Пол-акра и мул


Израиль

Глубокоуважаемые христиане!
Я — еврей, проживший среди вас всю свою жизнь. Некоторые из вас — мои ближайшие друзья. Некоторые из вас — мои возлюбленные родственники. Некоторые из вас — злобные антисемиты. Вы создали каждый язык, на котором я могу изъясняться. Вы сочинили большинство моих любимых книг. Вы написали большинство любимых мною полотен. Вы построили дома, в которых я жил, и машины, на которых я ездил. И даже большинство женщин, которых я любил в таком, казалось бы, еще недавнем прошлом, были христианками.

Много лет назад, когда я был молодым человеком, твердо уверенным, что мир устроен правильно, а населяющие его люди равны и мечтают об одном и том же, я попробовал пожить в мусульманской стране. Я многому там научился. Теперь я знаю, что люди равны только перед законом, причем только в тех немногих местах, где такой закон существует и соблюдается. Я знаю, что мечты многих людей страшнее наших самых страшных кошмаров. Главное же, я теперь знаю, насколько приятнее иметь дело с вами, мои дорогие христиане, чем с подавляющим большинством всех остальных представителей нашего с вами биологического вида. Так что когда христиане сделали мою жизнь в христианской стране, где я родился, невыносимой, я поехал жить в другую христианскую страну. Это произошло 23 года назад, но я до сих пор считаю, что это было второе самое правильное решение в моей жизни. Первым остается мое решение сделать предложение моей второй жене…
Я мог бы продолжать в этом ключе без конца. Вместо этого, я просто скажу: Я вас люблю.

Однако это письмо — не о любви. Оно посвящено гораздо более серьезным проблемам. Я пишу, чтобы поставить вас в известность, что вы передо мной в страшном долгу за две тысячи лет преследований и издевательств, которые продолжаются по сей день. Не трудитесь уверять меня, что ни один из вас ни разу не принял личного участия в погроме. Ни один из нас ни разу не принял личного участия в распятии (не считая четверти миллиона евреев, распятых римлянами на самой заре христианства), но наше личное неучастие еще ни разу не предотвратило ни одного погрома. Поэтому не удивляйтесь, если я откажусь считать ваше личное неучастие смягчающим вину обстоятельством.
Дальше — больше. Всё — абсолютно всё — в чем вы когда-либо обвиняли евреев, было ложью. Каждое, без единого исключения, обвинение, выдвинутое вами против моего народа в течение последних двух тысяч лет, было полной и абсолютной клеветой. 

Позвольте мне повторить, чтобы до вас лучше дошел смысл сказанного: Каждое, без единого исключения, обвинение, выдвинутое вами против моего народа в течение последних двух тысяч лет, было полной и абсолютной клеветой. Нет, мы не ангелы. Мы не безгрешны. Один золотой телец чего стоит. Но все наши коллективные грехи были нами совершены до христианства, до гибели Храма. Конечно, за последние двадцать веков отдельные несознательные евреи нарушали порой закон и совершали не вполне этичные поступки, хотя, как в абсолютных цифрах, так и в пересчете на душу населения, меньше, чем христиане. Но как народ, как община, мы невиновны совершенно ни в чем, что вы пытались нам пришить. Я знаю, что большинство христиан и кое-кто из евреев будут шокированы моим открытием и, возможно, откажутся мне поверить. Если вы разделяете их сомнения, то я приглашаю вас привести факты по делу. Приведите хотя бы один убедительный пример того, как мы травили колодцы, распространяли чуму, вызывали цунами, подмешивали кровь в тесто для мацы, писали «Протоколы», раздували статистику Холокоста, крали внутренние органы у арабских детишек, совершали акты агрессии или любые другие акты, который традиционно приводятся вами в оправдание ваших преступлений против моего народа. Например, попытайтесь доказать, что «палестинский народ» не является самой чудовищной антисемитской клеветой со времени окончания Второй Мировой войны. Если вам удастся меня опровергнуть, то я торжественно обещаю принять христианство. Но до тех пор, пока я все еще еврей, мое утверждение остается в силе: Мы — ваши невинные жертвы.

