"БЫЛА ТАКАЯ ШКОЛА..."

БЫЛА ТАКАЯ ШКОЛА...
рассказ учительницы


"Вечерняя Одесса" 17 СЕНТЯБРЯ 1994 г.

    Люди ходят по старой Одессе, разглядывают старинные здания и многим приходит в голову мысль: очутиться бы здесь лет сто назад... Интересно, что было в этом доме! А в этом!.. О самых красивых зданиях рассказывают путеводители. Чуть скромнее дом - мы уже ничего о нем не знаем.

    Лет 30 назад ребята из искусствоведческого кружка школы № 83 решили устранить несправедливость по отношению к своей школе. Нет-нет, сш № 83 вовсе не та, что вы представляете, не новая школа на ул. А.Невского. 20 лет назад сш №83 находилась на углу улиц Чичерина и Энгельса в строгом одноэтажном особнячке (теперь там надстроили второй этаж, располагается в здании детский сад).

    Сейчас мы стараемся не упоминать «Октябрьский переворот», но куда деться от прошлого! — большая поисковая работа школьников была посвящена 50-летию Великого Октября. Особенно активными были Э. Вейнштейн, Н. Курлыкова, Д. Круглякова, С. Марущок. Г. Павлова, О. Полевая, Л. Ушерова, С. Березанская, Н. Векслер, Р. Волл, А. Котов,Г. Лернер, Т. Лужецкая, Н. Сенкевич, Ю. Чирков, Н. Куропятник...

    Искусствоведческий кружок (это был пятый выпуск) вела учительница истории Д.С.Айваз. Но работу по поиску материалов (уточним, что никаких архивных документов не было, источником информации были воспоминания, письма и фотографии людей, имевших какое-либо отношение к школе №83) направлял вместе с Дианой Семеновной учитель физкультуры Борис Сергеевич Яблонский. Собранные бесценные документы ребята с любовью оформили в двух больших альбомах. Альбомы подарили школе. Когда школа в 1975 году прекратила свое существование, альбомы остались у Д.С.Айваз. Она бережно хранила их 20 лет. Сегодня мы листаем страницы.


    В НАЧАЛЕ XX ВЕКА некто Николай Шенфельд (к сожалению, больше ничето о нем не известно) купил флигель по ул. Островидова № 73 и сделал там частное швейное училище для 13 девочек. У Шенфельда были уже взрослые дочери - Мария Маслова и Вера Градская, которые, очевидно, захотели продолжать дело отца. В 1905 году сестры открывают частную гимназию в Малом переулке № 4 (сейчас там музыкальная школа № 1) — семь классов и три подготовительные группы. Лет через шесть-семь начальницы гимназии Маслова и Градская стали тревожить попечителя Одесского учебного округа Смольянинова прошениями: позвольте-де открыть еще и восьмой класс...

    Восьмой класс давал ученицам право преподавать в младших классах и поступать в высшие учебные заведения. В 1912 голу появилась возможность открыть восьмой педагогический класс — гимназия приобрела великолепный особняк на углу Маразлиевской-Успенской у крупного промышленника грека Анатра. Сделали небольшую реконструкцию — отделили коридор, разделили большие комнаты на классы, и гимназия торжественно открылась. В плане гимназии того пременн можно увидеть Белый зал и Мавританский, малый двор с большой клумбой цветов и деревом павлонней, большой двор. Сохранились фотографии. Чаще всего гимназисток снимали в Белом зале (наверное, он был больше по площади) — двери с витиеватой резьбой, на стенах лепнина и позолота, изумительный паркет. Мавританский зал (потом в нем сделали класс) поражал красотой еще больше...

