Находки, захоронения, подземные ходы

Гаврюшкин "Обелиски золотых куполов"

АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ НАХОДКИ, ДРЕВНИЕ
ЗАХОРОНЕНИЯ И НЕОБЫЧНЫЕ
ПРИРОДНЫЕ ЯВЛЕНИЯ.
Очерк рассказывает об интересных находках на территории Таганрога имеющих как исторический, так и познавательный интерес. Отведено место и редким для нашего города атмосферным явлениям.
АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ РАСКОПКИ.
Человека всегда поражало, когда в результате археологических раскопок, или просто при рытье колодца во дворе, или устройстве фундамента под строительство жилья, рабочие находят вещи с почтенным возрастом превышающим наш человеческий век. Сразу же возникают вопросы и строятся догадки, кто, когда, владел ими, кому они принадлежали и почему оказались именно здесь. Такой вопрос задали строители и в 1910 году, когда при возведении здания библиотеки имени Чехова на Петровской улице на глубине 4,5 аршин обнаружили хорошо сохранившийся скелет человека, пролежавший в земле по мнению специалистов более ста лет.
Вызывают интерес и находки мест стоянок первобытных людей, поселения древних народов, костей доисторических животных. Местный краеведческий музей обладает большим количеством экспонатов, однако, всегда что-то вновь открытое и ранее неизвестное, волнует воображение. Тема Танаиса и знаменитых курганов, находящихся в непосредственной близости от него, не менее загадочна и поучительна. Последовательное и систематическое их исследование началось лишь в 1955 году, когда институтом археологии при Академии наук была снаряжена Нижнедонская экспедиция. Это не значит, что до этого работы никакие не велись. Еще а 1853 году профессор Петербургского Эрмитажа П.М. Леонтьев по поводу курганов высказался так. «Первое, что поражает всякого путешественника при въезде в Землю войска Донского — это обилие курганов. Особенно часты они возле Дона. Они составляют оригинальный и бросающийся в глаза памятник прошлого». Особый интерес у читателя вызовет и мало кому известный труд почетного археолога П. Хицунова, участвующего в раскопках в районе гирла Дона и предоставившего свой отчет редакции сборника Приазовского календаря, впервые подготовленного к изданию в 1871 году под названием: «О ДРЕВНОСТЯХ В МЕСТАХ ПРИ АЗОВСКОГО КРАЯ, БЛИЖАЙШИХ К ГОРОДУ ТАГАНРОГУ». Ниже приводится полный его текст.
«На гирлах реки Дона и по берегам Азовского моря встречаются еще ясные следы поселений, именно тех колоний, которые основаны были некогда Милетскими Греками, самым предприимчивым и отважным в древности народом, старавшимся водворяться всюду, где представлялись удобства для торговой и промышленной их деятельности. (Примечание. В 1862 году мне удалось от города Смирны проехать внутрь страны и посетить местности знаменитых в древности городов Ефесси и Милета. На месте последнего теперь стоит жалчайшая турецкая деревушка из нескольких хижин и называется Палатша! Оба города в древности лежали к Юго-Востоку от Смирны, и тогда уже процветавшей, но бывшей не столь значительною и богатою, как города Ефесс и Милет).
Курган Приазовской степи

Между прочим были основаны ими в Крыму: Пантикапея, около 450 года до Р.Х. впоследствии столица Босфорского Царства, и торговые колонии: Фанагория на Таманском полуострове, Танаис при устье реки Дона и две на Азовском море; они зависели от Босфорского Царства, время же основания их достоверно неизвестно. Вся окрестная страна в те отдаленные времена, как и весь Новороссийский край, была настоящею пустынею, по выражения древних Греков страною Гипперборейскою, сделавшейся потом обширною страною для разнообразных кочевых народов, известных у древних под именем Скифов и варваров.
С этими то народами, для меновой торговли продуктами скотоводства и рыболовства, древние Греки учреждали свои колонии, в роде новейших факторий, на важнейших пунктах моря и при устьях больших рек; но чтобы обезопасить себя от внезапных вторжений варваров, Греки старались оградить свои колонии валами, глубокими рвами, или же основывали укрепления на высоких местах. Такого рода ограждение называлось у них акрополис, что соответствовало русскому названию кремль, крепость, или военным терминам цитадель или форт. В нашем крае остатки подобных укреплений известны под именем древних городищ; они встречаются здесь во многих местах; о важнейших из них я намерен сообщить сведения.
