Дом 49


"Гаврюшкин О. П. Вдоль по Питерской"
УЛИЦА ПЕТРОВСКАЯ, 21. КВАРТАЛ 137 (ЛЕНИНА, 49). 31 августа 1859 года в строительный комитет города обратился купец 1-й гильдии Иван Кобылин с просьбой разрешить построить каменный дом на принадлежащем ему месте с амбарами в 5 квартале (прежняя нумерация) под номером 39: «В принадлежащем мне дворе, состоящем в Таганроге, Екатерининской части пятого квартала под номером 39, по представленному при сем плану и фасаду предполагаю построить каменные, по линии Петровской улицы, торговые лавки, а внутри сарай. Всеподданнейше прошу. Прошение сие писал титулярный советник Петр Петрова сын Залесский. Потомственный почетный гражданин Иван, Евстратьева сын Кобылин».
Стоит собственноручная подпись.
Существующий высокий амбар снесли и на его месте выстроили новое двухэтажное здание, существующее и поныне. Прямоугольными колоннами фасад делился на четыре равные по величине секции. Каждая из них имела по три окна на верхнем этаже и два окна с входными дверями между ними на первом.
Улица Петровская, 21. 19 век
Реклама гостиницы «Лондон»
С первых дней после окончания строительства нижний этаж сдавался под магазины, на втором предприниматель Василий Боровой оборудовал гостиницу «Лондон» с номерами, о чем свидетельствует рекламное объявление, помещенное в справочнике «Приазовский календарь» за 1873 год: «Гостиница «Лондон» с номерами В.А. Бороваго в Таганроге на Большой улице в доме Кобылина. Существует с 1862 года».
Улица Ленина, 49. 1996 год
Над оконными проемами второго этажа выделялась огромная рекламная вывеска с надписью: «Гостиница «Лондон» с номерами. Вход в гостиницу вел через правую одноэтажную пристройку, на крыше которой имелась традиционная для Таганрога веранда. В дальнейшем вид здания изменился. Еще до революции одноэтажную правую пристройку до уровня второго этажа надстроили, отчего здание приняло строгий,  законченный вид. Над входной дверью, по ширине пристройки, устроили большой балкон, по всей его ширине нависающий над тротуаром и поддерживаемый изящными металлическими стойками. Впоследствии с крыши здания исчезли декоративные вазы, затем уничтожили балкон, а многочисленные набелы на стенах здания скрыли истинное лица архитектурного замысла, отчего оно приняло затрапезный и неприглядный вид.
Фамилия Кобылиных впервые упоминается среди богатых купцов-первопроходцев в 1785 году, когда ранее никому неизвестная слободка Дмитрия Ростовского, сооруженная как крепость в 1761 году, неожиданно получила статус уездного города. По образцу уездных российских городов того времени в Ростове учредили уездный и земский суд, казначейство, дворянскую опеку и магистрат. Судить еще было некого, управлять некем, и вся чиновничья знать устремилась в наш город. В Таганрог стали приезжать также из других мест, что увеличивало число жителей и развивало торговлю.
В документах 1839 года об Иване Евстратиевиче Кобылине сказано, что он российский, второй гильдии купец, женат, детей не имеет, производит торг сахарным товаром. В 1845 году он уже купец первой гильдии и занимается отправкой гуртов скота в Москву. Из воспоминаний членов семьи Антона Павловича Чехова узнаем, что Кобылин в районе балки Малая Черепаха имел большую бойню, торговал бакалейными и гастрономическими товарами на Петровской улице и на Старом базаре.
В 1845 году отец Антона Павловича Чехова поступил к Ивану Кобылину в услужение и начал «торговлю по конторской части». У Кобылина работал и дядя писателя Иван Яковлевич Морозов. Павел Егорович долго не продержался — хозяин вскоре уволил его за отказ продавать протухшую икру.