    Но мы отвлеклись. Восьмой класс открыть не позволили. Пришел сердитый ответ: мало-де того, что вы даете "кухаркиным детям" образование, вы хотите дать им еще и высшее... В день у гимназисток было 5—7 уроков по 45 минут (большая перемена - 20 минут). Изучались Закон божий, русский язык и цекровнославянский, математика, география (всеобщая и русская), естественная история (всеобщая и русская), физика, чистописание, французкий, немецкий языки, педагогика, рисование, рукоделие, гигиена. М. Н. Маслова читала арифметику. В. И. Градская - русскую литературу (известно, что в 30-х годах Вера Николаевна работала логопедом в психоневрологическом институте). Лидия Владимировна Мациевская (да, зннаменитая актриса Украинского театра. Народная артистка Украины) со дня открытия гимназии в 1905 году н до ее закрытия в 1920 вела подготовительные классы. Готлиб-Готалов (в последствии доктор нсторических наук, профессор ОГУ) работал в гимназии, он был председателем педагогического совета. 3.А.Бабайцева читала историю с 1905 по 1917 год. Одна из бывших гимназисток (фамилия ее Мармер) с восторгом отзывалась о Зое Антоновне: несмотря на молодость, учительница была эрудированной, грамотной, увлекающейся... Кстати, отец 3.А.Бабайцевой - Бариневич Антон Самойловнч — занимал должность городского статистика (потом он стал профессором технологического института) и активно помогал нуждающимся учащимся. Увлекающнмся учителем был В. Ю. Кинш — русская литература и словесность. Гимназистки вспоминают, что очень любили его уроки, они стояли последними в расписании. Девочки упросили швейцара, звонившего на перемены, «забыть» о звонке... Урок длился до тех пор, пока сам учитель не поглядел на часы...

    В гимназии работал драмкружок под руководством Мациевской. Выходил литературный альманах "Васильки" (стихи и рассказы собственного сочинения). Хор. Занятия вокалом. Кружок труда — девочки делали много разных вещей, которые затем разыгрывались на вечерах в лотерею (вырученные средства шли в пользу бедных учениц). Врач гимназии Гормидор читал желающим лекции по биологии, вел кружок скорой помощи (девочки сдавали экзамены и становились медсестрами)...

    Взгляните на старинные пожелтевшие фотографии: члены кружка рукоделия вместе с руководильницей (молодая, красивая) Ф.Е. Друченко — все в кружевных вязаных воротничках и шарфиках... Наверное, специально показывают свое мастерство.

    А врач Гермидор! Вокруг гимназистки, врач посередине — в военной форме, придерживает саблю. Взгляд строгий, усы грозные...

    Когда глядишь на эти фотографии, охватывает странное чувство: уверенность, что они, оставшиеся в прошлом, были лучше, честнее, благороднее, чем мы, ныне живущие...

    Грянула первая мировая война. Гимназистки шили гимнастерки, белье, вязали шлемы, носки, перчатки для солдат.

    ПОТОМ БЫЛА РЕВОЛЮЦИЯ. Потом — интервенция. Гимназия работала и в это смутное время: правда, занятия проводились нерегулярно. В 1920 голу власть, наконец, перестала меняться. В этом же году гимназию Масловой и Градской переименовали в Трудовую школу №106. Коллектив учителей остался почти прежним как и состав учащихся. Заведующим Трудовой школы стал Гладковский. Начальниц всех гимназий в городе отстранили от педагогической деятельности. Для Масловой и Градской Наробраз, однако, сделал исключение — учли демократический уклон гнмназии и оставили преподавать и Трудовой школе. Занятия в школе велись по старым программам (новые Наробраз еще не разработал). Действовали кружки, работала библиотека, проводились экскурсии... Содержать уборщиц школа не могла ученики вместе с учителями убирали школу. Школу любили. Но она просуществовала лишь до 1921 года.

    В гражданскую войну на территории Одесщины действовали многочисленные банды. Одна из них в местечке Тетнево учинила однажды зверскую расправу с населением. Убили многих. Более ста детей остались сиротами. Привезли этих детей в Одессу, поместили в огромный дом в переулке Щепкина ( ул.Новая 2) — образовался детский дом №57. Не было возможности у новой власти платить зарплату воспитателям. Люди шли работать без оплаты. 1919 год выдался холодным. Топлива не хватало. Дети собирались в одной самой маленькой комнате, чтобы согреться. На ночь с ребятами оставался кто-либо из учителей. Ночные часы были самыми мучительными: дети в полусне-полубреду вспоминали убитых родных. Утешить их было невозможно.

