Не пора ли нам домой?

В ходе спасательных работ после недавнего землетрясения в Иране произошло «чудо»: извлеченное из-под развалин тело зашевелилось по дороге к массовой могиле. Газеты сообщили по меньшей мере еще о двух подобных случаях. Когда я прочитала эту заметку, я подумала: сколько же людей не успели пошевелиться во-время и были похоронены заживо, во второй раз за несколько часов или дней? И сколько из них остались бы живы, если бы Иран не отверг израильское предложение помощи? Если и были какие-то сомнения в том, что ненависть к евреям доминирует над всеми остальными интересами Исламской республики, правительство Ирана развеяло их самым убедительным образом. Судя по тому, что никто в Иране ни словом не возразил против решения правительства, население всем сердцем его поддерживает. Иранцы предпочтут быть похоронеными заживо, чем разрешат евреям их спасти. Это — антисемитизм.
Ни одна международная организация, ни одна страна, включая Соединенные Штаты, не пискнула в знак протеста. Такое всеобщее непротивление антисемитизму само является ни чем иным, как проявлением антисемитизма.
После террористического акта в Мадриде Испания последовала примеру Ирана и отказалась от помощи Израиля. В наше тревожное время безопаснее держаться от евреев подальше. Это — антисемитизм.
В Соединенных Штатах политическая корректность дошла до уровня полной потери соприкосновения с реальностью. Индейцы, которые за тысячелетия, предшествовавшие прибытию зловредных бледнолицых, умудрились, в буквальном смысле слова, не изобрести даже колеса, но зато довели до ужасающего совершенства одни из самых кровавых религиозных ритуалов в и без того довольно-таки кровавой истории мировых религий, в американских фильмах предстают источником древней мудрости и бесконечной доброты. Полиции не разрешается использовать статистику насильственных преступлений, чтобы ненароком не обидеть негров. Службы безопасности в аэропортах предупреждены не оказывать чрезмерного внимания мусульманам, хотя все знают, что следующее массовое убийство будет совершено именно мусульманами. В то же время, кинофильм про то, как злые евреи убивают доброго Иисуса, не вызвал никаких возражений со стороны ревностных блюстителей политической корректности: на евреев обычные соображения не распространяются. Это — антисемитизм. Большинство добрых христиан, насладившись самым кровавым, по словам рецензии в New York Times фильмом за всю историю Голливуда, заверят вас, что лично дружат с евреями. С кем бы они там ни дружили, это — чистой воды антисемитизм.
Раньше я верила, что Вторая Мировая война излечила христиан от антисемитизма, оставив его на долю самых отсталых людей на планете — арабов. Я была катастрофически неправа. Зло, процветавшее в течение двух тысяч лет, не исчезнет в результате войны, если среди выживших есть и евреи и гои.
Раньше я верила, что согласие ООН на воссоздание еврейского государства было признанием цивилизованными странами их неспособности обеспечить своим гражданам-евреям такую же безопасность, какая гарантирована всем остальным, и потому Израиль был необходим, чтобы еврейский народ выжил. Теперь я понимаю, что ошибалась. Теперь я склонна верить, что это была попытка собрать всех евреев в одном месте и предоставить арабам возможность закончить то, что не удалось закончить немцам. Мы мечтали о возвращении домой — они планировали самый большой концлагерь. Это — антисемитизм.
Тем не менее, лучшие из нас вернулись домой и построили страну. Цена ее невообразимо велика. Каждый сантиметр Эрец Исроел удобрен еврейской кровью. С 1948 года Израиль не знал ни одного мирного дня. Когда, вместо лагеря смерти, возникла процветающая страна, наши враги изобрели миф о «палестинском народе». Такого народа никогда не существовало. Этот миф — такая же антисемитская клевета, как гойская кровь в пасхальной маце. Но можете ли вы назвать хотя бы одну страну, которая бы не участвовала бы в распространении этой клеветы? Такой страны не существует, как не существует самого «палестинского народа». Это — антисемитизм.
Имя «Палестина» было изобретено римлянами как часть их попытки бесследно стереть Израиль с лица земли. Это был чистой воды антисемитизм. Я не знаю, кто изобрел имя «Западный берег». Но я знаю, что оно — такая же ложь, как «Палестина». И цель у этой лжи та же: сфальсифицировать историю и географию, уничтожить все свидетельства еврейской жизни на еврейской земле, еще раз украсть у нас нашу страну. Это — антисемитизм.
