Дом 121


Из книги Богомаз П.Д. "Миусская старина":
ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ БЫВШИХ ВЛАДЕНИЙ ГЕНЕРАЛА ГРЕКОВА
ГРЕКОВ ТИМОФЕЙ ДМИТРИЕВИЧ
Генерал-майор
https://picasaweb.google.com/109464405486151969013/BMMS#5941751970814566914
Копия с портрета худ. Д.Доу, 1-я половина XIX в. Музей истории донского казачества, г. Новочеркасск.
Родился Греков Т.Д. в 1771/74г. Участник русско-турецкой войны 1787-1791гг., русско-французской войны 1805-1807 гг. и Отечественной войны 1812г. 
Т.Д. Греков (именуемый 18-м) со своим атаманским полком при штурме города-крепости Немура в феврале 1814г. обеспечил М.И. Платову победу в этом бою. Сын прославленного донского генерала Дмитрия Евдокимовича Грекова, он награжден многими русскими и иностранными орденами. В 1820г. основал поселок Греково-Тимофеевка, М.-Курганского района. 
Последние годы жил в своем доме в Таганроге, где и умер в 1831г.
История нашего края - Приазовья и Миусского бассейна, - как и история любого края, очень интересна. Свыше дюжины кочевых народов, известных в истории, сменяли друг друга, пока не появилось более оседлое население. Двести сорок лет топтали нашу землю орды татаро-монголов, после них триста лет владели нашим краем турки. И только после их изгнания в 70-х годах XVIII века наш край интенсивно заселяется оседлым народом.
Таганрог, хотя и отметил свое трехсотлетие, но как населенный город существует чуть более двухсот тридцати лет. Последовала бурная его застройка, а также закрепощение появившихся вокруг него поселений и возникновение новых. Дворяне, военные, в основном казачьи офицеры, за усердную царскую службу получают огромные земельные участки, осваивают Приазовский край, становятся богатыми помещиками.
Одними из таких помещиков были известные на Дону и в Таганроге Грековы. Они имели земли в Миусском (впоследствии Таганрогском) и Донецком округах. До сих пор сохранились названия селений: Греково-Ульяновка на реке Тузлов в бывшей Больше-Крепинской волости, ныне Радионово-Несветайского района; Грекова экономия в Сарматской волости, ныне Неклиновского района; Греково-Тимофеевка на реке Мокрый Еланчик в Мало-Кирсановской волости, ныне Матвееве Курганского района; Александровка-Грекова на Грузском Еланчике, ныне отошла к Украине; Греково-Степановка в верховьях реки Лозовая, притока Белой Калитвы, Донецкого округа (ныне относится к Чертковскому району). Нa Миусе часть села Ряженого до сих пор называют Грековкой, потому что крестьяне этого поселка жили и работали на земле Грекова.
«В 1820 году село, расположенное по обе стороны речки Еланчик (предполагают, что это название происходит от татарского «ИЛАН» - змея) было записано за генерал-майором Грековым Тимофеем Дмитриевичем и стало называться Греково-Тимофеевка». (Газета «Родник». 30.08.1998 г., М-Курган; по материалам районного архива).
Дата рождения Тимофея Дмитриевича Грекова точно не установлена, но предполагают, что это 1771 или 1774 годы. В службу он вступил в 1788 году и сразу участвовал в русско-турецкой войне 1787-1791 гг., затем в русско-французской 1805-1807 гг. и, будучи офицером казачьей армии Матвея Платова, отличился в Отечественной войне 1812 года, за что был награжден орденами и почетным оружием. В заграничных походах 1813-1814 гг. именно ему и его атаманским казакам обязан Матвей Платов победой при штурме города крепости НЕМУРА в феврале 1814 года. С 1813 по 1819 годы Тимофей Дмитриевич Греков командовал Атаманским полком.