До 1855 года, ставшей вехой в истории города Таганрога, И.Е. Кобылин избирался городским головой, активно принимал участие в постройке Успенского собора и Митрофаниевской церкви. Во внимание к жертвам и потерям, понесенным многими губерниями в войну 1855, года император Александр II 26 августа 1856 года пожаловал грамоты. В ней он обращался к жителям Таганрога: «Вы лишали себя необходимого, чтобы только быть полезными для общего отечества, а когда вражеская нога ступила на берег ваш, мирные граждане Таганрога, не уступая старым воинам в доблести и решимости, лично сами ополчились и, с помощью Божиею, мужественно отразили неприятеля. Вы увековечили деяниями сими имя ваше в воспоминание целой России. Всевышний да наградит вам за ваше самопожертвование, за ваше терпение, за ваше мужество...».
Не место описывать события, которые произошли в городе на следующий день после получения грамоты. Отметим только, что зачитав грамоту высшим чинам, собравшимся в доме Браневского, исполнявшего на тот день должность градоначальника, вынесли ее и народу, отслужив торжественную литургию в Успенском соборе. После парада каждый солдат получил стакан водки и по булке, а приглашенные отправились в дом Кобылина. Городской голова с широким гостеприимством принял почетных гостей и, как пишет П.П. Филевский, «за столом, что называется, птичьего молока только не было». Гостей к столу пригласила Амалия Ивановна, жена Нестора Кукольника, также присутствовавшего на торжестве.
Дом, в котором проходил прием, граничил с местом, где проектировалось новое здание на Петровской улице, но по линии Депальдовского переулка, рядом с имением Сарандинаки.
Продолжая торговлю, И.Е. Кобылин не забывал о нуждах города, активно принимал участие в его жизни. В числе граждан, подписавших обращение в городскую думу об устройстве в городе «здания для сценических представлений», имеется и его подпись. В 1865 году являлся как членом приказа Общественного призрения, так и таганрогского коммерческого отделения, где заведовал подаянием и выпуском долговых арестантов, и почетным попечителем Николаевского детского приюта. В 1871 году за свои средства устроил больницу в городовом остроге. В этих качествах он оставался до самой своей смерти, последовавшей в 1878 году.
Купец Иван Евстратьевич Кобылин
На его могиле установлено надгробие из черного гранита, на котором неизвестными мастерами художественно изображен ритуал старообрядческого погребения. Памятник на могиле его жены выполнен из темно-серого гранита работы тех же мастеров.
Вероятно, многие обратили внимание на две даты: первое упоминание о Кобылине — 1785 год, когда ему было уже не менее 30 лет, и год смерти — 1878. По всей вероятности, первая дата относилась к отцу Ивана Евстратьевича, что подтверждается и тем, что И.Е. Кобылин являлся потомственным почетным гражданином, то есть это звание он мог получить только по наследству, а не приобрел сам.
До 1890-х годов зданием владел Михаил Иванович Кобылин, приемный сын Ивана Евстратьевича, в семье которого своих детей не было. Он же продолжал содержать гостиницу и ресторан. К этому периоду относится и второй брак Михаила Ивановича на 32-летней (разница 16 лет) дочери штабс-капитана Ольге Ивановне Колосовой. От первой жены Параскевы Александровны имел сына Бориса (1886), который 25 сентября 1919 года погиб на фронте как военный чиновник. В этом же году, за восемь месяцев до своей гибели, Борис Кобылин обвенчался в Успенском соборе с дочерью купца Евстафия Ильченко Софьей.
Михаил Иванович Кобылин скончался от болезни печени в 1904 году. После того как В.А. Боровой открыл на втором этаже гостиницу «Лондон», нижний этаж хозяин дома начал сдавать в аренду под магазины. В первой секции, считая от Депальдовского переулка, помещался магазин под вывеской «Одесский магазин Н. Фалькнера». Сам Нусим Соломонович Фалькнер со своей супругой Анной Давидовной и пятью детьми проживал в собственном доме по Николаевской улице, 30/32, ныне Фрунзе, 28. Его брат Григорий Фалькнер держал магазин «Модный базар» по Петровской, 15. Впоследствии магазин Нусима Фалькнера перешел в собственность Д.А. Френкеля, торговавшему суконными товарами.
