Дом 53

"Гаврюшкин О. П. Вдоль по Питерской"
УЛИЦА ПЕТРОВСКАЯ, 25. КВАРТАЛ, 137 (ЛЕНИНА, 53).
Ладно скроенный и хорошо сохранившийся одноэтажный дом на высоком цокольном этаже построен в первой половине XIX века Лукой Петровичем Скараманга. В 1870 году здание принадлежало Ивану Амвросиевичу Скараманга, а после его смерти в 1902 году вдове Виргинии Михайловне. Эти несколько строк, естественно, не дают ответа на вопрос, имелась ли какая-либо родственная связь между Лукой Петровичем и Иваном Амвросиевичем, носящими общую фамилию Скараманга, но разные имена и отчества. Ведь такое часто случается — при многочисленности в городе людей с одной фамилией, единого фамильного корня у них может и не быть. Отца Ивана Амвросиевича, естественно, звали Амвросием, а отчество Луки Скараманга, построившего дом, Петрович. Если предположить, что Лука был братом отца Ивана Амвросиевича, то дом мог по наследству перейти Ивану Амвросиевичу, как от своего дяди. Есть еще действующие лица в этой истории. Панда Петрович и Иван Петрович Скараманга, вероятно, братья, имели каждый по четверо детей: у Панды Лука (1840), Андрей (1841), Леонтий (1842), Феодора (1845); у Ивана Милгина (1844), Мария (1855), Аргирия (1857) и Георгий (1865).
Улица Ленина, 53. 1997 год
Если сделать еще одно предположение, что у Панды, Ивана, Амвросия и Луки (который не имел потомства), был общий прародитель Петр, то все его четверо сыновей объединились общей родословной. Построенная схема косвенно подтверждается имеющимися датами рождения членов семьи Скараманга и другими свидетельствами и документами.
У Ивана Амвросиевича и его супруги Виргинии Михайловны родились дочери Елизавета (1865), Мария (1866), Виргиния (1879) и сыновья Амвросий (1861), Михаил (1862) и Пантелеймон (1870).
В 1834 году Лука Скараманга упоминается как член комиссии, в состав которой входили также И. Борисов, И. Колотилин и П. Травло. Комиссия занималась вопросами улучшения гавани и устройства набережной. К этому времени греческий купец 1-й гильдии Лука вел перепродажу пшеницы за границу и торговал российскими и заграничными товарами. Был не женат. Надгробный памятник Луке Скараманге выполнен в виде 4-угольной колонны, на которой высечены венок и песочные часы. Стоящую на орлиных лапах пирамидальную надстройку венчает крест. Год захоронения неизвестен.
Купец 1-й гильдии Иван Петрович Скараманга также занимался перепродажей пшеницы. По Греческой улице, 71 (ныне 97) имел 2-этажный амбар, на верхний этаж которого грузчики носили пшеницу по широко устроенным сходням. Впоследствии, уже в советское время, амбар перестроили в 3-этажный дом для работников конзавода. Как член комиссии участвовал в постройке гавани, но уже значительно позднее, в 1869 году. Являлся членом вновь созданного благотворительного общества, членом совета городского Общественного банка и членом попечительного совета о тюрьмах. Ему принадлежал дом по Петровской, 54 (ныне Ленина, 78).
«В октябре 1869 года Государь Император по Всеподданнейшему докладу Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора о долголетней полезной и обширной торговой деятельности таганрогского 1-й гильдии купца и почетного гражданина города Ростова греческого подданного И. П. Скараманга и о заслугах его на общественном поприще, Всемилостивейше соизволил пожаловать господину Скараманга Кавалером ордена св. Станислава 2-й степени». Иван Петрович Скараманга скончался на стыке конца 60-х, начале 70-х годов. Вплоть до Октябрьской революции его жена Аргирия Егоровна имела в Бахмуте солеварочный и механический чугунно-литейный заводы. В устье речки Большая Черепаха, откуда начинается земляной заградительный вал, до Павловского редута на реке Миус, имелось имение Скараманга. На своих землях он построил небольшой кирпичный завод, качество продукции которого отличалось отменными характеристиками. Впоследствии завод исчерпал свои возможности и на его месте купец Серебряков в 1858 году построил кожевенный завод, имевший на первых порах небольшую производительность. Совместно со своим тестем Иваном Лукичем Коресси в 1895 году основали «Товарищество Азовского кожевенного производства». Еще сейчас на территории кожевенного завода можно увидеть каменное здание, оставшееся от когда-то существовавшего здесь кирпичного производства.
