Дом 27


Домовладение имеет продолжение описания на странице Александровской 62
Волошин В.А. "Вдоль и поперек Итальянского"
Александровская, 62 — Итальянский, 27 
Уважаемые читатели, не удивляйтесь, что дом с таким адресом попал в наше повествование. Да, он прописан по улице Александровской (ранее Свердлова) и вроде бы не имеет никакого отношения к переулку Итальянскому. 
Но так могут подумать только люди, никогда не видевшие его в глаза. Топографическое расположение дома таково, что он вытянут (прошу прощения за непрофессиональную, бытовую терминологию) вдоль Итальянского переулка, но вход в него находится со стороны Александровской улицы. Дом двухэтажный, многоквартирный. Относится к памятникам истории, культуры и архитектуры XIX века.
Дом Каменова. Здесь на исходе XIX века родились поэтесса Софья Парнок и ее родной брат - поэт, музыкант, основатель российского джаза Валентин Парнах. 
Смеем предположить, что он строился как доходный дом, чему можно найти обоснование на страницах настоящей книги. В энциклопедической статье профессора B.C. Кукушина [1] сказано, что «дом построен в 1850 году купцом A.A. Монети», а в 90-х годах им владел помещик М.П. Каменов. Вот поэтому в краеведческих кругах его именуют домом Каменова (по последнему владельцу). 
В этом доме родился основатель российского джаза В.Я. Парнах и поэтесса Серебряного века С.Я. Парнок — родная сестра джазмена. Судьбам этих известных деятелей культуры и искусства России XIX—XX веков посвящен целый ряд работ таганрогских краеведов и историков. Глубокие исследовательские работы краеведа И.П. Павленко, рассказывающие о жизни и творчестве наших знаменитых земляков, нашли отражение в историко-литературном альманахе «Вехи Таганрога» №44. Чем же знамениты Валентин Парнах (псевдоним) и Софья Парнок (псевдоним)? 
Одиннадцатого августа 1885 года в обрусевшей еврейской семье Парнох родилась девочка, которую назвали Софьей. Когда Соне еще не было и шести лет, в возрасте 38 лет умирает ее мать Александра Абрамовна, явив на свет двойняшек — мальчика Валентина и девочку Елизавету.
Отец семейства Яков Соломонович Парнох был состоятельным человеком, он служил провизором и владел аптекой, являлся почетным гражданином Таганрога, членом городской Думы, а также участником первой переписи населения Таганрога.
Софья Парнок в молодости. Фото20-х годов. 
После смерти супруги Яков Парнох вступил в повторный брак с гувернанткой своих детей. Чего Соня простить ему не могла, и отношения с отцом у нее не сложились. Хотя он оплачивал ее содержание и обучение вплоть до самой своей смерти, последовавшей в 1913 году. Училась девушка в Мариинской гимназии, которую окончила в 1903 году с золотой медалью. Затем она жила в Швейцарии, училась в Женевской консерватории, занималась на Бестужевских курсах. 
В сентябре 1907 года Софья Парнох, к тому времени больше известная под псевдонимом Парнок, выходит замуж за Владимира Волькенштейна, так звали ее избранника. У них образовался свой круг друзей и знакомых — Софья Чайкина, Яков Сакер, Александр Блок, Вячеслав Иванов, Федор Сологуб, Анна Ахматова, Максимилиан Волошин. 
Но прожили они всего два года. В 1909 году Парнок вопреки воле мужа разводится с ним. Получив развод, она много путешествует по Волге, Крыму и Кавказу. В это время Софья публикуется в «Вестнике Европы», «Новой жизни» (под псевдонимом Андрей Полянин), «Русской молве» и переезжает в Москву. В 1913 году Парнок принимает крещение по православному обряду. В эти годы она сотрудничает в «Северных записках», «Русской молве» пишет большую повесть, работает над либретто оперы «Гюльнара». В 1914 году знакомится с Мариной Цветаевой. 
В 1917 году у Сони обнаруживают признаки туберкулеза, и она уезжает в Крым (Судак). В 1920 году к власти пришли большевики, и зимой 1921 года ее арестовывают, инкриминируя контрреволюционные связи. Весной ее, уже больную открытой формой туберкулеза, освобождают. Ей суждено было прожить еще 12 лет — целый жизненный цикл, но эти годы были самыми ужасными и мучительными в ее жизни. Соня умерла 26 августа 1933 года в селе Каринском Московской области от разрыва сердца. Не стало одного из лучших русских поэтов Серебряного века. Похоронили ее на Немецком кладбище в Лефортовском районе Москвы.
