Улицы и переулки

"Гаврюшкин О. П. Вдоль по Питерской"
Улицы и переулки.
В 1805 году по распоряжению градоначальника Б. Б. Кампенгаузена улицы и переулки города впервые получили названия, они были цифровые. Ныне существующая Греческая улица получила название Первой Продольной, Ленинская — Второй Продольной, Фрунзе — Третьей Продольной и так далее.
Переулки начинались у крепостных валов и также имели цифровые обозначения: Первый Поперечный, Второй Поперечный, Третий Поперечный... Через три года цифровые обозначения отменили и заменили именными. С тех пор прошло много лет и после Октябрьской революции все улицы и переулки центральной части города незаслуженно лишились своих названий: Петровская, Николаевская, Михайловская, Гимназическая, Тюремная, Шиловская, Депальдовский, Итальянский, Полтавский, Варвациевский, Успенский, Дворцовый, Коммерческий, Соборный, Малый и Большой Кампенгаузенский, Кладбищенский. Проследим за названиями улиц и переулков, которые они носили в разное время за всю историю существования нашего города. Упоминаются и те, кои приписывают народному местному фольклору, например Кузин переулок, упоминаемый даже в официальных документах. Таким бы и отдавать предпочтение, разве мы можем представить другими исконно местные названия, как: Касперовка, Дубки, Русское поле, Простоквашино.
ВОРОНЦОВСКАЯ - МАЛО-БИРЖЕВАЯ - МАЛО ГРЕЧЕСКАЯ - ШМИДТА.
Первое название улица получила в честь генерал-фельдмаршала М. С. Воронцова, светлейшего князя, генерал-губернатора Новороссийского и Бессарабского, наместника края. Принимал участие в строительстве таганрогского порта. Последнее название улица получила уже в советское время, в честь жителя нашего города, лейтенанта Черноморского флота в отставке П. П. Шмидта, возглавившего восстание на крейсере «Очаков» в 1906 году.
Мало-Биржевая улица
ПЕРВАЯ ПРОДОЛЬНАЯ - ПЕТЕРБУРГСКАЯ - КУПЕЧЕСКАЯ - ГРЕЧЕСКАЯ - III ИНТЕРНАЦИОНАЛА - ГРЕЧЕСКАЯ. Правомерное название — Греческая: на ней селились первые греческие переселенцы по окончании войны с Турцией, в которой они активно участвовали на стороне русских. Именем III Интернационала улица названа в честь Международной революционной пролетарской организации, объединившей в 1919 году коммунистические партии всех стран.
Улица Греческая
ВТОРАЯ ПРОДОЛЬНАЯ - МОСКОВСКАЯ - ДВОРЯНСКАЯ - БОЛЬШАЯ — ПЕТРОВСКАЯ — ЛЕНИНА. Под названием «Большая» улица упоминается в летописях времен А. П. Чехова, а также местных газетах. Так, например, в газете «Полицейский листок» № 46 от 22 ноября 1869 года помещена заметка: «Немецкая булочная и при ней кондитерская открыта мною на Петровской (Большой) улице во вновь отстроенных магазинах госпожи Ковалевской». Именем Ленина улицу назвали в честь вождя мирового пролетариата В. И. Ленина.
Петровская улица
ТРЕТЬЯ ПРОДОЛЬНАЯ - КАТОЛИЧЕСКАЯ - НИКОЛАЕВСКАЯ - ТРОЦКОГО — ФРУНЗЕ. Первое именное название улица получила по нахождению на ней Католического костела (сейчас библиотека им. М. Горького). В 1870-х годах улица под таким названием уже не упоминается. По всей вероятности название Николаевской улица получила в честь святого Николая Угодника, а не царя Николая. С другой стороны, этому можно противопоставить то обстоятельство, что не было причин менять название улицы, ибо католицизм также проповедовал исповедание христианскому вероучению, и в России не был ни запрещен, ни гоним. Замена произошла во времена, соответствующие первым годам правления царя Николая II. В конце-концов имя царя Николая восходит к имени святого Николая Угодника. Именем Троцкого улица названа в 1923 году в честь идеолога рабочего движения Л.Д. Троцкого, впоследствии признанного враждебным ленинизму. С 1927 года переименована и стала носить имя Фрунзе, в честь советского, партийного, государственного и военного деятеля нашего государства Михаила Васильевича Фрунзе. Заслуги его перед советским государством огромны.
Николаевская улица
ЧЕТВЕРТАЯ ПРОДОЛЬНАЯ - МОНАСТЫРСКАЯ - ИЕРУСАЛИМСКАЯ - АЛЕКСАНДРОВСКАЯ - СВЕРДЛОВА. На нынешней Банковской площади в 1813 году патриот Греции и соратник русских по борьбе против турецкого владычества Иван Андреевич Варваци за свой счет построил уникальный на Юге России Греческий Иерусалимский монастырь. Отсюда и название улицы. После смерти А. П. Чехова в 1904 году улицу переименовали в Александровскую, увековечив имя императора Александра I. В 1923 году улица сменила название и стала носить имя Свердлова, участника революционных событий 1917 года, государственного и партийного деятеля советского государства. Сейчас стало всеобщим достоянием, что убийство царской семьи было осуществлено по телеграмме, подписанной Свердловым.
Александровская улица
ПЯТАЯ ПРОДОЛЬНАЯ - ПОЛИЦЕЙСКАЯ - АЛЕКСАНДРОВСКАЯ - ИМЕНИ А.П. ЧЕХОВА. По всей вероятности название Полицейская улица получила по нахождению на ней полицейского управления. В разное время оно располагалось на пересечении с Дворцовым переулком, а затем на углу Соборного. Имя А. П. Чехова улица получила в 1904 году после смерти писателя.
Чеховская улица
ШЕСТАЯ ПРОДОЛЬНАЯ - КОНТОРСКАЯ - ЕЛИЗАВЕТИНСКАЯ - РОЗЫ ЛЮКСЕМБУРГ. По прошествии 150-200 лет сложно выяснить причины, послужившие для присвоения имени той или иной улице или переулку. Иногда это происходит стихийно, так и в нашем случае. Предполагают, что имя Конторская улица получила по причине большого количества проживающих здесь клерков (конторщиков). Насчет Елизаветинской улицы имеется другая версия. В бытность посещения Таганрога Александром I супруга императора Елизавета Алексеевна, посещая Карантинный сад, направлялась к нему следуя по этой улице. Роза Люксембург, чьим именем впоследствии назвали улицу, прожила 48 лет, зверски убита контрреволюционерами в 1919 году. Являлась страстным борцом против империализма; деятель международного движения.
СЕДЬМАЯ ПРОДОЛЬНАЯ - ОТСТУПНАЯ - МИТРОФАНОВСКАЯ - КАРЛА ЛИБКНЕХТА. Митрофаниевская церковь возводилась в Таганроге трижды и всякий раз по разным причинам разбиралась и заново отстраивалась в другом месте. Впервые была построена на площади, где пересекалась улица Отступная (Карла Либкнехта) с Б. Кампенгаузенским переулком. По окончании строительства Отступную улицу переименовали в Митрофановскую. Название Карла Либкнехта улица получила в честь деятеля германского и международного коммунистического движения. Зверски убит контрреволюционерами в 1919 году.
ВОСЬМАЯ ПРОДОЛЬНАЯ - РЫБНАЯ - ВЕСЕЛАЯ - ПОЛЮБОВНАЯ - СМОЛЕНСКАЯ - ЕКАТЕРИНИНСКАЯ - ЭНГЕЛЬСА. Название Рыбной получила по нахождению на ней Рыбного базара у Дворцового переулка. Веселая и Полюбовная — дань остроумию жителей прилегающих к ней районов. Улица славилась присутствием на ней многочисленных веселых домов. Именное название Екатерининской улица приобрела в честь русской императрицы Екатерины II, значительно расширившей границы нашего государства. При ней к России присоединили Причерноморье, Крым, Северный Кавказ, западно-украинские, белорусские и литовские земли. Последнее название улица получила в честь Фридриха Энгельса, одного из основоположников научного коммунизма, друга и соратника Карла Маркса.
ДЕВЯТАЯ ПРОДОЛЬНАЯ - МИХАЙЛОВСКАЯ - ШЕВЧЕНКО. Имя Шевченко Тараса Григорьевича, украинского поэта и художника, улице присвоено в 1923 году.
Далее идет Карантинная улица, название сохранилось до наших дней. Здесь проходило разделение территории города от карантинной зоны. Карантин находился в прибрежном районе между Коровьим спуском и Кагатовым оврагом (район авиационного завода).
ТЮРЕМНАЯ, сейчас ПУШКИНСКАЯ. Первое название получила по причине нахождения в конце Дворцового переулка первого тюремного замка. В этом же районе находятся улицы: ПРИМОРСКАЯ, НАДГОРНАЯ и ОБРЫВНАЯ, часто называемая еще — В ОБРЫВЕ. Названия говорят сами за себя.
Начиная от Итальянского переулка берет начало улица БЕЗЫМЯНАЯ — ВЫГОННАЯ — КОЛЬЦОВСКАЯ, а от Большого Биржевого переулка улица ГИМНАЗИЧЕСКАЯ — ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ - ОКТЯБРЬСКАЯ. Выгонной обычно назывались свободные, не занятые городские земли, на которые выгоняли пастись домашний скот. Когда-то Выгонная улица была окраиной. Имя Кольцова Александра Ивановича улице присвоили в 1909 году, когда праздновали 100- летие со дня рождения поэта. Гимназическая улица получила свое название по нахождению на ней мужской гимназии, основанной в 1806 году. В 1923 году переименована в улицу Октябрьской революции, а с целью удобства произношения трансформировалась в Октябрьскую. Прежнее название улицы ДЗЕРЖИНСКОГО — СТАРОПОЧТОВАЯ, по ней проходил старинный почтовый тракт.
ПЕРВЫЙ КРЕПОСТНОЙ переулок находился на территории крепости. Название сохранилось.
ВТОРОЙ КРЕПОСТНОЙ в 1964 году переименован в переулок ГАРИБАЛЬДИ, который в 1833 году на своей шхуне «Коринда» посетил Таганрог и в одном из многочисленных кабачков за стаканом сухого Сантуринского поклялся отдать все свои силы в борьбе за освобождение своей родины Италии от австрийского порабощения. Джузеппе Гарибальди народный герой Италии, участвовал во многих боях и сражениях.