За городской чертой И.А. Скараманга принадлежал большой участок земли в несколько десятков десятин, носящий название Скараманговки, которую впоследствии перепродал под строительство заводов по завышенным ценам, которые позволили увеличить его и так немалый капитал.
В 1874 году Иван Амвросиевич являлся Бельгийским консулом. Для строительства церкви Иоанна Предтечи в районе Скараманговки безвозмездно пожертвовал участок земли и некоторые строительные материалы. Умер богатый землевладелец и промышленник 26 марта 1902 года. Надгробие над его могилой выполнено в виде мраморной скалы, на которой в форме колонны мраморный, художественной работы крест с рельефной гирляндой цветов. Супруга Виргиния Михайловна скончалась в январе 1912 года.
Через четыре года смерть еще раз посетила семью Скараманга. 24 августа 1916 года на собственной загородной даче умер Михаил Иванович Скараманга, крупный капиталист. Умер скоропостижно в возрасте 54 лет и это как громом поразило его родственников. С утра чувствовал себя прекрасно, лишь в конце для у него начались сильные головные боли и через несколько минут Михаила Ивановича не стало.
В продолжении многих лет он состоял старшиной коммерческого клуба, где пользовался всеобщим уважением и никогда не отказывал тем, которые обращались к нему оказать им помощь. Свое мнение о смерти старейшего жителя Таганрога на страницах газеты «Таганрогский вестник» высказал Павел Петрович Филевский.
«Семья Скараманга принадлежала к тем старинным греческим фамилиям, которые сжились с Россией и не знают сепаратизма, который, к сожалению, у других греков существовал настолько, что они его даже в церковный обряд вносят, забывая, что Россия для них Родина и политическая и нравственно, и только русский язык для них источник закона и благополучия. Граждане Таганрога и я тоже хорошо помнят высокую фигуру отца покойного Ивана Амвросиевича, и тот был таким же скромным благотворителем и гражданином России.
Полстолетия существует Касперовка, полстолетия обильно владельцы получают свои доходы, но кто помянет добрым словом? Но не успела народиться Скараманговка, как там и прекрасная школа и церковь, конечно, при содействии завода и населения, но это не уменьшает заслуги покойного Михаила Ивановича».
Семейству Скараманга также принадлежали домовладения по Греческой улице 69 и 71 (ныне 95 и 97), Петровской, 54 (Ленина, 78) и два строения на Купеческой бирже. Дом по Петровской, 25 является пожалуй единственным зданием в центральной части города, в котором не было магазинов. В 1923 году в нем размещался детский дом.
Между домами Скараманги и Псалти, о котором речь пойдет ниже, стоял небольшой полутора этажный дом, где восточными сладостями и газированными водами торговал некий Агапов. Здесь турок Курмола в своем подвале готовил лучшую в городе халву и баклаву. Строение это видно на рисунке, прекрасно выполненном цветной акварелью в 1913 году гимназистом мужской гимназии Анатолией Семеновым, с пояснением: «Петровская улица в шесть часов вечера... в сиреневый час, когда окна зажгутся...», который лучше всякой цветной фотографии передал настоящее событие, краски сумеречного времени, когда только что зажглись уличные фонари толпу разношерстных людей, заполнивших этот небольшой участок Петровской улицы.
Магазин, где турок Куртмола готовил свои восточные сладости, был известен таганрогской молодежи как своего рода клубом для учащихся старших классов. Сейчас на этом месте стоит легкой постройки торговый павильон, нечто вроде кафе.
Рисунок А. Семенова. «Петровская улица в 6 часов вечера...»


Comments