3. Сан-Франциско 1942-1944 гг., Ленд-Лиз




3.1 Н-ФРАНЦИСКО 1942-1944

     Нападение Германии на СССР приводит к образованию трёхсторонней антигитлеровский коалиции. Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль выбирает "меньшее из двух зол" и заявляет о поддержке Страны Советов.  Об отношении к Сталину можно судить по известному афоризму Черчилля: «Если бы Гитлер оккупировал ад, я стал бы просить Палату Общин оказать помощь Дьяволу».  Уже в августе 1941 года английский Северный конвой "Дервиш" из 5 судов вошел в порт Архангельска.  Военная помощь США  союзникам по коалиции осуществлялась по программе Ленд-Лиз. Помощь СССР по этой программе после одобрения Конгрессом  была подписана Президентом США  Франклином Рузвельтом 11 марта 1942 г. Известны слова Рузвельта: "если у соседа горит дом, а у вас есть водопроводный шланг, нелепо предлагать соседу купить его или взять под залог. Нужно побыстрее передать ему шланг и попросить вернуть, когда с огнем будет покончено". Две трети населения CША поддержали закон о ленд-лизе.

    В феврале 1942 года Якова Ломакина назначают Генеральным консулом СССР в Сан-Франциско. К месту назначения  семья едет поездом. В 40-е годы прошлого века авиарейсы между крупными городами в США ещё не были регулярными, а железнодорожное пассажирское сообщение работало прекрасно. Новое назначение предоставляет Ломакину самостоятельность столь необходимую для его решительного и независимого характера. Советское Генконсульство в Сан-Франциско было организовано в 1935 году. После подписания Протоколов о Ленд-Лизе  его работе придаётся особое значение, так как ясно, что  основные поставки пойдут через Тихий океан. Путь через Атлантику блокирован фашистскими подводными лодками.
   
     В Сан-Франциско происходит знакомство с обстановкой. Здание Консульства находилось (2563 Divisadero st.) в престижном районе Пасифик Хайтс (Pacific Heights) на пересечении улиц Дивизадеро и Бродвей (Divisadero and Broadway). Помимо официального помещения (кабинеты, зал для приёмов etc.), там же были и жилые помещения для сотрудников
(13 человек) с семьями  и резиденция консула.
   



     Здание стоит на том же месте по сей день
http://www.zillow.com/homedetails/2701-Broadway-St-San-Francisco-CA-94115/15080873_zpid/интернете можно прочитать, что оно не сохранилось). Сменился адрес. В 2013 году после реконструкции въезд сделали с улицы Бродвей. При новых владельцах дом вновь покрасили в белый цвет и восстановили старые детали интерьера. Наверняка, сменяющаяся череда "новых русских" консулов не представляет себе той огромной работы, которая во время Второй мировой войны проводилась в  этом доме. В 21-ом веке на той же улице находится дом, арендуемый  для резиденции российского консула и его семьи. Консульство России в Сан-Франциско теперь находится по адресу: 2790 Грин стрит.
   
    Вернёмся в век 20-й. Ломакин принимает дела у отзываемого в Москву экс-консула Анисимова, и узнаёт, что у Анисимова беременная жена. Беременность первая, поздняя, долгожданная. Единственный путь в Москву в феврале 1942 года лежал через Тихий Океан. Седьмого декабря 1941 года в ответ на вероломное нападение Японии на Перл Харбор США объявляют ей войну. Япония постоянно торпедирует как американские, а, будучи союзницей Германии, иногда и суда Морфлота СССР в Тихом океане.

    У Ломакина, несмотря на суровую эпоху в которую он жил, была потребность совершать добрые поступки. Он берёт на себя ответственность и запрашивает Народный Комиссариат Иностранных Дел (НКИД) о возможности продления командировки Анисимова и получает положительный ответ. Рассказал ли отец родившейся в 1943 году в Лос Анджелесе Маше Анисимовой об этом добром и смелом поступке? Ведь по сталинским законам, -да ещё во время войны!, обратиcь Анисимов с этой просьбой сам, его бы сочли "невозвращенцем". Яков Ломакин, очевидно, сумел найти правильную формулировку, чтобы добиться положительного решения.


