На западном фронте без перемен


Просветители для конгрессменов


На западном фронте без перемен, или Небожественный мессия

Одна из многих причин, по которым я так люблю Захара Либерберга, это неисчерпаемый запас остроумнейших анекдотов, которые он привез из России. И хотя за свои четверть века Захар потерял практически все свои связи с бывшей родиной, его необъятная память хранит настоящую кладезь советского неподцензурного юмора. В добавок, некоторые из его анекдотов оборачиваются беспощадными комментариями к текущим событиям. Вот один из них:

По улице Горького в Москве неторопливо идет человек и, не обращая внимания на окружающих, громко щелкает пальцами в такт своим шагам. Случайный прохожий спрашивает у него:

- Что вы делаете?
- Тигров распугиваю, - отвечает человек, не прекращая своего занятия.
- Но здесь же нет тигров, - говорит прохожий.
- Вот потому-то и нет.

Я вспоминаю этот анекдот каждый раз, когда кто-нибудь начинает уверять, что за 4 с половиной года, прошедших с 9/11, мусульмане не совершили ни одного массового убийства в Соединенных Штатах, благодаря нашему вторжению в Ирак и Афганистан. К сожалению, люди, придерживающиеся этого мнения, никогда даже не пытаются объяснить, каким образом эти две войны уменьшили опасность, угрожающую нам дома.

Утверждают, что теперь потенциальные террористы воочию убедились, что их ждет, если они попытаются повторить 9/11. Но что же именно их ждет? Соединенные Штаты избавили человечество от двух кровавых режимов. Это, конечно, хорошо, но как это делает нашу жизнь более безопасной? Пока наши солдаты сражаются и гибнут за тысячи миль от дома, полчища врагов прибывают к нашим берегам и селятся в нашей стране без единого выстрела, и никто, абсолютно никто даже не пытается организовать сопротивление их вторжению.

Непосредственные исполнители 9/11 прибыли из Саудовской Аравии и Египта. И Саудовская Аравия и Египет по-прежнему числятся в списке наших союзников. Хуже того, учитывая, что мы окончательно потеряли поддержку европейцев, что наше предательство Израиля превратило надежного друга в больного вассала, что Россия сегодня остается нашим врагом в той же степени, в которой им был некогда нерушимый Советский Союз, что Китай враждебен по отношению к нам ничуть не меньше, чем во времена Культурной революции, Саудовская Аравия и Египет остались нашими единственными союзниками. Не считая, конечно, Ливии.

Бин Ладен свободен, как жаворонок, и, как и раньше, по уши погружен в дела джихада. В Афганистане, все, за исключением досточтимого г-на Карзаи, отдают свои дни беззаветному служению делу исламской демократии, но по ночам переходят на сторону Талибана. Иракцы же, которых мы так бескорыстно (и, следовательно, бессмысленно) освободили от кровавой тирании Саддама, пользуются своей вновь приобретенной свободой, чтобы успеть угробить как можно больше своих соотечественников, прежде чем соотечественники угробят их самих, что для нас является единственным положительным результатом войны в Ираке, потому что убивающие и убиваемые ненавидят нас в одинаковой степени.

Если вы со мной несогласны, то я хотела бы попросить вас составить список осуществленных правительством США мер, эффективно ограничивших возможность мусульман проводить теракты на нашей земле. И поскольку этот список неизбежно окажется коротким (мой вариант этого списка просто пуст), то вас не слишком затруднит, если я попрошу вас объяснить, каким именно образом каждая из перечисленных вами мер достигает поставленной перед ней цели. Я также настою на том, чтобы вы объяснили, почему официальный индикатор угрозы терроризма сегодня светится тем же оранжевым цветом, что и в те времена, когда мулла Омар и Саддам Хуссейн безмятежно царили над вверенными их попечению кругами мусульманского ада.

На западном фронте и вправду царит затишье, но только не потому, что мусульмане больше не в состоянии на нас напасть. Принимая во внимание, как выросло мусульманское население США с сентября 2001 года, мы более уязвимы сегодня, чем когда бы то ни было за всю историю наших конфликтов с любыми врагами.

Недавно канадские власти арестовали большую группу террористов, которые успели к моменту ареста собрать втрое больше материалов для изготовления взрывчатки, чем понадобилось Тимоти Маквею, чтобы осуществить месту своей жизни. Британская полиция торопливо ищет химическую бомбу, изготовленную мусульманами. Есть ли у вас основания полагать, что мусульманские поселенцы в Соединенных Штатах существенно отличаются от мусульманских поселенцев в Канаде и Великобритании? И если наши приключения в Ираке и Афганистане не смогли обеспечить безопасности этим странам, то почему вы думаете, что Соединенные Штаты сегодня находятся в большей безопасности, чем они были вечером 10 сентября 2001 года?

Страшная правда состоит в том, что нынешнее затишье на западном фронте джихада куплено ценой нашей капитуляции.

