Обо всем понемногу

Несколько слов про вашу мать
«Дева Мария». Икона работы Ольги Кириченко

Давайте поговорим об оскорблениях. Оскорбление как социальное явление редко становится предметом обсуждения среди порядочных людей, если, конечно, их сначала не оскорбить. А зря, потому что тема эта — по-настоящему захватывающая.

Вот как оно происходит. Допустим, я решила вас оскорбить. Инициатива всегда принадлежит оскорбителю, поэтому мне предстоит решить, что именно я вам скажу. После этого, вам придется решать, как реагировать на мою реплику.

Что бы я вам ни сказала, для чего вам реагировать на мои слова, как на оскорбление? Ну, сами подумайте, для чего?
Обратите внимание, что некоторые ситуации исключают даже теоретическую возможность оскорбления. Злая собака, например, может меня напугать или укусить, а очень злая так даже убить. Но вот оскорбить меня она не в состоянии, как бы она ни старалась. Конечно, даже самая злая собака — еще не человек, но дело тут, представьте себе, не в этом. Меня невозможно оскорбить по-корейски или по-шведски, просто потому что я не знаю этих языков. А по-арабски вам не удастся меня оскорбить даже с помощью переводчика.

Евреи часто становятся предметом проповедей в мечетях, и вот как их обычно при этом называют: дети свиней и обезьян. Не знаю как вас, но меня это не оскорбляет. Я — еврейка, и я знаю, чье я дитя. Меня надежно защищает от оскорбления сознание того факта, что в моих родителях было больше человечности, чем можно наскрести по всей Мекке в разгар хаджа. Вот ведь как интересно получается. Мусульмане могут нас напугать, да еще как. Они могут разрушать наши небоскребы, взрывать наши поезда, убивать нас, вынимать цивилизацию прямо у нас из-под ног. А вот оскорбить нас они почему-то не могут. Обратное утверждение неверно. Мы оскорбляем их, сами того не желая. Почему это происходит?

Давайте проведем воображаемый эксперимент. Вообразите, что вам представилась возможность поговорить лично с Иисусом Христом. Вообразите далее, что вы воспользовались этой редкой возможностью для того, чтобы проинформировать Иисуса, что его мать — уродливая шлюха. Вообразите также, что все, что христиане говорят об Иисусе — правда. Как вы думаете, разгневался бы на вас Христос? Я, сами понимаете, по Христу не специалистка, но мне почему-то кажется, что Он бы вас пожалел. Не сильно пожалел, а так, мимоходом. Вот и весь эксперимент.

(Здесь необходимо заметить, что результаты вышеописанного эксперимента останутся прежними, если Иисуса заменить Магометом, а христиан — мусульманами. Но такая замена сразу же сделала бы наш эксперимент гораздо менее убедительным. Почему? Потому что, даже если христиане сочтут мой эксперимент оскорбительным, они не станут жечь ни флагов, ни машин, ни посольств. Потому что христианство, в отличие от ислама, это просто такая религия.)

А теперь попробуйте вообразить себя на месте Иисуса. Представьте себе, что это вам говорят, что ваша мама — уродливая шлюха. Как вы среагируете? Поскольку лично я с вами, к сожалению, не знакома, мне остается предположить, что ваша реакция будет зависеть, в основном, от вашей мамы. Если она красива и добродетельна, то вы, скорее всего, поведете себя, как Иисус из предыдущего примера. Если же она и вправду уродливая шлюха, то ваша реакция на эти слова будет, скорее всего, неприятной.
Мое предсказание основано на двух общеизвестных фактах. Во-первых, правда, как известно, причиняет боль, а человек, у которого болит, скорее сорвется с цепи, чем тот, у которого даже не чешется. Во-вторых же, уродливые шлюхи, как правило, воспитывают своих детей иначе, чем добродетельные красавицы, и потому отличить их детей, как правило, очень легко.

Достаточно показать им карикатуру.

Объединитель вселенной


Кое-кто может еще помнить, как Джордж «Дабъя» Буш, во время своей первой предвыборной кампании, скромно описал одно из своих многочисленных редких достоинств. «Я — не разделитель, а объединитель,» — сказал он. Оказалось, что он не соврал. За время его пребывания в Белом Доме он умудрился объединить весь мир в ненависти к Соединенным Штатам.

На международной арене он оставил безнаказанным самое сокрушительное за всю историю страны нападение на Соединенные Штаты. Он начал две войны, которые неизбежно войдут в и без того уже слишком длинный список блистательных американских военных побед, превращенных американскими политиками в позорные поражения. Он позволил арабам, при активном соучастии израильского правительства, поставить Израиль на грань уничтожения. Пока он искал, что бы еще развалить, Северная Корея и Иран открыто заявили о своем намерении войти в число ядерных держав, и он не сделал ровным счетом ничего, чтобы их остановить.