    В 1920 году перевели детдом № 57 в новое помещение в Малом переулке, 15. Теперь детдом стал называться Школой-коммуной № 15. Директора звали Дора Борисовна Беришнтейн. Душевная, говорят, была женщина. Учителя-воспитатели подобрались такие же. Собственно, школы как таковой не было. Взрослые читали детям книги, учили грамоте, но больше занимались тем, что убирали, стирали, зашивали одежонку. Руководила этим учитель домоводства Фаня Наумовна Соколовская. Но - были спортивный кружок и кружок пе-ния. Выделилась творческая группа ребят - писали стихи, сказки, рассказы. Занимался с ними Б. Я. Сидельковский. Ребята засиживались с учителем до позднего вечера, благо Бенцион Яковлевич жил при школе.

    Осенью 1921 года детдом перевели на ул. Успенскую, 23. Положение детдома упрочилось. улучшилось. Детям давали продовольственные пайки, одежду. Расширился состав преподавателей... Эсфирь Павловна Рапопорт работала в детдоме с 1919 по 1924 год. Вела то литературу, то математику, то домоводство. У нее все хорошо получалось. Учителем младшей группы была Надежда Ароновна Сидельковская. Имена остальных, к сожалению, не удалось установить. В детдоме был сильный детский совет, с которым педагогический совет согласовывал свои планы. Председателем детского совета был Гринштейн, входили в него Давидович, Забара (имена не сохранились), Миша Шойхет, Броня Коган, Ефим и Роаа Меерцук, Дора и Фаня Островские.

    В эти годы детдому выделили участок земли. Работать на нем отправили самых крепких ребят — Матусенко,Шойхета, Чернилова и других. Это была не забава: собранный урожай продавали, деньги шли на содержание детского дома. Ребят, работающих на поле, уважали: детдом жил относительно неплохо благодаря их усилиям.

    В самом детдоме порядок поддерживали ребята. Отдыхать они тоже умели: был «Гимн школе» собственного сочинения (исполнялся в торжественных случаях), на праздниках звучали частушки на школьные темы, оперы сочиняли ребята, выпускали юмористическую газету «Чудак». М.Е.Ройхель руководил спортивным кружком, в кружок стремились попасть все ребята. Моисей Ефимович в годы воины ушел на фронт военным врачом и не вернулся. Погиб при защите Севастополя.

    Годы шли, ребята взрослели. Старшим исполнилось уже по 16—17 лет. В 1926 году старшие ушли в общеобразовательные школы. Младших осталось мало. Год-другой — они тоже устроились на работу, разъехались по родственникам. Долгое время выпускники детского дома № 57 собирались ежегодно 22 марта у Б.Я.Сидельковского. Как теперь обстоят дела со встречами — неизвестно.

    С фотографии 20-х годов они уже значительно проще тех, старинных — глядят на нас юные улыбающиеся лица. Бенцион Яковлевич Сидельковский с волнистой шапкой волос, с великолепными усами - красавец...

    Детдом расформировали. В это время наряду с едиными трудовыми школами распространены были школы профессионально - технического образования. В Одессе, например, работали 16 профессионально - технических школ и 11 — фабрично-заводского ученичества (ФЗУ). С 1930 по 1932 год в здании школы находился фабзавуч — тут занимались рабочие со 2-й государственной обувной фабрики. Два отделения существовали и при школе: еврейское и русское. Больше ничего о ФЗУ ребята не нашли. Невелик век был у этой фабричной школы.

    ДОЛЬШЕ ВСЕХ ПРОСУЩЕСТВОВАЛА в особнячке грека Анатра школа №83 - с 1933 но 1975 год. До 1937 года школа была семилетней, после - десятилетней. Первым директором её был Гандин (погиб на фронте). Не удержались в памяти учеников фамилии учителей, помнятся только имя и отчество: Варвара Алксандровна читала русский язык и литературу. Довольно часто отключали свет, и тогда уроки шли при керосиновой лампе или свечах. Варвара Александровна была пожилой больной женщиной, но на уроках преображалась: "Онегина" знала наизусть, иногда даже пела арии из оперы, свободно цитировала Белинского...

