Азбуковникъ‎ > ‎Д‎ > ‎

Демонология народная

 


Демонология народная — низшая мифология, система мифологических персонажей — демонов, духов, людей с демоническими свойствами.

Народная демонология затрагивает все сферы славянской традиционной культуры, объясняя все происходящее в мире влиянием демонов: атмосферные и природные явления (см. Духи атмосферные, Духи локусов), посмертное существование человека на "том свете" (см. Вампир, Дети некрещеные, Покойник ходячий, Таласм), хозяйственную деятельность и семейную жизнь (см. Ведьма, Вештица, Домовой, Духи домашние, Змея домашняя, Колдун, Стопак), судьбу человека (см. Доля, Орисницы), причины болезней и под.

После принятия христианства, когда языческие божества были провозглашены демонами, демонология народная пополнилась рядом персонажей высшей мифологии (например, Мокошь), но переход низших демонов в систему богов никогда не был отмечен. В качестве мифологических персонажей в демонологии народной выступает и ряд христианских святых (св. Люция, св. Параскева, св. Юрий и др.).

Основное ядро демонологии народной, сложившееся в праславянскую эпоху и общее для всех славянских традиций, развивалось и изменялось в последующие периоды, и этот процесс продолжается до сих пор. Изначальное диалектное членение демонологии народной и последующая эволюция сформировали современные этнокультурные ареалы: балкано-карпатский, полесский, севернорусский и др., со значительно отличающимися друг от друга мифологическими системами.

Основным элементом демонологии народной является мифологический персонаж, понимаемый как совокупность релевантных, устойчиво повторяющихся в традиции признаков и функций, скрепленных именем.

Славянские персонажи обладают разной степенью "мифологизации" — одни из них воспринимаются исключительно как демоны (например, черт, вампир, кикимора и под.), другие — как люди, наделенные демоническими чертами (колдун, кликуша, двоедушник и др.). В разряд мифологических персонажей включаются персонификации состояний человека и процессов, происходящих с ним (ср. поверья о духах болезней, судьбы, смерти), дней недели или месяцев (Пятница, Неделя, баба Марта и др.).

Объектами демонологии народной являются мифологические локусы (например, ирий, клад), а также природные явления, воспринимаемые как результат деятельности мифологических персонажей (например, вихрь, град, водоворот, залом и др.).

Среди названий персонажей выделяется слой мифологической лексики с неясной или трудно реконструируемой этимологией (мора, вампир, черт и др.), отражающей, по-видимому, наиболее древний этап номинации славянских демонов. Большая часть мифологических имен сложилась в относительно позднее время (XVI — XVIII вв.) и основана на следующих способах номинации:
  • по месту обитания (ср.: рус. водянай, укр. водяник, пол. wodnik, словац. vodny clovek и др.),
  • по времени появления (рус. полудница, с.рус. полуночница и др.),
  • по внешнему виду (чеш. зеленый мужичек "водяной", рус. волосатик "черт", водяной и др),
  • по функции: рус. лизун "домовой", укр. блуд, блудник "демон, сбивающий людей с дороги", бел. казытка "русалка" (от казытаць щекотать) и др.

Одна из особенностей народной демонологии — множественность наименований одного и того же мифологического персонажа, что связано с боязнью произносить имя демона, т. к. считается, что это одновременно является и его вызыванием. Этим обусловлено табуирование имени — замена "настоящего" имени демона на "безопасные" имена. Табуированные имена строятся:
на искажении первоначального фонетического облика слова, перестановке или усечении слогов (ср. рус. модовейко вместо домовейко — "домовой", Анциболот вместо Антихрист "черт" и др.),
  • на назывании демона "задабривающими" именами и деминутивами (ср. рус. добруха лихорадка, домоседушко домавой и др.), а также именами собственными (ср. рус. Антип, укр. Антипко, Грицко черт’),
  • на определениях, подчеркивающих опасность демона и принадлежность его к "иному" миру (ср. рус. диконькой, ворог "леший"; вражонок, худой дух, луканьна, "черт" и др.),  а также
  • на заимствовании лексем из других языков (ср. укр. босорканя, словац. bosorka "колдунья" из венгер. и др.).

В демонологии народной существует комплекс характерных признаков, маркирующих внешний вид и ипостась мифологических персонажей. Для одних персонажей характерен антропоморфный облик (в.слав, ходячий покойник, ведьма, колдун, русалка, з.слав, и ю.слав. мора, юслав. вештица и др.), для других — зооморфный (о.слав. змея домашняя, волколак, ю.слав. хала и Др.), третьи персонажи представляются невидимыми или имеют вид неясных атмосферных явлений (о.слав. вихрь, укр. блуд и др.). Некоторым персонажам приписывается облик человека с зооморфными чертами — рогами, копытами, хвостом, крыльями, перепончатыми лапами, куриными ногами и пр. (например, рус. водяной — человек с коровьими копытами).

