Дом 102


Гаврюшкин О.П. "По старой Греческой"
УЛИЦА ГРЕЧЕСКАЯ, 88 (НЫНЕ 102) КВАРТАЛ, 85
Небольшой одноэтажный дом, во дворе красного кирпича флигель. Строил его потомственный почетный гражданин города Павел Иванович Камбуров (1817-1885). Проживал вместе с супругой Марией Николаевной (1820-1880), сыном Владимиром (1843-1909) и дочерьми Марией (1850-1908), Людмилой, Аделаидой и Ольгой (1857). У Владимира впоследствии родились сыновья Александр (1881), Владимир (1886) и Сергей (1889-1938).
Вместе с другими почтенными гражданами города, такими как Митрофан Егорович и Павел Егорович Чеховы, Павел Иванович избирался присяжным заседателем Окружного суда. Его сын Владимир являлся членом многих благотворительных Обществ и несколько четырехлетий избирался гласным городской думы. Скончался от порока сердца 30 июня 1909 года в возрасте 66 лет и на его смерть местная газета «Таганрогский вестник» от имени его жены Любовь Александровны и детей опубликовала краткий некролог. Как член учетно-ссудного банка в том же году был пожалован золотой медалью «За усердие» с правом ношения на Александровской ленте. Его сын Сергей - доктор, скончался в 1938 году, 18 лет бессменно проработав заведующим санитарно-бактериологической и клинической лабораторией.
Улица Греческая. Дом 102
В конце 1880-х годов домовладение перешло в собственность обер-офицерскому сыну Василию Пашутину. О его деятельности ничего неизвестно, а вот родословная имеет некоторые особенности, хотя бы уже потому, что вместе с супругой Маврой Ивановной имели по меньшей мере 12 детей: Софию (1883), Василия (1884-1888), Веру (1884-1886), Клавдию (1886), Маргариту (1888), Параскеву (1891), Аркадия (1892), Марию (1893), Иоанна (1896-1900), Константина (1901) и Дмитрия (1901). Последние два сына не являлись близнецами.
В начале 20 века Пашутины свой дом продали казаку Тимофею Федоровичу Меркулову, а с 1915 года им владел уже некто Илья Порфирович Силенко. После революции и до 1925 года дом принадлежал представителю многочисленного потомства таганрогских мещан Федору Алексеевичу Товелю.
Каждое утро с начала 1890-х годов из калитки этого домовладения выходил молодой мужчина, «привлекающий своей наружностью, выше среднего роста, стройный, с безукоризненной выправкой моряка. На бледном лице - огромные карие глаза, выражение которых говорило о глубоких чувствах этого незаурядного человека, Был он разносторонне образован, обладал прекрасными профессиональными качествами, сильным бесстрашным характером». Он не спеша отправлялся на работу в Азовско-Донской Коммерческий банк, где работал помощником бухгалтера.
Дворовый флигель, в котором проживал П.П. Шмидт
Здесь, в дворовом флигеле с 1890 по 1893 год с супругой и сыном Евгением, проживал Петр Петрович Шмидт. Имя этого отважного и честного человека известно всему миру. Кем он был, почему оказался в Таганроге, ведь он не был его коренным жителем?
Петр Петрович Шмидт родился в 1867 году в Одессе в семье морского офицера, который выйдя в отставку в чине вице-адмирала приобрел несколько пароходов, и управляющим к нему был приглашен Александр Богданович Нентцель, учредитель Азовско-Донского Коммерческого банка. В дальнейшем А.Б. Нентцель переехал в Москву, где и умер в 1910 году. Петр Петрович Шмидт окончил морской офицерский корпус в С. Петербурге, стал офицером морского флота. Вышел в отставку и женился на заурядной петербургской мещанке Доминике Гавриловне Павловой. 28 декабря 1889 года у них родился сын Евгений и через некоторое время семья переехала в Таганрог, где по ходатайству А.Б. Нентцеля, Петр Петрович поступил на службу в Азовско-Донской Коммерческий банк помощником бухгалтера.
19 мая 1890 года в Митрофаниевской церкви Таганрога состоялось крещение сына Евгения. Таинство совершал священник Иван Попов с псаломщиком Александром Капустянским. В качестве свидетелей присутствовали командир 4-й батареи 5-й артиллерийской бригады, штабс-капитан Александр Иванович Кресталевский и дочь коллежского секретаря, девица Виктория Иасоновна Блонская, впоследствии обручившаяся с псаломщиком Михайловской церкви Федором Михайловичем Грановским.
В 1893 году П.П. Шмидт навсегда покидает Таганрог и вновь поступает на флот. У него был всегда один единственный сын, а не десяток, которые, вдруг, объявились в Гражданскую войну, называя себя детьми лейтенанта Шмидта.
При описании дальнейшей судьбы Петра Петровича Шмидта автор воспользовался очерком «Две жизни, два пути», красочно написанным полковником юстиции в отставке М. Карышевым. Дается в сжатом и свободном изложении.
Петр Петрович Шмидт
В 1922 году совершенно случайно в смотрителе Батумского маяка был опознан и арестован сотрудниками ЧК Михаил Ставраки, бывший царский офицер, руководивший в 1906 году расстрелом лейтенанта Шмидта и других руководителей Севастопольского восстания. При обыске у него изъяли пять паспортов на имя разных лиц и много донских и деникинских денег.