Внутри страны он позаимствовал из демократической платформы столько, что демократы, пытаясь организовать идеологическую оппозицию Бушу, были вынуждены пороть совсем уже откровенную чушь, хотя, строго говоря, они и при Клинтоне звучали ненамного лучше. Он наотрез отказался бороться с нелегальной иммиграцией, и пока мы волновались, что могут натворить 11 миллионов незаконно находящихся в стране латиноамериканцев, мусульманское население Соединенных Штатов потихонечку превысило количество мусульман, проживающих в исключительно мусульманской стране Дубаи.

Кстати, о Дубаи: недавнее решение Буша заплатить этой маленькой, невероятно дружественной нам арабской стране миллиарды долларов, чтобы арабы охраняли наши порты от арабов, объединило республиканцев и демократов в оппозиции этому, прямо скажем, странному решению.

Газета «New York Times» вскользь упомянула, что семья Бушей подерживает многолетние деловые связи с правящей семьей Дубаи, но забыла упомянуть, что правящая семья Дубаи поддерживает многолетние связи с Аль-Каедой. Буш даже не попытался объяснить свои действия. Вместо этого, он твердо пообещал наложить вето на любую попытку конгресса предотвратить сделку.

Как показывает практика, все имеет простое объяснение. Единственное простое объяснение, которое приходит мне в голову в данном случае, это что Буш расплачивается с Дубаи за какую-то особенно выгодную для его семьи нефтяную аферу. Почему бы и нет? Его пребывание в Белом доме заканчивается в 2009 году, независимо от того, герой он или предатель, и, следовательно, ему нечего терять, кроме возможности обогатиться.

Интереснее же всего то, что «New York Times», которая никогда не упускает ни одного, пусть даже самого смехотворного предлога лягнуть Буша, на сей раз не воспользовалась возможностью подметить нечто совершенно очевидное: что тесные связи с арабами в разгар войны, развязанной против нас арабами, делают Буша непригодным для роли президента и главнокомандующего. Невероятная абсурдность этой ситуации должна быть понятна любому здравомыслящему человеку, и я не могу сказать по этому поводу ничего такого, чего до меня не говорили другие комментаторы.

За исключением, возможно, двух вещей.

Во-первых, мне совершенно очевидно, что в 2004 году нам следовало голосовать за Джона Керри. Конечно, сенатор Керри продемонстрировал и продолжает демонстрировать феноменальное отсутствие компетентности, элементарной порядочности и интеллекта (например, он до сих пор ведет себя так, словно ему позволят выставить свою кандидатуру в 2008 году), но эти факторы не так уж сильно отличают его от нашего президента. Главное отличие Керри от Буша состоит в том, что богатство семьи Керри основано не на нефти, а на кетчупе. Соединенные Штаты были бы в гораздо большей безопасности, если бы клоун из Белого дома лизал зады посетителям дешевых гамбургерных забегаловок, а не арабским фюрерам разнообразных калибров.

Во-вторых же, я не понимаю, почему в разгар войны нам вдруг приходится поручать охрану наших портов иностранцам. Но если это по какой-то таинственной причине оказалось действительно необходимо, то почему бы нам не нанять израильтян? Все знают, что никто не сможет обеспечить безопасность наших портов лучше, чем Израиль. И раз наше правительство решило нанять кого-то другого, то, значит, для Израиля оно планирует что-то совсем другое.

Что это может быть? Что это может быть?

Рассказ о двух ядерных диктатурах
«Мир». Рисунок Бориса Эренбурга


Кто может объяснить, почему Северная Корея после многолетних, предсказуемо бесплодных попыток уговорить ее отказаться от ядерных амбиций была вдруг отпущена на волю без покаяния, а Иран, виновный в том же самом преступлении, скрутили и поволокли в Совет безопасности ООН?
Ответ на этот вопрос прост. Северная Корея находится на Дальнем Востоке, а Иран — на Ближнем. И дело не в том, что корейский Восток так далек, что мы можем чувствовать себя в безопасности. Через несколько лет у корейцев появятся ракеты, вполне способные долететь до г. Кливленда, шт. Огайо. Дело в том, что если одной ближневосточной стране нельзя иметь атомное оружие, то и другим ближневосточным странам оно должно быть запрещено, а то ведь нас могут обвинить в дискриминации. И поскольку мы давно и решительно отказались от дискриминации против всех своих врагов, как внешних, так и внутренних, то нетрудно предсказать, где в следующий раз разобьет свои шатры Международная Комиссия по Атомной энергии (IAEA).

В Израиле, где же еще?

Международная кампания по разоружению Израиля начнется в ближайшие месяцы. В течение нескольких лет она завершится полным, безоговорочным успехом. Тем временем Россия, Еврабия и, скорее всего, Соединенные Штаты помогут Ирану вступить в ядерный клуб. И беззащитный Израиль станет заложником новой, созданной при нашем соучастии региональной сверхдержавы.