Предки его были потомственными военными ( казаками). Отец, Дмитрий Евдокимович Греков, был прославленным донским генералом, участником многих войн; прадед , Тимофей Федорович Греков , был участником русско-турецких войн последней трети XVIII века, принимал активное участие в борьбе с отрядами Емельяна Пугачева, за что был щедро награжден. Генерал Тимофей Дмитриевич Греков был женат на Марии - дочери Матвея Ивановича Платова от второго брака ( с Марфой Дмитриевной Кирсановой - вдовой полковника Кирсанова). Он часто сопровождал своего тестя ( М.И. Платова) в поездках по его имениям. Имений у Платова было много. Они частично ему достались в наследство от отца Ивана Платова, участника похода на Петергоф при восшествии на престол Екатерины II, частично были получены за свои военные заслуги. В поездке в имение Весело - Вознесенское Матвей Иванович умер на руках у Тимофея Дмитриевича Грекова в 1818 году.
https://picasaweb.google.com/109464405486151969013/BMMS#5941751983245140338
К этому времени Таганрог от старой крепости «дошагал» уже до Александровской площади - нынешний центральный рынок. Появился ряд богатых домов. Тимофей Дмитриевич в 1825 году тоже построил дом в Таганроге на перекрестке улицы Полицейской (Чехова) и переулка Соборного (Красного). Нумерации домов в то время еще не было, она появилась только в 1832 году. Дом был обычной для того времени постройки: длинный по переулку, с семью окнами на переулок, входная дверь со двора. Фасад был обращен в сторону площади, которая к этому времени была осушена и выровнена. Раньше по весне она заливалась водой, образовывалось болото и «досужие таганрогские граждане охотились за куликами». На площади в 1833 году , прямо перед домом Грекова, началось строительство церкви св. Митрофана (Митрофан был Воронежским епископом, в ведение которого входило Таганрогское благочиние). Строительство шло медленно, плохо, средств не хватало, а бывшее болото давало о себе знать - фундамент садился, в стенах появлялись трещины. Со временем было решено новой комиссией под председательством Алексея Богдановича Броневского построить церковь на новом месте, в центре площади, на месте нынешнего молочного павильона (центральный рынок).
В 1831 году Тимофей Дмитриевич Греков, именуемый в истории казачества как Греков 18-й, умер. Дом его тоже давал осадку, и в 1840 году уже сын Тимофея Дмитриевича молодой корнет гвардии Николай Греков, женившийся впоследствии на Наталье Васильевне Леоновой, единственный наследник огромного состояния, произвел его ремонт. ( ГАРО. Ф 581, д. 434, 1840 г. Дело о ремонте дома Грекова).
Оказавшись хозяином огромных имений, корнет задумывает перестроить дом и примыкающие службы. Хозяйственные дела захватывают его, и он, якобы в связи с ухудшением здоровья, выходит в отставку. Занимается общественной деятельностью, являясь членом попечительского о тюрьмах комитета. Николай Тимофеевич берет огромный кредит под залог своей недвижимости, заказывает в 1860 году проект перестройки дома. (Чертежи на 12 - ти больших листах хранятся в Ростовском архиве ГАРО. Ф 581, д. 539 . Дело о разрешении помещику Войска Донского , отставному гвардии Корнету Николаю Тимофеевичу Грекову перестройки двухэтажного кирпичного дома и строительства служб в 3-й Александровской части города Таганрога в 22 -м квартале под №№ 174 и 175, с приложением планов постройки, листов 12, 1861 год). После перестройки дом приобрел новый вид. Он был выдержан в стиле, как указывают искусствоведы, позднего ампира. Центральная часть фасада, обращенного к площади, получившей название Александровской, выделена шестиколонным портиком с капителями коринского ордера; фронтон - прямоугольной формы с тремя орнаментами; по карнизу расположены зубчики. Во дворе был устроен огромный бассейн для сбора дождевой воды, стекаемой с крыши дома.
https://picasaweb.google.com/109464405486151969013/BMMS#5941751994239321666
Корнет был любителем лошадей. Он приобретал скакунов, растил их, обучал, участвовал в скачках, некоторых перепродавал. Для обучения скакунов был устроен манеж с врытым в землю кованым железным столбом, толщиной в четыре дюйма. Этот столб и до сих пор торчит из земли. Старожилы рассказывают, что пытались убрать его, но не смогли, т.к. в его основании заделана огромная чугунная плита, и потребуется разрывать весь двор.
