небо над головой -
Налей музыкантам рома! -
Видит и знает, что я живой,
Просто меня нет дома.

Я старый бродяга Стилли Бом.
Налейте бродяге рома!
На небесах у меня есть дом!
И скоро я буду дома.


Будь со мной  Видео Аудио Диск

                                      Стихи Ксении Полтевой и Григория Данского
                                      Музыка Ксении Полтевой и Григория Данского

Будь со мной.
Не отпускай меня
в зыбкую тень
времени,
веди по канве меня.

Как строке
недостает строки,
так и в руке
мне твоей
недостает руки.

В дом пустой
и на пустой перрон
льётся твой свет
золотой,
свет с четырёх сторон.

Можно быть
вечно в пути - и путь
станет как дом...
Просто - будь.
Просто останься в нем.

Будь со мной.
Не оставляй меня
в зыбкой тени
времени...
Веди по канве меня.
Веди по канве меня...

Веди по канве меня...  


Гиады  Видео Аудио Аккорды Диск

                                      Стихи Ксении Полтевой
                                      Музыка Ксении Полтевой и Григория Данского

Покинув ячейки сети,
сплетённой во снах Декарта,
шагнуть в глубину столетий,
в кривые сумерки марта,

теряя навыки речи,
ненужной без адресатов,
ступать по Замоскворечью,
к морщинам его фасадов,

по замкнутым параллелям,
похожим на круги ада,
где в окна пустых молелен
печально смотрят Гиады,

где ветер летит, срывая
листовку с двери аптечной,
и чёрная тень трамвая,
и сходит снег на конечной,

и тропы от вод раскисли,
и можно упасть в листву, и
остаться - себя не мысля,
и, в общем, не существуя.


Брат  Видео Аудио Аккорды Диск

                                      Стихи Ксении Полтевой
                                      Музыка Ксении Полтевой и Григория Данского

Ясен лик, и светел
солнца золотого.
Ветер, ветер, ветер
в голове садовой.

Мелом на асфальте
ровные квадраты.
Девочки, играйте.
Я смотрю на брата.

Брат навстречу вышел.
Вид слегка уставший.
Он гораздо выше
и немного старше.

Навевали негу
к нашим колыбелям
Альфа и Омега,
иудей и эллин.

      Пусть немые стены постоят на страже,
      пусть летит по кругу комната жилая!
      У него есть слово: если только скажет -
      сразу может делать всё, что пожелает.

Всё бывает проще
в этом мире, кроме
обязательств общих
молока и крови.

Пусть друзья по играм
ждут меня напрасно.
Брат не мною выбран,
это и прекрасно.

      Пусть немые стены постоят на страже,
      пусть летит по кругу комната жилая!
      Есть у брата слово: если только скажет -
      сразу может делать всё, что пожелает.

Сумерки сгустились.
Рядом, вместо нянек,
то ли бог Осирис,
то ли Гай Германик.

Мягче и длиннее
тень от зиккурата.
Я слежу за нею
на руках у брата.

      Пусть ложатся ближе тени древних башен,
      пусть оставит ночь лишь запахи и звуки!
      На руках у брата мне никто не страшен -
      у него от солнца золотые руки!

      Пусть немые стены постоят на страже,
      пусть летит по кругу комната жилая!
      есть у брата слово: если только скажет -
      сразу может делать всё, что пожелает.


Тако  Видео Аудио Аккорды Диск

                                      Стихи Ксении Полтевой и Григория Данского
                                      Музыка Григория Данского

Воды текут.
Воды - текут ли
в рай ли, ад - но к Миктлантекутли.
Воды текут.
Я тут,
агавы подле,
славы вдали земной,
открыт
ветру, птице любой,
зверю -
так давно один, что верю:

      тот, кто съест тако,
      станет счастливым всяко.
      Тот, кто съест тако,
      станет счастливым всяко.

Всякая лодка уйдет в море.
Всякую радость найдет горе.
Есть хорошее, есть и плохое.
И в Тихуане, и в Ла-Хойя.
Но живи здесь, здесь умри и воскресни,
Чтобы снова сложить эти песни.