ПЕРВЫЙ ПОПЕРЕЧНЫЙ - ДВОРЦОВЫЙ - НЕКРАСОВСКИЙ ПЕРЕУЛОК. Назван по нахождению на нем в месте пересечения с Греческой улицей дворца Александра I. С 1923 года получил название Некрасовского, в честь русского поэта Николая Александровича Некрасова.
Дворцовый переулок
ВТОРОЙ ПОПЕРЕЧНЫЙ - УСПЕНСКИЙ - ДОБРОЛЮБОВСКИЙ. Первое название получил по имени Успенского собора, установленного на Соборной площади, главный купол которого находился на пересечении переулка его имени с Николаевской улицей. Имя Добролюбова Николая Александровича, русского литературного критика и публициста, выступающего против монархии и крепостного права, переулок получил в 1923 году.
ТРЕТИЙ ПОПЕРЕЧНЫЙ - КОММЕРЧЕСКИЙ — УКРАИНСКИЙ. Последнее название переулок получил в период присоединения Таганрога к Украинской республике.
ЧЕТВЕРТЫЙ ПОПЕРЕЧНЫЙ - ДЕПАЛЬДОВСКИЙ - ТУРГЕНЕВСКИЙ. Первое именное название переулку присвоили в честь купца Герасима Федоровича Депальдо, за чьи средства была построена Каменная лестница, Странноприимный дом и окончено строительство Кладбищенской церкви. Умер в молодом возрасте. Переулком Тургеневским стал в 1923 году, в честь Ивана Сергеевича Тургенева, русского писателя, члена- корреспондента Петербургской Академии наук.
Депальдовский переулок
ПЯТЫЙ ПОПЕРЕЧНЫЙ — ИТАЛЬЯНСКИЙ — ИСПОЛКОМСКИЙ (ИСПОЛКОМОВСКИЙ) — ИТАЛЬЯНСКИЙ. Сказывают, что в этом переулке проживали артисты городского театра, приглашенные на гастроли из Италии. По окончании спектаклей особо фанатичные таганрожцы несли их домой на руках выкрикивая — «На Итальянский».
Итальянский переулок
ШЕСТОЙ ПОПЕРЕЧНЫЙ — ИЕРУСАЛИМСКИЙ - ВАРВАЦИЕВСКИЙ — ЛЕРМОНТОВСКИЙ. Назван в честь Ивана Андреевича Варваци, построившего за свой счет в этом районе Греческий Иерусалимский монастырь. Последнее именное название переулок получил в честь русского поэта Михаила Юрьевича Лермонтова.
СЕДЬМОЙ ПОПЕРЕЧНЫЙ - ПОЛИЦЕЙСКИЙ - ПОЛТАВСКИЙ - АНТОНА ГЛУШКО. В преддверии празднования 200-летия битвы под Полтавой жители Полицейского переулка подали в городскую управу под многочисленными подписями прошение о переименовании переулка в Полтавский, хотя предлагалось еще — «Петровский переулок», под которым оказалось меньше подписей. Имя Антона Глушко, местного революционера, большевика, переулок получил в 1923 году.
СОБОРНЫЙ — КРАСНЫЙ. При своем посещении Таганрога Александр I пожелал возвести в городе еще одну Соборную церковь, указав место на пересечении современных улицы Чехова и Красного переулка. На этом месте впоследствии и была построена Митрофаниевская церковь. В 1923 году переулок получил название Красного, хотя в первой редакции его утвердили как Красноармейский.
БОЛЬШОЙ БИРЖЕВОЙ - КООПЕРАТИВНЫЙ - МЕЧНИКОВСКИЙ. Большой Биржевой переулок в районе Греческой улицы переходил в Большой Биржевой спуск. Вероятно сходность названий вызывала' некоторые неудобства. В конце 1925 года в городские организации обратились члены местного медицинского общества с просьбой увековечить память Мечникова Ильи Ильича, русского биолога и патолога, 90-летие со дня смерти которого отмечалось в этом году. Горсовет протоколом за номером 42 от 4 января 1926 года просьбу медиков удовлетворил.
ШИРОКИЙ - БОЛЬШОЙ КАМПЕНГАУЗЕНСКИЙ - КОМСОМОЛЬСКИЙ. Названия Широкий и Большой говорят сами за себя. Именное название переулок получил в честь градоначальника города барона Балтазара Балтазаровича Кампенгаузена. Комсомольским переулком стал в 1923 году.
МАЛЫЙ КАМПЕНГАУЗЕНСКИЙ - СПАРТАКОВСКИЙ. Последнее именное название присвоено в честь Спартака, возглавившего восстание рабов в Италии еще до нашей эры.
ЯРМАРОЧНЫЙ — ГОГОЛЕВСКИЙ. Сливался с площадью, на которой издревле устраивались сезонные ярмарки. В память о великом русском писателе, 100-летие которого отмечали в 1909 году, переулок переименовали в Гоголевский.
Гоголевский переулок
КЛАДБИЩЕНСКИЙ — СМИРНОВСКИЙ. Переулок идет параллельно кладбищу, находится от него в непосредственной близости и по нему следовали похоронные процессии. Владимир Смирнов, чьим именем впоследствии назван переулок, работал на Русско-Балтийском заводе. Входил в состав таганрогской большевистской организации, член Совета рабочих депутатов, член военно-революционного совета завода. В период вооруженного восстания в городе принимал участие в боях против юнкеров. В одном из эпизодов разведывательного характера был схвачен юнкерами и расстрелян.
МАЛЫЙ САДОВЫЙ - ШЕФСКИЙ — ОВЕЧКИНА. Малый Садовый и Большой Садовый переулки с двух противоположных сторон ограничивают городовой общественных сад. На одном из планов 1861 года Малый Садовый переулок обозначен как Кузин переулок. В 30-е годы XX века в городе занимались повинным откупом два брата — Василий и Петр Кузины, и вполне вероятно, что он и получил их имя, как это часто практиковалось в городах России. В 1929 году его переименовали в Шефский, в 1968 назвали именем писателя Овечкина, нашего земляка.
БОЛЬШОЙ САДОВЫЙ — ПЕРЕКОПСКИЙ. — БОЛЬШОЙ САДОВЫЙ. ПСАРУЛАКИНСКИЙ - ДЕПОВСКИЙ - МАКСИМА ГОРЬКОГО. Таганрогский купец Антон Егорович Псарулаки отличался прямотой взглядов и честностью в делах; здравым смыслом и добрым характером. Гласным думы состоял в течение 26 лет — своеобразный рекорд. Умер в 1898 году, но название свое переулок получил еще при жизни Антона Егоровича, на котором он проживал.
Свои новые название некоторые улицы и переулки получили в бытность принадлежности Таганрога к Украинской Советской Социалистической Республике. Основанием послужил протокол заседания за номером 16 от 25 марта 1923 года, которым район Собачеевки переименовали в Красный, а Полицейский переулок, расположенный в районе Скараманговки, в Заводской. Предложения об изменении названий улиц и переулков, также площадей, зависело от решения общего собрания работников коммунального хозяйства. На нем зачитывали повестку дня, единогласно утверждали и, пошумев для порядка, приступали к работе. С места поднимался председатель и, окинув присутствующих взглядом, преисполненным значимостью происходящего, важно провозглашал:
— Улица Николаевская. Кем был Николай? Царем-кровопийцем и эксплуататором рабочих и крестьян. Недаром его прозвали Николаем Палкиным. Достойна улица носить его имя? Нет. Я предлагаю бывшей Николаевской улице присвоить имя красного командира Михаила Васильевича Фрунзе. Кто за? Против? Воздержавшиеся? Принято единогласно.
Теперь улица Митрофановская. Что это еще за поповское имя? Не допустим. Церковь у нас отделена от государства. Есть предложение переименовать Митрофановскую улицу, присвоив ей имя Карла Либкнехта, зверски убитого врагами Советской власти. Кто за?
Руки всех присутствующих взмывали вверх, и этого было достаточно, чтобы в дальнейшем многие десятилетия улицы и переулки носили имена людей, не имеющих к историческому прошлому нашего города никакого отношения и растиражируемые по шаблону в каждом городе, поселке, деревне.

На бывших окраинах.
Через год городской пленум IX созыва утвердил список улиц, переулков и площадей в других районах Таганрога, которые постигла та же участь, и они получили новые имена и названия.
РАЙОНЫ.
Касперовка — Заводской городок.
Камбициевка — Октябрьский городок.
Скараманговка — Рабочая слобода.
ПЛОЩАДИ.
Владимирская — Свободы.
Улицы (в районе Касперовки).
Офицерская — Беглицкая.
Нецветаевская — Головинская.
Буяновская — Советская.
Ивановская — Производственная.
Лизина — Рабочая.
Амвросиевская — Трубная.
Софиевская — Мельническая.
Девичья — Базарная.
Георгиевская — Механическая.
Немецкая — Калашниковская.
Газовая — Картомышенская.
Александровская — Прокатная.
Купеческая Биржа — Приморская слобода.
Воронцовская набережная — Набержная.
ПЕРЕУЛКИ.
Большой Биржевой — Кооперативный.
Арестантской полуроты — Маяцкий.
Псарулакинский — Деповский.
Донской — Донецкий.
Адмиралтейская слобода — Маяцкая слобода.
7 августа 1929 года протоколом номер 25 таганрогский городской совет XIII созыва постановил: «В связи с наличием одинаковых названий улиц и переулков в городе, упразднения названий районов города (Касперовка, Скараманговка, Камбициевка), а также с целью увековечивания памяти погибших борцов революции переименовать улицы:
Ивановская (район Скараманговки) — улица товарища Стернина.
Александровская (район Скараманговки) — улица товарища Ткаченко.
Михайловская (район Скараманговки) — улица товарища Штыба.
Георгиевская (район Скараманговки) — улица братьев Дымо.
Второй Заводской — Второй Кожевенный.
Газовая (район Касперовки) — Советская.
Касперовский — Войкова.
Кузнечная — Пролетарская.
Еленовская (район Камбициевки) — Красина.
Алквиадовский — Сакко и Ванцети.
Большой Садовый — Перекопский.
Мало-Греческая — Шмидта.
Мало Садовый — Шефский.