Вторая и третья двери вели в лавки других торговцев: Павла Петровича Степанова — «Мануфактура» и Жирардовского — «Полотно, парусина, скатерти». Четвертую секцию занимала торговля хозяина дома под вывеской «Магазин. Чай, сахар,... купца Кобылина». В 1902 году в одном из магазинов торговал товарами галантерейщик Ерицпохов, в другом — Г.X. Мардиросов — «Табак и папиросы». Поставляли ему товар фабрики и товарищества Месаксуди и Стамболи, Богданова, Я. Бураса, Асмолова, Асланиди, Габай, Лафери и другие. Однажды с хозяином магазина произошел казус, когда он был привлечен к ответственности за позднюю торговлю. На следующий день на имя надзирателя Ковалева пострадавший прислал в полицейский участок протокол о нарушении, пакет с тремя рублями и визитной карточкой. На ней Мардиросов изложил просьбу для первого раза не возбуждать против него уголовного дела. Протокол о случившемся, деньги и визитную карточку с изобличающим текстом направили мировому судье.
В 1902 году поменялся и хозяин гостиницы. Арендовав помещение и улучшив планировку, им стал Николай Артемович Тер-Арутюнов. Он же построил и стал владельцем дома по Николаевской улице (ныне — прокуратура). В первую мировую войну Тер-Арутюнов исполнял обязанности заведующего хозяйственной частью русско-бельгийского лазарета. Заразившись сыпным тифом, скончался 1 февраля 1915 года и похоронен в тот же день на Христианском кладбище. Перед смертью Николай Артемович прекратил платежи и задолжал Второму Обществу Взаимного кредита 35 тысяч рублей. Общество не пострадало, так как в счет покрытия долга имело в залог недвижимое имущество должника, которое и покрыло недостающую сумму. Один только дом по Николаевской улице, 18 оценивался в 16 тысяч рублей.
Улица Петровская, 21 (улица Ленина, 49). 1920-1930 годы
Когда финансовые дела Николая Артемовича ухудшились, гостиницу со всеми правами на нее он продал К. Л. Гавриленко, который в 1914 году переименовал ее в «Метрополь». А во времена НЭПа 5 июля 1925 года открыл при гостинице клуб-казино. Ежедневно с 8 часов вечера в нем велась игра в ... лото. Игра в карты, девятку, десятку и другие коммерческие игры разрешалась только с десяти часов вечера.
При клубе имелся ресторан с крепкими напитками, водами, дешевыми, по тем временам, завтраками и обедами. Зал ресторана имел уютный вид, массу света и воздуха, играл небольшой салонный оркестр.
Поменялись и владельцы магазинов. В первой секции торговали кондитерскими и булочными изделиями. Продолжал торговать папиросами Г.X. Мардиросов. В четвертой секции, где торговля ранее принадлежала Кобылину, расположились издательство газеты «Донская правда» и магазин писчебумажных товаров Михаила Шапиро. Над входом гостиницы в 1930 году висела вывеска «Гостиница Центральная»
Улица Петровская. Начало 20 века
После Великой Отечественной войны здание занимало Управление НКВД, а с 1957 года — гостиница «Центральная». Первый этаж отдали под кинотеатр, сначала «Новости дня», затем «Смена». В период перестройки кинотеатр ликвидировали, а в его бывшем зрительном зале появился магазин «Диана», торгующий импортной радиоаппаратурой, галантереей, шитыми изделиями и прочим товаром.

Источник: Фото из фондов Таганрогского историко-литературного и художественного музея-заповедника



Гаврюшкин О.П. "По старой Греческой" БЕЛЫЕ ПЯТНА В ИСТОРИИ ТАГАНРОГА
ГОСТИНИЦА «ЛОНДОН»
Рассказывая об истории здания, где в настоящее время помещается филиал гостиницы «Центральная» (Ленина, 49), многие авторы ссылаются на воспоминания Александра Павловича Чехова, брата писателя, перу которого принадлежит книга «Таганрог пятьдесят лет тому назад (Заметки случайного туриста)». Они утверждают, что здание принадлежало купцу В. Третьякову, в котором на первом этаже помещались магазины, а наверху казино, а затем гостиница. Автор «Записок случайного туриста» не надеясь на свою память, описывая события далекой старины и, упоминая о гостинице «Лондон», добавляет слово «кажется», на что авторы статей, незаслуженно не обратили внимание, тем самым, вводя в заблуждение доверчивых читателей.