Не нравится? Придется пережить, потому что это — чистая правда.
Позвольте мне поделиться с вами историей, которая произошла со мной 25 лет назад в Москве. Мы с женой, которая в ту пору была на последнем месяце беременности, ехали куда-то в метро по своим делам. Народу в вагоне было сравнительно немного. Сесть было негде, но стоячих пассажиров, кроме нас двоих, почти не было. Одна из них, привлекательная, хорошо одетая женщина лет тридцати, а, может быть, моложе, стояла в двух-трех шагах от нас. Кто-то из сидевших прямо рядом с нами людей встал, и моя жена попыталась сесть на его место. Молодая женщина тридцати лет, а, может быть, моложе, набежала на нее и отбросила в сторону профессиональным хоккейным приемом. Я не преувеличиваю: если бы я ее не подхватил, она бы упала. Хоккеистка же тем временем с довольной улыбкой уселась на отвоеванное сиденье. Когда мужчина физически нападает на беременную женщину в присутствии ее мужа, он должен ожидать получения тяжких, возможно даже, фатальных телесных повреждений. Но что можно сделать женщине, напавшей на вашу беременную жену? Я беспомощно пролепетал:
— Вы что, не видите, что она беременна?

Хоккеистка ответила мне чистым, чуть ли не дикторским голосом, который, без усилия перекрыв все подземные шумы, прозвенел из конца в конец вагона:
— Жаль, что Гитлеру не дали вас всех прикончить, жиды-кровососы, — объявила она и, придав своему чудесному голосу оттенок лирической грусти, добавила: — Как было бы хорошо жить на планете, не отравленной вашей жидовской вонью.
Никто из пассажиров не среагировал. Все очень убедительно прикинулись слепыми и глухими. Мы с женой вышли на первой же остановке и дождались следующего поезда.
Представьте себе, у меня к этой женщине нет никаких претензий. Я ее никогда не видел ни до того, ни, слава Богу, после. Возможно, она была татаркой: татары — мусульмане и ненавидят евреев с чисто арабской страстью. Не исключено, что она была просто ненормальной в самом буквальном, медицинском смысле слова. Но вот слепоты и глухоты, внезапно поразившей наших случайных попутчиков, я до сих пор забыть не могу. У этого инцидента были десятки свидетелей. Я не ожидал, что кто-либо из них встанет грудью на защиту моей жены. Но я бы вспоминал этот эпизод совсем по-другому, если бы хоть один из десятков ехавших в этом вагоне людей сделал то, что любой минимально порядочный человек сделал бы в такой ситуации рефлекторно, не думая: уступил место беременной женщине, подвергшейся у него на глазах нападению. Я уверен, что эти люди повели бы себя иначе, будь мы с женой христианами, как они все. Но если бы мы были христианами, ничего этого не произошло бы.

Если у вас появится искушение объяснить этот эпизод различиями между неясными догмами российского православия и благородными канонами вашей собственной церкви, не трудитесь понапрасну. Случай, произошедший со мной в московском метро, продемонстрировал типичное поведение христиан по отношению к евреям. Дело не в том, что вы нас ненавидите — подавляющее большинство христиан никакой ненависти к нам не испытывают. Но разве возможно после двух тысяч лет злобной клеветы на нас не поверить собственной лжи хоть немножко? Вы уверяете нас, что у вас есть друзья-евреи. Наверное, есть. Но все-таки, кто убил Иисуса?

Давайте честно признаемся, что вы так и не простили и вряд ли когда-нибудь простите нас за совершенные вами против нас преступления. При этом мало кто из вас ненавидит нас настолько, чтобы мараться самому. Как правило, легко находятся энтузиасты, готовые это для вас сделать. Шестьдесят лет назад это были немцы. Сейчас это арабы. Благодаря их стараниям, ваши христианские руки остаются чистыми, как будто на них никогда не было еврейской крови. Как только вы покончите с наказанием устроителей следующего Холокоста, кто-нибудь охотно предложит свои услуги по устранению выживших евреев. Если, конечно, в этот раз будут выжившие.
Вот почему евреи никогда не будут в безопасности среди вас.

Восстановление (по вашей терминологии — «создание») Израиля позволило вам проявить ваш антисемитизм в максимально политически-корректной форме. Если вы в чем-то несогласны с правительством Израиля, у вас есть право его критиковать, не так ли? Особенно, если у вас есть друзья-евреи. В чем же тут антисемитизм? Недавно президент Буш назвал Израиль «молодой страной». Ему и в голову не пришло, что если Израиль — молодая, то есть, новая страна, то он был создан на чьей-то земле, и прежний, законный владелец этой земли имеет полное право отстаивать то, что ему принадлежит. Оговорка? Нет, политика.
Арабы объявили войну Израилю, как только ООН восстановила права Израиля на часть завещанной нам Богом земли. Что сделали христианские страны, чтовы воспрепятствовать до сих пор продолжающейся арабской агрессии против Израиля? Некоторые из них время от времени продают Израилю оружие. Соединенные Штаты блокируют большинство анти-израильских резолюций Совета Безопасности. Но каждый раз, когда арабы нападают на Израиль в открытую, Соединенные Штаты, дождавшись исхода войны, заставляют Израиль вернуть арабам все, что они потеряли, гарантируя тем самым, что из война против Израиля будет продолжаться. И все они, включая Соединенные Штаты, все более бесстыдно поддерживают арабов не только против Израиля, но и против своих собственных интересов.