Характерная черта мифологических персонажей — способность изменять свой облик, оборачиваться человеком, животным или предметом, поэтому большинство демонов имеет несколько обличий, меняющихся в зависимости от ситуации (например, ю.слав. змеи летающий и в-., з.слав. змей огненный в воздухе имеют вид змея, а на земле — человека).

Народная традиция приписывает демонам половые различия (в.слав. русалка, пол. богинка, з.укр. перелестница и др. имеют вид женщин; рус. леший — мужчин, возрастные характеристики (рус. домовой или леший часто представляются стариками, полес. русалки — девочками или девушками и т. д.), национальные или социальные признаки (в.слав. черт часто предстает в облике немца, поляка, еврея, а также пана, барина).

Демонология выделяет ряд важных особенностей в облике персонажа, указывающих на его принадлежность к "иному" миру: телесные аномалии (хромота, горбатость, слепота, кривизна, беспалость, отсутствие спинного хребта, волос, уха; а также избыточность органов — два ряда зубов, две макушки, гипертрофированные части тела, волосатость, лохматость; слишком большой или слишком маленький рост и т. д.); особенности одежды (отсутствие одежды, обуви, рваная или грязная одежда, лохмотья, шляпа, венок, покрывало, пояс или его отсутствие, кафтан с золотыми или стеклянными пуговицами, мундир военного, лесничего и пр.); цветовая характеристика — наиболее значимыми цветами для демонологии народной являются красный (ср. красную одежду у рус. домового, в.слав. и з.слав. водяного, з.слав. карликов, хорв. тинтилина, ю.слав. вампира и др.), белый (в частности, белые рубашки  — отличительная черта полес. русалок), черный (черный цвет характеризует в.слав. черта и др.), реже — зеленый (зеленые волосы у в.слав. русалок, борода у в.слав. водяного и пр.), синий (у рус. лешего кровь синего цвета) и др. Отличительным признаком принадлежности персонажа к потустороннему миру является пестрота (ср. пеструю одежду з.слав. карликов, о краску о.сла в. змеи домашней, ю.слав. змея летающего и т. д.).

Облик демона часто дополняется характерными атрибутами, с которыми он обычно появляется: коса, серп, хлыст, кочерга, ступа, веретено, валек для стирки белья, гребень, трость, музыкальный инструмент и др.

В славянской демонологии народной взаимоотношения между персонажами, а также иерархия внутри одного класса персонажей выражены довольно слабо. Случаи, когда разные персонажи связаны одной сюжетной линией, в славянской традиции относительно немногочисленны. Ср., например, балкано-карпатский сюжет о демонах — предводителях градовых туч (см. Хала) и борьбе с ними персонажей — облакопрогонников, а также з.укр. мотив погони лесного демона чугайстера за женскими персонажами нявками, рус. былички о борьбе банника с овинником, о неприязни домового и водяного и др. Чаще встречаются представления о семейных отношениях персонажей (ср. в.слав. поверья о семье домового, лешего, о брачных отношениях между водяным и русалками; з.слав. былички о семьях карликов и пр.), а также такая характеристика, как одиночность/множественность появления персонажей (ср. с.рус. представления о шуликунах как о демонах, появляющихся стаями; з.укр. поверья о женских демонах витреницах, группами танцующих на полонинах; полес. рассказы о хороводах русалок; пол. былички о богинках, появляющихся группами; луж. представления об общественном устройстве жизни карликов и др.).

Иерархичность внутри одного класса демонов, т. е. деление на старших и подчиненных, в демонологии народной проявляется спорадически даже в рамках одной традиции. Например, в одних рус. и бел. поверьях признается существование у леших царя, а также старшинства в зависимости от типа леса, в котором они обитают, а в других этот признак отсутствует.

Важной чертой славянских демонов является их генезис:
происхождение из душ предков (в.слав. домовой, о.слав, змея домашняя);
из душ грешников, самоубийц, умерших до вступления в брак, во время родов, некрещеных детей, выкидышей, людей, похороненных с нарушением ритуала, и других видов "заложных" покойников (о.слав. вампир, в.слав. русалка, рус. кикимора, серб, караконджул и др.);
  • людей, проклятых родителями (рус. леший);
  • принесенных в строительную жертву (ю.слав. таласм);
  • людей, родители которых нарушили правила принятого поведения, — зачали ребенка в период запрета на половое общение, неправильно вели себя в церкви, во время беременности ели запрещенную пищу (з.укр. ведьма, опырь, пол. мора, ю.слав, вампир и др.);
  • людей, родившихся с аномалиями (с двумя рядами зубов, в кровавой сорочке, как з., ю.слав. мора, ю.слав. вештица, з.слав, вампир);
  • родившихся в результате сожительства женщины с демоном (укр. волколак, ю.слав. змей летающий, вампир и др.);
  • специально выращенных (о.слав. дух-обогатитель);
  • ставших мифологическими персонажами в результате колдовства (в.слав, волколак) и др.