Есть ли за пределами Израиля хоть одно правительство, хоть одно агентство новостей, которое называло бы Иудею и Самарию их настоящими именами? Ни одного. Это — антисемитизм.
 Президент Арафат в своем офисе в Рамалле вручает Епископу Кентерберийскому 
Ровану Вильямсу  президентскую медаль Двухтысячелетия Вифлеема. (Al-Quds Al-Arabi, 30 января 2004г.)

Ни один международный закон, ни один документ, включая все антисемитские резолюции ООН, не дает арабам право ни на один сантиметр Газы, Иудеи и Самарии. Тем не менее, международное сообщество единодушно объявило их «палестинской» территорией. Ну, что ж, в таком случае давайте поговорим о единодушии. Когда все собравшиеся, за исключением намеченной жертвы, единодушно выступают за изнасилование, то изнасилование от этого не перестает быть преступлением и не превращается в демократическое мероприятие. Оно из простого изнасилования становится групповым. Демократия здесь не при чем, воля большинства не имеет ни малейшего значения. Единственное мнение, которое должно быть принято во внимание, это мнение жертвы. И каждый раз, когда ООН совершает групповое насилие над Израилем, это — антисемитизм.
Каждый год ЕС, США, ООН и вообще каждый у кого в сундуках отложилось несколько лишних миллионов долларов или евро, оказывает так называемому «палестинскому народу» так называемую «гуманитарную помощь». Любой человек, не дурее среднего-статистического малолетнего бросателя камней из Рамаллы, понимает, что тем самым осуществляется прямое финансирование массового убийства евреев. Это — антисемитизм.
При каждом удобном случае Соединенные Штаты напоминают, что поддерживают Израиль. Цена, которую Израилю приходится платить за эту поддержку, граничит с потерей суверенитета и ведет к постепенной сдаче врагам. В результате, выживание Израиля сегодня более проблематично, чем когда-либо после Войны Судного дня. Без помощи Соединенных Штатов арабы никогда не смогли бы достичь такого успеха в их войне против Израиля. Это — антисемитизм.
Когда Соединенные Штаты объявили свою войну с терроризмом, приглашение поучаствовать было послано всем, даже Сирии и Ирану, для которых поддержка терроризма является важнейшим компонентом внутренней и внешней политики, даже Пакистану, народ которого не скрывает своей страстной ненависти к США. Израиль, страдающий от терроризма больше, чем любая другая страна мира, был бы самым надежным союзником США в этой войне. Но Америка отвергла участие Израиля так же решительно и твердо, как Испания отвергла израильскую помощь после мадридского теракта, и по той же самой причине. Это — антисемитизм.
Когда Соединенные Штаты своей позорно провалившейся «дорожной картой» не только объявили террористическую организацию, специализирующуюся на убийстве евреев, свободной от преследования, но и практически произвели эту организацию в ранг государства, это был чистейшей воды антисемитизм.
Когда, свалив Саддама, американское правительство приступило к раздаче слонов, контракты в Ираке получили все, включая даже самых упорных противников этой войны. Только Израилю, пострадавшему от Саддама больше любой другой цивилизованной страны, было бесцеремонно указано на дверь. Это — антисемитизм.
28 февраля New York Times поведал, что Иракское временное «правительство» долго билось над трудным вопросом: разрешить ли иракским евреям вернуться в страну или лучше не надо. Евреи жили на территории Ирака с XVI века до Нашей эры. Государство Ирак было создано мандатом Лиги Наций в 1921 году Нашей эры, примерно 35 веков спустя. Большинство иракских евреев покинули страну сравнительно недавно, спасаясь от преследований. Иракские марионетки решили, что лучше евреев не пускать. Это — антисемитизм. Хуже всего то, что это не только арабский антисемитизм, а то, что это — официальный антисемитизм США, поскольку без американского одобрения такое решение было бы невозможно.
Испанский писатель Ксавьер Мариас, исходя из ошибочного, как мы знаем теперь, предположения, что мадридский теракт был делом рук баскской сепаратистской организации ЕТА, жаловался в статье, опубликованной в New York Times 12 марта:
В течение последних 25 лет, никто, кроме ЕТА, басков не угнетает. У них есть автономное правительство, парламент с широкимим полномочиями, и собственная полиция, на которую ЕТА время от времени нападает. ЕТА ничем не отличается от мафии. Ее члены знают, что, стоит им прекратить убийства, они потеряют всякое «уважение», т. е. страх, своих сограждан.