Согласно с показаниями древних географов Птоломея, Стробона и Плиния, и новейшие археологи, начиная со Стемпковского, признали, что важнейшим торговым городом, основанным при устье реки Дона Милетийцами почти одновременно с Пантикапеею, был Танаис, впоследствии Венецианская Тана, заимствовавшая свое название от реки Танаиса, ныне Дон; но где именно была основана первоначальная древнейшая колония, на правой или левой стороне Донских гирл, — этого пункта с топографической точностью не определяют, и тем более разнореча между собою, что в Донских гирлах на правой и левой стороне общего течения реки Дона, как и на низменной равнине гирл, сохранилось несколько древних городищ, встречающихся так же и вверх по Дону, даже до Аксая. (Примечание. По поводу названия Танаис возникают любопытные филологические соображения. Танаис, Данаис, Данаиды с одной стороны и названия речек, теперь существующих в Большой Кабарде: Ар — дон, Хай — дон и прочие, с другой стороны Данаиды, мифологические сестры, вечно вливали и никогда не наполняли бездонных бочек, точно так и многорукавный Дон никогда не наполнял своими водами Меотийского болота. Древние Аланы некогда обитали, в числе других, в при-Донском крае и считаются родоначальниками нынешних Кабардинцев, которые могли оставить имя реки Дону, первобытной их родине. На этом этимологическом сходстве и самое имя Таганрог, произнося его по обыкновению Тана-рог, можно производить от названия древней колонии Тана, недалеко отсюда находившейся. Это мимоходом брошенное замечание может иметь некоторое значение для нашей местности.) Вообще на гирлах реки Дон уже открыто более 6-ти древних городищ, более или менее значительных. Важнейшее из них, более других соответствующее показаниям древних географов и лучше обследованное, лежит теперь между донскою слободою Синявкою и хуторами Недвиговскими, как раз над железною дорогою, на высоком берегу Мертвого Донца, одного из самых северных рукавов Дона. (Примечание. Синявка, Недвиговка, хотя довольно значительные селения, так что каждая имеет по приходской церкви, много лавок и базары, особенно первое, однако же не имеют прав станицы и причисляются к юртам Елизаветинской и Гниловской станиц Донской Области.)
От Синявской станции железной дороги на Восток, по направлению от Таганрога к Ростову, это городище находится в 3,5-4 верстах, следуя по полотну железной дороги, которая разрезывает пополам примыкающий непосредственно с Южной стороны к Танаисскому городищу искусственный огромный холм, древними обитателями насыпанный из золы, щебня, черепков битой посуды и всякого мусора, выметавшегося из города. От Мертвого Донца городище отстоит в саженях во ста, начинаясь при самом начале Недвиговки, простирающейся отсюда берегом на Восток параллельно с Донцом и железною дорогою. Море, по известиям древних, омывавшее некогда морскую пристань Танаиса, отступило отсюда в течение многих веков к Западу верст на десять, очутившись илистым заливом близ Таганрога; который отстоит теперь от древнего Танаиса или Таны верстах в 25-ти. Следы каменной набережной городища, заваленной мусором с камнями, еще теперь заметны. Самое городище это, или Акрополь на возвышенном берегу, представляется в виде неправильного четырехугольника, расположенного по странам света; каждая сторона его имеет более ста саженей длины, оно сохраняет вокруг себя еще глубокие рвы и высокие валы, несмотря на разрушительное действие времени и вандализм кладоискателей, ширина окопов до 4 сажен, глубина до 3, а высота валов до 5 саженей.
Так как южная сторона открыта и поката, загромождена камнями и мусором, то городище при быстром проезде по железной дороге, представляется не столь значительным и громадным, каким оказывается оно в действительности, особенно со стороны степной дороги, мимо него пролегающей от Синявки к Ростову. Внутренняя возвышенная площадь городища вся изрыта вдоль и поперек канавами, минами и яминами, отчасти кладоискателями, отчасти специальными исследователями, наряжавшимися от Правительства с археологическою целью. Всюду валяются кучами перегоревшие и растрескавшиеся камни, щебень, зола, перемешанные с черепками от битой древней глинянной посуды и стекла. Вокруг городища открывается степная равнина, опоясанная рядами разрытых больших курганов, продольными буграми и разными возвышениями, обозначающими улицы и разрушенные здания внешнего торгового поселения. Древнейший Танаис, основанный за несколько веков до Р.Х., считался после Пантикапея первейшим и важнейшим торжищем на Северо-Восточном углу Азовского моря при впадении реки Дона. Некоторое время он был автономным, независимым от своих метрополий, впоследствии признавал над собою власть
Босфорских царей, а потом за обнаруженное непокорство и мятежность подвергся гневу Полемона III-го, царя Босфорского, и разрушен им около времени Р.Х. вероятно он тогда не сильно пострадал, потому что, по истечении нескольких десятилетий, был восстановлен, в точности однакож неизвестно на том или другом месте.

