Дом 50/11


Из Энциклопедии Таганрога: Авьерино дома (Украинский, 7; Греческая, 50/11). В начале XIX в. семье Авьерино принадлежал весь участок земли на углу пер. Коммерческого и ул. Греческой. Самой старой постройкой является двухэтажный дом с балюстрадой постройки 1818 (Украинский, 7). Впоследствии домовладение было распродано по частям, и этот особняк перешел к семье Муссури. Двухэтажный угловой дом (Греческая, 50/11) был построен в первой половине XIX в. Н.С. Авьерино (1797-1869). Домовладение принадлежало купцу А.Н. Авьерино (1850-1860), А.А. Авьерино (1873-1880), в 1890 - Софье Авьерино, в 1896 - А.Г. Ридель, в 1906 - его наследникам, 1915 - владельцу пароходства Ф.К. Звороно. В 1919 в здании находилась ставка А.И. Деникина. 23.10.1919 он принимал здесь важных военных чинов русской армии, а также представителей военных миссий союзников (Англии, Чехословакии, Польши). В 1920-е в этом особняке работал городской отдел народного образования, размещалась семилетняя школа для детей немецких колонистов, был детский дом № 8. С 1944 по 1948 второй этаж здания занимал Дом пионеров и школьников, а на первом этаже работала детская музыкальная школа № 1 им. П.И. Чайковского. Она занимала это здание до 2000 г.

Гаврюшкин О.П. "По старой Греческой"
УЛИЦА ГРЕЧЕСКАЯ, 38 (НЫНЕ 50). КВАРТАЛ, 160
Двухэтажное угловое здание с открытой дворовой верандой, поддерживаемая четырьмя низкими коринфскими колоннами, построено в первой половине 19 века греческим купцом первой гильдии Михайло Авьерино, торговавшим русским и заграничным товаром. После войны 1855-1856 годов здание перестроили. В саду, идущем вдоль Греческой улицы до соседнего углового здания, разбили сад и установили изящные, приковывающие взгляд, белоснежные мраморные фигуры.
Один из его сыновей, Николай, имел большую мельницу в районе Солдатского сада и не отказывался служить в русских учреждениях. Хорошо разбирался в духовной музыке и написал несколько греческих музыкальных пьес, обычно исполняемых после обедни в Константино-Еленинской церкви. Другой сын Александр, наследовавший дом отца, имел чин титулярного советника и в возрасте 47 лет женился на 37 летней Софье Герасимовне Потычкиной. По всей вероятности потомства они не оставили.
Антоний Николаевич, вступивший в наследство домом, и владевший им до конца 1880-х годов, входил в состав садового комитета, когда в городском саду построили так называемую Китайскую беседку. В ней 13 августа 1867 года потчевали наследника российского престола Николая Александровича, где присутствовал и Антоний Авьерино. Удостоился он и чести попасть в стихотворение, текст которого в своем очерке «На берегах Тамаринды» приводит П.П. Филевский.
«Хоцуть усе греки
Дать великий торжество,
Стоб вино лилось как реки
На Оттона рождество,
Хоцуть это Алфераки,
И Антон Авьерино,
И Димитрий Ласкараки,
И Варваци-Комнино...».
Антоний Авьерино скончался от старости в возрасте 80 лет. После его смерти и до середины 1890-х годов здание принадлежало супруге Софье Григорьевне, затем его купил германско-подданный Август-Годфрид Ридель. Через 10 лет домом владели сразу несколько человек: германско-подданный Вл. Ридель, купчиха Зинаида Рихтер, Мария Мартын, Елизавета Борман, Софья Пинагель и Маргарита Арндс. С 1910-х и до 1925 год домом владел греческо-подданный Федор Константинович Звороно, затем его дети. Был награжден орденом Св. Станислава 3-й степени. Скончался 21 июня 1902 года.
В 1919 году в здании находилась ставка главнокомандующего «Добровольческой армией», затем Верховною Главнокомандующего Белой армии Юга России генерал-лейтенанта Антона Ивановича Деникина. В разное время при Советской власти здесь располагались Отдел Народного Образования, детский дом, Дом пионеров, музыкальная школа имени П.И. Чайковского, которая после небольшого перерыва продолжила свою работу и при немецкой оккупации города.