В народной демонологии выделяется ряд локусов, которые связаны с постоянным или временным пребыванием мифологических персонажей. Обычно это места, пограничные с "иным" миром или осмысляемые как потусторонние и связанные с пребыванием там душ умерших. В доме такими локусами являются порог, печь и запечье, печная труба, подпол, чердак, угол. Из хозяйственных построек наиболее маркированы хлев и баня, а также периферия усадьбы — мусорная куча, место рубки дров. Среди природных пространств выделяются лес и отдельные деревья (кривые, одиноко стоящие, сухие), особенно дуб, верба, бузина и др. растения (например, болг. самовилы появляются в местах цветения растения росена). Местами пребывания демонов считаются также поле, водоем, гора, туча, а также различные виды границ — межа, дорога, перекресток, мост и т. д. Характерной чертой многих слав, демонов является сезонная смена локусов, что связано с представлением о возвращении на землю душ умерших в определенные календарные даты. Ср,, например, поверья о том, что рус. леший, в.слав, русалки, пол. богинки, ю.слав. самовилы находятся на земле лишь в весеннелетний период, а на зиму уходят на "тот свет" — в воду, могилы, под землю и др. локусы нежилого пространства.

Наиболее характерными путями проникновения мифологических существ из загробного мира на землю и обратно являются растения, водные пространства, в частности колодец, водоворот и омут, а в доме — окно, порог, дымоход.

В народной демонологии четко отмечено время появления и активности мифологических существ. В сутках это ночь и особенно период с полночи до первых петухов, считающийся временем разгула нечистой силы, а также утро до восхода солнца и вечер после заката. Часто в поверьях отмечается связь активности демонов с фазами луны (в лунные ночи появляются на берегу з.слав. богинки, в.слав, русалки и т. д.). Реже как опасное время выделяется полдень. Ср. в.слав., з.слав. поверья об активности в это время полевых демонов, в частности полудницы. В годовом цикле мифологически маркированными являются "переломные" периоды, связанные с днями летнего и зимнего солнцестояния (в календаре совпадающие с купальско-троицким и святочным периодами), время цветения злаков, а также некоторые календарные даты, например, день св. Люции, Юрьев день, Благовещенье, Пасха и др. Активность нечистой силы может связываться с периодами непогоды ("воробьиной" ночью, бурей, выпадением града).

Наиболее существенным элементом мифологического персонажа, формирующим его образ и обеспечивающим ему устойчивость в традиции, является набор функций и действий, приписываемых тому или иному демону. Среди них выделяются действия, направленные на человека и его мир, как вредоносные, так и попечительные, а также действия, которые характеризуют поведение и привычки самого персонажа.

В перечне действий демонов, направленных на причинение вреда человеку, наиболее распространенными являются:
умерщвлять человека (убивать, топить, выпивать у него кровь, сдирать кожу, съедать и т. д.);
вредить здоровью человека (насылать на него болезни, порчу, укорачивать его жизнь, вселяться в человека и мучить, душить по ночам, бить и пр.) — на это направлена деятельность большинства демонов;
  • вредить семейной жизни и хозяйству (вызывать несчастья, разлад в семье, подменивать детей, вступать в половую связь с людьми, отнимать урожай, "спор", молоко у коров, насылать болезни на скот, мешать в работе, портить вещи, уничтожать богатство, насылать насекомых и т. д.);
  • глумиться над человеком (пугать, заманивать в непроходимые места, сбивать с пути, преследовать, мерещиться, заставлять совершать ошибки и т. д.);
  • воздействовать на природу и стихии (вызывать град, вихрь, наводнения, засуху, съедать и красть светила, изменять ландшафт и пр.).

В перечне положительных действий, приписываемых демонам, выделяются следующие:
  • воздействовать на жизнь человека (обеспечивать "правильный" уклад всей жизни, наделять долей, удачей, здоровьем, детьми, профессиональным мастерством, предвещать будущее и пр.);
  • воздействовать на хозяйство (обеспечивать богатство, урожай, здоровье и плодовитость скота, нянчить детей, помогать в домашних делах и пр.);
  • защищать человека и его мир (от других демонов, болезней, зверей, природных явлений).