Останки допотопного чудовища
Раскопки в районе гирла Дона

Этот позднейший Танаис, как удостоверяют открытые в нем памятники древностей, около III века по Р.Х. достигший значительного благосостояния, окончательно пал под ударами Аттилы в IV веке и хотя на развалинах его потом гнездились разные народы, но прежнего значения город не имел до основания в нем в XII столетии Венецианской фактории Таны, которая после претерпенных ею разрушений от Монголов, перенесена была под тем же наименованием в нынешнюю местность Азова, прежде называвшегося Адзак или Азак. Самое имя Таны исчезает с водворением в этих местах Татар и полного владычества турок в XV столетии, если не считать его сохранившимся в созвучии Тана-рога или Таганрога, бывшего тоже в позднейшее время колониею Итальянцев и давнийшим притоном Греков. (Примечание к окончательному падению Танаиса под ударами Аттилы в IV веке. Повидимому опустошение и разрушение города было страшное и внезапное огнем и мечом так, что не осталось камня на камне.) В первых годах настоящего столетия, около древнего городища Танаиса населились хутора казака Недвигова, а потом его имени слобода Недвиговка, принадлежащая помещику Мартынову, полковнику Войска Донского. Как человек образованный, он первый обнародовал о нескольких каменных досках и монетах с греческими надписями, найденных на городище, и возбудил ученое любопытство. Археологи — Стемпковский, Ашик и другие, так же академики Императорской Академии Наук Грефе и Кеппен занимались разысканиями о древностях Танаисских по открывшимся памятникам и известиям древних. Наконец в 1853 году по Высочайшему повелению поручено было профессору Московского университета Леонтьеву и архитектору Авдееву расследовать местность Недвиговского городища и вообще Донских гирл в археологическом отношении. Результатом их розысканий было убеждение, что на Недвиговском городище был Танаис, не самый древний, но несколько позднейший, перенесенный сюда после разрушения Полемоном первоначального Танаиса, местопребывание которого еще в точности не определено. Для продолжения дальнейших разысканей, по поручению Императорской Археологической Комиссии командирован в 1867 году член комиссии г. Тизенгаузен, а в нынешнем году — пишущий эти строки.
Амфора, фрагмент статуэтки, перстень и глиняный сосуд

В произведенных раскопках на площади городищ, в ближайших курганах и пепелищах открыто много интересных памятников в обломках и цельных черепянных сосудов, амфор, кувшинов, лампочек, терракотовых статуэток и фрагменты от металлических украшений: браслет, перстней, ожерелий, и много древних монет; но важнейшими находками, по справедливости, должны считаться греческие на мраморных плитах надписи, их найдено очень много в нынешнем году мною; они дополняют и объясняют темную историю Танаиса и отчасти всего края. Монеты большею части бронзовые, изредка золотые, относятся к царствованию царей Босфорских, за несколько лет до Р.Х. и после того до III века включительно по Р.Х. царствовавших. В надписях сохранились известия о разных событиях города: постройке или возобновления такими то гражданами городских стен, о возведении сторожевых башен, постройке городских ворот, устройстве площади, водопровода и т.п. Вторым, по мнению многих, было незначительное городище, в виде неправильного круга земляных валов, должно считаться то, которое находится в низменности Донских гирл вблизи Елизаветинской станицы, на Щучьем, к Востоку от нея, недалеко от огромных курганов, известных под именем пяти Братьев. Городище здешнее носит ясные следы древнего греческого поселения, судя по находимым древним монетам и клеймам с греческими надписями на амфорных ручках. Местность эта часто покрывается разливами реки Дона и еще мало обследована.
Третье городище, пространством менее обоих предыдущих, открыто мною в нынешнем году на западной оконечности г. Азова, вблизи подгородной деревни, называемой Малаканкой, а потому городище это называют малаканскою баттареею. Оно расположено четырехугольником, каждая сторона коего до 40 саженей, очень возвышено, обнесено глубокими и широкими рвами на высоком берегу разливов р. Дона. На нем находится множество золы и битой черепяной посуды древних форм. На месте этого акрополиса в новейшее время, вероятно, была турецкая и русская батарея, или особый форт.