    Самуил Абрамович Абрамов — высокий, представительный, с вьющимися волосами — появился в школе в средине учебного года. И сразу математика стала одним из самых интересных предметов для всех. Он умел привлечь и увлечь. Все старшеклассники хотели заниматься в математическом кружке, но Самуил Абрамович брал лишь тех, кто имел "пятерку". Одесские инженеры Клейман, Олухов, Тетльбойм, Геллер учились у этого математика. Украинский язык и литературу, вела Ольга Васильевна Бирская, ее сын - Юрий Юрьевич Бирский - черчение. Он погиб па фронте. Авраам Йосифович Овруцкий преподавал русский язык и литературу. И. А. Фикс — физику и анатомию. Маленькая, сухонькая, седая, Ида Абрамовна пользовалась авторитетом у ребят. Жнла она на ул. Энгельса, ребята часто бывали у нее в гостях. Школа жила дружно. И учителя, и ученики всегда помогали друг другу, а общие дела объединяли накрепко. В 1937 году отмечалось столетие со дня смерти А. С. Пушкина. Драматнческий кружок готовился долго и старательно — ставили "Барышню-крестьянку" и "Скупого рыцаря". Декорации и костюмы делали всей школой. Все классы готовили пушкинские альбомы и стенгазеты... В 1935 году комсомолку Софью Михаиловну Мильтер-Забокрицкую направили от типографии (работники типографии были шефами сш №8З) пионервожатой к школу. Работа развернулась вовсю.

    Но тут война... Ни Героев Советского Союза, ни кавалеров ордена Славы не нашли юные следопыты среди ушедших на фронт учеников и учителей 83-й. Не успели совершить подвиг. Скорее всего, погиблн в первых боях.

    Владимиру Дроздову — плечистому, крепкому, высокому парню — только-только исполнилось 18 лет, он ушел на фронт вместе с отцом. Рядовой 81 отдельного минометного батальона Владимир Дроздов очень скучал по Одессе, по родным и друзьям. Перед последним боем 16 сентября 1912 года Вова успел написать письмо: «Ваши карточки я ношу около сердца и в тяжелые минуты вынимаю их, тихонько рассматриваю. что доставляет мне большое удовольствие и облегчение. Жалко, что я не имею Вадюшкину карточку... Вынужден заканчивать, так как нужно строиться. Жду писем. От вас еще ни одного не получил...".

    В тылу комсомольцы школы тоже находили себе работу: комсорг Софья Смыкун организовала группы, которые днем и ночью дежурили в бомбоубежище, находившемся под зданием школы (вход с Маразлиевской). Ребята помогали старым и малым быстро спуститься в убежище во время бомбежки, следили за светомаскировкой. Город время от времени оставался без питьевой воды. В малом дворе школы находился колодец-цистерна, он выручал жителей ближайщих домов. Ребята носили воду самым беспомощным. В оккупацию немцы превратили классы в конюшни. Одесситам уже не давали пользоваться школьным колодцем. Учитель истории Давид Львович Краснер был повешен, учительница немецкого языка Лина Моисеевна расстреляна вместе с 90-летней матерью. Гриша и Фаня Собильман погиблн в гетто...

    Война закончилась. Школу начали восстанавлить только в 1947 году — была сильно разрушена. В первый учебный год привели в нормальное состояние лишь шесть классных комнат. Занимались в две смены. На следующий год — еще три. Школа стала семилетней, директором тогда была Ольга Евгеньевна Якубица, завучем — Татьяна Ивановна Яценко. По воскресеньям и взрослые и дети приходили посадить "свое" деревце. Очень быстро двор стал зеленым, по стенам вился виноград и хмель. Опытный участок школьники содержали в образцовом состоянии. Помидоры, огурцы, картофель — все овощи были, как с выставки.

    В 1950 году ремонт закончился, школа вновь стала десятилетней. Учителя и старшеклассники занялись ликвидацией неграмотности...

    НА ЭТОМ ПРЕКРАТИМ рассказ — он и без того получился длинным. Дальнейшие годы ближе к нам по времени. Мы можем расспросить о 50-х,60-х своих бабушек-дедушек.

    Эта летопись — частичка истории Одессы. В праздничные дни 200-летия города вспомним всех поименно. Упомянутые здесь люди, отзовитесь! Многих нет уже в живых, к сожалению. Пусть откликнутся их дети, внуки. Д. С. Айваз ждет писем. Пусть продолжится альбом — для наших внуков.