Судьба ее брата Валентина сложилась более удачно, хотя он считал себя неудачником, человеком без родины, скитальцем. Он, как и его сестра, появился на свет в очень образованной по тем временам, провинциальной, обрусевшей еврейской семье, жившей на углу Иерусалимской (Александровской) улицы и Итальянского переулка. В доме царила светская атмосфера, здесь не вдалбливали талмуд, детям не давали ветхозаветных имен. В семье говорили на французском языке, изучали историю древних греков и римлян, здесь читали в оригинале книги на европейских языках. 
Все дети Парнох обладали разнообразными талантами. Соня начала писать стихи в шесть лет, Валентин — в девять, не отставала от них и Елизавета. Валентин рос тихим, худеньким, нервным ребенком. Родившись наполовину сиротой, он с детским максимализмом ненавидел все вокруг: сначала мачеху, затем гимназию и, наконец, родину — Россию. Ребячьи забавы мальчика не увлекали, единственным своим убежищем он считал отцовскую библиотеку, где часами просиживал, читая классическую поэзию, книги по искусству и истории.
Портрет В. Парнаха работы Пабло Пикассо, предваряющий один из сборников его стихов. 
Гимназию — ту самую, в которой учился А.П. Чехов, он окончил первым учеником, с золотой медалью, и это дало возможность в 1912 году поступить на юридический факультет Санкт-Петербургского университета, заняв одно из 45 мест, выделенных евреям. Параллельно с учебой он изучает музыку под руководством М.Ф. Гнесина. Вместе они интересуются историческими корнями еврейской музыкальной культуры. 
Когда в воздухе запахло мировой войной, Валентин Парнах (он, как и Софья, тоже изменил свою фамилию) уезжает во Францию и в Палестину, чтобы убежать от войны и обрести этнические корни. Весть о начале войны застала его в Бейруте. Свои впечатления о путешествии по Ближнему Востоку и Италии он выразил в сборнике стихов «Самум» (1919). 
В начале 20-х годов, когда в России еще полыхала Гражданская война, в Европе появляется ансамбль Луиса Митчела «Джаз Кингз», покоривший сначала брюссельскую, а затем и парижскую публику. В июле 1921 года в модном парижском кафе «Трокадеро» 30-летний Валентин Парнах впервые увидел и услышал знаменитый оркестр. Восторгам не было предела, он был потрясен. Теперь он знал, что надо делать. А ровно через год, летом 1922 года, на первой странице газета «Известия» сообщала: «В Москву приехал председатель Парижской палаты поэтов Валентин Парнох, который покажет свои работы в области новой музыки, поэзии и эксцентрического танца, демонстрировавшиеся с большим успехом в Берлине, Риме, Мадриде, Париже». Первого октября 1922 года в Москве на Малой Кисловке в концертном зале ГИТИСа в час дня состоялся первый концерт «Первого в РСФСР эксцентрического оркестра — джаз-банд Валентина Парноха».
Первый российский джаз-оркестр под управлением Валентина Парнаха (в центре). Москва, 20-е годы. 
Первого мая 1923 года «джаз-банд» Парнаха впервые участвует в государственных торжествах на карнавальном параде сельскохозяйственной выставки. Вместе с ансамблем принимает участие в репетициях нового спектакля «Даешь Европу!» (по Эренбургу). Оркестр становится первым в мире джазовым коллективом, принятым на работу в государственный академический театр под руководством Вс. Мейерхольда. В. Парнах учит модным танцам — фокстроту, кэйк-уоку, шимми, уан-степу молодого Сергея Эйзенштейна и других актеров в студии московского Пролеткульта. 
Известный советский киносценарист Евгений Габрилович, игравший в молодости в оркестре Парноха, вспоминал: «В театре Мейерхольда мы проработали 3-4 года, потом Мейерхольд к нашему коллективу заметно охладел...». 
Умер В.Я. Парнох (Парнах) 29 января 1951 года в Москве, похоронили его на Новодевичьем кладбище. 
Имя Валентина Парнаха как основателя первого российского джаз-оркестра долгие годы находилось в забвении. Его знал только ограниченный круг отечественных музыкантов и деятелей культуры. 
К концу 20-х годов XX века его популярность в СССР резко пошла на убыль. К нему охладел не только Мейерхольд. Маэстро Парнах не учел конъюнктуры текущего момента в области музыкальной культуры и эстетических вкусов граждан СССР, иными словами, он не смог русифицировать свой джаз-банд. По духу он по-прежнему оставался американо-негритянским. Да, советскому человеку нужен был джаз, но несколько иного толка и направления. И эту нишу заполнил ленинградский музыкант, исполнитель эстрадных песен, одессит по происхождению Леонид Утесов. И долгие годы джаз-оркестр Леонида Утесова считался в СССР джазовым коллективом №1, который предопределил новое направлению на советской эстраде.
Но перед ним был Валентин Парнах.
Comments