Четвертое и пятое городища, хотя не столь большие, замечательны в том отношении, что здесь находятся не только бронзовые, но и золотые монеты Босфорских царей и мраморы с греческими надписями. Городища эти находятся в конце станицы Гнилой, а другое пониже ея, при разделении Мертвого Донца от р. Дона на сухом Чалтыре. Оба состоят из глубоких окопов и высоких земляных валов в виде четырехугольников.
Следы явственных пепелищ явственны и в других местах, например при Мокром Чалтыре: где в 1868 году, во время земляных работ для железной дороги найден был рабочими клад из нескольких десятков золотых монет, относящихся к Босфорским царствованиям. По рекам Миусу и Кальмиусу, при устьях их и по берегам Азовского моря к Мариуполю и в окрестностях его тоже встречаются следы древних пепелищ в роже окопов и валов. Таганрог 1870 года. П. Хицунов». В конце очерка П. Хицунова редакция Приазовского календаря несколько расширила тему, поместив в виде постскриптума ей известный материал: «Р.5. При постройке железной дороги между Таганрогом и Азовом, близ станции Морской Чулек, во время работы котлована для трубы, 25 октября 1868 года были отрыты следующие древности: 2 браслета (камней не оказалось), 2 цепочки, 2 подвески к серьгам, 3 кольца с камнями, пряжка и кружок. Там же 19 октября 1868 года скелет человека ростом 2 аршина, 8 вершков и при нем следующие вещи: цепь с 3-мя подвесками на шее скелета, два браслета на руках, 4 перстня с двух больших пальцев; камни и вещи, принадлежавшие, по видимому, к конской сбруе, и несколько костей лошади. Все эти вещи были доставлены главному инженеру дороги Г. Данилову, который, вероятно, препроводил их в Археологическую комиссию. Редакция календаря.»

Каменная баба у стен Танаиса Фото Н. Сапожникова

В мая 1908 года газета «Таганрогский вестник» сообщила, что вблизи станции Недвиговка крестьянином Смичковым, когда он производил выемку камня для своих хозяйственных нужд, на глубине около двух сажен был обнаружен глиняный кувшин с узким горлом, а около него человеческий череп. Рядом лежали золотой обруч, слитки золота, остатки короны и венец. На горлышке сосуда ясно читались буквы О и N. Найден также драгоценный камень цвета крови с черным и зеленоватым отливом. Камень величиной с горошину имел просверленное отверстие. Все найденные драгоценности отправили наказному атаману.
Нескончаемые споры идут по поводу места нахождения древнего Византийского поселения, крупной торговой колонии XII-XVI веков Порто-Пизано. Когда в 1939 году появилось сообщение, что М.А. Миллер обнаружил в районе Петрушинской косы остатки Порто-Пизано, П.П. Филевский тут же откликнулся, сделав запись в своем дневнике.
«Зачем Миллеру об этом надо было заботиться, когда на итальянских картах тех времен этот город показан там, где Таганрог, и у Иловайского (Иловайский Дм. Ив., род. 1832, ум. 1920 году, русский историк, один из его трудов «Русская история» посвящен истории нашего государства. О.Г.) определено его местоположение, а при обычных масштабах Петрушина Коса и Таганрог не отделимы. Да, наконец, находки монет и жилья не указывают именно на Порто-Пизано, а на итальянские поселения, что находились так же на Беглицкой косе и даже при постройке Армянской церкви в Таганроге».
Действительно, и не только здесь. Внизу Каменной лестницы в 1927 году при ее реконструкции строители обнаружили мраморный постамент, на котором проглядывались буквы греческого алфавита и греческий сосуд эллинистической эпохи. Находки отнесли к IX-XII векам нашей эпохи. В этом же месте у морского побережья до сих пор волны выносят на берег черепки греческих амфор и другие предметы. А на горе в древности стояла сторожевая башня сложенная их дикого камня, на которой по вечерам зажигали путеводный огонь. И уже совсем недавно в районе Беглицкой косы обнаружено старинное захоронение, в могильниках которого найдено большое количество золотых украшений и фрагменты древнего оружия. Возраст некрополя оценивается в пределах около двух тысячелетий. Хотя это не новость. Еще в 1939 году здесь советскими археологами обнаружено поселение и могильник последних столетий до нашей эры, относящийся к греко-скифскому периоду. Поселение было связано с греческой торговой колонией Танаис в устьях Дона. Газета «Таганрогская правда» 12 июня 1939 года опубликовала заметку, которую мы перепечатываем дословно. «Название Таганрог впервые встречается в конце XVII века. У села Бессергеновки, близ Таганрога, палеонтолог Громов разыскал в древних отложениях азовского побережья кремневые отщепы, являющиеся орудиями труда человека древнего каменного века. Таким образом, в окрестностях Таганрога мы имеем следы стоянок эпохи дородовой первобытной общины. У Беглицкой косы, советскими археологами обнаружено поселение и могильник последних столетий до н.э., относящийся к греко-скифскому периоду. Это поселение связано с крупной греческой торговой колонией Танаиса в устьях реки Дон.