Вторая Новоселовская — Товарища Островского.
Мало-Александровская — Мало-Свердловская.
Вдоль железной дороги от улицы Фрунзе в порт — Портовая.
В разное время были изменены названия и у других улиц и переулков.
Девичья — Базарная (1924).
Софийская — Гончарова (1937).
Никольский — Донбасский (1937).
Первая Кривая — Евминенко (1959).
Мытный — Колхозный (1937).
Дачный (у кладбища) — Карьерный (1951).
Межевой — Кубанская улица (1952).
Третья Кривая — Корнеева (1959).
Приморский бульвар — Комсомольский (1934).
Улица Андреева — Сергея Лазо (1957).
Мясницкая — Ломакина (1964).
Каманина — Ленинградская (1957).
Биржевой спуск — Мечниковский спуск (1937).
Рыбная площадь — Площадь Маяковского (1952).
Хутор Греческие роты — Миусский (1958).
Белякова — Нахимова (1957).
Водопьянова — Одесская (1957).
Старый базар — Октябрьская площадь (1952).
Мало-Садовый — Валентина Овечкина (1968).
Кузнечная улица — Пролетарская (1929).
Владимирская площадь — Площадь мира (1952).
Воронцовский спуск — Приморский спуск (1937).
Броневского — Социалистическая (1952).
Ляпидевского — Севастопольская (1952).
Милкин переулок — Севашский (1937).
Молокова — Свободы (1957).
Юмашева — Олега Кошевого (1957).
Двадцатый Артиллерийский переулок — Пальмиро Тольятти (1964).
Никольский спуск — Флагманский спуск (1937).
Крайняя — Энергетическая (1969).
Конная — Энергетическая (1952).
Меняя названия улиц, переулков, спусков к морю, районов и площадей (по два и более раз), местные власти в них сами запутались, многие названия жители «не приняли» и продолжали пользоваться прежними. Оккупировав Таганрог в 1941 году, немецкие власти вернули улицам и переулкам прежние названия, действовавшие до Октябрьской революции. Исключение составили те, которые носили имена русских писателей. А вот Кладбищенский переулок впоследствии почему-то изменили на Севастопольский.

Улицам и переулкам — историческую справедливость.
Администрация Таганрога в 1995 году активно приступила к проблеме возвращения улицам и переулкам центральной части города их истинно исторических названий. У многих жителей сложилось ошибочное мнение, что на очередном заседании городской думы, этот, казалось бы, несложный вопрос, как и раньше, сведется к простому поднятию рук при голосовании и, в зависимости от личных убеждений каждого присутствующего, в одночасье будет определена судьба названия той или иной улицы и переулка.
Это не совсем так. Прежде чем такое решение было принято, прошло немало времени. Созданный при городской Думе Организационный комитет по подготовке к 300-летию Российского флота и 300-летию основания города Таганрога утвердил состав рабочей группы, которая была обязана сформировать концепцию возвращения улицам и переулкам их исторически сложившихся названий, подготовить предложения, произвести расчет материальных затрат и дать всему историческое обоснование. После этого Организационный комитет на своем заседании должен будет рассмотреть материалы рабочей группы, ее рекомендации и вынести на окончательное решение городской Думе.
В состав рабочей группы вошли: председатель — первый заместитель главы администрации Кабицкий А.Л., члены группы: Пилипенко Н.Ф. — начальник городского коммунального хозяйства, Гейер В.А. — главный архитектор города, Гаврюшкин О.П. — краевед, Кожевникова Е.А. — заместитель генерального директора Литературного и Историко-Архитектурного музея-заповедника, Юдрин А.Е. — заместитель управляющего банком Дон-Инвест, Грудев В.П. — директор Северо-Кавказского филиала института «Спецпроектреставрация».
Скромный опрос среди знакомых и незнакомых людей о необходимости возвращения улицам и переулкам старых названий дал такие результаты (сугубо ориентировочные) в процентах:
— Мне все равно — 10
— Этого требует историческая справедливость — 40
— Ни в коем случае — 30
— Необходимо, но не сейчас, это потребует больших затрат — 20,
что дает соотношение почти 2:1 в пользу возврата к старым названиям. Некоторые высказывания при прямом контакте звучали так.
— Зачем, а потом привыкать опять.
— Наконец-то избавимся от ненавистных названий (особенно много опрошенных негативно отнеслись к фамилии Свердлова).
Следующий диалог звучал более продолжительно, и в качестве собеседника выступал достойный член коммунистической партии.
—Я вообще против какого-либо переименования улиц. Это ранее сделали коммунисты, и мы не вправе что-либо изменить.
—А разве коммунисты имели на это право? Необходимо лишь вернуть улицам и переулкам исторически сложившиеся названия.
—Не забывайте, что партия Зюганова сейчас самая популярная, и если коммунисты придут к власти, придется вновь возвращаться к этой теме.
—Именно поэтому и надо сейчас окончательно определиться, чтобы именные названия стали незыблемы и устраивали любой политический строй, ведь в основу будет заложен исторический фактор.
В другом месте, как бы продолжая начатый выше разговор, чиновник высокого ранга с небольшой долей юмора заметил:
—При благоприятном раскладе не исключено, что в городе может появиться и улица Владимира Вольфовича.
Улицы Ленинская, Свердлова, переулки Тургеневский, Лермонтовский, Комсомольский, и Шефский (Овечкина) вошли в первый список объектов, судьбу которых должна будет решить городская Дума, рассмотрев вопрос о возвращении им прежних, исконно исторических названий: Петровской, Александровской, Гимназической, Депальдовского, Варвациевского, Кампенгаузенского и Мало-Садового. Именно эти аналоги и вынесла рабочая группа на заседании Организационного комитета.
На одном из предварительных заседаний двум своим членам Е. А. Кожевниковой и О. П. Гаврюшкину рабочая группа поручила подготовить исторические справки на людей, имена которых предполагается вернуть улицам и переулкам, а затем ознакомить широкие слои населения через средства массовой информации. Три опубликованные ниже справки подготовлены членом рабочей группы О. П. Гаврюшкиным.
СПРАВКА № 1. КУПЕЦ ГЕРАСИМ ФЕДОРОВИЧ ДЕПАЛЬДО. Родился в 1788 году, умер в 1823. На могильной плите имеется прекрасно составленная эпитафия, из которой мы узнаем о жизни этого прекрасного и замечательного гражданина и человека. Узнав о гибели от нищеты на чужбине своего брата-моряка, построил в Таганроге Странноприимный дом для моряков-греков, потерпевших кораблекрушение. На окончание строительства Кладбищенской церкви пожертвовал десять тысяч рублей, в день рождения своей матери каждый год выдавал пособия всем нуждающимся. Для выкупа русских солдат и офицеров, попавших в плен, пожертвовал сто тысяч рублей. Вносил пожертвования на содержание Царе-Константиновской греческой церкви. Построил за свои средства Каменную лестницу. Будучи мировым, судьей умел находить способы примирения сторон в тяжбах и ссорах. Заканчивается надмогильная эпитафия четверостишьем:
«Так жил Депальдо, ему ты подражай
И все дела свои с любовью так, как он, решай.
Хотя он рано кончил жизнь свою на 35 году,
Но добрых дел немало успел сделать на своем веку».
Герасим Депальдо детей не имел. Сестра его Мария была замужем за капитаном Дмитрием Ильичем Алфераки, первым из рода этой известной фамилии, сражавшимся вместе с русскими за освобождение от турецкого владычества.
СПРАВКА № 2. ДВОРЯНИН, РУССКИЙ ОФИЦЕР, ПАТРИОТ ИВАН АНДРЕЕВИЧ ВАРВАЦИ. По национальности грек. Родился в 1750 году в семье небогатого судовладельца на острове Псара. Грамоте не обучен. С семнадцати лет на небольшом судне, доставшемуся ему по наследству от отца, занимался перевозкой грузов между островами Эгейского моря и материком. На своем корабле участвовал в битве при Чесме на стороне русских. Получил чин мичмана и разрешение адмирала поселиться в любом месте Черноморского побережья, принадлежащего России. Впоследствии Екатерина II возвела его в чин секунд- майора. В Астрахани Варваци взял в откуп рыбные промыслы и благодаря личным нравственным качествам и неуемной энергии быстро разбогател. Огромные суммы заработанных денег вкладывал в благотворительность. Забегая вперед, укажем, что на благие дела Варваци пожертвовал около пяти миллионов рублей. Уже на склоне лет из-за слабого здоровья Иван Андреевич переменил климат и переехал в Таганрог, где продолжал заниматься благотворительными делами. Только на постройку Иерусалимского монастыря и его содержание пожертвовал 660 тысяч рублей. До последнего дня своей жизни продолжал борьбу за независимость своей Родины, жертвуя для этого большие деньги.
СПРАВКА № 3. ГРАДОНАЧАЛЬНИК БАЛТАЗАР БАЛТАЗАРОВИЧ КАМПЕНГАУЗЕН. Родился в семье знатных лифляндских дворян. Второй градоначальник города. Барон. По свидетельству историка П. П. Филевского «Никто из Таганрогских администраторов столько не сделал для города, как он, это был образец энергии и понимания нужд края, где действовать он был призван. Его всегда ценили, и внешним признаком уважения к нему служит название Кампенгаузенского переулка и постановление в 1866 году граждан о постановке его портрета в зале городского управления. Мы не будет распространяться об учреждении гимназии его трудами, разведении городового сада, устройстве коммерческого суда. Вскоре по вступлении в отправление своих обязанностей Кампенгаузен исходатайствовал из казны взаимообразно 50 тысяч рублей на обстроение города, а затем 10% из таможенного сбора в пользу города и еще 21268 рублей ежегодно от винного откупа. Очень важно было также объединение мер для развития торговли на Азовском море, не одинаково понимаемых в городах Ростове, Нахичевани и Мариуполе». При бароне Кампенгаузене улицы и переулки получили именные названия, построена католическая церковь, впервые на двух главных улицах замостили тротуары, а инженер Дрейер получил задание выполнить проект и смету на мощение улиц камнем. В 1808 году он впервые высказал мысль построить в городе театр. Заботясь о благоустройстве, распорядился снести часть бывших крепостных валов и рвов, чтобы соединить улицами территорию бывшей крепости с городом.