История создания музыкальной школы в нашем городе такова. По предложению Гаэтанно Молла, приехавшего в Таганрог с итальянской оперой в 1887 году, было организовано музыкально-драматическое общество и при нем курсы музыкальных классов. Его учредителем стал композитор Вячеслав Иванович Сук (1861-1933), впоследствии дирижер Большого театра, где при его непосредственном участии была поставлена такая известная опера, как «Лесной царь» и некоторые другие.
Через десять лет музыкально-драматическое общество было переименовано в «Артистическое общество», во главе которого стал Валериан Гаэтанович Молла, в то время работавший в музыкальном училище. После Октябрьской революции популярность музыкальной школы возрастает и со временем она уже имеет статус музыкального техникума.
Преподавали в нем на период 1937 года профессора С.И. Орлов, К.Р. Регамэ, В.А. Кускова, Р.И. Каминский, Л.М. Сейдель и другие преподаватели. В этот же период в школе обучалось 250 детей, в училище 50 студентов и на курсах взрослых - 30. По классу фортепиано в музыкальной школе до войны преподавала Елизавета Ивановна Данилина, отец которой до событий Октябрьской революции служил кассиром в Донском Земельном банке. В 1913 году его друзья и сослуживцы в здании Общественного собрания тепло чествовали его 40-летний юбилей, высказываясь о нем, как о скромном и безупречной чести человеке.
Иван Леонидович Горбенко
На протяжении многих лет жизнь Елизаветы Ивановны прошла в окружении любящих и уважающих ее учеников, однако, пришлось и пережить два трагических события, случившихся в ее личной жизни. В августе 1909 года она с сестрой, подругой и братом Николаем посетили загородный Елизаветинский парк. После легкого ужина Николай неожиданно встал из-за стола, вышел из помещения и, отойдя от него не более десяти шагов, выстрелил себе в рот. Смерть наступила мгновенно. Никаких посмертных записок он не оставил.
Елизавета Ивановна Данилина. Слева вверху П. Гаврюшкина, третья внизу Майя Зырянова. Довоенный снимок
Во время Отечественной войны, перед тем как первые немецкие части вошли в город, покидающие Таганрог сотрудники НКВД расстреляли в подвалах содержащихся там заключенных, затем облили бензином и подожгли. Среди них был и браг Елизаветы Ивановны.
Сестра автора этих строк, Павлина Павловна Гаврюшкина, была ученицей Елизаветы Ивановны Данилиной, которая иногда посещала и наш дом. По окончании Великой Отечественной войны вернувшись из эвакуации, сестра продолжила учение, но уже в музыкальном училище. Преподавал Иван Леонидович Горбенко, композитор и заведующий музыкальной частью городского драматического театра имени А.П. Чехова. В одной группе с ней учились Андрей Миронов, Нина Попова, Оля Ковалева, Тамара Котова, Валя Любчанская, Майя Крот. Многих из них ужо нет в живых. Попала в Москве под автомашину и скончалась через три месяца от полученных ран в 1995 году Павлина Гаврюшкина, в замужестве Сапожникова. Давно умерла Оля Ковалева. Майя Зырянова и ее сестра Клара живут в Прибалтике. Нина Попова живет в Таганроге, в числе многих советских девушек была угнана в Германию. Нет уже в живых Ивана Леонидовича Горбенко.






2010 год.

Юлия Полянская:
К странице Греческая , 50/11 
Это здание, в котором на первом этаже находилась музыкальная школа №1 им. П.И.Чайковского, в которой я училась с 1945-1953 г.г.