Таганрогские краеведы установили присутствие остатков поселения византийского времени в черте города, у пристани. Это поселение находится под водой. На Петрушиной косе археологом М.А. Миллером отысканы остатки крупной торговой Пизанской колонии XIII-XIV веков: Порт-Пизано, которая помечалась почти во всех средневековых картах Северного побережья Черного и Азовского морей, но до сих пор оставалась неразысканной. Таганий-Рог, это название, очевидно ведет свое начало от татарского слова «Таган» — треножник и «Рог», как называли на Днепре отмели и песчанные косы».

ДРЕВНИЕ ЗАХОРОНЕНИЯ
О других необычных находках в пределах территории нашего города свидетельствуют время от времени на страницах местных газет небольшие по содержанию сообщения журналистов — от костей доисторических животных до одиночных и групповых захоронений человеческих останков, а так же спорных подземных ходов.
В периоды «большой воды» в Таганрогском заливе, когда море подступает к глинистому берегу южного побережья, вода размывает подножие кручи и происходят обвалы больших масс земли. Один из них произошел в 1900 году. С целью определения ущерба нанесенного стихийным бедствием, на место обвала прибыл член городской думы А. Туркин. В развале он обнаружил много человеческих скелетов и отдельно разбросанные кости. По его просьбе на место находок пригласили местного историка П.П. Филевского, который осмотрев захоронения пришел к такому заключению:
«В массе глины мы обнаружили медные крестики, которые носили на шее остготы, но здесь, без сомнения, были их могилы. В других местах южного берега Таганьего-Рога я находил такие крестики. Остготы населяли наши края несколько столетий, пока гунны в начале VI века не вытеснили их на Запад. Живя на берегах Азовского моря, остготы, христиане арианского учения, носили на шее крестики из меди. С ними их и хоронили. Закапывали неглубоко, гробов не делали, а с двух сторон обкладывали могилы досками или просто кусками дерева.»
С подобной находкой столкнулась группа гимназистов, среди которых был Александр Павлович Чехов. Вот как он описывает поразивших ребят случай. «В одно из воскресений собралось нас душ пять гимназистов, и задумали мы сходить пешком в Карантин, в нашей компании, как теперь помню, был и будущий писатель. Дошли до кирпичного завода, далеко раскинувшегося свои низкие, крытые соломою шатры, под тенью которых сушился свежий, еще не обожженный кирпич. В нем нас тогда заинтересовала одна неожиданность, мы наткнулись на огромную и глубокую яму, из которой брали глину для выделки кирпича. Судя по колесным следам, видно было, что этот материал вывозили оттуда возами. На дне этого обширного колодца нас поразила куча человеческих костей и черепов. Спуститься вниз к этой куче было делом одной минуты. Со страшным любопытством и не без некоторого суеверного мальчишеского страха окружили эту находку и стали смотреть на черепа, смотревшие на нас пустыми глазницами. Много между ними было расколотых и разбитых, но были и целые, хорошо сохранившиеся. Около них валялось в беспорядке множество позвонков, крупных костей и ребер. Все это было сброшено в одну кучу вероятно для того, чтобы не мешало проезжать возам с глиною. — Братцы, поглядите-ка, что делается наверху, — воскликнул кто-то из компании.