Вам это ничего не напоминает? К сожалению, для того, чтобы обнаружить сходство между этими двумя ситуациями, вам почти неизбежно нужно быть евреем. Вам совершенно необходимо быть евреем, чтобы вспомнить, что в то время как баски и ЕТА — не одно и то же, «палестинский народ» есть ни что иное, как арафатовская террористическая организация. Это — антисемитизм.
Мы жили в атмосфере христианского антисемитизма в древности, в Средние века, в эпоху Возрождения, во время Промышленной революции. Мы живем в той же самой атмосфере сегодня. Сегодня, однако, христианский мир переживает эпоху беспрецедентного просвещения. Большинство христиан не любит, когда их обвиняют в антисемитизме. Критика Израильского правительства и антисемитизм — две совершенно разные вещи, уверяют они. Но, господа, за что именно вы критикуете правительство Израиля? Если за трусость, которая помешала им взять то, что принадлежит народу Израиля по праву и позволила мелкой проблеме вырасти в угрозу существованию страны, то я — с вами. Но если вы критикуете Израиль за то, что он до сих пор не сдался врагам, которые не скрывают своих планов уничтожить Израиль вместе со всем его еврейским населением, то вы — самые явные антисемиты, какими бы фиговыми листками вы ни прикрывались.
Все возрастающее число музеев Катастрофы в самых разных странах, куда христиане приходят почтить память шести миллионов замученных ими евреев, на первый взгляд, противоречит моим обвинениям. Не будем забывать однако, что речь идет о мертвых евреях. Мертвые евреи никого не беспокоят. Они не правят миром. Они не убивают арабских младенцев. Они не подмешивают их кровь в свою вонючую мацу. Другое дело — живые евреи.
Международный суд в Гааге усердно — и пока безуспешно — ищет во всех международных кодексах закон, который запретил бы Израилю сопротивляться арабскому террору. В то же время, ни один террористический акт, совершенный в пределах Израиля, не вызывает возражений ни у одной страны, ни у одной международной организации. Это — антисемитизм.
За всю свою историю Израиль ни разу ни на кого не напал. За всю свою историю Израиль никогда не оккупировал чужой земли. Тем не менее, согласно ставшему знаменитым опросу, 59% европейцев считают Израиль главной угрозой миру на земле. Большинство европейцев считают, что Израиль был создан на территории страны, называемой «Палестина», разрушив эту страну и разогнав ее население. Это — злобное невежество, порождающее злобный антисемитизм.
Нападения на евреев и еврейские организации, осквернения кладбищ, поджоги синагог и ешив, участились до такой степени, что даже европейские правительства больше не могут притворяться, что ничего не происходит. Это тоже антисемитизм.
Ничего нового в антисемитизме нет. Мы живем с ним по меньшей мере две тысячи лет. Когда жизнь в одном месте становилась невыносимой, мы уходили в другое и жили там до тех пор, пока и там ненависть к нам не достигала критической массы. Вся наша история со времени разрушения Второго Храма состоит, главным образом, из обстоятельств, сопутствующих переездам. В этот раз, однако, обстоятельства складываются иначе. Нынешняя волна антисемитизма совпала с глобализацией. В этот раз еврей, чья жизнь в Англии, Франции или Германии стала невыносимой, не повезет свою семью во Францию, Германию или Англию, потому что такой переезд был бы так же лишен смысла, как переезд из Мюнхена в Нюренберг в 30-е годы прошлого века.
Соединенные Штаты пока отстают от Европы в части антисемитизма. Америка все еще добра к своим евреям. Но история учит нас, что ни одна страна еще не оставалась добра к своим евреям бесконечно долго. Готовы ли вы рискнуть собственной жизнью и жизнью своих детей, чтобы проверить, станут ли Соединенные Штаты первой такой страной? Бесшумное вторжение мусульман, хотя и более медленное, чем в Европе, не обошло Америку стороной. Пройдет немного лет, и мусульманские голоса станут важнее для американских политических деятелей, чем еврейские. Экономика, несмотря на все заверения американской пропаганды, находится в состоянии глубокого кризиса, вызванного в значительной степени той же глобализацией. Как долго мы сможем чувствовать себя в Америке, как дома? Как скоро наши соседи начнут винить нас во всех наших с ними общих бедах? Этого не знает никто. Зато все знают, что в годы, предшествовавшие приходу Гитлера к власти, евреям в Германии жилось комфортабельней, чем в любой другой стране мира. Кстати, о Гитлере: если Джон Керри проиграет Бушу в этом году, то в январе 2009-ого в Белый дом въедет Хиллари Клинтон.
В будущем году в Иерусалиме? Чтоб мы с вами так долго жили.

Comments