Но разве это означает, что у нас есть повод для беспокойства? Конечно, нет. Во-первых, мы не ведем переговоров с террористами. А, во-вторых, разве Буш не пообещал защитить Израиль от Ирана?

Дерьмократия в Фаллостине.
Помните 137-й псалом?

Единственное, чего я не могу понять в связи с победой ХАМАСа на фаллостинских выборах, это почему она оказалась неожиданностью для множества людей, которым, согласно их репутации и по долгу службы, следовало бы разбираться в этих вопросах лучше, чем какой-нибудь комментаторше-надомнице, вроде меня.
ХАМАС, между прочим, вполне мог бы и проиграть, если бы в Фаллостине нашлась партия, которая пообещала бы каждой фаллостинской семье одного здорового еврейского ребенка в месяц, чтобы медленно замучить его до смерти любым методом по выбору граждан. Не забывайте, что речь идет о людях, приветствующих друг друга словами «Чтоб тебе довелось убить еврея, пока ты еще не умер!»

Но такой партии не нашлось, да если бы и была такая партия, то и она наверняка отказалась бы признать право Израиля на существование, и, следовательно, дилемма, перед которой фаллостинская дерьмократия поставила страны Запада, никуда бы не делась: Как продолжать гуманитарную помощь арабским убийцам евреев, не теряя при этом лица?
Вот почему Путин и Мубарак тут же принялись давить на ХАМАС, чтобы тот поскорей признал право Израиля на существование. Никто, сами понимаете, не хочет, чтобы Израиль существовал, но в приличном обществе некоторые вещи вслух просто не говорят. Не беспокойтесь. Главари ХАМАСа не дурнее Путина и Мубарака. Они быстро поймут, что их непримиримая позиция вредит делу уничтожения Израиля, и последуют примеру отца-основателя Фаллостины Ясера Арафата, который, с одной стороны как бы признал Израиль, а с другой продолжал спокойно, с удовольствием и при полной поддержке всего прогрессивного человечества убивать евреев при каждом удобном случае.

Всего этого можно было бы избежать, если бы Израиль решил не признавать право Фаллостины существовать либо вообще, либо хотя бы только на своей территории. Но израильскому правительству не до того. Оно занято выселением евреев с их земли, а также организацией еврейских погромов и новых партий из старых, безнадежно скомпрометированных политиканов. На обороне Израиля политической карьеры в наши дни в Израиле не сделаешь.

Секс в Баку


Вот вам действительно животрепещущая проблема. Читатель написал Захару письмо с вопросом: Что привело Захара к заключению о наличии некоторых отдельных недостатков в половой жизни азербайджанских колхозников? Обсудив все возможные аспекты этой захватывающей темы со мной, Захар переключился на решение других, более насущных задач, предоставив мне отвечать на вопрос читателя.

Основываясь на том немногом, что я знаю о природе мужчины как существа сексуального, мне трудно поверить, что довольного жизнью мужика незатейливое зрелище собачьей свадьбы может заставить забыть, куда он идет и зачем. Большинство людей считают вуайеризм (ах, какое замечательно русское слово!) явлением нездоровым, даже когда внимание страдальца обращено на людей. Вообразите, какую жизнь должны были вести эти колхозники, если они переключились на собак, даже не почувствовав при этом, что что-то в процессе этого переключения потерялось. Например, способность испытывать стыд.

Захар рассказал мне еще об одном эпизоде, свидетелем которого он стал в Баку. Героем этого эпизода был старичок, сидевший каждый божий день в одном и том же углу одного из бакинских базаров. Старичок был вооружен стопочкой папиросной бумаги, карандашом и сильно поблекшей фотографией женщины в нижнем белье. За 5 рублей, что было в те времена небольшими, но все-таки деньгами, старичок брал листок папиросной бумаги, клал его поверх фотографии, и, обведя карандашом контуры женщины, игнорируя при этом белье, вручал изображение очередному покупателю. За дополнительную плату он добавлял к рисунку мелкие, но важные детали, которые на фотографии отсутствовали. Очередь к нему стояла в любую погоду. Даже зная, что порнография в Советском Союзе была строго запрещена, вы, возможно, согласитесь с заключением Захара, что только очень специфическое общество могло гарантировать успех подобного артистического предприятия.

Я бы хотела добавить к этому мою собственную теорию. Если человек смотрит на женщин как на скотину, то ему, бедняге, приходится каждый вечер ложиться в кровать с домашним животным. Я не думаю, что домашнее животное, как бы его ни дрессировали, может доставить человеку столько же радости, сколько женщина, которую он, возможно, любил бы, если бы взрастившее его общество позволило ему такое извращение.

Comments