Дом по Петровской улице, 21 (Ленина, 49) не принадлежал В.Третьякову и никогда гостиница «Лондон» не размещалась в домах принадлежащих ему же.
Также ошибочно утверждение, что гостиница «Лондон» открыта в 1898 году и принадлежала братьям Багдасаровым. Верно лишь то, что Мелкон и Григорий Багдасаровы содержали при гостинице «Лондон» буфет со своей знаменитой кухней.
Здание же построил купец И.Е. Кобылин, на месте ранее принадлежавшего ему двора с амбарами, для чего 31 августа 1859 года он обратился с просьбой в строительный комитет города:
«В принадлежащем мне дворе, состоящим в Таганроге Екатерининской части пятого квартала под номером 39, по представленному при сем плану и фасаду предполагаю построить каменные, по линии Петровской улицы, торговые лавки, а внутри двора сарай. Всеподданейше прошу. Прошение сие писал титулярный советник Петр Петрова сын Залесский. Потомственный почетный гражданин Иван Евстратьева сын Кобылин».
Стоит подпись.
По представленному проекту здание планировалось одноэтажным, разбитым на четыре секции. Поразмыслив, Иван Евстратьевич в 1861 году представил властям новое прошение, в котором к зданию по первому проекту планировалась надстройка второго этажа. Построенный по последнему чертежу дом сохранился до наших дней.
Согласно рекламному объявлению, помещенному в книге «При-Азовский календарь на 1873 год от рождества Христова, 7379-й от сотворения мира, 1009-й от основания Российского государства, 883-й от введения в Россию Христианства, 173-й от основания Таганрога, 17-й царствования императора Александра II, 11-й от уничтожения крепостного права, 3-й от введения гласного судопроизводства и 2-й от введения его в Таганроге» предприниматель Боровой поместил объявление:
«ГОСТИНИЦА «ЛОНДОН» С НОМЕРАМИ В.А. БОРОВАГО
В ТАГАНРОГЕ НА БОЛЬШОЙ УЛИЦЕ В ДОМЕ КОБЫЛИНА.
Существует с 1862 года».
О дальнейшей судьбе здания можно узнать, прочитав очерк «Гуляет старый Таганрог» Наследникам Кобылина дом принадлежал до 1896 года, затем, вплоть до Октябрьской революции, жене коллежского советника Анне Семеновне Похлебиной и, наконец; после 1918 до 1925 год Серебрякову.
Гостиница «Лондон". 19 век
Реклама гостиницы «Лондон»
Утверждение, что в этом здании некоторые время отец Антона Павловича Чехова содержал лавку и снимал квартиру на втором этаже, также не имеет под собой никакой почвы.
Купец по торговле бакалейными товарами Василий Третьяков действительно имел на Петровской улице несколько домов. Три из них по нечетной стороне улицы под номерами 13, 15, 17 и один по правой стороне в 159 квартале.
Михаил Павлович Чехов в одном из своих писем упоминает, что он родился в 1865 году в доме Третьякова на Большой улице (впоследствии Петровской), когда его брату Антону было уже пять лет. Уже через три года восьмилетний Антоша, все еще живя в этом доме, ходил в греческую школу.
В воспоминаниях братьев упоминается также го, что дом находился напротив лавки знаменитого часового мастера Файста, в доме на пересечении с Депадьдовским переулком. В наше время здесь помещается мастерская индпошива. Следовательно, семья Чеховых жила в одном из принадлежащих Серебрякову домов по нечетной стороне улицы, хотя и это вызывает сомнение.
Впоследствии эти здания разрушили, и на их месте В.Н. Третьяков в конце 1860-х годов в разное время построил три двухэтажных дома, существующих и поныне (Ленина 41, 43 и 45).
Comments