Некоторых лошадей приходилось выбраковывать, т.к. они плохо поддавались обучению или показывали низкий спортивный результат. Выбракованных лошадей забивали на мясо и разделывали тут же в подвале дома, подвешивая их за ноги к толстым (дюймов шесть в поперечнике) железным кольцам. Эти кольца и поныне висят под потолком подвала. За манежем находились вместительные конюшни. Время шло, корнет развлекался, доход от имений не покрывал расходы, надо было погашать кредит. И в 1876 году появляется Указ Его Императорского Величества Самодержца Всероссийского Александра II о назначении опекунов над недвижимостью и имениями отставного корнета Николая Грекова в Донецком и Миусском округах и в Таганроге. Дело было возбуждено Полицмейстером Таганрога в связи с задержкой погашения кредита, полученного от Таганрогского отделения Государственного Банка. Во 2-м Департаменте Правительствующего Сената с сообщением выступил г. Обер-Прокурор на основании исполнительного донесения и за посланиями от Отдела Экзекуторских (исполнительных ) Дел. Интересы Государственного Банка представлял Управляющий Таганрогским отделением оного банка Статский Советник г. Кульчицкий. Он же был назначен опекуном от данного банка.
По желанию корнета его сторону представляли два других опекуна: Войсковой Наказной Атаман Войска Донского Краснокутский Николай Александрович и Градоначальник Таганрога Максутов Павел Петрович. Участвовали в решении дела Банк крестьянской поземельной общины, Екатеринославский губернатор и Таганрогский Полицмейстер. ( ГАРО, Ф 579. д. 5 1 9 от 24 августа 1876 - 14 марта 1877 гг. Дело о назначении 3-х опекунов над имением отставного корнета лейб- гвардии казачьего полка Николая Тимофеевича Грекова).
Имения Грекова были частично распроданы, дом в Таганроге тоже был продан, его приобрел купец Яков Хлытчев. В 1 898 году его оценочная стоимость была в 3000 руб.- это по тем временам большие деньги. На склоне лет корнет II. Т. Греков проявлял набожность, занимался благотворительностью - на его деньги в 1880 году в имении Греково-Тимофеевке была построена церковь во имя Николая Чудотворца. Вот что о нем пишет журналист Андрей Данцев в журнале «Новочеркасскъ» № 3 за 2003 год: «...В сентябре 1905 года « Донские областные ведомости» сообщали: «В последних числах минувшего августа скончался в Петербурге внук графа M.И. Платова ( сын его дочери) Николай Тимофеевич Греков на 82 году жизни. Покойный служил в лейб- казачьем полку, но большую часть жизни провел не у дел , управляя своим имением. У него остался сын Тимофей ... и три дочери».
Дом на Александровской продолжали продавать и перепродавать. В 1906 году он числится за женой кандидата права Сандрой Шилговой, оценочная стоимость 6300 руб. Последними хозяевами дома Грекова с 1911 года и до самой революции были Карл Фердинандович Юнг и Софья Ефимовна Броневская. Дом оценивался в 20 000 рублей.
Об этих хозяевах стоит рассказать подробней. Карл Юнг, крестьянин колонист (в то время на территории Таганрогского округа в границах Ростовской области - было 23 немецких колонии), жил в Западной части Почтовой ( Дзержинского) улицы в приличном доме (в 1910 году дом оценивался в 4 000 рублей). Женился он на дочери Софьи Викентьевны Броневской. Дочь тоже звали Софьей. Броневские имели имение в селе Ряженом, Милость-Куракинской волости (ныне М-Курганского района). Это были представители знатного дворянского рода обрусевших поляков. Муж Софьи Викентьевны, Валерьян Алексеевич Броневский был народовольцем (о нем — отдельный очерк «Пан Броневский»). У Броневских было две дочери: Ольга, любившая отца и разделявшая его взгляды, и Софья, противница этих взглядов. В то время, как отец находился в Харьковском подполье, Софья в 1906 году обручилась с унтер-офицером 2-го разряда Константином Великопольским, сыном полковника Ивана Ивановича. Константин был на 8 лет старше Софьи (ему - 27, ей - 19 лет). Проживали они в доме № 35 Антона - Глушко (Полтавский ,23). Брак их длился не долго. Вскоре Софья порвала не только с семьей Великопольских, но и с собственным отцом — каторжником, поменяла отчество и вышла вторично замуж за Карла Юнга. В 1911 году за ними уже числится бывший дом Грекова. В 1914г. она, замужняя женщина, добровольно ушла на фронт, была сестрой милосердия, познала грязь и кровь солдатских ран, попала в плен к австро-венграм и вернулась в Таганрог после размена военнопленными. Огрубевшая и ожесточившаяся, она сурово обращалась с прислугой и крестьянами в имении.