 Второй Фронт 

   Для скорой победы в войне необходимо было активное вступление англо-американских войск в Европе. Это оттянуло бы часть сил Вермахта с Восточного фронта и заставило их воевать на два фронта. Переговоры об открытии Второго фронта шли начиная с 1941 года, но действие затягивалось по разным причинам. С 7 декабря 1941 г., после нападение на Пёрл Харбор, флот и войска США были задействованы в войне с Японией. Высадки Союзных войск в Северной Африке в ноябре 1942 г. и в Сицилии в июле 1943 г. отвлекли лишь незначительные силы Вермахта и не дали ожидаемого результата. Правительство СССР продолжает настаивать на открытие массированного Второго фронта. Это требование поддерживается многочисленными общественными организациями США.

    Эти официальные организации участвуют в сборе средств в помощь Красной армии. О своей деятельности они говорили: аш Второй фронт". Одной из наиболее многочисленных и активных организаций было "Общество помощи России в войне" ("Russian War Relief" or RWR). Оно было организовано в Нью-Йорке через месяц после нападения Германии на СССР и одобрено правительством Рузвельта. (Обращает внимание - России, а не СССР!). Председателем
был Эдвард Картер (Edward C. Carter).  Он же возглавлял Национальный Комитет Медицинской помощи СССР (National Committee for Medical Aid to Soviet Union), и был членом Исполнительного комитета Русско-Американского Института   (American Russian Institute). Один год (1942) председателем "Общества помощи России" становится близкий к правительству США крупный юрист Аллен Вордвелл (Allen Wardwell)

    Комитеты "Общества помощи России"  быстро образовались  более чем в сорока крупных городах США. Работа в основном выполнялась волонтёрами. В разделе "Документы" можно ознакомиться со списком спонсоров. Список был опубликован на афише 1944 года  по случаю митинга в Сан-Франциско.  Среди спонсоров были сенаторы и члены правительства Президента Рузвельта, видные адвокаты, банкиры и дипломаты, учёные и лидеры крупных профсоюзов. Председателем Еврейского комитета был Альберт Эйнштейн. В этом списке много деятелей культуры и искусства.  Музыка с древних времён имеет большое значение для единения и поддержки морального духа, многие музыканты давали концерты, сборы с которых шли в пользу Красной армии.

      Во время Второй мировой войны великий дирижёр Сергей Александрович Кусевицкий (1874-1951), покинувший Россию в 1920 году,  возглавил сбор средств в помощь Красной армии, став председателем одного из комитетов "Общества помощи России в войне". Одновременно он был президентом музыкальной секции Национального совета Американо-Советской дружбы, а в 1946 году занял пост председателя Американо-Советского музыкального общества.

   Рахманинов (1873-1943) покинул Россию в 1917 году и на дух не принимал советскую властьПосле нападения Германии на СССР он дал в США несколько концертов, весь денежный сбор от которых им был направлен в фонд Красной армии. Известны его слова: «От одного из русских посильная помощь русскому народу в его борьбе с врагом. Хочу верить, верю в полную победу». Узнав о смерти своего земляка, Сергея Васильевича Рахманинова, наступившей в пригороде Лос-Анджелеса 28 марта 1943 года, Ломакин заказывает панихиду в Православной церкви в Сан-Франциско. Для того времени это было неординарным решением Почтить память выдающегося композитора, пианиста-виртуоза и дирижера пришло много народа.

  Композитор Александр Тихонович Гречанинов (1864-1952) эмигрировал из СССР в 1925 году. Его творчество имело явную православную и христианскую направленность и шло вразрез с коммунистической идеологией. В годы войны, переживая за свою родину, семидесятидевятилетний Гречанинов, сочиняет симфоническую поэму "К победе" (1943) и "Элегическую поэму памяти героев" (1944). Ноты этих произведений  он посылает в СССР.

    Во время войны музыка русских композиторов часто звучала в концертных залах США. Дирижёр  симфонического оркестра Сан-Франциско Пьер Монтё (Pierre Monteux) пропагандировал русскую музыку. Из газет он знал, что Ломакин присутствовал на концерте, когда исполнялась 7-я симфония Шостаковича. В апрельском номере журнала "Жизнь в Сан-Франциско" (San Francisco Life) была опубликована небольшая статья "Они говорили о музыке". Речь шла о трансляции по радио недавно написанной 8-й симфонии Дмитрия Шостаковича. Впервые мощь этой музыки в США была услышана в исполнении нью-йоркского симфонического оркестра под управлением Артуро Тосканини (1867-1957). Монтё в апреле 1944 г. репетировал со своим оркестром 8-ю симфонию и попросил встречи с  четой Ломакиных и Президентом радиостанции KQW  Ральфом Брантоном (Ralph R. Brunton). Встреча состоялась в зале гостиницы Фермонт в апреле 1944 г. (см. раздел Фотографии).