14 сентября 1995 года состоялось заседание Организационного комитета. Вопрос один — принятие решения по возвращению улицам и переулкам старых названий. Заседание прошло в спокойной обстановке, диспуты возникли лишь в двух случаях, когда рассматривался вопрос: «На всем ли протяжении улицы Ленина вернуть ей прежнее название — Петровской или, как предлагала рабочая группа — от гавани до шлагбаума возвратить имя Петра I, а далее оставить имя Ленина», а также при обсуждении названия Лермонтовского переулка. Вернуть 
ему прежнее, воздав должное заслугам И.А. Варваци, или оставить ныне существующее.
В голосовании участвовало 23 человека, и вот его результаты.
Возвратить название Гимназической улице взамен ныне существующей Октябрьской. За — проголосовало 11 человек, против — 7, воздержалось 5 человек. Возвратить название Петровской улице на всем ее протяжении взамен ныне существующей Ленинской. За — проголосовало 14 человек, против — 8, воздержался один человек. Возвратить название улице Александровской взамен ныне существующей Свердлова. Результат голосования — единогласно. Возвратить название Депальдовскому переулку взамен ныне существующего Тургеневского. За — 20 человек, против — 1, воздержалось два человека. Предложение рабочей группы о возврате названия Варвациевского переулка не прошло: «Не убедили», заявили присутствующие. Результат голосования: за — 7 человек, против — 10, воздержались 6 человек. Возвратить название Малого Садового переулка ныне существующему Шефскому (Овечкину). Результат голосования — единогласно. Возвратить название Большому Кампенгаузенскому переулку, без приставки «Большой», ныне существующему Комсомольскому переулку. Результат голосования — единогласно.
Когда обсуждался вопрос о возвращении старого названия Варвациевского переулка, участниками организационного комитета был задан и такой вопрос: «А что сделал Варваци для Таганрога?». Удивительно, но когда речь шла о переулках Гарибальди и Спартаковском, также имевшим чужеродные имена, подобных вопросов не последовало, настолько все привыкли к этим словосочетаниям, не задумываясь о их происхождении. Если бы все-таки такой вопрос был задан, последовал бы один единственный ответ: «Ничего».
Какую роль в истории Таганрога сыграли Гарибальди и Спартак? Джузеппе Гарибальди — народный герой Италии, лично участвовавший во многих сражениях за независимость своей Родины — Италии, получил высокую оценку Александра Дюма как храброго воина и мужественного человека. Отношение же его к нашему городу сводится лишь к тому, что, мимолетно посетив на своей шхуне город Таганрог, в одном из многочисленных погребков, сидя за стаканом сухого Сантуринского, как мы бы сейчас сказали: «За рюмкой водки», дал клятву бороться до последнего за независимость своей Родины — Италии. Действительно, момент исторический, но свою клятву Джузеппе мог дать в любом городе, встретившемся на его пути.
Десятки тысяч большевиков во время футбольного матча скандируют слово «Спартак», ставшем нарицательным, не задумываясь о его смысловом содержании, а многие не смогли бы объяснить, что 2000 лет тому назад уроженец Фракии отважный гладиатор по имени Спартак возглавил крупнейшее восстание рабов, когда города Таганрога еще и в помине не было. Все дело в том, что имена Джузеппе Гарибальди и Спартака использовали как Знамя борьбы в революционные дни семнадцатого.
Иван Андреевич Варваци также всю жизнь боролся за независимость своей Родины — Греции, но в отличии от Гарибальди сражался в одних рядах с русскими. Их совместными усилиями многолетнее турецкое иго было окончательно свергнуто. Отпугивает непривычное слово Варваци, созвучное со словами «Варвар», «Варвара», но нельзя забывать, что Варваци — это историческая кличка, прозвище Ивана Андреевича Леонтидиса.
Нумерация домов также имеет свою историю. Впервые ее применили в 1832 году, о чем указал Павел Петрович Филевский в книге «История города Таганрога», однако неизвестно, что он имел ввиду. Чтобы в этом разобраться, необходимо дать несколько пояснений. Застроенная жилыми постройками городская местность делилась на три части. Первая часть — Петровская, вторая — Екатерининская, третья часть — Александровская. В состав каждой части входили кварталы, участки земли, ограниченные с двух противоположных сторон улицами, с двух других — переулками.
Для учета домовладений, находящихся в каждом квартале, власти города периодически составляли ведомости, в которых каждый квартал имел свой номер.
Указывалась также фамилия хозяина дома, стоимость домовладения и сумма налога, которую владелец должен был вносить в городскую казну. Ни улица, ни номер дома, вплоть до начала 80-х годов XVIII века, не указывалась. Назывались эти ведомости так: «Раскладка. Налог с недвижимых имений, находящихся в … части города Таганрога на … год»
Когда сведения о налогах стали дополнять названиями улиц и переулков, а также порядковыми номерами домовладений, изменилось и название сборников: «Опись и оценка недвижимых имуществ города Таганрога для раскладки областного и оценочного в пользу города сборов на … год, составленная оценочной комиссией, избранной городской думой». В форме книг Описи печатались в таганрогских типографиях А. М. Миронова, Н.Я. Рази и А.Б. Тараховского.
Цель сборников была одна — иметь сведения о домовладельцах и их имениях и получать с них налоги, идущие для пополнения городского бюджета. В 1894 году перед составлением очередной Описи оценочная комиссия обратила внимание, что раскладка налога с домовладений производится без всяких руководящих указаний, имения оцениваются по усмотрению составителей «на глазок». Вновь избранные члены комиссии задались вопросом о способах оценки стоимости строений, чтобы максимально извлечь пользу для города за счет изымания налогов. Рассматривалось два показателя: стоимость домовладения и доход, получаемый владельцем с них. Решили налог исчислять не со стоимости зданий, а с дохода.
Комиссия постановила заново пересмотреть все имеющиеся домовладения, и члены комиссии, побывав в самых отдаленных его местах, добросовестно обошли всю территорию города. Через год, однако, комиссия пересмотрела свое прежнее решение и постановила: «В основу исчисления налога положить как доходность, так и ценность строений, в равных долях», что впоследствии и оправдалось.
Вернемся к порядку нумерации домов, который действовал в начальный период жизни города. Как сказано ранее, даже в таком исключительном по важности документе, по которому изымался налог, ни улица, ни номер дома не указывались. В раскладке домовладений указывался лишь номер квартала, а затем, с исходной точки, следуя по порядку расположения домов по периметру квартала, перечислялись все домовладения с указанием владельца и его общественного положения. Ни номер дома, ни названия улиц и переулков не указывались. О какой нумерации домов в более ранний период указывает П. Филевский, остается загадкой. Только в начале 90-х годов XIX века в сборниках «Описи и оценка недвижимых имуществ» появилась нумерация домов.
Просматривая за 1865 год номера издаваемых в нашем городе газет, автор не встретил ни одного адреса, где указывался бы номер дома. Приведем несколько примеров опубликованных в местной газете «Полицейский листок», по каким признакам можно было найти хозяина домовладения. «Продаются по выгодной цене совершенно новые два экипажа: Фаэтон и Тарантас. Желающим купить можно обратиться в дом купца Е. Камбурова на Большой улице против городового сада».
«Отдается в наем лавка с двором и амбаром, на Старом базаре в смежности с церковным домом и харчевней Катинева, принадлежащей господину Бобчевскому, а о цене узнать от Дмитрия Россы».
И даже совсем недавно, в конце 19 века, печатая объявления, газеты не указывали номер дома, а пускались в пространные объяснения, принимая за отправные точки магазины и дома популярных в городе людей.
«Продается за ненадобностью рысистый, караковой масти, вполне выезженный жеребец четырех лет. Спросить у кучера Казимира в казармах пятой бригады, бывший дом Менделя».
«Портной Богданов. Принимает заказы на мужское платье. Помещается на Петровской улице в доме Фридмана, рядом с частным магазином братьев Перловых».
Со дня возникновения города его площадь за счет новых построек быстро увеличивалась, и чтобы дать этому оценку, приведем несколько цифр с цикличностью в 25 лет (по М.М. Андрееву-Туркину). 1775 год — 27 (казармы), 1800 - 942 дома, 1825 — 1575, 1850 — 1931, 1875 - 2736, 1900 — 4711 и 1925 — 5572 здания. Это требовало пересмотра количества домовладений с учетом существующих построек и их дальнейшего увеличения, что и было выполнено в 1844, 1864 и 1878годах. В 1913 году городское управление позаботилось о новых номерных табличках, укрепляемых на стенах домов. На эмалевом темно-синем фоне ясно выделялись белые цифры, также выполненные эмалевой краской. Цена их обходилась хозяину дома в 60 копеек. Дороговато, зато качество оказалось настолько хорошим, что кое-где их еще можно увидеть и поныне. Если вы их встретите, знайте, что это музейная редкость, и они нам напоминают о давно прошедших временах купеческого Таганрога, днях наших бабушек и дедушек.
Последняя перерегистрация и перенумерация домостроения города выполнена в 1928 году, после того, как 15 мая на своем заседании пленум секции коммунального хозяйства признал необходимым замену старой домовой нумерации домов на новую. К этой работе отдел благоустройства приступил в августе месяце. Номерные таблицы имели единый образец и должны были приобретаться каждым домовладельцем в обязательном порядке.
В начале двадцатых годов жители города познакомились с мало кому известными словами: «национализация», «денационализация» и «муниципализация», которые многим принесли не только огорчение, но и привели к обнищанию, лишив средств к существованию. Без всякой компенсации городские власти реквизировали все домовладения, принадлежащие частным лицам, которые имели жилищную площадь более 25 квадратных сажен. В пользование государством, а позднее в собственность города, перешли домовладения в количестве 1436 зданий, практически все, находящиеся в центральной части города.
В своем «Дневнике» Павел Петрович Филевский поведал, как его пытались выселить в 1933 году. Это случилось уже после того, как двухэтажный дом по Греческой улице, 78, ранее принадлежащий его жене, муниципализировали, и он со своей семьей жил на первом этаже, занимая две комнаты. «Первого февраля получил приглашение явиться в качестве свидетеля в государственное политическое управление. Очень встревожился, потому что бывали случая, что свидетеля удерживали месяцами. Веруша и Миля (жена и дочь. - О.Г.) очень взволновались. Я сделал распоряжения, как перед смертью, и пошел.