Во время бурных революционных событий имение Броневских в Ряженом подверглось разграблению местными крестьянами. Софья, волевая и энергичная, на некоторое время сникла, но весной 1918 года немецкая оккупация снова подняла ее на гребень жизни. Она приехала в имение в сопровождении казачьих урядников, собрала крестьян, потребовала вернуть все разграбленное и проводила допросы с пристрастием. Плеть в ее руках и руках урядников свистела, спины крестьян гнулись, рубахи на них лопались.
Немцы продержались недолго, осенью они покинули Таганрог и его окрестности. Карл Юнг и Софья Броневская тоже покинули Таганрог. Дом на Александровской площади (дом Грекова) был национализирован. Власть в Таганроге менялась и его заселяли различные учреждения: и полицейское управление старой власти, и революционная комендатура новой и другие временные учреждения. Потом дом заселили жильцами, стал он многоквартирным. Внутри настроили перегородок, сделали новые входные двери, убрали лепные карнизы, а вместе с ними и потолочных ангелов. Со временем дом стал ветшать - денег у новой власти не хватало, ремонт годами не производился, трещины в стенах все увеличивались, особенно от бомбежек во время Отечественной войны. Ободранный и потрескавшийся он долго угнетал взгляд соседей, жильцов и прохожих, идущих на «новый» базар. И вот снова времена поменялись. Дом Грекова решила приобрести церковь. Администрация города согласилась, но банк «Донинвест» заключил с мэрией соглашение на приобретение этого дома с обязательством произвести полную его реставрацию, как памятника истории и архитектуры. Кстати сказать, в списке памятников истории и архитектуры, охраняемых государством, числятся по городу Таганрогу 258 домов. Большое спасибо организации «Спецпроектреставрация», которая заботится о сохранении таких памятников. 
Дом Грекова - особенный, с такой архитектурой в городе домов немного. Жильцам по их желанию предоставили новые квартиры, переселили всех, освободив дом для реставрации. Головная организация «Спецпроектреставрация» (г. Ростов) разработала проект ремонта и восстановления дома, максимально приблизив его к первоначальному виду. Главными критериями были определены: не нарушать историческую архитектуру и обеспечить достаточную прочность. «Мы не имели права, - сказал один из сотрудников банка, - да и сейчас не имеем права ничего изменять, а только восстанавливать старое». Пришлось убрать перегородки, устроенные жильцами, убрать наслоения штукатурки, заделать трещины, укрепить фундамент - шаг за шагом восстанавливать оригинал.
Было обнаружено много находок, относящихся к первой половине XIX столетия: квадратные, кованые в кузницах, железные гвозди; застрявшие в стенах цокольного этажа ядра времен бомбардировки города англо французскими войсками в 1855-56 годах; длинные штыки того же периода; оружие Гражданской войны, извлеченное из дворового дождевика; обрывки цепей и другое. При сколе штукатурки на одной из стен был извлечен белый лист бумаги с объявлением (лист на свету мгновенно пожелтел) от второго октября 1920 года о расстреле по приговору Ревтрибунала трех граждан за пьянство, грабежи, продажу казенного имущества, бандитизм, нарушение приказа о хождении в неурочное время и ношение оружия, не имея на то права. Объявление подписано комендантом города.
Работы по реставрации были проведены огромные - наружный вид теперь радует глаз прохожих, внутренние залы удобны для работающих, нижние помещения теплы зимой, летом прохладны, верхние оснащены кондиционерами. Газоны и тротуары благоустроены, в подвале разместилась современная газовая котельная, отремонтированы подсобные помещения. Сотрудники банка - эрудированные специалисты в элегантных костюмах - работают с современной компьютерной техникой. Для клиентов помещение оснащено столами и скамьями, удобными для ожидания. Дом Грекова приобрел второе дыхание.
Имение Грекова на реке Мокрый Еланчик (Греково-Тимофеевка Мало-Кирсановской волости) разрослось и в 1912 году в нем уже числилось жителей 1671 человек. Владельческой земли было всего 52 десятины, зато надельной было 942 десятины. Жизнь в слободе кипела.
После революции, когда земля была у землевладельцев отобрана, в Греково-Тимофеевке образовались земельные товарищества, а в 1929 году там были созданы два колхоза - «За темпы» и «Имени Широкова». Жизнь закипела еще интенсивней. Затем, после Отечественной войны, настало время укрупнения, и колхозы были объединены в один с названием «Знамя коммунизма». Но дело шло не ахти как и пришлось Греково-Тимофеевке снова выделиться и образовать свой колхоз «Россия».