Русско-Американское Общество (РАО)

(Материалы из Бюллетеня, выпускавшегося Русско-Американским Обществом, можно посмотреть здесь

   29 июня 1941 г. в Сан-Франциско было образовано
усско-Американское Общество", которое тоже было утверждено Правительством США. Опасность нависшая над Родиной объединила
проживающих в Калифорнии эмигрантов из России и Украины. Простые небогатые люди вносили деньги и наладили сбор пожертвований, на которые покупались медикаменты, оборудование и инструменты для госпиталей. С энтузиазмом были организованы посылки с одеждой и индивидуальные подарки советским солдатам. Для сбора денег устраивались концерты, балы, гуляния, буфеты, лотереи и выставки, которые с удовольствием посещались американцами не имевшим славянских корнейНа митингах "Русско-американского общества" с огромным вниманием слушали выступления героя Первой мировой войны царского генерала Виктора Александровича Яхонтова (1878- 1978). Особенно успешно работал "Клуб матерей" под председательством эстонки Анастасии Юргенсон.  Существовала строгая финансовая отчётность. Большая часть денег передавалась "Обществу помощи России" в фонд Красной армии. Русско-Американское общество выпускало Бюллетень “За Победу” на английском и русском языке, в котором печатались вести с фронтов, а также отчёты о проделанной работе.  Бюллетень издавался ежемесячно с 1942 года на пожертвования. Работа редколлегии была безвозмездной (не оплачивалась).

   

     В годы Второй мировой войны Ломакиным проводится поистине титаническая работа. Он выступает с речами в поддержку открытия Второго Фронта перед многотысячными аудиториями. Прекрасный оратор, легко выступавший экспромтом, он в своих речах на английском языке одинаково убедительно обращается как к рабочим судостроительных верфей, так и к бизнесменам и творческой интеллигенции разных городов западного побережья США.

    Открытость и доброжелательность Ломакина позволяют ему установить дружественные отношения со многими выдающимися людьми, которые выступали против фашизма и поддерживали открытие Второго фронта. Среди них были знаменитые актёры (Чарлз Спенсер Чаплин, Джон Гарфилд, Оливия де Хавиленд, Марта Грэм), прославленные музыканты  (Иегуди Менухин, Яша Хейфиц, Леопольд Стоковский, Пьер Монтё, Эрнст Блох), великие писатели Генрих и Томас Манн, Лион Фейхтвангер, а также бизнесмены, владельцы судоверфей и радиостанций.

    18 мая 1942 года по инициативе "Общества помощи России в войне" (Russian War Relief, RWR) под председательством мистера Джозефа Томсона в Сивик аудитории (Civic auditorium) города Сан-Франциско состоялся митинг.
На сцене сидели американские адмиралы и генералы во главе с мэром города Сан-Франциско Анджело Росси (1878-1948). На этом историческом событии Чарли Чаплин выступил с призывом требовать от правительства США открытия Второго Фронта. По его предложению была подготовлена телеграмма Президенту Рузвельту. Присутствующие на этом митинге 10 тысяч американцев поддержали предложение Чаплина нескончаемыми аплодисментами.  Великий артист, создатель незабываемого образа стойкости "маленького человека", нашёл проникновенно-простые слова:
"- Я не коммунист, - я просто человек, и думаю, что мне понятна реакция любого другого человека. Коммунисты такие же люди, как мы. Если они теряют руку или ногу, то страдают так же, как и мы, и умирают они точно так же, как мы. Мать коммуниста - такая же женщина, как и всякая мать. Когда она получает трагическое известие о гибели сына, она плачет, как плачут другие матери. Чтобы ее понять, мне нет нужды быть коммунистом."
  