Слушание дела Ставраки началось 1 апреля 1923 года в Севастополе и именно здесь 17 лет назад развернулись события и многие из тех, кто принимал в них участие были еще живы. Что происходило в этот день рассказал член коллегии Верховного Суда РСФСР В.И. Никифоровский.
«...Зал судебного заседания был переполнен. Буря негодования поднялась при появлении подсудимого Ставраки... Впоследствии мы узнали, что усиленному конвою едва удалось спасти Ставраки от народного гнева.
На скамье подсудимых сидел невысокий человек с одутловатым лицом, жидкими остатками волос и бегающими сероватыми глазами. Одетый в темный помятый пиджак, из-под которого виднелась матросская тельняшка, он производил впечатление неказистого и безобидного человека».
Открытое выступление моряков Черноморского флота против царского самодержавия явилось составной частью революции 1905- 1907 годов. 1 октября 1905 года в Севастополе прошла многотысячная демонстрация и на большом митинге, состоявшемся па Приморском бульваре, впервые выступил командир миноносца № 253 лейтенант П.П. Шмидт. Он призвал всех до конца отстаивать права граждан и требовать от местных властей освободить политических заключенных. Участники митинга двинулись по направлению к тюрьме и тут, без всякого предупреждения, раздались пулеметные очереди. На состоявшемся заседании городской думы с горячей речью выступил П.П. Шмидт, выступил он и на кладбище, когда хоронили убитых. В тот же день Шмидта арестовали и под усиленным конвоем отправили на военный корабль «Три Святителя», что вызвало широкий протест и власти вынуждены были освободить лейтенанта. Между тем восстание разрасталось и его центром стал крейсер «Очаков», где руководителями восстания стали А.И. Гладков, Н.Г. Антоненко и С.П. Частник. Для непосредственного руководства восстанием был приглашен беспартийный, лейтенант П.П. Шмидт. 7 ноября П.П. Шмидт получил приказ о выходе в отставку в звании капитана 2-го ранга, которое, однако, официально присвоено не было, а царь повелел именовать Шмидта «лейтенантом, выгнанным из армии».
Командующий войсками Одесского гарнизона и другие командиры стянули до 10 тысяч солдат и привели в полную боевую готовность 22 корабля и шесть тысяч личного состава флота. 15 ноября корабли начали вести по "Очакову" интенсивный огонь и он, охваченный пламенем, скоро превратился в огромный костер. В упор были расстреляны и другие корабли восставших, спасавшихся в море матросов расстреливали. В живых остались лишь немногие, в том числе и чудом добравшиеся до берега Шмидт и его 16-летний сын.
Уже в феврале 1906 года, далеко от Севастополя, в небольшой крепости у острова Тендра, состоялось закрытое слушание дела. Судили П.П.Шмидта, С.П. Частника, Н.Г. Антоненко и А.И. Гладкова. Здание охранялось гарнизоном. В последнем слове Шмидта были и такие слова «...Если меня ждет казнь, то жизнь среди народа, которому изменил бы я, была бы страшней самой смерти».
По решению суда П.П. Шмидта приговорили к смертной казни через повешение, затем, из-за того, что не нашли палача (на человека, который согласился привести приговор в исполнение, было совершено покушение, другие отказались), заменили на расстрел также как и в отношении С.П. Частника, Л.И. Гладкова и Н.Г. Антоненко. На прошение о помиловании, поданное сестрой Шмидта А. П. Избаш и другими защитниками заключенных, царь ответил:
«Оставить приговор в силе». Исполнять решение суда поручили команде канонерской лодке «Терец», которой командовал старший офицер Михаил Ставраки. Казнь состоялась 6 марта 1906 года на острове Березань при соблюдении строжайших мер, исключавших какие-либо неожиданности. Это Михаил Ставраки поднял и опустил белый флаг, что означало - «пли».
В суде над Ставраки выяснилось, что он и Шмидт несколько лет сидели за одной партой, когда учились в морском корпусе. Сестра А.П. Избаш рассказала, что когда после казни она захотела встретиться со Ставраки, в кают-компанию зашел какой-то офицер, на котором лица не было... бледный, с дрожащей челюстью, он говорил быстро, как бы оправдывался. Это был Ставраки, которого через месяц повысили в звании, а весной 1917 года адмирал Колчак назначил его па ответственную должность в своем штабе.
Третьего апреля 1923 года по приговору Военной Коллегии Верховного Суда СССР Михаила Ставраки приговорили к расстрелу. Впоследствии, один рыбак обнаружил место казни Шмидта и его товарищей, и все они были перезахоронены в Севастополе, а на высоком берегу острова Березань установили памятник казненным.
Хотели как лучше, а нанесли непоправимый урон истории. Чтобы не допустить дальнейших арестов и казней участников восстания, севастопольские большевики выкрали из здания суда все 20 томов протоколов дела Севастопольского восстания и... сожгли.
Если кто-либо из нас будет проходить мимо дома по Греческой улице под номером 102, остановитесь и поглядите через проемы металлических ворот на неприметный флигель, в котором жил наш Петр Петрович Шмидт. В этом же домовладении, но с улицы, в 1918 году проживал генерал Ренненкампф, когда он приехал к своей супруге и где был арестован большевиками.


Comments