Мама очень хотела, чтобы я получила музыкальное образование, отдала меня 6-ти лет в музыкальную школу (1945 год). На фортепиано меня не взяли, т.к. у нас не было дома своего инструмента. (Ха-ха! Инструмента! Не было самого дома! Мы жили то у маминой сестры – в семье С.Д.Дубровского, то у бабушки, то вообще по чужим углам. И лишь в 1948-м году получили свою комнату по улице Греческой, 63.) А вот слух у меня был хороший. И педагог класса скрипки, мой дорогой Иван Васильевич Светозаров (2.04.1894 – 26.06.1979), ставший моим любимым учителем и большим другом до самой его смерти, взял меня к себе в класс и помог приобрести недорогую скрипку. А ноты для меня переписывал сам, т.к. в то время в продаже их просто не было, а у него была хорошая нотная библиотека. Он привил мне любовь к музыке, научил ее понимать, водил меня на концерты в Городской Парк, когда летом в Таганрог приезжал симфонический оркестр из Ростова.
Я с И.В.Светозаровым, 1952 год 
С такой же любовью и заботой Иван Васильевич относился ко всем своим ученикам, переписывался с ними до конца своей жизни. Помню учившихся вместе со мною Шурика Иванова, Володю Лапшина, Любу Крылову… 
Не знаю подробно о внутренней обстановке среди администрации и педагогов школы; знаю только, что в начале 50-х годов произошло что-то похожее на «травлю» Ивана Васильевича, учеников которого после окончания 4-го класса вдруг стали переводить в класс В.П.Мельникова. Манера преподавания Валерьяна Петровича резко отличалась от манеры Ивана Васильевича и, к сожалению, не в лучшую сторону. Хотелось бросить такие занятия музыкой. Только продолжающаяся поддержка со стороны Ивана Васильевича не дала этому произойти и продолжала развивать любовь к музыке и мою технику игры на скрипке, за что я буду ему благодарна до конца своей жизни. 
Где-то в 50-х годах Иван Васильевич ушел из музыкальной школы; вероятно, был вынужден это сделать. А через какое-то время переехал во Владикавказ, город своего детства и юности. Там и умер. Там и похоронен. 
Для чего я всё это написала? Просто мне кажется несправедливым, что имя Ивана Васильевича, отдавшего много лет и много сил работе с детьми, предано забвению. Мне очень хочется, чтобы на этой странице вашего замечательного сайта, среди указанных фамилий педагогов, многих из которых я хорошо помню, была бы указана и фамилия Педагога с большой буквы И.В.Светозарова (в ниже приводимом мной абзаце с вашего сайта). 
В послевоенное время в школе работала плеяда замечательных педагогов-музыкантов: В.И. Гааг, О.А. Демидина, А.А. Яковлева, Н.С. Фищенко, В.П. Мельников, В.О. Давидян, Н.П. Сурков, Н.А. Щепановская, В.А. Пятаков, В.А. Газдальская, О.П. Данченко, Т.Ф. Силко, которые вырастили талантливых музыкантов, создали высокую исполнительскую и методическую основу муз. педагогики. Буду вам очень благодарна за это. Да, думаю, и не только я, а все, кто учился у Ивана Васильевича или просто знал его как прекрасного человека.
Фотографии музыкальной школы тех давних времен, к сожалению, у меня нет. А жаль. Здание, приводимое вами на странице, узнаю. Сама муз. школа занимала только первый этаж. Вход был со двора (с ул. Греческой, тогда она называлась ул. III-го Интернационала)
В школе было не так уж много классов, вернее, помещений для занятий; можно сказать, что их было просто мало. Как мы там помещались? А на фото здание выглядит значительно больше. Возможно, в 40-50-е годы 20-го века не все помещения первого этажа принадлежали школе??? 
И еще мне смутно помнится, что над центральным входом (со стороны Греческой) на второй этаж (что там находилось, я не знаю) был большой металлический балкон или навес, как над Картинной галереей, на металлических столбах-опорах. На фото его нет. Был ли он на самом деле? Возможно, меня подводит моя детская память. 
И на углу не было никакого ларька. На углу была колонка с водой, к которой приходилось ходить каждый день. И не один раз. Ведь с 1948 года мы с мамой жили наискосок, по адресу Греческая, 63. 
Высокого здания справа от входа во двор муз. школы я не помню. Мне кажется, что до 1953-го года его не было. При входе во двор школы, справа, было какое-то невысокое строение, даже, может быть, что-то похожее на беседку. Точно не помню. 
Эх, найти бы фото этого места 40-х – 50-х годов! 
Вдруг случится чудо?!
Comments