    После официальной части состоялся концерт, на котором выступил выдающийся скрипач Ягуди Менухин.  Известный голливудский артист Джон Гарфилд прочитал на английском языке “Письмо красноармейца”. После митинга Яков Ломакин и выступавшие на митинге  были приглашены в дом одного из спонсоров: крупного банкира, магната по недвижимости, филантропа и последовательного республиканца - Луиса Лурие (Louis Lurie 1888- 1972), где фотограф студии "Hass & Associates Photo" сделал несколько исторических фотографий.



                       На фотографии слева направо: Бетти Гордон, Луис Лурие и Чарли Чаплин.


На фотографии 18 мая 1942 г. момент подписания Чарли Чаплином обращения к президенту США Франклину Рузвельту с требованием открытия Второго фронта. Слева-направо: Чарли Чаплин, секретарь "Общества помощи России" Бетти Гордон,  Яков Ломакин, председатель митинга мистер Томсон, голливудский артист Джон Гарфилд, стоит миссис Томсон.

    С помощью Русско-Американского общества, Общества Красного Креста и многих других общественных организаций Калифорнии вокруг Генконсула Ломакина сплотились люди сочувствующие  России. Одни эмигрировали из России в результате религиозных преследований (духоборы, молокане, прыгуны...), другие  принадлежали к "белой" постреволюционной волне, большую часть составляли славяне из разных стран и рядовые американцы. Объединившись они собирали деньги на покупку одежды, предметов быта и медикаментов для русского фронта и тыла. Были созданы специальные комитеты по изысканию средств для закупки, упаковки и отправки посылок в СССР. 
  
    Из газетной статьи подписанной Адамом С. Эторовичем (оригинал на английском языке см. Документы) узнаём - "в канун 1943 года в Сивик Аудитории Сан-Франциско будет устроен грандиозный бал. Спонсорами являются члены 32-х славянских клубов. В районе залива Сан-Франциско (Bay Area) проживает более 50 тысяч славян. Они представляют семь национальностей: хорваты, сербы,  словенцы, чехи, словаки, русские и украинцы.  Все доходы от мероприятия будут направлены в Фонд помощи Poссии, Чехословакии и ЮгославииПочетные председатели: Яков М. Ломакин - Генконсул СССР и Бохус Бенеш - Генконсул Чехословакии. Председатель Оргкомитета - Ник Боскович. Девушки представят национальные костюмы." (см. Фотографии)


   Активное участие во многих мероприятиях принимала жена Ломакина. Особенно запомнилось, встреченное овациями выступление О. Т. Ломакиной с речью перед двухтысячной аудиторией 19 марта 1944 года на собрании, организованном Русско-Американским Обществом. Это, пожалуй, единственное известное выступление жены советского (да и современного русского) дипломата перед такой огромной аудиторией.

 

 


В 1942-1944 гг  многотысячные митинги в поддержку Красной армии проводились  ежегодно. 22 июня  1944 года Национальный Комитет Американо-Советской Дружбы (National Council of American-Soviet Friendship) в  Сивик Аудиториум организовал “в честь России и наших Союзников” многотысячный митинг и концерт.

   Торжественное мероприятие комментировал известный радиожурналист Сидней Роджер, знаменитая голливудская актриса Оливия де Хавиленд в английском переводе мастерски передала настроение стихотворения К. Симонова “Жди меня”. В официальной части программы выступили судья Верховного Суда Картер и Генеральный Адвокат штата Калифорния Роберт Кенни (1901-1976).

   Первая страница  ежемесячного Бюллетеня русско-американского общества (ответственный редактор Ю. Г. Братов) с фотографией  Генконсула СССР Ломакина произносящего на английском языке приветствие перед восьмитысячной аудиторией собравшейся  в годовщину нападения Германии на Советский Союз 22 июня 1944 года в Сивик Аудиториуме в Сан-Франциско. На митинг Ломакин впервые пришёл в чёрной парадной форме дипломата. Он был командирован в США от ТАСС и выполнял ответственную работу не имея дипломатического статуса, которое им было получено только в 1944 году.