Греческая улица. Дом Филевских
Меня продержали часа два, это обычная, как оказывается, политика запугивания. Потом потребовали к начальнику, который грозно меня встретил со словами:
— Я вас вызывал, чтобы выселить вас из квартиры.
— А разве я незаконно ее занимаю?
— Да, незаконно: вы домовладелец и оставаться в своем доме не можете.
— Я пользуюсь квартирою по постановлению Горсовета и если бы я знал, зачем меня вызывали, я принес бы с собой бумагу об этом. Заседание Горсовета, в котором обсуждался вопрос о предоставлении мне жилой площади, как научному работнику, было с участием прокурора и представителя ГПУ.
— К тому же вы капиталист и монархист, — не унимался грозный начальник, — и городской совет к вам очень снисходителен.
— Я пенсионер, а Советское правительство пенсий капиталистам не дает. Вернувшись домой, я очень обрадовал домашних, но тем не менее покоен не был, очевидно, моя квартира понравилась какому-нибудь сильному человеку, если начальник ГПУ взялся за это дело, да еще не справившись с обстоятельствами дела, и, наконец, занятие жилой площади это не функция государственного политического управления».
Павел Петрович Филевский

Зеленый пояс.
Воды голубого залива в сочетании с многочисленными островками свежей зелени, окаймлявшими побережье, делали Таганрог еще привлекательней и не только украшали город, но и обеспечивали жителей живительной прохладой и кристально чистым воздухом. Многое из этого утеряно, застроено жилыми зданиями и промышленными предприятиями, хотя и ранее, что впервые было создано, не всегда поддерживалось в хорошем состоянии. Лишь городовой сад, которому всегда уделяли много времени, находился всегда на вершине пирамиды похвал.
ВОРОНЦОВСКИЙ БУЛЬВАР. Возник на территории упраздненной крепости. Небольшой по размерам он с трех сторон окружен крутыми обрывами и находится на самой высокой точке города. За все время своего существования повидал немало. Здесь, в наскоро устроенных землянках, жили первые строители крепости. С благословения Петра I через год начала действовать небольшая деревянная церквушка с престолом во имя святой Троицы. У построенной впоследствии часовни Палестинского общества уныло бродили паломники, с нетерпением ожидая появления очередного парохода, чтобы отправиться в далекое путешествие и посетить там святые места. Во время бомбардировки города в 1855 году над бульваром с грохотом и свистом пролетали чугунные ядра, пущенные с борта стоящей на рейде английской эскадры. Досталось и Троицкой церкви, стены которой серьезно пострадали от артиллерийского обстрела.
Воронцовский бульвар
Началась Великая Отечественная война. С высокого берега бульвара немецкие танки расстреляли советские пароходы с беженцами, пытавшимися покинуть Таганрог. Тяжелые вражеские гаубицы, установленные тут же, неустанно обстреливали противоположный берег залива, где находились наши части. Вершина бульвара, обращенная ко входу в порт, была оборудована немецкими оборонительными ДОТами.
Троицкая церковь и прилегающая местность
Бронзовая фигура Петра I в гордом одиночестве олицетворяет непростую историю нашего города, рядом — обелиск, установленный над останками партийных работников, погибших в 1941 году при отступлении советских войск. В 1912 году газета «Таганрогский вестник» с горечью писала: «Воронцовский бульвар кроме арены для подвига хулиганов служит местом для выпаса домашних животных и птиц. Много растительности помимо ломки ее хулиганами повреждено свиньями и коровами. Лучший бульвар по своему местоположению благодаря заброшенности грозит совершенно погибнуть и остаться без деревьев». Действительно, рельеф местности был совершенно не благоустроен: почва изрыта и покрыта буграми, в ненастное время года непролазная грязь, масса землянок. Какой-либо единой планировки не было. Имелось лишь несколько деревянных одиноких скамеек, возле которых стоял поднятый со дна моря огромный морской якорь и пушка времен Петра Первого. Находясь на отшибе от центра города, бульвар не имел никаких увеселительных заведений и объектов торговли.
Место захоронения партийных работников
Воронцовский бульвар, Воронцовский спуск, Воронцовская набережная — П. П. Филевский скептически относился к этому имени, считая, что генерал- фельдмаршал князь Михаил Семенович Воронцов новороссийский губернатор и наместник края, ничего не сделал для Таганрога, а названием этим они обязаны подхалимажу таганрогских купцов, обратившихся с таким предложением к правительству.
Сейчас бульвар благоустроен, выглядит ухоженным и уютным. Тихий и спокойный уголок посещают многочисленные туристы и ничто не напоминает о тех событиях, которые происходили здесь на протяжении трехсотлетней его истории.
Стоит упомянуть еще об одной достопримечательности — землянках, вырытых в валах крепости и оборудованных под человеческое жилье. П. П. Филевский так рассказывал об их жителях, когда вел речь о малоимущих гражданах города.
«Более нуждающиеся и имеющие вид пролетариата — это население упраздненной крепости. Оно ютится в землянках, зачастую вырытых в крутых склонах горы или в валах. Тут же, на выступе горы, выравнивалось место и это был двор, величиною в 5 или 6 квадратных сажен; в одной из двух комнат землянки помещались и хозяева и квартиранты, иногда по несколько человек».
Якорь времен Петра I
Постройка землянок велась хаотично, без разрешения начальства города и уж, конечно, без всяких планов и проектов. Существовали они издревле, и вопрос об их уничтожении впервые возник в 1848 году. Практически только через 30 лет началось первое переселение живущих в землянках людей, для чего городовое начальство под застройку выделило участок земли, лежащий по правой стороне дороги, идущей к Дубкам. Кроме того, что каждый переселенец бесплатно получал сто квадратных сажен земли, ему еще безвозмездно выдавалось 25 рублей на
обустройство.
Ариадна Блонская, которая в молодости дружила с Павлом Петровичем Филевским, побывала в некоторых землянках и познакомилась с их обитателями.
Свои впечатления она записала в свой дневник.
Памятник Петру I. Фотография Н. Сапожникова
«10 мая 1880 г. После посещения Николаевской церкви ходила по хаткам, или валам, как их называют. Хатки внутри прехорошенькие, опрятные, только ужасно спертый воздух. Обитатели их люди работящие, приветливые: вообще все мне понравилось и еще когда-нибудь туда пойду».
При втором переселении, которое началось в 1890 году, землю в районе Рыбного базара выдавали в размере 81 квадратной сажени, с выплатой в течение года 15 копеек за одну квадратную сажень. Большая же часть переселенцев получила земли за вокзалом, между Кузнечной и Александровской улицами. На 10 августа 1896 года из Крепости переселили 180 семей. Последнее выселение прошло в 1912 году и не так гладко, хотя жители заранее получили 52 повестки с просьбой освободить свои жилища. Перед этим, в зависимости от стоимости сносимых построек, им выделили земли в районе Собачеевки с выплатой пособий от 20 до 100 рублей. Абсолютно все отказались от добровольного переезда, и дело пришлось передавать в суд, который постановил провести принудительное выселение. Судебный пристав Т. И. Штырев с рабочими городской управы, при содействии чинов полиции, 26 мая приступили к сносу первых шести построек, владельцы которых не выполнили предписания и оставались жить в своих землянках. Когда рабочие подошли к землянкам, их владельцы и присутствующие посторонние лица воспрепятствовали этому. Пришлось вмешаться наряду полиции. Из шести построек принудительно разрушили три. Снос одной землянки по времени перенесли, так как в ней проживала семья, больная женщина с детьми; две оставшиеся постройки разобрали сами владельцы. Во время работ по ликвидации землянок слышались негодующие крики, плач детей и причитания взрослых. Несколько женщин упало в обморок и на помощь им пригласили доктора для бедных господина Понятовского.
Ариадна Блонская
Владельцы оставшихся 46 землянок заявили, что они в недельный срок лично выполнят постановление суда. Всем выселенным временно предоставили жилище в двадцатой солдаткой казарме.
Рядом граничила Адмиралтейская слободка и возникшее впоследствии поселение Богудония (Боудония). Слово Богудония (Боудония) звучит необычно и трудно объяснить его происхождение. Название неофициально, произносилось и звучало только в разговорной речи. Доподлинно известно, что но фамилия. Даже в официальных документах, которые удалось обнаружить, и которых крайне мало, фамилия употребляется в двух вариантах: Боудон и Богудон, поэтому в дальнейшем они будут показаны так, как обозначены в том или ином приводимом нами источнике.
Местность с именным названием обычно связывают с именем или фамилией человека, владевшего этой землей. Первый раздел земли в Таганроге учинили по указу императора Александра I 6 августа 1811 года. В списке лиц, получивших земельные наделы, фамилия Боудон (Богудон) отсутствует. Не значится оно и в составе людей, имеющих домовладения в пределах городской черты. Первое упоминание фамилии Боудон удалось обнаружить в документе 1872 года, где одна из загородных дач в районе Дубков и урочища Большой Черепахи принадлежала чиновнице Анне Боудон. С полной уверенностью утверждать, кем она приходилась «нашему» Боудону, нельзя, она могла быть его сестрой, женой, супругой брата или матерью.
Один из районов Богудонии
Спустя несколько лет некий Богудон у члена попечительного совета о тюрьмах надворного советника Мазуренко приобрел дачу на расстоянии двух поместий от усадьбы Анны Боудон, которая к этому времени ею уже не владела. Дача Богудона значительно превосходила по стоимости все окружающие — может быть, потому, что при усадьбе находился колодец с прекрасной питьевой водой, что особенно ценилось в те времена. Все последующие годы, вплоть до Октябрьской революции, дача принадлежала наследникам Богудона. Благотворительностью Боудон (Богудон) не отличался и ни в одном городском благотворительном комитете не состоял. Из этого можно сделать вывод, что это был человек скрытный и по натуре замкнутый. Подтверждением этому может быть свидетельство Павла Петровича Филевского, - рассказывавшего о некоторых сторонах жизни Боудона.
