Движение за новую деревню

Согласно «общепринятому» представлению о Южной и Северной Корее первую считают «капиталистической», а вторую – «социалистической» (коммунистической).

На самом деле это упрощение не совсем корректно.

История Южной Кореи 1970-х – 1980-х гг. дает пример того, как диктатор-антикоммунист президент Пак Чонхи становится инициатором «движения», более присущего странам социализма.

Секрет такого шага – в традиционной сельской культуре Кореи.

Ниже – описание того, как это движение разворачивалось.

                        

С.О. Курбанов©

       "История Кореи: с древности до начала XXI в."

                     (СПб: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2009. – 680 с. ISBN 978-5-288-04852-4)

 

Часть IV. Новейшая история Кореи. Вторая половина ХХ века

 

Глава 7. Третья и Четвертая Республики: Южная Корея под властью «диктаторского режима» Пак Чонхи. Социально-экономическая политика

 

                       § 2. Движение за новую деревню (с. 488 – 490)

Движение за новую деревню (Сэмаыль ундон) является одной из немногих реалий времен Пак Чонхи, проявлявшей себя вплоть до конца ХХ столетия. Буквально перед любым административным учреждением Республики Корея и в конце 1990-х годов можно было заметить характерные флаги Движения за новую деревню зеленые полотнища с желтым кругом посередине, на котором изображены зеленые листья. Пассажирский поезд самого высокого класса также назывался «Новая деревня».

Движение за новую деревню интересно еще и тем, что как раз в нем проявились те особенности традиционной корейской бытовой и трудовой культуры, которые стали важнейшей составной частью успеха экономической политики Пак Чонхи.

Все началось с того, что 22 апреля 1970 г. (в день 100-летия со дня рождения В.И. Ленина) на собрании провинциальных от­ветственных работников Пак Чонхи объявил о необходимости раз­ворачивания Движения за создание новой деревни. Необходимость

эта была вызвана катастрофической отсталостью деревни, которая стала особенно ощущаться после успешной индустриализации в со­ответствии с пятилетними планами экономического развития. В то время в южнокорейской деревне проживало порядка 60% всего на­селения страны. В мае 1970 г. был принят ориентировочный план развертывания Движения.

Движение началось в 1971 г., когда правительство Республики Корея отправило во все 33 267 деревень страны по 335 мешков це­мента на строительные работы. В том же году государство предо­ставило деревне всевозможной материальной помощи, в том чис­ле и в форме капиталовложений, на сумму в 4 млрд. 100 млн. вон. Идейными составляющими Движения стали представления о «бла­ге для всех», «качественном и количественном улучшении жизни», «равных правах в пользовании общественными благами», «един­стве нации» и «реализации духа корейской нации в условиях совре­менности».

В 1972 г. выяснилось, что только в 16 600 деревень, т. е. только в половине от общего числа, новая политика реализовывалась успеш­но. Более глубокое изучение причин успехов и неудач показало, что основная причина кроется в местных деревенских руководителях.

Действительно, теоретической основой разворачивания Движе­ния было представление о традиционной деревенской культуре кол­лективизма, которая должна была помочь решить задачи улучше­ния положения в деревне. Однако попытка опереться на обычных деревенских старост оказалась неудачной. Тогда их решили заме­нить назначаемыми сверху руководителями Движения за новую деревню. Для их обучения и воспитания была образована особая «Академия по изучению и совершенствованию [духа] укрепления сельской семьи», впоследствии переименованная в «Академию ру­ководителей новой деревни».

Движение за новую деревню контролировалось на государствен­ном уровне. В 1972 г. при президенте страны, в аппарате секрета­риата, была учреждена должность «ответственного за новую де­ревню». Вслед за этим на всех уровнях государственной власти -провинциальных, городских, областных, окружных, уездных – вез­де были образованы «Комитеты содействия Движению за новую деревню» (Сэмаыль ундон хёбыйхве). Вся страна, отдававшая до тех пор свои силы индустриализации, должна была теперь навер­стывать упущенное в деревне. Одной из важнейших задач «реформ юсин»  1972 г. Пак Чонхи объявил Движение за новую деревню. В 1973 г. при Министерстве внутренних дел, Министерстве тор­говли и промышленности, Министерстве сельского хозяйства, ле­соводства и рыбной промышленности, а также при Министерстве образования были созданы «Отделы новой деревни».

Нефтяной кризис 1973 г. вывел Движение за новую дерев­ню на новый уровень. Основанное на механизмах традиционной социальной организации, Движение за новую деревню оказалось важнейшим средством мобилизации всего южнокорейского народа на преодоление экономических трудностей, вызванных кризисом. В 1974 г. на частных предприятиях, в том числе и входивших в состав финансово-промышленных корпораций чэболь, стали созда­ваться Комитеты содействия Движению за новую деревню.

Таким образом, в середине 1970-х гг. Движение за новую дерев­ню стало неким универсальным средством мобилизации народа для решения общегосударственных задач. С одной стороны, в 1974 г. произошло покушение на жизнь Пак Чонхи, и в последующие годы многие в Южной Корее выражали недовольство его диктаторской властью. А с другой в 1975 г. при Торгово-промышленной палате Республики Корея была создана неправительственная организация под названием «Комитет Движения за новую деревню» (Сэмаыль ундон хёбыйхве). В следующем году этот Комитет перерос во всекорейскую «народную организацию» (минган танчхе) под назва­нием «Центральный комитет Движения за новую деревню». В том же году при Торгово-промышленной палате был образован «Штаб содействия Движению за новую деревню на заводах». Все эти ко­митеты и штабы, помимо всего, связанного с деревней, занимались вопросами снижения себестоимости товаров, повышения качества производства и т. п. Иными словами, во второй половине 1970-х гг. Движение за новую деревню стало общегосударственным движени­ем, основанным на традициях коллективизма и ставшим одной из социальных составляющих экономического роста в условиях дик­татуры Пак Чонхи.

Гибель Пак Чонхи и последующее изменение характера власти в Республике Корея привели к постепенному сворачиванию Дви­жения. В феврале 1980 г. была упразднена должность ответствен­ного за новую деревню в Министерстве образования и культуры, и все дела, связанные с этим Движением, были переданы в про­винциальные Комитеты по образованию. Далее, в середине 1980-х гг., Движение было отделено от государства, т.е. фактически ли­шено государственной поддержки, и объявлено сугубо «проявлени-

ем народной инициативы». С конца 1980-х гг. стало наблюдаться постепенное сворачивание движения и на заводах. В 1988 г. были закрыты Отделы планирования новой деревни и Отделы руковод­ства новой деревни в центральных министерствах, в городах пря­мого подчинения и на уровнях провинций. В 1993 г. во всех органах местной власти были окончательно упразднены Отделы новой де­ревни.

Рост экономики Республики Корея, рост благосостояния ее граждан и дальнейшее развитие рынка делали все менее необхо­димыми какие-либо формы внеэкономического принуждения, од­ной из которых как раз было Движение за новую деревню. Эти же причины являлись силой, подтачивавшей диктаторские формы правления и открывавшей Республике Корея дорогу к демократии.

 

Comments