   Два года работы Якова Ломакина в Сан-Франциско  хорошо освещались прессой и в книгах, а также в пьесе известного английского драматурга Кристофора Хэмптона “Сказки Голливуда“ (Christopher Hampton, "Tales from Hollywood',1982). Драма Хэмптона, повествующая о тяжёлом периоде эмиграции великих европейских писателей (Генрих и Томас Манн, Лион Фейхтвангер, Бертольд Брехт) в США, ставилась в лучших театрах мира. В пьесе Хэмптона Яков Ломакин приносит  Генриху Манну, находившимуся в особенно стеснённом материальном положении, гонорар за произведения, опубликованные в СССР.  В Москве премьера “Сказок Голливуда” состоялась в Малом театре 22 февраля 1989 года.





3.2 Ленд-Лиз

  Самостоятельность и быстрота в принятии решений, правильная оценка ситуации и высокий профессионализм обеспечивали успех работы в этот особенно тяжёлый период войны. Ломакин имел необыкновенную работоспособность и привычку спать не более 4-5-ти часов в сутки, выработанные им ещё в детстве. Он работал на износ, понимая, что это его фронт борьбы с фашизмом.
   После подписания в марте 1942 года президентом Ф. Рузвельтом  соглашения о заёме и аренде между СССР и США (Lend-Lease) начались основные поставки.
По ленд-лизу США поставляли в СССР стратегические грузы (танки, морские суда, железодорожные транспортные средства, станки, автомашины, листовую сталь, металлы, взрывчатые вещества, нефтепродукты и т.д), а также жизненно важные для фронта и тыла продовольствие, медикаменты и предметы быта.  Почти половина грузов ленд-лиза прошла через Тихий океан, т.к. путь через Атлантический океан блокировали немецкие самолёты и подводные лодки. Чтобы избежать встречи с японскими подводными лодками путь на Владивосток и Находку проходил вдоль американского побережья на север мимо Аляски и Командорских островов, часто с заходом в Петропавловск-Камчатский, далее на юг вдоль западного побережья Сахалина.
     Согласно советско-американским соглашениям, американские и английские лётчики не имели право входить в советское воздушное пространство. На Чукотке в короткие сроки был построен аэродром Уэлькаль, на который в 1942-1945 гг по Ленд-Лизу из Фэрбэнкса  (Аляска) перегнали 8094 самолёта (бомбардировщики и истребители). Далее
по трассе АЛСИБ (Аляска-Сибирь) в Красноярск их перегоняли советские лётчики. И вновь всё в режиме строжайшей секретности. Если американские самолёты залетали на советскую территорию, то их обстреливали. Сталин боялся рассекречивания масштабов колымских и магаданских лагерей ГУЛАГА. От советского народа советская пропаганда скрывала масштабы помощи Союзников. Впрочем о  размахе военной помощи Союзников мало что известно и после "перестройки". В 2006 году был выпущен художественный фильм "Перегон" режиссёра Александра Рогожкина. В основе сюжета любовный треугольник. Чукотка 1943 год, советский офицер влюбляется в американскую летчицу, которая перегоняет из США по ленд-лизу истребители «Аэрокобра» на специальный аэродром трассы «Алсиб».

   Помощь США в 1942- 1945 год была огромной и поистине дружественной. В настоящее время трудно оценить число советских людей задействованных в Ленд-Лизе на территории США. Это члены закупочных комиссий (по 25-30 человек в каждом порту тихоокеанского побережья США), постоянно обновляемый состав морских офицеров и моряков с судов, принимающих грузы. Часто суда становились для прохождения необходимого текущего, среднего или капитального ремонта. Некоторые военные и гражданские советские моряки  проходили курс обучения на артиллерийском отделении Военно-морской школы США. Советские моряков обучали обращению с поставляемыми по Ленд-Лизу американскими крупнокалиберными пулемётами и пушками "Эрликон". Группа штурманов училась обращению с навигационными приборами поступавшими на советские суда.  Через эмиграционые офисы США Генконсул Ломакин  сумел наладить оформление специальных документов для проходивших обучение моряков. В них указывались отпечатки большого пальца и приметы обучаемого. Этот документ в условиях военного времени был необходим для доказательства легального проживания иностранца.

    За весь огромный постоянно меняющийся контингент, за организацию всех работ по разгрузки,  загрузки и ремонту, включая договорённости с американскими чиновниками и предпринимателями, связь с Амторгом и Владивостоком, а также за любые непредвиденные обстоятельства, отвечал Генеральный консул.