Плыви, плыви, плыви, плыви, песня-лодка!
Мир, ее прими, как текилу, глотка!
Пей, гуляка! Плачь, гуляка!
Без этих слез тако не тако.

      Ведь тот, кто съест тако,
      станет счастливым всяко.
      Тот, кто съест тако,
      станет счастливым всяко.

От "до свиданья" до несвиданья -
смерти равное расстоянье.
Путь, которым идет один, -
восемь холмов и долин,
и ветер ледяной, и быстрая река,
невозвратная, как строка
и облака.

А здесь -  солнце, ничего кроме
Солнцу Мексики мало крови.
Смертным простым мало текилы.
Смерти малы могилы.
 
      Но тот, кто съест тако,
      станет счастливым всяко.
      Тот, кто съест тако,
      станет счастливым всяко.

Воды текут -
в рай ли, ад ли,
к Миктлантекутли от Кетцалькоатля.
к девятой, нижней, преисподней Миктлана,
где вечность течёт из крана,
в который уходят все эти воды,
в который уходят все наши годы.
Для одного мира два бога –
видимо, слишком много.
 
И там, где органом рыдает месса,
корабль торгуют за несколько песо,
и голод изгонит любого беса
во мрак ацтекского леса.

      Там – песню бы эту – Богу в уши.
      Но песня звучит все глуше, глуше.
      И плачет душа в ожидании чуда.
      Забери меня, мама, отсюда!

Так далеко до больших дорог.
Моя голова - сухой цветок.


Александровский сад  Видео Аудио Аккорды Диск

                                      Стихи Ксении Полтевой
                                      Музыка Григория Данского

Рябина алая тугими гроздьями
Москву украсила на третий Спас.
Давай расстанемся в начале осени,
пройдем по городу в последний раз.
 
      А в Александровском саду смятение —
      там лето кончилось во цвете лет,
      и ветер северный грозит метелями,
      что занесут навек твой легкий след.
 
Деревья сбросили одежды пышные,
стеля нам под ноги цветную шаль.
Ах, все равно у нас любви не вышло бы;
чего и не было — того не жаль.
 
      А в Александровском саду смеркается,
      над башней стрельчатой висит луна.
      Не время сетовать, не время каяться,
      какая разница, — где чья вина.
 
Земля засыпана сухими листьями,
рябиной алою горчит вино.
Давай утопим в нем пустые истины:
давно все кончено, все решено.
 
      А в Александровском саду фонарики,
      откуда б ни был начат нами путь,
      в конце его всегда лежит Москва-река.
      Рябина алая, прости — забудь!


Песенка в защиту ослов

                                      Стихи Григория Данского и Ксении Полтевой
                                      Музыка Ксении Полтевой и Григория Данского


На лугах, в местах болотных,
на горах, в глубинах водных
сотворил Господь животных –
в Книге Бытия
(написано так).
Все живое Бога славит:
блеет, ржет, ревет и лает,
но ничто так не ласкает
слух, как крик «Иа»!

Кто кричал «иа», ребята?
Это были поросята?
Или инопланетята
прилетали, злы,
спросонок….
Нет! Совсем не поросята!
Это знают все ребята -
что «иа!» кричат ослята!
А еще – ослы!

      Все ослы –
      как послы
      Мира в мире нашем!
      Сильные, смирные –
      в общем, мирные!
      Скажем,
      Аллилуйя, аллилуйя!
      Все ослы – как послы!
      Аллилуйя, аллилуйя!
      Мирные!

Если ты осел, приятель,
радуйся: тебе Создатель
как Благой Работодатель
приготовил путь…
(конкретный такой)
Каменист он и в ухабах –
но Господь поддержит слабых!
Да и так ослов упрямых
вспять не повернуть.

      Все ослы –
      как послы
      Мира в мире нашем!
      Сильные, смирные –
      в общем, мирные!
      Скажем,
      Аллилуйя, аллилуйя!
      Все ослы – как послы!
      Аллилуйя, аллилуйя!
      Мирные!