«От Солдатского сада пошел поворот направо в Кулжинское, а прямо через широкую дорогу, ведущую к болоту Черепаха, начинались дубовые посадки. Под Дубками подразумевались несколько разных участков. За густой растительностью поднималась постройка церковного типа — дача Боудона. Боудон, как говорили, французский эмигрант, неизвестно когда купивший дачу, человек со средствами, жил совершенно одиноко. При нем находился старик и пожилая женщина — его служанка. Боудон держал себя с ними, как с друзьями. Он был человек верующий, но, очевидно, мистик. К нему приезжали монахи таганрогского греческого монастыря св. Троицы совершать богослужения — на каком языке неизвестно. Монахи иногда называли Боудона маркизом.
Раскопки в валах крепости. Справа очаг. 1989 год
В церковной пристройке было пусто, стояли только три гроба — для хозяина и его слуг. Однажды — это было в 1882 году — Боудон приехал в город на своем фаэтоне к мраморщику Франциони и заказал надгробную мраморную плиту для себя с указанием дня, месяца и года своей смерти. Франциони вытаращил глаза и с ужасом посмотрел на заказчика. Тот, серьезно глядя на итальянца, утвердительно кивнул головой.
Неизвестно когда умер Боудон. Свою усадьбу он замещал слугам пожизненно, а после смерти — Греческому монастырю. Говорили, что Боудон был массоном. У ювелира Ланкау каким-то образом оказалось его библия на французском языке, испещренная на полях надписями; содержание надписей давало возможность предположить, что он действительно был массоном».
Неизвестно какие даты высек мраморщик Франциони на заказанной Боудоном надгробной плите, зато доподлинно известно время его смерти и даже имя, впервые прозвучавшее в официальных документах, известных нам. Из скупых строк метрической записи удалось выяснить, что отставной поручик Александр Иванович Боудон скончался от старости в возрасте 90 лет 17 марта 1881 года. Похоронен 18 марта на городском православном кладбище. Отпевание усопшего в Михайловской церкви выполнил известный и почитаемый в городе священник Василий Бандаков и дьякон Иван Ильченко. Наконец-то мифический образ нашего героя приобрел черты реально жившего в нашем городе простого смертного. Обращает на себя внимание тот факт, что Боудон, по свидетельству П.П. Филевского, посетил Франциони в 1882 году, тогда как умер в 1881. Время смерти подтверждается имеющимися архивными документами. Утверждение же П. Филевского о встрече Франциони и Боудона в 1882 году можно объяснить лишь тем, что Павел Петрович излагал давнейшие события по воспоминаниям.
А как же Богудония? Имеет ли это имя отношение к местности, которую носит до наших дней. Безусловно. Попробуем дать и этому объяснение, хотя ответ может оказаться не для всех убедительным. Два известных в городе рыбопромышленника, очень богатых, Мартовицкий и Рочегов, а так-же «примкнувший» к ним Боудон в районе Старой турецкой бухты организовали рыболовецкие артели. На их базе, уже при Советской власти, начал работать рыбоперерабатывающий завод. Местные рыбаки прилегающую местность назвали по имени владельцев завода, давших возможность им сбывать наловленные продукты моря. Самой благозвучной и удачной фамилией из трех оказалась Боудон.
ДАЧА ДРАШКОВИЧА. На Южной оконечности мыса в районе известной нам Первой городской больницы находилась дача Драшковича. При ней имелся большой сад, преимущественно насаженный фруктовыми деревьями. С дачи открывался прекрасный вид на море и противоположный берег, слегка видимый в легкой дымке. Изломанная береговая линия, идущая до Петрушиной косы, еще более оживляла пейзаж. Балтазар Драшкович, богатый греческий купец 1-й гильдии, в сороковых годах XIX века вел обширную торговлю заграничными и российскими товарами. В 1832 году в составе комиссии являлся уполномоченным от купечества при обсуждении местоположения и составления планов набережной и части гавани. Имел троих сыновей: Матвея, умер в 1855 году в чине отставного майора; Андрея, австрийского вице-консула, умер в 1859 году (супруга пережила его на 32 года), и самого младшего, Марка, коммерций-советника, почетного мирового судьи. После того, как в 1876 году Драшкович, по всей вероятности Марк Балтазарович, приобрел дачу на реке Миус, фруктовый сад перешел в ведение города, и с 1882 по 1884 год использовался городским попечительным советом для детского приюта. С 1885 года на территории дачи разместилась Пятая горная артиллерийская бригада и в разговорном обиходе жителей города появилось еще одно название — Артиллерийская роща. Впоследствии, по завещанию хозяина дачи и по подписке в 1911 — 1912 годах, здесь было выстроено здание больницы.
ДАЧИ РЕВИЧА. На землях, принадлежащих купцам Ласкараки и Вальяно, управление общества «Сельский хозяин» в 1858 году приступило к строительству огромной по тем временам мельницы большой производительности. Предназначалась она для переработки доставляемой в город пшеницы и дальнейшей ее отправки морским путем за границу. Занимаемая постройками площадь составляла 60 тысяч квадратных метров. Пятиэтажное здание, узкое и длинное, в котором она помещалась, обошлось компании в 70 тысяч рублей. Тут же имелись большие амбары для ссыпки хлеба, службы для рабочих, а во дворе огромный резервуар, в который вода с моря накачивалась посредством большой паровой машины. Устроенная на 48 поставов, мельница перерабатывала не только зерно в крупу и муку многих сортов, но очищала и сортировала пшеницу. При 12-часовом рабочем дне в сутки суточный помол доходил до 280 четвертей (около 60 тысяч литров).
Хозяева крупно просчитались, задумав вывозить хлеб мукой, а не зерном, как это принято в Америке и часто значительно выгодней; они не учли, что тарой для этого служат бочки, а для них необходим лес, которого в окрестностях Таганрога не было. Пришлось бочки покупать по дорогой цене, и через год работы Общество признало свою несостоятельность. Кроме того, экспорт хлеба за границу значительно снизился, и мельницу пришлось продать наследникам Алфераки, которые также не сумели извлечь из нее выгоды. В довершение в 1880 году здание мельницы сгорело, принеся убыток хозяевам в 183 тысячи рублей. Таганрогский предприниматель еврей Ревич приобрел сгоревшую мельницу и распродал остатки стен местным жителям на кирпич, который был настолько крепок, что под ударами звенел как металл.
Ревич Елизар Маркович, таганрогский мещанин и старожил города, родился в 1850 году. Женился на Марии Леонтьевне Сабсович, у которой родились сыновья Фердинанд (1865), Александр (1877) и дочери Юлия (1869), Эстер-Хана (1874) и Голда (1876).
В рассказе «Миллионное наследство» местного писателя Сергея Званцева сведения о семье Ревича и о нем самом чрезвычайно искажены и не соответствуют действительному положению вещей. Сделано это с единственной целью — придать колорит образу героя.
На освободившемся месте от сгоревшей мельницы Ревич насадил сад и построил легкие дачные домики, сдавая всем желающим в арендное пользование, что давало ему неплохой доход. Французский писатель Густав Флобер тонко и с юмором подметил прирожденную способность евреев извлекать материальную выгоду, в, казалось бы, совершенно безнадежных ситуациях и приводит такой пример. Еврей идет в поле и видит лежащую у кромки дороги дохлую лошадь. Остановившись, он тут же дает ей настоящую цену.
В 1897 году все владения Ревича приобрел город, и первоначально они были предназначены для устройства на них центральной скотобойни.
КАРАНТИННАЯ РОЩА. С целью предупреждения распространения инфекционных заболеваний через посредство посещения Таганрога иностранными кораблями в городе учредили санитарную службу — карантин. Перед заходом в таганрогский порт корабли на некоторое время останавливались на рейде и выдерживали назначенный карантинный срок, а сама карантинная служба находилась далеко от города, на высоком южном берегу полуострова. Со стороны карантинной службы за стоящими в трех верстах от берега кораблями надзор осуществлялся двумя брандвахтами, на которые офицеры и служители назначались высоким начальством Черноморского флота. Созданию карантинной службы на Азовском и Черном морях в Таганроге придавалось большое значение. В 1806 году министр внутренних дел России представил императору Александру I существо предложения об улучшении карантинной службы, высказанное действительным камергером, бароном Б.Б. Кампенгаузеном, совсем недавно назначенным в Таганрог градоначальником города. В своем докладе министр внутренних дел писал.
«Таганрогская торговля заключается частично в знатном привозе вин, деревянного масла, сухих фруктов, ладана, балласта и разных громоздких товаров, никакому карантинному очищению не подлежащих; таковых же вещей, кои подвержены заразе, следовательно и карантинному очищению, приходит очень мало, а потому останавливать их где-либо на пути в Таганрог, значит подвергать торгующих напрасному промедлению и убыткам и заставлять их терпеть двукратную выгрузку товаров, весьма неприятную и разорительную, первую в месте очищения на пути, а последнюю в Таганроге, где должно продавать товары.
По сим причинам барон Кампенгаузен заключает, с одной стороны, что суда с товарами, заразе подверженными, ни в каком другом порту на пути к Таганрогу, без чувствительного стеснения торговой промышленности, карантина выдержать не могут и что не должно следовать безостановочно прямо к Таганрогу; с другой стороны, что при распоряжениях сих, торговле благоприятствующих, не должно выпускать из вида и предосторожностей от заразы, а поэтому и нужно иметь в Таганроге приличную часть карантинного наблюдения».
Таганрогский карантин занимал участок земли между двумя естественными балками: Кагатовым оврагом и Коровьим спуском. По всему периметру карантина было разбросано девять «сторожевых будочек для часовых» (1). Слева, параллельно Кагатову оврагу, тянулось одноэтажное в 25 сажен длины «ветхое и погнилое строение, которое полагалось употреблять на разные надобности при карантине».
Рядом два, таких же небольших строения, по три сажени длины каждое (3). Выше указанных строений имелись две «партикулярные (частные. - О.Г.) лавки, в коих продавались съестные припасы» (4).