Основные маршруты и объем поставок транспортных грузов показаны таблице: 
Маршруты поставок тысяч тонн % От общего
Тихоокеанский 8244 47,1
Транс-иранский 4160 23,8
Арктические конвои 3964 22,6
Черное море 681 3,9
Советская Арктика 452 2,6
Всего 17 501 100,0

Три маршрута - тихоокеанский, транс-иранский и арктические конвои - обеспечили в сумме 93.5% общих поставок. Ни один из этих маршрутов не был безопасным.  На Тихом океане шла война с Японией, которая топила суда идущие из США. В статье опубликованной в "Московских новостях" 7 октября 1990 г. австралийский журналист привёл следующие цифры:  "Свыше 30 тысяч английских и американских ГРАЖДАНСКИХ МОРЯКОВ  отдали жизнь чтобы помочь русским". Статистики о людских потерях советских транспортных средств нет.

    В журнале "Отечественная история" №3 за 1996 г.  профессор исторического факультета Поморского гос. университета М. Н. Супрун пишет, что "продовольствия, поставленного в СССР по Ленд-Лизу, хватило бы для того, чтобы кормить армию в 10 млн. человек в течение 1688 суток, т.е. в течение всей войны". Американскую тушонку граждане России ели и в послевоенные голодные годы (1945-1947 гг.)(цит. по книге А. Паперно "Ленд -Лиз. Тихий океан").

     Особую роль в реактивной артиллерии сыграли американские грузовики "Студебеккеры". Они были надёжной базой для "Катюш", их повышенная проходимость позволяла возить по российскому бездорожью тяжёлую установку с направляющими для ракет. Советские грузовики ЗИС (Завод им. Сталина) имели менее мощные двигатели, а их рамы не выдерживали тяжести ракетной установки. Всего за годы войны было выпущено около 200 тысяч грузовиков Studebaker US6 из них 187970 (по статистике США) были поставлены в СССР.



1943 год. Ломакин выступает перед рабочими на верфи в Сан-Франциско (под Советским флагом)

 


  В одном только Сан-Франциско суда “Либерти”, на которых перевозили поставки, спускались с 9-ти стапелей. Тихоокеанский путь ленд-лиза из портов США осуществлялся советскими моряками в режиме строгой секретности. Масштабы американской помощи с самого начала правительство СССР скрывало от советского народа. Неизвестными оставались и имена людей, осуществивших этот грандиозный проект.
     Джозеф Мур владелец большой судостроительной и ремонтной верфи в пригороде Сан-Франциско Окланде вместе с сыном любил бывать на приёмах в советском консульстве. На его верфи часто ремонтировались суда морфлота СССР. В июне 1943 года он предоставил жене генконсула Ломакина честь стать "крестной матерью" вновь построенного парохода. Подробнее о этом памятном событии см. главу Ольга Ломакина. 

    Доброжелательность Ломакина, умение выслушать и помочь отражены в его поступках, описанных в мемуарах и письмах знакомых с ним людей . В 1942-1943 году была совершена героическая 17 000-мильный переход шести подводных лодок  типа “Эсок” с Камчатки в Северное море. Этот подвиг описан в киноповести “Где-то на той войне” (http://www.voskres.ru/literature/prose/lyubitskiy.htm , см. 33-й день похода).
Руководитель похода капитан 1 ранга Александр Владимирович Трипольский.

"…Осенью 1942 г. Сталин принял решение усилить Северный театр военных действий кораблями Тихоокеанского флота. Шесть подводных лодок, с учетом условий войны и времени года, идут по маршруту Владивосток – Камчатка – Алеутские острова – Сан-Франциско – Панамский канал – Галифакс (Канада) – Розайт (Англия) – Полярный. Офицеры и матросы, по существу мальчишки, оказываются в экстремальных ситуациях.

Переход длился восемь месяцев. Плохо обученные, перенося шторма, тропическую жару и полярный холод, преодолевая страх и психологическую несовместимость, гибель товарищей, волнение за родных и близких, оставшихся в оккупированных районах, моряки всё же выполнили задание. Этому способствовала и помощь союзников (ремонт в портах США, Канады и Великобритании, снабжение топливом и продовольствием, растущие по мере побед Красной Армии симпатии населения)...

