Пролеткульт

Пролетарская Культура (пролеткульт)


Статья опубликована в Словаре утопий

под руководством М. Рио-Сарсе (М. Riot-Sarcey) и А. Пикон (A.Picon), 

изд. Ларусс (Larousse), Париж, 2002, 2006 и 2008 гг.

Перевод Арсения Вишневского


            Маяковский считает Пролеткульт безкультурным. Согласно Троцкому, "Пролетарская культура не существует и никогда не будет существовать". С точки зрения Ленина, "теоpетически неверные и практически вредные, всякие попытки выдумать (...) пролетарскую особую культуру" (Т41, сс. 336-337). Сегодня, термин "пролеткультура" как нельзя лучше напоминает "пролетарское искусство" сталинской эпохи. Вплоть до научных трудов Юты Шеррер (1978 и 1989) и Линн Малли (1990), Пролетарская Культура из всех явлений порожденных Октябрем 1917 года, больше всего подвергалась порицанию, будучи в тоже время совсем не изученной.


У истоков Пролетарской Культуры (1902- 1917 гг.)

             Теория пролетарской Культуры осмыслена Александром Богдановым (1873-1928). Биолог по образованию, этот интеллигент, создал в 1903 году совместно с Лениным большевистскую фракцию. РСДРП (Русскую Социал Демократическую Партию) Тем не менее, эти два политических деятеля расходятся во мнениях, и с 1909 по 1911 годы, Богданов руководит группой Вперед которая защищает идеи "левого большевизма". В последствии он отходит от активной политической деятельности: после 1917 года он руководит первым в мире Институтом Переливания Крови в Москве. Он здесь же и умрет после поставленного на самом себе научного опыта.

            Он обязан своей отрицательной репутацией в истории труду "Материализм и империокритцизм" (1909 г.), в котором Ленин нападает на сами основы его философского мышления. Богданов анализирует историю человечества, представляя ее как дробление а образовавшуюся в обществе иерархию разделением по профессиональным специальностям. "Разорванность" мира ,не обеспечивает полноту жизни каждого человека. Этот процесс угнетает "работников машинного производства" — пролетариев Богданов возлагает на пролетариат свои надежды в "собирании человека", опираясь на постулаты, поразительно близкие с постулатами молодого Маркса ( хотя еще неизвестных в то время).


С этой точки зрения, пролетариат не является тем классом, который способен стратегически перевернуть мир но лишь классом содержащим в себе зерно коммунистического начала. Следовательно, появление новой пролетарской культуры возможно еще до пролетарской революции. Она развивается довольно шире чем западно-европейские движения пролетарских писателей начала века . Она проходит через "тектологию", как дисциплина объединяя во едино и организуя все области знания. Этот новый энциклопедизм должен подготовить социалистическую революцию, как энциклопедизм Дидро подготовил революции 1789 года. В двух фантастических романах― Красная звезда и Инженер Мемми (1908 г. и 1912 г.) ― Богданов описывает инженера как агент собирания человека. Здесь инженер понимается не как руководитель рабочих а как техник, одновременно теоретик и практик.


Богданов анализирует отношения власти, в плоть до взаимоотношений в рядах Партии. Он раскрывает их авторитаризм, в котором отслеживает коррумпированность коллективистского мышления рабочих из-за индивидуализма интеллегентных активистов. Во избежание этого он создает Партийную школу, для того чтобы активисты с разным социальным происхождением взаимодействовали "в духе товарищеской взаимопомощи" . Благодаря усилиям Луначарского, с помощью Горького, эта школа успешно действует в Италии с 1909 по 1911 гг, для почти сорока "рабочих слушателей". Александра Колонтай или Троцкий в ней от случая к случаю выступают с докладами.


Опасный полемист, Ленин сводит эту попытку к мысли о "богостроительстве", неосторожно высказанной Луначарским. Но, несмотря на организационное и политическое поражение Богданова, остается справедливым тот факт что "богдановизм" коснулся верхушки русских марксистов, а, следовательно и будущей элиты советской России.

От Пролетарской Культуры до Пролеткульта (1917-1920 гг.)

            He удивительно, что идея пролетарской культуры распространилась вместе с развитием революции. За пятнадцать дней до октябрьского переворота 1917 г состоялась первая "конференция пролетарских культурно-просветительских организаций", ставшей в последствии известной под названием "пролеткульт", Несмотря на материальные и моральные трудности "героического периода русской революции" (Крицман), Пролеткульт завоевывает немедленный успех. В зените своей славы, в 1920 году он объединяет 400000 членов состоящих в 300 местных секциях, и издает около сорока газет и периодических изданий.