Создание «палестинского народа» в 1967 году было, в основном, делом рук Политбюро. Возразила ли хоть одна христианская страна против этой антисемитской клеветы? Не больше, чем они возражали против всех остальных случаев клеветы на евреев. Сегодня «палестинские» посольства присутствуют в большем количестве мировых столиц, чем израильские. Почему?

Объяснять поддержку арабов наличием у них нефти было бы в высшей степени наивно. Арабы зависят от наших долларов и евро куда больше, чем мы зависим от их нефти. Им приходится покупать у нас все, что им нужно для выживания, и поскольку спроса на верблюжий помет на международном рынке нет, нефть остается их единственным источником дохода. Вы же слышали, как ограничения на продажу нефти привели к гибели полумиллиона иракских младенцев. Причина проарабской политики Запада — не нефть, а антисемитизм.

Ослепленные антисемитизмом, вы потеряли способность различать добро и зло. В результате, зло поселилось в ваших домах. Пока вы бормочете что-то политически-корректное про «монотеизм» и «религию мира и добра», еще недавно христианская Европа без боя сдалась мусульманам. Соединенные Штаты пока еще отстают от Европы, но это — явление временное. Нет, друзья-христиане, у меня нет причин чувствовать себя в безопасности среди вас.
Я люблю страну, в которой живу. Я не знаю, где еще евреи были такой неотъемлемой частью общества, как в сегодняшних Соединенных Штатах. Разве что в Германии, незадолго до Ночи хрустальных ножей. Вы полагаете, что в Америке это невозможно? Не зарекайтесь. Когда мусульмане в Соединенных Штатах достигнут критической массы, ваша собственная безопасность окажется под очень большим вопросом. Как ни хотелось бы мне считать эту страну своим домом, с каждым днем мне становится все яснее, что мое будущее и будущее моих детей принадлежит Израилю.

Сегодня арабы говорят об уничтожении Израиля открыто. Их «мирный план», предложенный Саудовской Аравией два года назад и подтвержденный на недавнем всеарабском слете в Бейруте, дает Израилю время эвакуировать население, чтобы избежать полного его уничтожения. И тем не менее, вы продолжаете настаивать на том, что создание еще одного арабского государства будет решением ближневосточного кризиса. Только слепец может не видеть, что для евреев это решение будет по-гитлеровски окончательным. Не потому ли я все чаще чувствую себя среди вас, как в том вагоне московского метро 25 лет назад?

Площадь Израиля в признанных вами границах составляет 7.992 кв. мили. Прибавим к этому площадь Голанских высот — приблизительно 500 кв. миль. Иудея и Самария вместе составляют еще 2.165 кв. миль. Еще 140 кв. миль дает Газа. Таким образом, площадь всего Израиля равна приблизительно 10.797 кв. миль.
До Второй Мировой войны на Земле жили 18 миллионов евреев. Сегодня нас осталось 13 миллионов. Мы живем с вами в течение 2 тысяч лет. Мы никогда не жили за ваш счет, а если вы посмотрите на статистику Нобелевских премий, то окажется, что наш взнос в развитие цивилизации значительно превысил нашу пропорцию в странах рассеяния.
Сравнительно недавно каждому освобожденному американскому рабу были обещаны 40 акров земли и мул. Я прошу у вас гораздо меньше. Дайте мне право на пол-акра земли в моей, а не в вашей стране, а мула можете оставить себе. Я думаю, мы это заслужили. Если каждый еврей получит пол-акра израильской земли, то вместе нам будут принадлежать 6,5 миллионов акров, или 10.156,25 кв. миль. Оставшиеся 640,75 кв. миль мы, следуя доброй израильской традиции, используем, чтобы посадить дерево в честь каждого христианина, который помог нам выжить.

Или вы полагаете, что нам так много не понадобится?
Искренне ваш,
Захар Либерберг


Comments