Дом 20


Гаврюшкин О.П. "По старой Греческой"
Переулок Исполкомовский. Дом 20. 1980-е годы
С начала 20 века домом владел действительный студент, в дальнейшем известный присяжный поверенный и оратор Александр Сергеевич Золотарев. В 1911 году здесь располагалась контора модных журналов и манекенов, производилось изготовление всевозможных мужских, дамских и детских выкроек на пошив одежды. За умеренную плату здесь давали и уроки кройки и шитья. В 1912 году часть помещения снимал товарищ прокурора, коллежский асессор Алексей Николаевич Беклемишев, а так же помощник присяжного поверенного.
Александр Осипович Чалисов. 18 сентября 1918 года в газете «Южное слово» появилось объявление, что по случаю выезда из города по Итальянскому переулку, 22 продается дом со всеми службами. Дом под номером 20 был построен на несколько лет ранее стоящего рядом здания под номером 22.

Волошин В.А. "Вдоль и поперек Итальянского"
Итальянский, 20 «Яркое произведение эклектики...» 
На четной стороне переулка, как раз напротив дома консула Росси, стоит дом под номером 20, который мы упомянули в первой части повествования. 
Однако есть смысл вернуться к нему еще раз. Подойдем к дому поближе. Он разительно отличается от других жилых домов. Необычность и индивидуальность ему придают декоративная лепка по фасаду, явно европейского происхождения, металлические фасонные козырьки над входными дверями и вымощенный плиткой тротуар перед домом. Как сказано в энциклопедической статье «Золотарева дом», «этот дом — яркое произведение эклектики, в образе которого — отзвуки классицизма, барокко, романской и мавританской архитектуры» [1]. 
Красиво закручено, но нас в данном случае интересует совершенно иное. В краеведческих кругах его именуют «домом Золотарева» — присяжного поверенного, который стал последним владельцем этого исторического особняка перед его муниципализацией в 20-х годах.
Один из самых красивых домов Итальянского переулка. Сегодня в нем находится салон красоты «На Итальянском». Символично. 
В школьные годы, да и позже, автору этих строк неоднократно приходилось слышать, что в этом здании в XIX веке находилось Итальянское консульство. Попытки найти документальное подтверждение этим разговорам пока успехом не увенчались. 
В «Памятной книжке Таганрогского градоначальства за 1865 год» на странице 18 указано имя итальянского консула тех лет — Иосифа Герасимовича Росси, но где он проживал и где находился его дипломатический офис, не сказано. 
Вот и указатель, установленный на углу Петровской улицы и Итальянского переулка, только отмечает: «В этом переулке находился дом итальянского консула Иосифа Герасимовича Росси». Но что это за дом, под каким номером, не сказано. Тайна великая.
Подобными указателями отмечены исторические здания, улицы и переулки в старой части города.
И мы решили еще раз заглянуть в книгу классика современного краеведения О.П. Гаврюшкина «По старой Греческой» в надежде найти ответ на свой вопрос. И на страницах 316—317 как раз находим рассказ о доме №20. Олег Павлович, оставаясь верным выбранной направленности своего повествования, подробно рассказывает о домовладельцах, об их недугах и болезнях, но ни слова не говорит о принадлежности дома к итальянской дипломатической миссии. Если бы он что-то знал об этом, то непременно бы поделился сведениями с читателями. Написал же он, что «в 1911 году здесь располагалась контора модных журналов и манекенов...». А ведь этот факт не столь важный и не такой интересный, как местонахождение консульства. 
О нахождении в этом доме итальянского консульства не говорится и в энциклопедической статье «Золотарева дом». Зато в ней перечислены все владельцы этого «яркого представителя эклектики»: «с 1873 по 1880 гг. домом владел некто Хаджиев, затем врач Н.Г. Диварис (1890—1898) и, наконец, присяжный поверенный A.C. Золотарев (1898-1920)» [1]. 
В приведенном списке обнаруживается временной пробел длиною в десять лет, и возникает закономерный вопрос: а кто владел домом с 1880 по 1890 годы? Может, в этот период здесь и находилось консульство?
И последнее. В «Альманахе-справочнике по г. Таганрогу и его округу» за 1911 год на странице 154 приведен перечень иностранных консульств и их расположение в городе. Так вот, в 1911 году итальянское консульство находилось не в Итальянском переулке, а в гавани, и консулом в тот год служил Людвиг Венедиктович Мошетти. 
Сопоставив даты, можно гипотетически предположить, что итальянское консульство могло находиться в доме №20 по Итальянскому переулку либо до 1873 года, либо в указанный промежуток времени — с 1880 по 1990 годы. Однако это только наши предположения. А как было на самом деле, пока не совсем ясно. 
Директор важнейшего из искусств 
Теперь мы заглянем во двор этого знаменитого особняка. Двор как двор, со своей историей и своими жильцами. Здесь в 50—60-е годы проживали одновременно два советских директора. Об одном мы знаем больше, о другом — меньше, так как по прошествии стольких лет уже невозможно восстановить биографию человека. Но память о них сохранилась. После войны каждый из них возглавлял в Таганроге свои учреждения, у обоих были семьи и свои житейские проблемы. 