Дела в колхозе пошли лучше, но население села продолжало уменьшаться, за послевоенные годы из него разбежалась половина колхозников: кто уехал в город, кто в шахтерские поселки, кто в другие более крупные села, поближе к железной дороге. Церковь, построенная корнетом Н.Т. Грековым, была в 30 - е годы разрушена.
В настоящее время колхоз преобразован в товарищество с названием «Колос». Дела начали улучшаться, но того, что было, уже не вернешь. В селе к 1999 году осталось только 793 человека, это - меньше половины дореволюционного состава.
И все - таки село живет и, говорят, неплохо. CПK (колхоз) «Колос» - одно из двенадцати хозяйств, входящих в Объединение ООО ЮТС Агропродукт», руководит колхозом Николай Андреевич Яновский. «О нем говорят, - как пишет газета «Земля заботы нашей», - что он создал социализм в отдельно взятом хозяйстве». В колхозе есть оздоровительный центр с тренажерным залом, сауной, кондитерским кафе; есть стадион, площадка для дискотеки, кафе, два магазина. В Греково - Тимофеевке есть школа, дом быта и дом культуры. Реставрируется разрушенная церковь.

Гаврюшкин "Мари Вальяно и другие"
УЛИЦА ЧЕХОВСКАЯ, 103. КВАРТАЛ 91 (ЧЕХОВА, 121)
Дом построен по проекту 1825 года. Имеет шесть гладких дорических колонны с коринфскими капителями, поднятыми на портик. Позднее был составлен еще один проект на перестройку здания, но не был выполнен. Однако, кое-какие архитектурные изменения произошли.
Дом принадлежал корнету (младший офицерский чин в русской кавалерии) Николаю Грекову. Но, какому? В городе проживало два корнета Грековых и оба Николая, один Николай Тимофеевич, другой Николай Константинович. Надо отметить, что Фамилия Грековых, которые имели воинские звания, в Таганроге была чрезвычайно распространена. Перечислим таганрожцев, носивших эту фамилию и их чин: Аркадий Иванович — генерал-майор, Григорий Святославович — командир 4-го Донского казачьего полка, Николай Андреевич — подъесаул, Николай Иванович — полковник, Агафон Петрович — войсковой старшина, Валериан Иванович — полковник, Дамиан Петрович — хорунжий, Николай Тимофеевич — корнет, Николай Константинович — корнет, проживала так же Дарья Алексеевна, вдова есаула Грекова.
Улица Чехова, дом 121. Автор фотографии неизвестен
Удалось выяснить, что в 1865 году гвардии корнет Николай Тимофеевич Греков один из указанных нами, входил в состав попечительного совета о тюрьмах, а его супруга Наталья Валериановна также являлась членом попечительного совета о тюрьмах, но женского отделения. Известно также и то, что корнет гвардии казачьего полка Николай Тимофеевич присутствовал в качестве восприемника в Митрофаниевской церкви 8 декабря 1867 года при крещении дочери Надежды у своего хорошего знакомого коллежского асессора Ивана Фёдоровича Карпинского и его супруги Анны Александровны. Наш Николай Тимофеевич Греков оказался крупным казачьим землевладельцем, имел чрезвычайно красивую дочь, с которой любил и часто появлялся в обществе. Она вышла замуж за одного из представителей аристократических фамилий Платона Евграфовича Платонова, служившего на военной службе в избранном полку в Санкт-Петербурге. Позже стрелялся, но лоб оказался настолько крепким, что нуля его не пробила.
Недалеко от захоронения П.П. Филевского находятся два рядом стоящих надгробных памятника в месте захоронения супружеской пары Платоновых — Евграфа Платоновича и Анны Васильевны, урожденной Денисовой.
Квартал номер 91. Панорама улицы Чехова. Справа — стадион «Динамо». 1990-е годы
В конце 1880-х годов дом Грековых со стенами обитыми бархатом приобрел купец Яков Матвеевич Хлытчиев, почетный мировой судья 1870-х годов. После него домом владела супруга кандидата прав С. Шилтова, продавшая его в 1910-х годах Карлу Фердинандовичу Юнге и Софье Ефимовне Броневской, дворянке, супруге отставного подполковника. Оценивалось здание в 20 тысяч рублей.

Comments