            В культурном и художественном изобилии первых лет революции, Пролеткульт не выделяется особенным стилем. Театральные мастерские (ТЕО на языке того времени), музыкальные студии (МУЗО), и литературные студии (ЛИТО) питаются идеями всех модернистов (символизм, кубизм, футуризм), и не только в духе промышленной эстетики. В зрелищных представлениях даже классические произведения не редкое явление. Но они всегда являются предметом ревизии для публики.

            Пролеткульт особо не отличается и наличием "звезд": их просто нет. Действительно, он не ставит себе целью воспитать мастеров, будь они даже пролетарского происхождения. Далекая от простого художественного творчества, его цель состоит в создании новой культуры "заведення елементів естетики в повсякденне життья колективных форм культурного життья": новых обычаях, применение Научной Организации Труда...Все эти инициативы возможны только благодаря "самодеятельности масс". Порыв в этом смысле, неоспорим. Если Пролеткульт черпает свои кадры не в среде пролетариата, в индустриальном понятии этого термина, то во всяком случае, эти кадры из народа: их основа состоит из служащих, бедного крестьянства и молодых рабочих. И если местные организаторы, чаще всего, интеллигенты из низов (учители...) то всероссийский управленческий аппарат насчитывает даже несколько заводских рабочих.

            Эта "самодеятельность" масс возможна, благодаря самостоятельности Пролеткульта. Согласно распространенному мнению, в то время он призван был играть в области культуры ту же роль которую Партия большевиков играет в области политики или профсоюзы в экономике. Однако, это самомнение автоматически наталкивается на прерогативы Народного Комиссариата Просвещения несмотря на добрые намерения его руководителя, бывшего богдановиста Луначарского. Опасный синдром "осажденной крепости" охвативший Партию во время гражданской войны, ставит под подозрение эту "пролетарскую" организацию отличающуюся от партии и при этом прекрасно структурированную. Кроме того. несмотря на отход от дел его основателя, непонимание и подозрительность по отношению к "анти-ленинскому" богдановизму подогреваются переизданием "Материализма и империокритицизма". Дни Пролеткульта сочтены. 

            Его руководители, преданные Партии, соглашаются с принужденной интеграцией с НарКомПросом в 1920 году. После гражданской войны бывшие пролеткультовцы вынуждены, волей не волей, найти себе место в новом обществе и подчинится новой "специализации". Начиная с 1920 года, группа писателей, борющаяся за социальный статус пролетарского творца (включая жилье и зарплату), жертвует остатками организации. Интегрирование в НарКомПрос постепенно превращает оставшихся активистов в чиновников. Поэтому они переносят свой опыт на создании, благодаря этому внушительной сети рабочих клубов по образу Народных Домов на Западе продолжая, в тоже время поощрять "самодеятельное творчество масс".


* * *


            Но отход от грез к реальности становится все внушительней и дальний. Сталин об этом знает. Ниспровергнув утопию (см. КОММУНЫ) , он смело поощряет возрождение пролеткультовской риторики в тех случаях, когда она служит восхвалению индустриализации (1929-31).Как только эта задача решена, он окончательно избавляется от Пролетарской Культуры, объединяя в 1932 году все художественные организации под знаменем "социалистического реализма". Социальный эксперимент продлил внешнюю смелость авангарда. Государственное руководство поставит точку на том и другом.



Список литературы:

БОГДАНОВ Александр А., Вопросы социализма : работы разных лет, Изд. Политической Литературы, Москва, 1990.

MALLY Lynn, Culture of the Future: the Proletkult Movement in Revolutionnary Russia, Berkeley: University of California Press, 1990.

SCHERRER Jutta, pour l'hégémonie culturelle du Prolétariat : aux origines du concept et de la vision de la <<culture prolétarienne>>", in M. FERRO et S. FITZPATRICK (eds.) Culture et révolution; EHESS, Paris, 1989.

SCHERRER Jutta, "Culture prolétarienne et religion socialiste entre deux révolutions : les bolchéviks de gauche", Europa  n°II/2 (automne 1979).

SCHERRER Jutta, "les écoles du Parti de Capri et de Bologne : la formation de l'intelligentsia du Parti", Cahiers du Monde russe et soviétique, XIX (3), juil.-sept. 1978.

Comments