Мы подняли головы и увидели в отвесной стене ямы ряд контуров могил, из которых торчали кости. В глинистом грунте эти могилы выделялись резко чернотою своей земли — чернозема. Насчитали мы их штук пятнадцать. Не было никакого сомнения в том, что кирпичный завод расположился на месте какого-то старого и уже давно сравнявшегося с землей кладбища. Но каком? Какой эпохи? Захоронены ли в нем турки, обитавшие здесь еще в допетровские времена, или же это кладбище христианское и позднейшее? К сожалению, мы все были тогда так юны и глупы, что никто из нас не догадался поискать вокруг костей останков каких-нибудь металлических пуговиц, пряжек и вообще каких-нибудь металлических принадлежностей одежды, по которым можно было бы определить хоть что-нибудь. Мы взяли с собой только два или три черепа». На турецкое погребение указывает еще одна находка на расстоянии приблизительно полутора километров от Карантина. После очередного обвала береговой полосы в 1910 году проживающие в этом районе жители обнаружили на месте обвала несколько гробов. Другой источник сообщил, что гробы обнаружили в пещере. На этом месте еще и ранее жители находили древние восточные монеты и другие вещи. Предполагают, что здесь ранее находилось турецкое поселение. В 1897 году при строительных работах на углу Греческой улицы и Мало- Садового переулка землекопы обнаружили десять хорошо сохранившихся скелетов. Судя по их размерам все они принадлежали рослым людям. Проживающие в районе Кольцовской улицы жители и по сей день находят при земляных работах большое количество скелетов и черепов. Это неудивительно, в этом месте, которое ранее считали концом города, существовало городское кладбище, которое закрыли лишь в 1809 году, когда открыли новое, за пределами Кладбищенского переулка. Интересную находку обнаружили в первом десятилетии нашего века в районе Богудонии. Откопали хорошо сохранившийся гроб (вероятно дубовый), в котором находился скелет одетый в генеральскую форму со всеми регалиями, предположительно петровских времен. Об этом сообщила газета «Таганрогский вестник».
В заключение несколько небольших фрагментов. 20 августа 1940 года геологи-краеведы совершили поход по руслу древней реки ныне Воловьей балки. По пути следования члены кружка производили раскопки, обнаружив и собрав богатую коллекцию древней фауны. Найдены кости южного слона, древних верблюдов и лошади, часть рогов вымерших оленей. Ископаемые кости специалисты отнесли к периоду третичных отложений. Все они находятся в состоянии окременения и хорошо сохранились. А еще в 1899 году газета «Приазовский край» утверждала, что на Мясницкой площади на глубине 15,5 сажен найдены части костей мамонта. Находку обнаружили при рытье колодца, но так как на этом месте оказался его сруб, полностью скелет извлечь не удалось. Можно ли всем нам хотя бы мысленно представить картину, что в месте, где сейчас пролегает улица Ленина, когда-то дружно топало стадо мохнатых исполинов.
На Старом кладбище, если идти от входных ворот к церкви, слева имеется участок, на котором находится памятник в виде мраморного саркофага с лежащей женщиной. Памятник выловили в Азовском море и происхождение его неизвестно.
Небольшой участок благословенной земли, которую мы называем Таганрогом, богат историческим прошлым, уходящим в глубь веков, и неудивительно, что в его окрестностях так много захоронений людей этнически отличающихся друг от друга. Нельзя забывать, что факты приведенные выше лишь малая толика попавшая на глаза автору и обобщенная им в настоящем очерке. Он, очерк, не претендует на серьезные исследования и является лишь дилетантским подходом к интересной теме, которая может заинтересовать читателей. Более подробно и полно мы могли бы узнать от специалистов.
ПОДЗЕМНЫЕ ХОДЫ
Другой, не менее увлекательной темой, являются пресловутые подземные ходы большой протяженностью, якобы существующие в пределах города. Много о них упоминалось в печати, еще больше говорилось и эти разговоры не умолкают до настоящего времени, однако, веских доказательств этому найти не удалось. Такие легенды, как например подземный ход известного контрабандиста Мари Вальяно, в котором он прятал свой контрабандный товар и который, якобы, шел прямо к морю, оставим без внимания. Испокон веков людям свойственно выдавать желаемое за действительное, пока их мечта, передаваемая из поколения в поколение не превращается в сказку. Приведем несколько сообщений о подземных ходах опубликованных в местных газетах.
1913 год. «На Мало-Греческой улице (Шмидта) в доме номер семь во дворе полковника Хрещатицкого обнаружили подземный ход, идущий от Петровской улицы к морю. Ширина до двух аршин и высота один аршин, видимо он сильно засорен. Ход выложен старинным красным кирпичом и в некоторых местах разветвляется по всем направлениям. Ход очень старинный и не является для стока воды. Из главного хода извлечена проржавевшая часть железного обруча и мелкие кости животных». Далее высказано предположение, что «подземный ход» все-таки является водостоком.
