Некролог (проф. А.Л. Доброхотов)

14 января завершился жизненный путь замечательного ученого, члена-корреспондента РАН Николая Васильевича Карлова.

Как физика его знали благодаря трудам по квантовой электронике и созданию парамагнитного мазера (Государственная премия СССР, 1976).  Значителен вклад Н.В. Карлова в работу научных институций: он был ректором Московского физико-технического института (1987—1997) и председателем ВАК РФ (1992—1998). Но и в отечественной гуманитаристике Н.В. Карлов – выдающаяся фигура. Созданный в начале 90-х и возглавляемый им Центр гуманитарного образования МФТИ «Пётр Великий» по сути оказался в ту эпоху первым и на удивление успешным опытом сопряжения естественнонаучного и гуманитарного образования в органический комплекс нового университетского типа.

Человек редкостного личного обаяния, образец пассионарного и в то же время ироничного физика‑романтика того чекана, который был воспет литературой шестидесятников, Николай Васильевич стал душой и центром «сборки» блистательного, но весьма разнородного сообщества, в котором сотрудничали философы и историки, латинисты и богословы, музыканты и поэты, филологи и науковеды. Ему удалось превратить то, что могло бы быть просто гуманитарной кафедрой, в гессианскую Касталию, к играм которой азартно приобщались физтеховцы и урокам которой  – судя по их воспоминаниям – они были обязаны своим личностным формированием.

Однако утопии долго не живут, и сейчас в первую очередь можно говорить об оставшейся в наследство от Карлова инновационной модели элитного образования: пока не востребованной по-настоящему, но ждущей своего времени. Как теоретик высшей школы, Карлов настаивал на гуманитаризации естественнонаучного и инженерно-технического образования и параллельном приобщении гуманитариев к естественным наукам. Надо – любил говорить он – перебросить мостик между полушариями ученого мозга. Идеократия и технократия были для него двумя деструктивными опасностями, порожденными новейшей цивилизацией.

В решении этой задачи настоящим понтифексом ему виделась философия. "Философия представляет собой одну из важнейших частей системы гуманитарного образования, поскольку именно в ней аккумулируются и получают наиболее четкое и последовательное выражение идеи, мысли и настроения, существующие в данное время в обществе. История смены и эволюция философских идей является одной из существенных составляющих всей истории человеческой культуры, включая такую ее важнейшую часть, как наука" (Наука о духе в естественнонаучном и техническом университете // Вопросы философии.1995. № 2. С.102). Философия же, в свою очередь, виделась ему не как доктринальный ресурс, а как способ самоопределения личности. Или, точнее, содружества непохожих личностей. Школа и вуз, полагал он, должны целенаправленно воспитывать эту непохожесть.

В одном интервью Карлов‑физик  сформулировал это так: «Только неоднородные структуры устойчивы по отношению к внезапному распаду». Работы Карлова я настоятельно рекомендую всем, кого волнуют судьбы российской высшей школы. (См., например: Интеллигентна ли интеллигенция // Вопросы философии. 1998. № 3; Ноосфера образования. Область удаленного доступа к знаниям (в соавт. с Н.Н. Кудрявцевым) // http://spkurdyumov.ru/education/noosfera-obrazovaniya/2/ ; их же статья – Много званых, мало избранных // Вестник РАН, 2001, том 71.) Но уже сейчас стоит, по‑моему, учесть один из результатов реформаторской деятельности Николая Васильевича. Физтеховская модель союза «humaniora» и «scientia» удалась, как представляется, потому, что в основе ее был не только диалог и взаимодополнение дисциплин, не только уроки культуры для «смягчения нравов», но – в первую очередь – установка на то, что молодой человек, получающий элитное образование, наделяется вместе с ним и прямой ответственностью за традиции и живую культуру Отечества. В самом деле: вступить во владение этими сокровищами – совсем не то же, что научится играть в виртуальные игры, пусть даже самого высокого класса.

Чтобы сообщить студентам это переживание,  Николай Васильевич Карлов предпринял великие труды. Requiescat in pace!

А.Л. Доброхотов