На воле, в поле, в дороге, в загоне
При переходе, при перегоне в спецвагоне, в законе,
на посту, при должности, при любой возможности –
ни рыбы, ни змеи, ни быки при портупее,
ни свиньи, ни кони,
ни их разновидности, типа зебры/пони,
ни амебы разные, ни вонючки заразные,
не львы - куропатки – орлы – козлы,
а именно ослы и только ослы!
Ослы! Ослы! Все! Все!…

      Все ослы –
      как послы
      Мира в мире нашем!
      Сильные, смирные –
      в общем, мирные!
      Скажем, 

            представитель на коне,
            дело приведет к войне.
            Нам война не нужна!
            За ослов держись, страна! 

      Аллилуйя, аллилуйя!
      Все ослы – как послы!
      Аллилуйя, аллилуйя!
      Мирные!

На одном таком Иосиф
вез Марию, дом свой бросив
в Назарете….
(В чудном свете
представал Сион.)
После, Ангелом спасаем,
через весь удел Ефраим
вез на ослике в Мицраим
Мать и Сына он.

А потом еще немного
минет времени, и Бога
ляжет ослику дорога
вновь везти. И с Ним -
с Тем, Кто прежде был младенцем,
у Марии был под сердцем,
в Жизнь войти, как сквозь Освенцим,
в Иерусалим.

      Аллилуйя, аллилуйя!
      Все ослы – как послы!
      Аллилуйя, аллилуйя!
      Мирные!
      Все ослы –
      как послы
      Мира в мире нашем!
      Сильные, смирные –
      в общем, мирные!


Земля моей тишины

                                      Стихи Григория Данского
                                      Музыка Ксении Полтевой и Григория Данского

Стоя у края земли, в которую не войду,
слышу – уходит вода в колодцах. Садовники
листья уже сожгли. И деревья стоят в саду,
как простившиеся навсегда любовники.

       Ты – земля моей тишины,
       и где бы я, как зверь, ни рыл берлогу,
       ты – земля моей тишины.
       Я ищу к тебе дорогу.

Как журавлиная тень дрожит в сухих камышах,
так и слова твои – только пугливые ящерицы.
Приближается день, когда мы сделаем шаг.
Несовершенен в любви боящийся.

       Ты – земля моей тишины,
       и где бы я, как зверь, ни рыл берлогу,
       ты – земля моей тишины.
       Я ищу к тебе дорогу.

Той земли на краю, в которую не войду,
ни с ключом, ни с мечом, ни Петром, ни Варравой,
что я скажу в раю? Что прокричу в аду?
Разве бывает любовь неправой?

       Ты – земля моей тишины,
       где бы я ни рыл берлогу,
       ты – земля моей тишины.
       И я опять ищу к тебе дорогу.


Левиафан  Видео Аккорды

                                      Стихи Григория Данского и Ксении Полтевой
                                      Музыка Ксении Полтевой и Григория Данского

Сколько песен не сложено.
И путей – не исхожено.
Сколько вёсен не прожито.
Сколько начато – брошено.
 
     На краю земли –
     до неба только шаг.
     На краю беды –
     Ты удержи меня, Господь!
     На краю земли –
     остановись, душа!
     Повремени, душа!
     На краю судьбы –
     не оставляй меня, 
     любовь.
 
В дни последние августа!
Отчего ты, душа, грустна?
Сердце пусто, рука пуста!
Расстаемся? - Пожалуйста!
 
     На краю земли –
     до неба только шаг.
     На краю беды –
     Ты удержи меня, Господь!
     На краю земли –
     остановись, душа!
     Повремени, душа!
     На краю судьбы –
     не оставляй меня, 
     любовь...

Видишь золото куполов?
этот город многоголов,
проткнут иглами башен,
стянут кольцами площадей,
Суетою больших людей,
Правотою своих людей - страшен.

     в этот час он как будто мёртв,
     ясен разумом, сердцем твёрд,
     искры в глазах волчьи.
     многолюден и нелюдим.
     друг на друга  с ним поглядим
     молча.