В группе действий мифологических персонажей, характеризующих их самих, наиболее существенными являются следующие:
  • речевое и звуковое поведение демонов (заумь и глоссолалия, ритмическая организация речи, пение, хохот, плач, свист, вой, стон, стук, хлопанье в ладоши и т. д.);
  • знаки и следы их присутствия (светиться, поднимать ветер, оставлять после себя мокрое место, выжженное пространство, неприятный запах и т. д.);
  • типичные занятия и образ жизни (семейная жизнь, взаимоотношения с другими персонажами, склонность к определенным видам пищи, хозяйственная деятельность — стирка, подметание, прядение, шитье, плетение лаптей;
  • игры, танцы, расчесывание волос, купание и пр.);
  • способы перемещения в пространстве (бег, полет, езда на колесе, верхом на человеке и т. д.).

Основной перечень мифологических функций, формирующих образ персонажа, является общим для всей славянской демонологии, что свидетельствует о генетическом единстве славянской мифологии. Но одна и та же функция в разных традициях может приписываться различным персонажам. Например, мотив "демон обменивает человеческого ребенка, оставленного без присмотра, на своего безобразного детеныша" на Рус. Севере связан с образом банника или обдерихи, на укр. Карпатах приписывается поветруле или дикой бабе, в пол. традиции — богинке или мамуне, а у лужичан — карликам.

В демонологии важное место занимают способы коммуникации человека с мифологическими персонажами, регулирующие его отношения с потусторонним миром:
  • различные формы задабривания демонов (почитание, вежливое обращение, кормление, жертвоприношение, кумление и т. д.);
  • обереги и способы нейтрализации (распознавание демонов, соблюдение запретов и предписаний при контакте с ними, выполнение охранительных действий и обрядов, использование заговоров и др. текстов, апотропеических предметов и растений и др.);
  • инициация контакта с демоном (вызывание, приглашение, заключение договора, выращивание и содержание у себя в качестве помощника и т. д.).

Объектом воздействия мифологических персонажей, прежде всего, является человек и его мир (семья, хозяйство, скот, урожай), однако в демонологии выделяется ряд объектов, которые наиболее уязвимы для демонов. Прежде всего, это
  • люди, находящиеся в "переходном" состоянии (беременные, роженицы, новорожденные, молодожены, умирающие, а также души умерших), нарушители ритуальных запретов и предписаний (выполняющие работу в неурочное время, провоцирующие контакт с демоном своим неправильным поведением и др.),
  • а также представители определенных профессий, обладающих "пограничным" статусом приближающих их к потустороннему миру (музыканты, пастухи, мельники, строители, кузнецы и др.).
Под воздействие демонов попадают животные и растения в период плодоношения, а также жизненно важные для человека виды хозяйственных работ (пахота, сбор урожая, ткачество, животноводство и т.д.).

В сферу воздействия мифологических персонажей входят стихии и природные явления: демоны поедают и крадут светила, доят месяц, вырабатывают град и разносят его в тучах, являются причиной ветра, вихря, засухи, ливней, заморозков, миграций животных, эпидемий и т. д. В восточнославянской традиции демоны могут считаться покровителями различных пространств — дома, леса, водоема, поля, межи и т. д., в пределах которых они являются безраздельными хозяевами всего живого и неживого.

Набор персонажей, составляющих мифологическую систему в отдельных славянский традициях, определяется, с одной стороны, родством этих традиций и наличием общих персонажей, восходящим к праславянским инвариантам (ср., например, образ о.слав. вампира), а с другой — последующим самостоятельным развитием этих традиций, повлекшим изменение многих мифологических образов (ср., например, ю.слав. и в.слав. варианты образа змея летающего), заимствованием элементов из соседних неславянских мифологий (например, з.слав, карлики), забвением и разрушением отдельных образов. В результате этих процессов в настоящее время отдельные славянские демонологические системы обладают своими особенностями, например, доминирование атмосферных демонов и связанных с ними сюжетов в ю.слав. демонологии и сравнительно слабое развитие подобных образов в в.слав. демонологии; развитие под угрофинским влиянием ряда в.слав, образов духов-"хозяев" локусов и их отсутствие в других слав, традициях.

В число источников, содержащих сведения о демонологии, входят тексты различных жанров: поверья, былички, легенды, заговоры, загадки, пословицы, проклятия, формулы устрашения детей, обряды, в том числе с участием ряженых, игры, а также лексика и фразеология, описывающие различные природные сферы, в том числе: метеорологическая и астрономическая терминология (ср., например, полес. название белемнита чертов палец), зоологическая и ботаническая (ср. рус. чертополох и др.), а также топонимическая терминология (ср. названия долин и возвышенностей.

Е. Е. Левкиевская

Comments