У Коровьего спуска «фахверковый (одноэтажное строение, выполненное из брусчатого остова, заполненного глиной. - О.Г.) дом из десяти покоев для жителей, покоя лекаря и карантина смотрителя» (9). Слева от фахверкового дома «старый сарай из камыша» (8), справа домик «деревянный, ветхий и пекарня в нем» (10). У самой кромки обрыва, на равном расстоянии от оврагов, проектировался длинный, одноэтажный «каменный дом в 15 покоев для помещения приезжающих из заграницы разного звания людей» (6). Справа от него, длиной около 20 сажен, «полагаемый вновь построить один пакгауз деревянный» (7). В самом центре карантина «вновь прожектированная связь для караульных осмотров» (5). За Кагатовым оврагом, вне территории санитарной зоны, у кромки обрыва между двумя караульными будками, «вновь выстроенные три связи для приезжающих больных сомнительных, только в обыкновенных болезнях, выздоравливающих и караульных, каменное» (2). К этому времени штат карантинной службы содержал лекаря, подлекаря, цирюльника и копииста (писаря), не считая караульных солдат. На первых порах лекарю платили 180 рублей в год, подлекарю 80, цирюльнику 30 и писарю 60 рублей. Кроме того, Карантин нес расходы на дрова для отопления и на дезинфекционное окуривание, на приготовление дегтя, уксуса, курительные принадлежности и лекарства. В должности лекаря состоял Борис Львович Лакиер.
План карантина. 1783 год. Рис. автора
Появление в Таганроге городового сада тесно связано с карантином. Второй градоначальник города барон Б.Б. Кампенгаузен обратил внимание, что для карантинных нужд закупается много лекарственных растений. Карантинный лекарь Пищуков убедил градоначальника в его мнении, и Кампенгаузен решил разбить на территории города аптечный сад, где возможно было разводить растения, могущие произрастать в условиях города и относящихся к группе лекарственных растений. Одновременно такие же посадки произвели в карантине.
Этим мы обязаны появлению в городе прекрасного городского сада (бывшего аптечного), а также еще одного зеленого островка в районе карантина, где разросшиеся посадки переросли в густую рощицу, используемую впоследствии как место отдыха городских жителей.
9 марта 1834 года карантин за ненадобностью упразднили, и занимаемые им земли перешли в ведение городских властей.
Прошло много лет, прежде чем городская дума решилась земли упраздненного карантина сдавать в аренду частным лицам. Начиная с 70-х годов первым арендатором стал отставной штаб-ротмистр Рустимович, вторым — купец Николай Ильич Псалти, затем таганрогский житель, болгарин по происхождению М.М. Шилье (ударение на первом слоге). Им была проведена большая работа по планировке сада, устройству аллей, расчистке дорожек, посадке деревьев. Дополнительно к существующим карантинным постройкам, некоторые из них он приспособил под дачные домики, были добавлены новые. Среди них была и дача градоначальника, которые в те годы менялись довольно часто.
Сдавал дачные домики Шилье очень дорого. В 1898 году их стоимость из 5— 6 комнат составляла 500—600 рублей, из 2-х или 3-х по 150—200 рублей. В домах водилось много крыс. В карантинном саду имелось специально оборудованное помещение для игры в кегли, другие увеселительные заведения и ресторан. Сад пользовался большой известностью и за пределами города Таганрога, провести в нем время приезжали из Ростова, Новочеркасска, Харькова и даже из Москвы. Дорога к дачам Шилье была совершенно неблагоустроенна — летом разбитая в пыль, в ненастье — непролазная грязь. Ища выход из весьма затруднительного положения, Шилье пришел к выводу, что доставка клиентов к его дачным домикам должна осуществляться морским путем. Это не только сократит расходы клиентов на сухопутный путь (извозчик обходился в 1 рубль 20 копеек), но и привлечет большое количество отдыхающих. К следующему летнему сезону 1897 года Шилье начал энергично устраивать небольшую пристань для свободного доступа к берегу мелкосидящих судов.
По словам П. П. Филевского «Марий Шилье жил тем, что играл в карты, вел крупную игру не только в местных клубах и казино, но и в других городах, где в прежние времена на ярмарках, особенно конских, собирались помещики, состоятельные люди. Приезд известного всем Шилье знаменовал, что игра будет крупная. Но самое замечательное было то, что, получая заработок от игры в карты, он никогда никем не подозревался в шулерстве и пользовался славой честного, доброго человека, часто помогавшего в беде другим».
Это было действительно так, и к этому надо прибавить, что М. Шилье не получил никакого образования и с детства был предоставлен самому себе. Любознательный с юности он любил книги, много читал, тщательно анализирую все прочитанное. Этим приобрел много знаний и с успехом ими пользовался в практической жизни. В городе имелось несколько извозчиков, которым он подарил выезды и квартиры.
Умер Марий Шилье в молодом возрасте. Его хоронили 4 декабря 1902 года. За гробом шли только родные и близкие друзья. «Приятели», день и ночь увивавшиеся вокруг него, на похороны не явились. Надгробие над могилой М.М. Шилье выполнено в виде обелиска из мельничных жерновов.
В октябре 1915 года акционерное общество «Треугольник» и воздухоплавательный завод В. А. Лебедева впервые выразили желание приобрести на территории бывшего карантина участок земли под строительство аэропланового и гидропланового заводов. На следующий год в сопровождении двух инженеров в город прибыл директор общества, и дума приняла решение о передаче обществу воздухоплавания «В. А. Лебедев» береговой полосы на протяжении 150 сажен, оговорив при этом непременное условие, как можно больше сохранить площадь Елизаветинского парка. Впоследствии завод получил номерное название — завод №31, затем имени Димитрова и, наконец, имя конструктора летательных аппаратов Бериева. В 20-е годы территория карантина использовалась под лагерь курсантов кавалерийской школы Первой Конной Армии, штаб которой находился в здании таганрогской мужской гимназии.
ЕЛИЗАВЕТИНСКИЙ ПАРК. В 1825 году наш город посетила императорская чета — Александр I и его супруга Елизавета Алексеевна. Причиной, побудившей их оставить столицу и приехать в далекий Таганрог, послужила болезнь Елизаветы Алексеевны, которой врачи посоветовали мягкий южный климат. Наперед скажем, что поездка эта оказалась для них обоих роковой. Александр I умер в Таганроге 19 ноября этого же года, а Елизавета Алексеевна — по дороге в Петербург, когда весной следующего года возвращалась домой.
Самым привлекательным местом для прогулок и отдыха в окрестностях города Елизавета Алексеевна предпочла южный берег полуострова, за «агатовым оврагом. От зеленых насаждений карантина веяло прохладой, а с высокого берега открывался чудесный вид на широко раскинувшееся море. Путь, по которому следовал царский экипаж к карантину, пролегал по дороге только что наметившейся улицы, которую впоследствии назвали Елизаветинской.
Императрица Елизавета Алексеевна
Решив совершить дальние поездки по округу, Александр I, дабы не скучать императрице в его отсутствие, велел создать для ее отдыха благоприятные условия. В приглянувшемся ей месте, соседствующим с карантином, Александр I приказал насадить деревья и разбить парк, чертежи которого изготовил сам. Рекогносцировку местности произвел приглашенный Ропшинским садовый мастер англичанин Грей, а воплощение замысла императора в жизнь выполнил выписанный садовник Эстерн.
Из канцелярии Его Императорского Величества в Таганрог с нарочным был послан гонец.
«28 октября 1825 года. Из Кабинета Его Императорского Величества. Г-ну Дежурному Генералу Главного Штаба Его Императорского Величества Генералъ Майору Патапаву.
Кабинет Его Императорского Величества во исполнение Высочайшего Его Величества повеления, объявленного в отношении Г. Генералъ-Адьютанта Князя Петра Михайловича Волконского к покойному Г. Управлявшему Кабинетомъ Его Величества от 30аго ч. сентября сего года, отправляя ныне Ропшынскаго садового мастера Англичанина Грея в городъ Таганрог, для приведения в лучшее состояние тамошняго публичного сада, просит Ваше Превосходительство назначить для сопровождения его Грея до местоназначения фельдегеря, знающего Английский язык, и приказать такавому явиться въ Кабинетъ Его Величества... ...сего 18 ч. октября, в которое число садовому мастеру Грею предназначается отбыть непременно в путь. Сергей Комаров. Октября 17 дня 1825 г. Столоначальник Беклемишев».
Матросами третьей роты карантинного полуэкипажа, с привлечением карантинных служителей, было высажено 2015 деревьев. Для служителей парка выстроили деревянный домик, а для полива растений и доставки воды приобрели пару волов. В марте 1826 года, уже после смерти императора, парк торжественно назвали Елизаветинским.
По описанию П.П. Филевского планировка парка выглядела так. «Парк представлял широкую аллею из липы, ясеня и кончался кленом, по обрыву шла узкая аллейка, обсаженная любимой императрицею сиренью; посередине были ворота и широкая поперечная аллея, в конце которой к морскому обрыву расчищен был довольно большой круг, а по бокам его были скамейки; с правой стороны в искусственной лощине была густая группа клена, ясеня и береста».
У крутого обрыва устроили небольшую, открытую со всех сторон беседку. Круглая крыша, опоясанная деревянным резным поясом, покоилась на каменных опорах-столбах. На крыше, обращенной ко входу в беседку, соорудили небольшую деревянную надстройку, в нише которой установили два бюста — Елизаветы Алексеевны и Александра I.
Ввиду преждевременной кончины императорской четы парк не выполнил своего прямого назначения и ввиду отдаленности от города и отсутствия соответствующего ухода стал приходить в упадок. В 1835 году из 2652 посаженных деревьев (впоследствии подсадили еще 637) в наличии оказалось лишь 632.
Технический прогресс, который поощрялся самими же людьми, уничтожил заповедные места. В начале XX века на юге России стали появляться крупные производства, и в городе стали вестись усиленные разговоры о постройке двух новых заводов. Место выбрали у моря, откуда без особых затрат легко было производить забор воды для технических нужд, и после ее использования сбрасывать обратно в море.
Беседка в Елизаветинском парке. Осень
Беседка в Елизаветинском парке. Лето
Под угрозой занятий немецкой армией города Ревеля (Таллина) решено было перевести в Таганрог Русско-Балтийское Судостроительное Акционерное общество. Для строительства завода, от дачи Мухина до бывшего карантина, городская дума выделила 100 (в дальнейшем еще 75) десятин земли, по цене тысяча рублей за десятину.
Во главе правления вновь строящегося Русско-Балтийского завода стал Л.Д. Тепчинский. Инженер Рыбалович, прибывший в командировку и ощущая недостаток рабочих рук для постройки зданий цехов, обратился в местное бюро Татьянинского комитета с просьбой подготовить из числа беженцев большую группу рабочих строительных специальностей: плотников, слесарей, котельщиков и чернорабочих.