"Вечером в советском консульстве состоялась необычная встреча. По лицу Генерального консула Я. М. Ломакина было видно, что разговор предстоит отнюдь не праздничный. Оглядев сидевших за большим столом офицеров, Яков Миронович официально представил всем военно-морского атташе капитана 2 ранга Егоричева, затем командира дивизиона прибывших подлодок Трипольского, командиров всех пяти субмарин и наконец двух американских гостей – командующего Западным морским округом США вице-адмирала Гринслэйда и командующего флотилией подводных лодок контр-адмирала Фригделла.

– Товарищи! Господа! – начал консул. – Я вынужден начать с того, что… Одним словом, наши командиры ещё не знают, что на переходе из Датч-Харбора в Сан-Франциско погибла советская подлодка Л-16… Подробности я сообщу вам позже, – прибавил он в ответ на недоуменные взгляды новоприбывших моряков. – А сейчас предлагаю почтить память командира лодки Л-16 капитан-лейтенанта Дмитрия Фёдоровича Гусарова и всего экипажа. (Вместе с экипажем Л-16 погиб еще один прикомандированный к нему офицер связи ВМФ США, лейтенант Яков Михайлович Михайлов. примеч. автора).

Присутствующие встали в скорбном молчании, после чего консул продолжил:

– Мы, как союзники, должны обсудить и вместе принять все меры, чтобы исключить повторение трагедии, а значит – обеспечить успешное завершение перехода наших кораблей на северный театр военных действий. Прошу высказываться, господа…

– Наше командование, – начал вице-адмирал Гринслэйд, – сделает всё возможное, чтобы помочь доблестным русским морякам. Прежде всего, мы гарантируем своевременный и качественный ремонт ваших субмарин во время пребывания как в Сан-Франциско, так и на Панамском канале в Коко-Соло, и на базе Гуантанамо на Кубе – словом, везде, где это потребуется.

– Благодарю вас, господин контр-адмирал, – кивнул Ломакин.

– Кроме того, – с достоинством продолжал Гринслэйд, – как и следует из межправительственных соглашений, американская сторона предоставит русским морякам в пунктах перехода до 500 тонн топлива и 50 тонн моторного масла. Ваши корабли будут беспрепятственно заправляться пресной и дистиллированной водой, а также в достаточном количестве получат продовольствие…

– Простите, сэр, – с некоторым нетерпением прервал его консул. – Поверьте, советская сторона высоко ценит материальную помощь американского командования. Но сейчас хотелось бы услышать не только это. Как обеспечить большую, чем до сих пор, безопасность наших кораблей на время этого, без преувеличения, небывало трудного и, как мы убедились, опасного плавания – вот в чём вопрос.

– Я вас понимаю, – отвечал командующий округом без видимой обиды за нарушение дипломатического этикета.

– Из мер, о которых вы упомянули, – подхватил Фригделл, – мы готовы предложить, во-первых, эскортирование ваших субмарин американскими военными кораблями на всём пути до Канады. А во-вторых, обеспечить присутствие наших офицеров связи на каждой русской лодке, чтобы избежать возможных инцидентов при встречах с американскими кораблями или самолётами.

– Благодарю, – принял предложение Ломакин. – Вот это уже конкретные вещи!"

Музыкально одарённые моряки-подводники дали в советском консульстве несколько концертов на которые были приглашены члены "Русско-Американского Общества". Во время короткой остановки для текущего ремонта в Сан Франциско капитаны “Эсок” высоко оценили заботу и гостеприимство Ломакина.   Он не только проследил за соблюдением межправительственной договоренности американской стороны по загрузке топлива и продовольствия, но дополнительно договорился об обеспечении безопасности наших кораблей в их пути от Сан-Франциско до Галифакса (Канада). Учитывая, что путь через Панамский канал лежит через тропик Козерога, Ломакин позаботился об установке бытовых холодильников. Благополучно достигнув Галифакса молодые командиры подводных лодок: С-54 Дмитрий Кондратьевич Братишко (1909-март 1944), Л-15 Василий Исакович Комаров (1911-1959), С-51 Иван Фомич Кучеренко (1908-1959), С-55 Лев Михайлович Сушкин  (1906-1944) и С-56 Григорий Иванович Щедрин (С-56) прислали Ломакину  весёлое благодарное письмо
    О их подвиге в
журнале "Вокруг света" №11, 2003 г. в рубрике "Загадки истории" была опубликована 
статья "Секретный вояж". 
"
...По-разному сложится судьба дальневосточных лодок. Две из них — С-55 и С-54 — погибнут где-то у Скандинавии вместе со своими экипажами. Три другие пройдут всю войну, снискав военную удачу и славу. Имя Щедрина очень скоро станет нарицательным на Северном флоте, его лодка удостоится наименования Краснознаменной и Гвардейской, а сам командир — звания Героя Советского Союза.