Будет сниться упавшей звезде
левиафан в золотой узде,
сад одиночества, смертный грех,
в горькие травы спрятанный смех,
страх признания, трепет ночной,
третий день, день второй,
Первый Свет, ликование звезд,
воды небес, Патриарший мост –
 
остров, плывущий с утра до утра
под парусами большого Петра,
город, дрейфующий сквозь времена,
времени ход - за волной волна,
царь, указующий в град перстом,
раб, склонившийся над листом,
узник, молчащий на Страшном Суде,                        
Пётр, ступающий по воде…                                        
 
Значит, жить! В золотых лучах
Дом Всевышнего не зачах!
Ни в Малютиных кирпичах,
Ни в твоих, Шуламит, очах!
 
     На краю земли –
     до неба только шаг.
     На краю беды –
     Ты удержи меня, Господь!
     На краю земли –
     остановись, душа!
     Повремени, душа!
     На краю судьбы –
     не покидай меня, 
     любовь...
 

Песни в соавторстве с Алексеем Иващенко

Торжество добродетели  Видео

Скверная жена уже направилась в душ 
- смыть следы седьмого греха. 
В этот миг на сцене появляется муж 
и желчно говорит: "Ха-ха-ха!" 
У всякого жанра свои законы: 
любовник обнаженный летит с балкона. 
Был всю жизнь бездарен, 
а летит, как Гагарин, 
и при этом песню поет: 

       "Порок наказан, добродетель торжествует! 
       Иной развязки, господа, не существует! 
       Все побеждают воля и разум, 
       дракон повержен, порок наказан, 
       но как приятно быть порочным, господа!" 

...Или, скажем, баблосы прессуешь в брикет, 
алчность проявив и цинизм. 
Чу! - Над ухом тикает уже не брегет, 
а несколько иной механизм. 
Получи свою награду на финишной ленте 
в универсальном тротиловом эквиваленте, 
и лети в мерседесе 
в небесные веси, 
и радостно песню пой: 

       "Порок наказан, добродетель торжествует! 
       Иной развязки в наши дни не существует! 
       Все побеждают воля и разум, 
       дракон повержен, порок наказан, 
       но как приятно быть порочным, господа!" 

Как бы бес ни силился укрыться в ребро, 
в деву, или даже в весло, 
в мире непреложно торжествует Добро, 
ergo, истребляется Зло. 
...Пьяный муж уснул, решив, что разводиться не стоит, 
и не слышит, как маленький чужой сперматозоид 
на его простыне 
при полной луне 
жалобно так поет: 

       "Порок наказан, добродетель торжествует! 
       Иной развязки, господа, не существует! 
       Все побеждают воля и разум, 
       дракон повержен, порок наказан, 
       но как приятно быть порочным, господа!" 

Играют марши в мажорной гамме, 
Добро пинает по Злу ногами, 
хлещет хвостом и бодает рогами, 
и сейчас оно точно споет: 

       "Порок наказан, добродетель торжествует! 
       Иной развязки, господа, не существует! 
       Все побеждают воля и разум, 
       дракон повержен, порок наказан, 
       но как приятно быть порочным, господа!" 


Песни на стихи других поэтов

Придешь, за окнами — кисель... Диск

                                      Стихи Льва Болдова

В этот воздух, дрожащий от холода... Диск

                                      Стихи Вадима Седова

О, весна Диск

                                      Стихи Александра Блока

Письмо Диск

                                      Стихи Марины Цветаевой

Посвящение М. А. Булгакову Видео Диск

                                      Стихи Анны Ахматовой

Чайки Клода Моне Диск

                                      Стихи Льва Болдова

Попытка ревности Диск

                                      Стихи Марины Цветаевой

В Нескучном Диск

                                      Стихи Льва Болдова

Не привечай свою печаль..." Диск

                                      Стихи Льва Болдова

Чёрный вальс Диск

                                      Стихи Вадима Седова

Колыбельная Диск

                                      Стихи Марины Цветаевой

Крик станции Диск

                                      Стихи Марины Цветаевой