Павла Васильевича Дубинина знали не только в переулке, где он жил и по которому ходил, но и во всем Таганроге. Он родился в 1904 году. В Таганрог переехал из Неклиновки в тридцать восьмом и сразу стал работать в городской киносети старшим бухгалтером кинотеатра «Октябрь» (по образованию он бухгалтер). В августе 1941 года в возрасте 37 лет его призывают в ряды РККА, и он уходит на фронт. Демобилизовался в апреле сорок шестого, вернулся в Таганрог и получил назначение на работу — директором кинотеатра «Рот Фронт». На этом посту он сменил другого известного в Таганроге человека — В.А. Чельцова. В апреле 1955 года Павла Васильевича назначают уполномоченным по строительству нового кинотеатра в Западном поселке города. 
В 1957 году строительство завершается, кинотеатру присваивают имя «Россия», а его директором утверждают П.В. Дубинина. В 59-м новое назначение — на этот раз директором кинотеатра «Мир». С этой должности ветеран таганрогской городской киносети ушел на пенсию в январе 1968 года.
Въезд во двор, в котором жили П.В. Дубинин и Д.В. Кальницкий. Дорога выложена камнем скальной породы. Таким камнем в XIX веке была 
выложена нынешняя Александровская площадь. 
П.В. Дубинина хорошо знали и в отделе культуры горисполкома, и в горкоме партии, и в других административных кругах города. 
Директор кинотеатра «Рот Фронт» П.В.Дубинин. Фото 1954 года. 
Когда на экраны выходил новый фильм и «отцы города» желали просмотреть его, они не утруждали себя приобретением билетов, а шли прямо в кабинет директора, зная, что в кинозале их ждут особые места или контрамарки на другой день показа фильма.
Но иногда выходил казус. Желающих попасть на вечерний киносеанс оказывалось больше, чем литерных мест, и тогда директор давал указание своему заму или билетеру Анне отыскать свободные места и лично препровождал высоких персон в зрительный зал. 
У директора Дубинина от проблем и забот трещала голова. Одна из них — дисциплина в коллективе. При кинотеатре еще с довоенных времен играл джаз- оркестр. А музыканты, как известно, — люди своеобразные, творческие и в силу этого увлекающиеся спиртными напитками. Распитие происходило прямо на «рабочих местах», в репетиционном зале, перед концертом, в антрактах, днем и вечером. 
И Павлу Васильевичу частенько приходилось проводить воспитательную работу среди музыкантов. Особенно доставалась ударнику Юрию Волошину и руководителю оркестра, игравшему на трубе, Федору Курочкину. Случалось даже, что им объявляли выговоры. Музыканты, скрывая улыбку, терпеливо выслушивали наставления директора, зная, что он сам любит пропустить рюмку-другую коньяку. Но, соблюдая субординацию, они не пререкались, не спорили и обещали непременно исправиться... со следующего понедельника. 
К слову сказать, Павел Васильевич по натуре слыл добрым и мягким человеком. Он никогда не кричал на подчиненных, даже не повышал голоса. В нем преобладали черты руководителя-демократа. Когда музыкантам хотелось смочить горло, а денег на это не хватало, они посылали виртуоза барабанного боя Юрия Волошина к директору — занять пятерку на нужды коллектива. Отказать сыну своего друга и соседа по переулку Ф.И. Волошина Дубинин не мог, и Юрий получал нужную сумму. При этом Павел Васильевич тихим голосом говорил: 
— Юрочка, вы ж только не напейтесь перед концертом.
Старожилы переулка запомнили Дубинина, чуть ли не круглый год ходившего в коричневом кожаном реглане, черной фетровой шляпе, с неизменной папиросой во рту. 
П.В. Дубинин имел хорошую семью: жену Фаину Владимировну, работающую бухгалтером рыбзавода, сына Валентина, впоследствии начальника участка цеха №5 завода «Прибой». У Валентина с женой Зинаидой в 1956 году родился сын Валерий, который и помог проследить судьбу своего деда. 
У П.В. Дубинина не так уж много водилось друзей. Один из них — директор 15-й средней школы Константин Иванович Балыков. Их дружба зиждилась на «одной, но пламенной страсти» к преферансу. Играли часто, порой всю ночь, называя такое занятие «всенощной». Компанию им составляли такие известные люди, как директор Чеховского театра Л.П. Иваненко, директор ресторана «Волна» Ф.Е. Момотов, сосед по переулку С.Г. Дыскин и другие руководящие лица. Преферансом тогда увлекались многие. 