Уже после войны С-56 вернется во Владивосток Северным морским путем и станет первой подлодкой отечественного флота, совершившей кругосветное плавание. В 1975 году легендарную С-56 установили на пьедестале вечной славы на Корабельной набережной Владивостока. Теперь, пройдясь по ее отсекам, можно живо представить себе, как в далеком 1942 году сквозь яростные штормы, торпедные атаки, тропический зной и стужу Заполярья стремилась лодка на помощь Северному флоту."

Салют победы увидели лишь экипажи подводных лодок Л-15, С-51 и С-56. Вице-адмирал Г. И. Щедрин написал несколько книг о героизме советских подводников в войне с фашизмом.
Читайте, имена героев не должны быть забыты!






3.3 Тихий океан 1944 г. Дорога домой. Завершение кругосветного пути

  В 1942-1943 году  Яков Ломакин состоял на ответственной работе, не имея официального дипломатического статуса, так как изначально был командирован ТАСС. Дипломатический статус он получил лишь в 1944 году. Впервые в парадной дипломатической форме Ломакин выступил 22 июня 1944 года перед восьмитысячной аудиторией в Сан-Франциско.

  Второй фронт был открыт 6 июня 1944, когда войска союзников высадились в Нормандии.

  В июле 1944 года, в разгар напряжённых отношений с Японией, союзником фашистской Германии, Ломакина отзывают в Москву. В отзыве был поставлен провокационный вопрос: "не хотите ли Вы остаться ещё на два года?". Консул понимал, что положительный ответ был для него опасен. Всё равно отзовут, а в Москве посадят.   На нагруженном по ленд-лизу рефрежераторном судне “Пищевая Индустрия” Ломакин с семьёй возвращается в Москву через Тихий океан. Плавание был долгим (13 дней) и опасным. Япония была союзницей Германии. Японские подводные лодки и истребители контролировали и нередко топили суда идущие из США. Эта длившаяся более месяца дорога домой была завершением кругосветного путешествия. Сначала она проходила под ночные и дневные тревоги, вызванные опасными заходами японских истребителей. При этом немногочисленные пассажиры с детьми подолгу стояли в спасательных жилетах на палубе в ожидании отбоя. Моряки вспоминали, что для любимца команды полуторагодовалого Алёши Ломакина жилета естественно не было, и во время тревог отец держал сына на руках, защищая от ветра и брызга волн.

  Затем путь продолжался по железной дороге из Владивостока в Москву, через всю страну, разорённую сталинскими репрессиями и войной. На каждой железнодорожной станции Ломакин выходил поговорить с людьми. Он раздавал заранее заготовленные сигареты взрослым и конфеты и печенье детям. В ту пору местное население приносило для продажи к поезду продукты питания. В таких рынках были взаимно заинтересованы как пассажиры, так и пристанционные жители.

  Поскольку Ломакин с семьёй выезжал в заграничную командировку из комнаты в общежитии Московского текстильного института, то первое время по возвращении в Москву жить приходилось в гостинице "Москва". Гостиница была переполнена не только людьми, но и ордами крыс-пасюков. С их нашествиями приходилось постоянно бороться. Особенно волновались за 1,5 годовалого Алёшу. Спустя несколько месяцев Ломакину была предоставлена небольшая квартира, которая представляла собой перегороженную фанерой комнату в доходном доме начала 19 века. В новой квартире в центре Москвы вместе с Ломакиными поселились вернувшиеся из эвакуации мать Ольги и семья её сестры Татьяны. Часто приезжали родственники из Нижнего Шибряя. Жизнь была нелегкой. Продукты питания были по карточкам. Приходилось выстаивать огромные очереди за хлебом. Отопление было дровяное: пилили и кололи дрова, топили печку. По воскресениям стояли в очереди в Центральные бани. Бытовые трудности воспринималась как временные, все были счастливы что выжили.