Карантин

    
В результате измены Австрии, совместно с которой Россия вела войну против Турции(1735-1739гг.), Россия была вынуждена прекратить войну и подписать в Белграде сепаратный мир. По Белградскому мирному договору Турция отказывалась от притязаний на Азов, однако добилась запрещения восстанавливать крепость Троицкую на Таган-Роге и вынудила Россию отказаться от права иметь свой флот на Азовском море. Согласно договору, торговля на Черном и Азовском морях могла вестись лишь на турецких судах.
Несмотря на запреты, торговля все же велась не только с турками и приезжающими с ними греками, но и с ногайцами, крымскими татарами, запорожскими казаками. Раз витие торговли потребовало открытия в Таганроге таможенной заставы и карантина, который был открыт в 1740г. В 1760г. турецкие купцы обратились с прошением в Коллегию иностранных дел, в котором они писали «При въезде их судами морем к Таган-Рогу, где самая неминуемая тем судам пристань, нет карантинных домов и погребов, которые необходимо для обеих империй и общего удовольствия быть надлежит для того, что с прибытия к Таган-Рогу задержание бывает в карантине и выстаивают с великой нуждою по сороку дней, находясь в судах и каютах своих на воде, привезенным же товарам и овощам чинится порча... и чтобы о таком весьма надобном как для них, так ради прочих въезжающих из Турецкой области людей построении в Таган-Роге карантинных домов и погребов».
С началом новой русско-турецкой войны (1768-74гг.) торговля прекратилась. Только после ее завершения Таганрог становится важным торговым портом. В начале 1776г. с целью предупреждения эпидемии моровой язвы, часто свирепствовавшей в Турции, был учрежден штат Карантина. С ростом торгового оборота, в 1793-97гг. составивший 75% оборотов всех южных портов, с увеличением строительства магазинов и складов в 1783,1800 и 1808гг. изменялся и штат Таганрогского Карантина. Дальнейшее торговое развитие Таганрога столкнулось с возникновением новых черноморских портов, среди которых на первое место стала выходить Одесса. Издатель журнала «Отечественные записки» П. Свиньин посетивший Таганрог в 1825г. писал «Карантин находится на другой стороне города, в пяти верстах от оного. Строения (...) состоят большей частью, из лубьев и досок пришедших в совершенную ветхость. Карантин заведывает рейдою, которая разделена на карантинную и практическую. Суда, на них стоящие, исключая больших, останавливающихся еще далее.
 Смотрение за ними, имеют две бран двахты, которые вместе с офицерами и служителями назначаются из Черноморского флота. По отдаленности Карантина от биржи учреждено на оной карантинное биржевое отделение, которое осматривает товары, выгружаемые прямо из судов карантинных на баржу, оно имеет особенного своего директора, над коим, сверх того, наблюдает еще один член Главного Карантина».
Еще в 1825г. по распоряжению императора Александра Первого, находившегося в Таганроге, пожелавшего доставить удовольствие супруге Елизавете Алексеевне, рядом с «Карантином» был высажен сад, план которого составил сам император. Парк представлял собой широкую аллею из липы, ясеня и кончался кленом. По морскому обрыву шла узкая аллейка, обсаженная сиренью, которую любила императрица. Позже сад был назван Елизаветинским парком. В 1826г. он был передан императрицей Строительному комитету. По предписанию министра внутренних дел России «существующие по берегам Азовского моря карантинные здания: Таганрогский карантин, карантинные заставы Мариупольскую, Бердянскую и Еникальскую уничтожить ...Главный Карантин перенести в Керчь».
В 1835г. постройки Карантина перешли в ведение города. Городская Управа стала сдавать карантинные здания и территорию под дачи. Антон Павлович Чехов, в письме к сестре писал «после обеда едем в Карантин. Тут, в Карантине, много дач дешевых и удобных...»
В память о пребывании здесь императорской четы в парке над морским обрывом, была устроена беседка, украшенная бюстами Александра Первого и Елизаветы Алексеевны.