1925 год. «Во время прокладки водопроводной магистрали по Некрасовскому переулку (б. Дворцовый) не доходя до улицы Шевченко (б. Михайловская), вследствие обвалившегося от дождя пласта земли, обнажился хорошо сохранившийся подземный ход (протяжением в несколько верст), вероятно до Карантина. Подземный ход в виде вымощенного тоннеля, находится на глубине 2,5-3 сажени, и достаточно просторен, чтобы в нем проезжать на лошадях, по всем данным подземный ход был сделан еще во времена турецкого владычества городом. Таганрогские старожилы указывают, что этим подземным ходом пользовались так же в период существования в Таганроге «Порто-франко» (беспошлинный ввоз товара) и контрабандисты.» НАКОНЕЦ-ТО!
Однако, читаем сообщение этой же газеты появившейся в печати буквально через несколько дней. «Краеведами обследован обнаруженный ранее подземный ход. Галерея имеет в сечении форму полукруга в один метр высоты и ширины, никаких креп или мощения нет, поэтому ход засыпан осевшей глиной и проходит на расстоянии не более трех сажен. Подземный ход идет прямо от Крепости к морю в направлении 30 градусов на Юго-Запад. Сооружение это не связано с Крепостью, входя в общую систему оборонительных сооружений. Никаких культурных остатков подземелье не носит и исторической ценности не имеет». «Подземный ход» протяженностью в несколько верст неожиданно превратился в канаву длиной в три сажени, а высота его, где свободно можно было проезжать на лошадях, оказывается позволяет человеку лишь с трудом продвигаться на карачках. Газетчик, выступая здесь в роли фокусника, ловко и беззастенчиво превратил на глазах у многочисленной публике курицу в золотое яйцо.
1927 год. « В усадьбе номер 19 по улице III Интернационала, в непосредственной близости к остаткам бывшей крепости, была вырыта яма для извести. Дно ямы от тяжести воды неожиданно провалилось и обнаружило подземелье на глубине 5 метров. Высота подземелья 1,5 метра и ширина 1,75 метров. В нем можно свободно продвигаться вдвоем лишь слегка согнув голову. Ход вырыт без скрепок и мощения. Длина свыше 20 метров и тянется в направлении Северо-Восток под углом 30 градусов. Сооружен был этот ход, по-видимому, в эпоху Петра I. Подземелье входит в общую оборонительную систему и представляет связь между отдельными формами ее».
1927 год. «Некрасовский, 67. Напротив дома провалился подземный ход, соединяющий Крепость с Карантином.» Все это мы уже видели и слышали. Подземный ход, да и только. Хотите верьте, хотите нет. А доказательств никаких. А нужен ли он вообще, соединяя Крепость с Петрушиной косой? Как мы обратили внимание, все пресловутые «подземные ходы» встречаются нам исключительно в районе нахождения бывших крепостных валов, или в непосредственно близости от них. Возьму на себя смелость дать этому объяснения, какую роль могли ранее выполнять подземные сооружения, обнаруженные уже в более поздний период, некоторым из которых около двухсот лет.
Во-первых. Согласно искусству построения фортификационных укреплений в каждой крепости устраивались потерне — закрытые проходы или сообщения, выполняемые в виде галерей. Их могло быть несколько.
Во-вторых. В каждом укрепленном районе сооружались погреба для хранения взрывчатых веществ — пороховые погреба.
В-третьих. Для длительной сохранности пищевых продуктов рыли глубокие ямы, делали перекрытия и по весне заполняли льдом.
В-четвертых. В каждом укрепленном районе имелись подземные склады для хранения амуниции — боевого снаряжения.
Любые из этих четырех сооружений, или им подобных, и находят в наши дни во время производства земляных работ.
Один мой знакомый Леня Плужников, ныне умерший и живший в районе бывшей крепости, оставил мне описание и план расположения некоторых из интересных находок. Текст его привожу дословно.
«По рассказам одного пожилого человека под турецким валом находился склад. Когда на территории усадьбы (указывается адрес, который намеренно не раскрывается. - О.Г.) хотели сделать ледник, то наткнулись на металлические двери на глубине от двух до трех метров. Хозяин этого предприятия строить ледник далее не продолжал и оно (это место) засыпано. На других усадьбах идущих вдоль вала копали ямы и обнаружили кирпичную кладку на крепкой извести. Надо полагать, что этот склад был построен турками. На другой стороне улицы, во дворе (теперь это на расстоянии от угла около 50 метров) было обнаружено захоронение десятков людей. Возможно это были убитые строители этого склада, а в складе хранятся какие-либо ценности».