Расписывая «пульку», компания много курила и опустошала не одну бутылку вина или коньяка. В преферансе есть такая заповедь: «Кури больше — партнер дуреет!». И они курили крепкий «Беломор», одну папиросу за другой. А однажды под утро Павлу Васильевичу стало плохо. Вызвали «скорую» и отправили несчастного в больницу. Врачи, осмотрев больного, настрого запретили ему ночные бдения за картами, алкоголь и папиросы. Вопрос стоял о жизни или смерти. После этого он не выкурил ни одной папиросы и к спиртному больше не прикоснулся. 
П.В. Дубинин ушел из жизни в марте 1980 года, он похоронен на Новом городском кладбище по Николаевскому шоссе.
Книги, одни только книги 
По соседству в одном дворе с П.В. Дубининым жил еще один директор, точнее, заведующий учреждением альтернативного кино, хотя и близкого ему по духу. Мы говорим о заведующем книжным магазином №2 Д.В. Кальницком. 
Давид Вениаминович пришел в Таганрогский книготорг в июле 1954 года, и сразу на руководящую должность — директора книжного магазина №2. В то время управление книготорга находилось в историческом здании ПО Исполкомовскому переулку, №6, в старинном трехэтажном особняке братьев Майкопар.
Заведующий книжным магазином №2Д.в. Кальницкий. Фото из личного дела, 1954 год. 
Там во дворе в глубоком подвале находился книжный склад, а с угла улицы Ленина и Исполкомовского переулка — головной магазин торга №1 (улица Ленина, 59). Книжный магазин №2 располагался в одном ряду с такими же магазинами в Гоголевском переулке, 23. 
Каждое утро из 20-го номера (так в разговоре жители Исполкомовского переулка сокращенно называют дворы) выходил маленького роста человек, полный и лысый. Это и был завмаг Кальницкий. Ходил он медленно, не спеша, чуточку вразвалку. Обедал, как правило, дома, отдыхал и опять шествовал на работу. 
Семьи у него не было. Все хлопоты по дому и заботу о нем взяла на себя его родная сестра Роза Вениаминовна, работавшая воспитательницей таганрогского детского дома №2. Но соседи почему-то запомнили их по отчеству — Борисович и Борисовна. 
Как это ни покажется парадоксальным, но Кальницкий, как и его сосед, Дубинин, тоже имел бухгалтерское образование. Он окончил Липовецкое уездное 8-классное коммерческое училище в 1919 году. В 1928 году Кальницкие переехали в Таганрог. Это были годы массовой миграции населения из Украины и Молдавии (Бессарабии) на восток страны. Безработица и полуголодное существование заставляли людей искать места лучше и спокойнее. Таганрог как раз оказался таким местом. 
В марте 1942 года, находясь в эвакуации, Д.В. Кальницкий добровольцем пошел в армию. Его записали, но, как потом выяснилось, он абсолютно был не пригоден к строевой службе. И его направили служить в 129-й запасной стрелковый полк писарем пулеметной роты. После демобилизации в августе 1945 года он вернулся на свою довоенную должность главного бухгалтера в тресте «Очистка». В 1952 году по состоянию здоровья Кальницкий перешел на работу в подсобное хозяйство треста «Очистка», но уже простым бухгалтером. 
В мае 1962 года в возрасте 64 лет Д.В. Кальницкого уволили из книготорга по состоянию здоровья. Как говорилось в приказе — «в связи с продолжением тяжелой болезни». А примерно за год-два до этого мне довелось побывать у него в доме. Запомнилась большая библиотека в застекленном шкафу. Книги стояли на полках тесными рядами снизу доверху. Коричневые, желтые, зеленые, красные обложки вызывали интерес, хотелось заглянуть в них и поинтересоваться, о чем они, уж не про шпионов ли случайно? Но это были серьезные книги. Среди них — очень ценные, подписные издания. Наверное, директор книжного магазина мог позволить себе небольшую слабость к собиранию книг.
Летними вечерами Кальницкий часто сидел в раскладном кресле в палисаднике перед домом. Выглядел он неважно, весь какой-то бледный и малоподвижный. В этом же дворе мы с ребятами проводили время. Естественно, бегали, шумели и мешали ему отдыхать. А в палисадник то и дело залетал наш мяч. Строго говоря, мы мешали всем соседям, в любом дворе, и приходилось искать уединения где-нибудь на задворках. Наверное, нет такого двора в Исполкомовском переулке от улицы Фрунзе до улицы Чехова, где бы не побывала наша компания. 
Встречая Кальницкого на улице, я здоровался с ним, полагая, что мы как бы знакомы. Но Давид Вениаминович удивленно смотрел на меня и так же удивленно отвечал: 
— Здравствуй, мальчик. 
А потом я потерял его из виду. Думал, что Д.В. Кальницкий переехал на другую квартиру, а оказалось, что он умер. Случилось это в 1977 году, спустя пятнадцать лет после перенесенного инсульта. 
Дом 20 по Итальянскому переулку. 2010 год.


Фрагмент дореволюционного, придомового мощения улиц в Таганроге. У дома № 20 по переулку Итальянскому



Фрагменты домовладения под № 20 по Итальянскому переулку.
Comments