    Таганрогский карантин занимал участок земли между двумя естественными балками: Кагатовым оврагом (Петрушанская балка) и Коровьим спуском. По всему периметру карантина было разбросано девять «сторожевых будочек для часовых,. (1). Слева, параллельно Кагатову оврагу, тянулось одноэтажное в 25 сажен длины «ветхое и погнилое строение, которое полагалось употреблять на разные надобности при карантине •• Рядом два, таких же небольших строения, по три сажени длины каждое (3). Выше указанных строений имелись две «партикулярные (частные.) лавки, в коих продавались съестные припасы. (4).
    У Коровьего спуска «фахверковый (одноэтажное строение, выполненное из брусчатого остова, заполненного глиной.) дом из десяти покоев для жителей, покоя лекаря и карантина смотрителя. (9). Слева от фахверкового дома «старый сарай из камыша. (8), справа домик «деревянный, ветхий и пекарня в нем. (10).
    У самой кромки обрыва, на равном расстоянии от оврагов, проектировался длинный, одноэтажный «каменный дом в 15 покоев для помещения приезжающих из заграницы разного звания людей» (6). Справа от него, длиной около 20 сажен, «полагаемый вновь построить один пакгауз деревянный» (7).
    В самом центре карантина «вновь проектированная связь для караульных осмотров. (5). За Кагатовым оврагом, вне территории санитарной зоны, у кромки обрыва между двумя караульными будками, «вновь выстроенные три связи для приезжающих больных сомнительных, только в обыкновенных болезнях, выздоравливающих и караульных, каменное» (2).

    9 марта 1834 года карантин за ненадобностью упразднили, и занимаемые им земли перешли в ведение городских властей.
    Прошло много лет, прежде чем городская дума решилась земли упраздненного карантина сдавать в аренду частным•лицам. Начиная с 70-х годов первым арендатором стал отставной штаб-ротмистр Рустимович, вторым - купец Николай Ильич Псалти, затем таганрогский житель, болгарин по происхождению М. М. Шилье (ударение на первом слоге). Им была проведена большая работа по планировке сада, устройству аллей, расчистке дорожек, посадке деревьев. Дополнительно к существующим карантинным постройкам, некоторые из них он приспособил под дачные домики, были добавлены новые. Среди них была и дача градоначальника, которые в те годы менялись довольно часто.
    Сдавал дачные домики Шилье очень дорого. В 1898 году их стоимость из 5-6 комнат составляла 500-600 рублей, из 2-х или 3-х по 150-200 рублей. В домах водилось много крыс. В карантинном саду имелось специально оборудованное помещение для игры в кегли, другие увеселительные заведения и ресторан. Сад пользовался большой известностью и за пределами города Таганрога, провести в нем время приезжали из Ростова, Новочеркасска, Харькова и даже из Москвы.
    Дорога к дачам Шилье была совершенно неблагоустроенна - летом разбитая в пыль, в ненастье - непролазная грязь. Ища выход из весьма затруднительного положения, Шилье пришел к выводу, УТО доставка клиентов к его дачным домикам должна осуществляться морским путем. Это не только сократит расходы клиентов на сухопутный путь (извозчик обходился в 1 рубль 20 копеек), но и привлечет большое количество отдыхающих. К следующему летнему сезону 1897 года Шилье начал энергично устраивать/небольшую Пристань для свободного доступа к берегу мелкосидящих судов.
    По словам П. П. Филевского «Марий Шилье жил тем, что играл в карты, вел крупную игру не только в местных клубах и казино, но и в других гороодах, где в прежние времена на ярмарках, особенно конских, собирались помещики, состоятельные люди. Приезд известного всем Шилье знаменовал, что игра будет крупная. Но самое замечательное было то, что, получая заработок от игры в карты, он никогда никем не подозревался в шулерстве и пользовался славой честного, доброго человека, часто помогавшего в беде другим».
    Это было действительно так, и к этому надо прибавить, что М. Шилье не получил никакого образования и с детства был предоставлен самому себе. Любознательный с юности он любил книги, много читал, тщательно анализирую все прочитанное. Этим приобрел много знаний и с успехом ими пользовался в практической жизни. В городе имелось несколько извозчиков, которым он подарил выезды и квартиры.
    Умер Марий Шилье в молодом возрасте. Его хоронили 4 декабря 1902 года. За гробом шли только родные и близкие друзья. «Приятели», день и ночь увивавшиеся вокруг него, на похороны не явились. Надгробие над могилой М. М. Шилье Выполнено в виде обелиска из мельничных жерновов.
    В октябре 1915 года акционерное общество « Треугольник» и воздухоплавательный завод В. А. Лебедева впервые выразили желание приобрести на территории бывшего карантина участок земли под строительство аэропланового и гидропланового заводов. На следующий год в сопровождении двух инженеров в город прибыл директор общества, и дума приняла решение о передаче обществу воздухоплавания «В. А. Лебедев» береговой полосы на протяжении 150 сажен, оговорив при этом непременное условие, как можно больше сохранить площадь Елизаветинского парка. Впоследствии завод получил номерное название - завод N2 31, затем имени Димитрова и, наконец, имя конструктора летательных аппаратов Бериева. В 20-е годы территория карантина использовалась под лагерь курсантов кавалерийской школы Первой Конной Армии, штаб которой находился в здании таганрогской мужкой гимназии.
Источник: Гаврюшкин "Вдоль по Питерской"
Comments