Городскую радиотелеграфную станцию и заразную больницу, оказавшихся в зоне строительства завода, перенесли ближе к морю, на дачу Драшковича. В существующем административном здании бывшей радиостанции разместили заводоуправление (сейчас центральная заводская лаборатория); бараки, где содержались военнопленные, перевели за дачу Ревича, а соседние участки земли отвели под железнодорожную ветку.
Русско-Балтийский завод. 1920 год
Весной 1916 года строительство завода пошло еще более быстрыми темпами. В прессовом цехе работы велись не только днем, но и ночью. Близилась к завершению постройка здания электростанции, в котором установили два турбогенератора фирмы «Вестингаузен электрик» мощностью по две тысячи киловатт и семь паровых котлов иностранных фирм «Бабкок-Вилькокс» и «Стерлинг» общей производительностью около 30 тонн пара в час. Уже к середине апреля месяца работы по этим объектам завершили, и завод дал согласие отпускать городу избыток электроэнергии по цене 20 копеек за один киловатт- час, что городские власти посчитали чрезмерно высокой.
К этому времени завод посетил прибывший в город директор правления Русско-Балтийского Акционерного общества инженер Соколовский и архитектор академик Дмитриев. В сопровождении директора завода, на тот момент господина Малецкого, они осмотрели места строительства и остались довольны увиденным.
Здание городской радиостанции на территории Русско-Балтийского завода
Первого августа 1916 года приступила к исполнению своих обязанностей созданная при заводе полицейская стража, чинам которых утвердили годовые оклады и другие расходы, связанные с охраной заводского имущества: полицейскому приставу — 300 рублей, столовых — 300 рублей и на разъезды — 200 рублей; двум старшим околоточным надзирателям по 500 рублей каждому; 28 городовых, пеших и конных, стали получать по 350 рублей, не считая квартирных и обмундирования. Уже через несколько дней полицейский урядник В. Нечаев на территории завода задержал крестьянина Федора Терещенко, пытавшегося скрыться с ящиком железных гвоздей весом в один пуд. Через неделю Терещенко вновь появился на территории завода и с топором набросился на урядника, которому с трудом удалось увернуться в сторону.
В это же самое время на заводе организовали пожарный обоз с усовершенствованными машинами, насосами и рукавами. Из-за отсутствия водопроводов в разных местах установили шесть баков по 400 ведер воды каждый. Штат пожарной команды содержал 20 человек.
За территорией завода акционерное общество оборудовало хлебопекарню и квасоварку. Начали также строить специальную печь для выпечки французских булок. Рядом с дорогой, идущей в город, приступили к устройству тротуара для пешеходов из тирсового камня шириною в одну сажень.
В присутствии директора завода Малецкого, главного инженера Громадко, служащих и рабочих, при самой торжественной обстановке 27 августа 1916 года был отслужен молебен по случаю открытия прессового цеха. В присутствии всех приглашенных произвели первый опыт давления стаканов для снарядов, который дал прекрасный результат.
Наступил революционный, 1917 год. Численность заводского персонала достигала уже восемь тысяч человек, из которых рабочих семь тысяч. Пополнение пришлось как за счет прибывших из Петрограда, так и за счет чехов и словаков, воевавших на стороне Австро-Венгрии. Один из них — Франц Мышка, по национальности чех, в 1914 году попал в плен к русским. Работал на восстановлении Русско-Балтийского завода, затем, уже при Советской власти, бригадиром штукатуров и бетонщиков. 14 раз отмечался премиями, о чем накануне ноябрьских праздников в 1933 году писала газета «Таганрогская правда».
Его сын Вячеслав Францевич занимал должность начальника телефонной станции, отличался покладистым характером, к сожалению, рано умер. Дома искусно изготавливал гипсовые украшения для потолков, но об этом мало кто знал, как и то, кем был его отец.
Все, что столько лет создавалось на энтузиазме многих тысяч людей, связавших свою жизнь и судьбу с заводом, разрушено в одночасье. Не будет прощения тем, кто отдал такое судьбоносное указание. Уничтожили даже никому не мешавшие здания первой городской радиостанции и дом, где проживали его служащие, а впоследствии находилось первое заводоуправление, построенное в 1910-х годах. Автор настоящей книги половину своей жизни отдал заводу (1952—1987), работая начальником бюро в отделе главного энергетика, и, как многие другие, тяжело переживает его судьбу.
В заключение приводим список директоров завода, занимавших этот ответственный пост при Советской власти. Год в скобках указан как промежуточный: А. Руденко (1927), Мыльников (1931), С. Соколовский (1936), М. Гринько — исполнял обязанности (1941), М. Мексин (1944), Н. Абелев (1948), Е. Скуднов (1952), А. Меркулов (1956), Н. Лутай (1964), Г. Чернов (1977), Н. Феоктистов (1979), А. Герасименко (1985).
За 40-летний период времени (1947—1987) главными энергетиками завода были грамотные специалисты из числа местного коренного населения, жившие интересами завода, за исключением последнего, ставленника главного инженера завода Горева, который пригласил его с завода «КАМАЗ» и которого коллектив энергетиков должным образов не «принял». При каждом удобном и неудобном случае он любил подчеркивать: «А вот у нас на КАМАЗе», за что и получил прозвище «Камаз».
Руководство завода послевоенных лет. Слева-направо: М. Мексин, Н. Абелев, Л. Васильев, М. Гринько, Г. Прорерва
Перечислю фамилии главных энергетиков завода в хронологической последовательности: Беликов Ефим Андреевич, Татаренко Виктор Дмитриевич, Косеян Федор Борисович, Кривошапко Александр Константинович, Долбня Александр Федорович и Клименко Евгений Прохорович, бывший работник завода «КАМАЗ», оставшийся на постоянное жительство в нашем городе. Большой оригинальностью отличался Федор Борисович Косиян, нередко вызывавший у сослуживцев улыбки. Вот один из примеров. Как известно, при Советской власти ощущался большой дефицит в электроматериалах. Звонит он как-то по телефону энергетику цеха Александру Давыдовичу Шайкевичу.
— Сашка, тебе провод нужен? (это было его обычное обращение: Сашка, Юрка...).
— Ой, Федор Борисович, спасибо, спасибо, конечно нужен, еще как нужен!
— Так вот, я тебе его не дам.
— Почему же вы тогда мне звоните?, — удивленно спросил Шайкевич.
— Ты скажи мне спасибо, что я тебе позвонил, другим я вообще не звонил.
Теперь понятна история появления многочисленных и остроумных армянских анекдотов.
Как-то Федор Борисович отбыл в служебную командировку в город Ленинград. На следующие сутки от него на завод пришла срочная телеграмма «Молния». «Срочно подтвердите, что я — Косеян Федор Борисович, все равно, что Гозиян Асватур Богдасарович».
Дело в том, что командировочное удостоверение было оформлено на Косияна Федора Борисовича, а паспорт он предъявлял на Гозияна Асватура Багдасаровича. Об этом не знали ни его окружение, ни работники заводского управления.
Скончался в 1999 году на 95 году жизни.
На месте возведения завода оказалось имение Григория Блинова, которое за несколько месяцев до начала строительства приобрел с публичных торгов за 60 тысяч рублей аптекарь Р.Б. Идельсон. С момента строительства завода стоимость соседних владений сильно возросла, и цена имения, проданного Блиновым, также увеличилась, достигнув ста тысяч рублей. Желая вернуть разницу в 40 тысяч рублей бывшие хозяева учинили иск к Обществу Взаимного кредита о признании торгов недействительными. Свое решение они мотивировали тем, что при объявлении о начале торгов Общество не сделало публикации о продаже в официальных газетах, ограничившись только незначительной частной газетой. После длительного разбирательства, бурных и жарких прений, и не один день, таганрогский Окружной суд полностью удовлетворил иск Блиновых. Владелец кирпичного завода, что в конце Кладбищенского переулка, Григорий Иванович Блинов, унтер-офицер запаса, имел троих сыновей: Ивана, Афанасия, Василия, умершего во младенчестве, и двоих дочерей — Александру и Лидию. Старший сын Иван служил чиновником в управлении путей сообщения, младший — Афанасий, любивший выпить и погулять, работал бухгалтером в конторе «Союзтабак» (сейчас магазин «Эллегия» напротив «Мелодии»), Старшая дочь Александра вышла замуж за Андрея Филипповича Боговарова, начальника спецотдела и главного инженера Горкомхоза. Как депутата Горсовета и коммуниста его расстреляли немцы. У них родился сын Николай, работавший впоследствии на комбайновом заводе начальником компрессорного цеха и начальником бюро в отделе главного энергетика. Дядька его Алексей Филиппович женился на Ксении Савельевне, дочери первого директора завода советского периода им. Сталина Завражного Савелия Кузьмича.
Продукция завода. Мотоцикл ТИЗ-АМ-600
Когда после установления Советской власти, Савелию Кузьмичу, как директору завода, принесли на подпись первый документ, он спросил секретаря,
— «Что мне с ним надо делать?».
— Наложите визу, — ответил секретарь. Директор подумал и написал: «Визу накладаю», и расписался.
Григорий Афанасьевич Блинов, как специалист-строитель, после революции брал подряды на работу и участвовал в строительстве клуба имени Сталина и круглого дома на углу Смирновского переулка и улицы Свердлова. Таких домов как экспериментальных в СССР было построено в 1929 году четыре. Два в Харькове, одни в Москве и один в Таганроге. Считали, что строительство круглых домов выгодно экономически. Каждая квартира в нем имела две комнаты и кухню. На шесть квартир ванная. Строил здание завод «Красный котельщик».
После окончания гражданской войны Русско-Балтийский завод, именуемый в дальнейшем завод имени Сталина, затем номер 65, долгое время не мог остановиться на выпуске какой-либо серийной продукции. Изготовлял он мерительный и режущий инструмент, токарно-револьверные станки, роликоподшипники, поршневые кольца, буферные стаканы для ж. д. вагонов и еще многое другое, вплоть до деталей к патефонам. В 1936 году освоил изготовление мотоциклов ТИЗ-АМ-600, доведя их выпуск до тысячи машин в месяц. После окончания Великой Отечественной войны, по возвращении из Новосибирска, предприятие постепенно приступило к выпуску с/х машин. Еще один участок земли с историческим прошлым — Елизаветинский парк, заняло Петроградское акционерное общество воздухоплавания.
Comments