Догадки, догадки, догадки!

Энциклопедия Таганрога:
Подземные ходы Таганрога. В свое время Александр Павлович Чехов писал: «Еще о легенде, и притом о таинственной и заманчивой легенде. Дело идет о подземных ходах и галереях, прорытых под Таганрогом. Эти галереи никто еще не видел, а какие о них сложились прелестные басни! Одни приписывают их происхождение туркам, другие идут дальше и утверждают, что эти ходы прокопали еще древние римляне в ту отдаленную эпоху, когда их многочисленные колонии были рассыпаны по побережью всего Черного и почти всего Азовского морей... Отчего же не допустить, что под Таганрогом греки или римляне устроили катакомбы для того, чтобы легче бороться со скифами?». И до сих пор в Таганроге ходят версии о подземных ходах, их образование одни относят к временам Петра I, другие - к временам Екатерины II, а третьи - к времени греческой колонизации Приазовья. Но ни одна версия не была проверена и, следовательно, не подтвердилась. Существовали короткие подземные ходы от подвала бывшего малого особняка Алфераки по улице Греческой, 76 до пер. Антона Глушко, 13, в районе теперешнего краеведческого музея, а в литературе упоминался подземный ход, который вел с берега моря в подвал дома миллионера М. Вальяно (угол ул. Чехова и пер. Тургеневского - сейчас здание авиационного колледжа), куда доставлялись контрабандные товары во второй половине XIX века. Как уже писалось выше, при строительстве корпуса «Б» ТРТИ был вскрыт в этом районе также подземный ход, в котором найдены были предметы старины. В целях исследования обнаруженного подземного хода постановлением № 52, § 2020 qT 05.05.1932 горсоветом была образована комиссия под председательством зав. гороно тов. Шелковникова. Комиссии разрешалось привлекать к работе археологов и др. специалистов, а «акты обследования направить в случае надобности Главнауке и президиуму горсовета ». Но материалы по результатам обследования нигде не сохранились. Досле Вел. Отеч. Войны, в 1940-е, в результате сползания грунта с откоса горы напротив бывшей мельницы Алфераки, сейчас кольцо авторазвязки, внизу правого склона Комсомольского спуска под торцом квартала, между переулками 1 -м Крепостным и Гарибальди обнаружился засыпанный сводчатый вход, выложенный кирпичом. Сейчас склон горы здесь срезан примерно до верха свода и сделана нижняя терраса, навсегда скрывшая этот вход, как тогда говорили, в «пороховой погреб». Подобный сводчатый, выложенный кирпичом вход существовал еще в 1950-е на берегу моря в районе бывшего Карантина. В 1980-е в связи с просадкой грунта под некоторыми многоэтажными домами на территории Таганрога (пер. Тургеневский, Итальянский, ул. Р. Люксембург и дорога по пер. Донскому) специалисты «Ростовгражданпроекта» начали искать обозначение подземных ходов на старинных картах города. Но даже если подземные тайные ходы и существовали, то вряд ли их обозначали на картах. Легенды с подземными ходами - одни из самых древних в городе. Их рождению мы обязаны тем, что городской ландшафт в старой части города действительно хранит ряд подземных сооружений времен Петра Первого. Это существовавшие в те далекие времена пороховые погреба, минные галереи, землянки, рыбные ледники и прочие хранилища. Так и при постройке радиотехнического института (дополнительного корпуса) на улице Энгельса в районе Богудонии, где путем самозастройки с доисторических времен селились местные рыбаки, браконьеры и прочий торговый люд, живущий за счет даров Азовского моря, правое крыло корпуса стало аварийным и в течении почти двадцати лет проводились различные ремонтные работы. Однако при глубоком изучении причины, оказалось, что правое крыло корпуса попало как раз на то место, где когда-то находились подвалы-ледники, в которых рыбаки хранили засоленную рыбу. Подвалы эти были достаточно глубокими и доходили до 10 метров, если не больше. На самом нижнем уровне температура была как в холодильнике, и даже лед, предназначенный для хранения рыбы, там не таял. Так что романтические версии и легенды о подземных ходах не реальны, а вот о многочисленных подвалах в старых домах и особняках - это, я думаю, реально.
Comments