Мы сдались врагу без боя. Президент Буш капитулировал, когда, сразу же после арабской атаки на Нью-Йорк и Вашингтон, отдал трусливый, секретный приказ вывести многочислленную бин ладеновскую родню из США в Саудовскую Аравию. Несколько часов спустя, он капитулировал повторно, заявив на весь мир, что ислам не является нашим врагом, хотя весь мир - как мусульмане, так и мы, неверные, - знал, что нам, если мы хотим выжить, предстоит сражаться именно против ислама. Весь мир знает, что именно ислам является идеологией, вдохновившей каждый терорристический акт в новой истории, за исключением взрывов в Оклахома-сити и в Атланте, а также атак на абортарии и их работников.

Тесные рамки статьи не позволяют мне упомянуть каждый акт капитуляции. Но мы должны отдавать себе отчет в том, что одним из таких самоубийственных актов явился правительственный запрет выставлять Десять заповедей в общественных местах. Для евреев и христиан Десять заповедей определяют основу для установления различий между добром и злом. Ни буддисты, ни индуисты, ни поклонники вуду никогда против них не возражали. Существует только одна религия, несовместимая с Десятью заповедями. Это - ислам. И потому запрет на Десять заповедей явился еще одной победой ислама.

Празднование Рамадана в Белом доме является таким же актом капитуляции, каким было бы официальное празднование дня рождения Гитлера во время Второй Мировой войны. Сахариновые славословия Кондолиззы Райс в адрес мифического “благоволения”, которое она якобы обнаружила в сердце ислама, является таким же актом капитуляции, каким явились бы похвалы нацистской гуманности в день освобождения Освенцима. Включение Корана в библиотеку Белого дома Бушем было таким же актом капитуляции, как если бы Рузвельт накануне высадки в Нормандии добавил бы к библиотеке Белого дома “Meine Kampf”.

Самое же страшное то, что мы, американский народ, капитулировали вместе с нашим правительством. Мы капитулировали, ни словом не возразив на бушево заверение, что ислам не является нашим врагом. Мы капитулировали, ни словом не возразив против все продолжающегося нашествия верующих и, следовательно, враждебых нашему образу жизни мусульман. Мы капитулировали, когда, вместо того, чтобы начать неуклонное сопротивление врагу, свободно селящемуся на нашей земле, мы решили вести себя прилично и успокоились на том, что украсили свои автомобили американскими флажками.

Вы, возможно, почувствуете себя лучше, если я скажу вам, что капитулировали не мы одни. Израиль капитулировал, когда, вместо того, чтобы осудить основателей движения “Мир - сейчас” за предательство, он позволил ему вырасти в мощную силу, толкающую Израиль к сдаче врагу. “Осло” было актом капитуляции. Актом безоговорочной капитуляции была сдача Газы. Предстоящая сдача Иудеи и Самарии, затем Иерусалима, а затем представление арабам права на “возвращение” на не принадлежащую им землю, станут актами окончательной капитуляции Израиля.

Европа, как обычно, капитулировала без боя. Но что совершенно уму непостижимо, это как тихо и основательно капитулировала Великобритания. Не предприняв ни малейшей попытки к сопротивлению, англичане позволили джихадерам превратить британские города в штаб-квартиры терроризма. Целью сравнительно скромного массового убийства 7 июля 2005 года было продемонстрировать англичанам, кто теперь является хозяином в их стране. Премьер-министр Великобритании ответил на убийство речью, в которой заверил мусульманскую общину его страны в том, что гордится ей. Он не стал уточнять, какими именно деяниями английских мусульман он гордится.

Сегодня, пока Скотланд-Ярд ищет сработанную английскими мусульманами химическую бомбу, английская академия организует бойкот израильских университетов. Бойкот этот, по сути, представляет собой обыкновенный погром, обличенный в современную, политически-корректную форму. Погромы, как правило, организуются для того, чтобы отвлечь внимание народа от проблем. Проблемы в результате могут только обостриться. Английский бойкот израильских университетов является одним из многих актов капитуляции.

Кроме того, он прекрасно иллюстрирует роль ни в чем не повинного умеренного большинства по сравнению со зловещей ролью незначительного экстремистского меньшинства. Что делают умеренные британцы, пока британские экстремисты организуют свой бойкот? Ровным счетом ничего. У них своих дел полно. Им этот бойкот по фигу. Вы хоть раз слышали об англичанине, будь он христианином или евреем, который в знак протеста против антисемитизма британской системы образования забрал бы свое дитя из колледжа? Нет? И не услышите.

Тем временем мусульманские поселенцы в Великобритании начали протестовать против английского флага. Они решили, что красный крест, изображенный на флаге символизирует кровавые крестовые походы, а этого они, сами понимаете, пережить никак не могли. До капитуляции иммигранта, которому не нравилась страна пребывания или ее символы, вежливо, но твердо приглашали убраться из этой страны в кратчайший разумный срок. Но это было до. Теперь же английский флаг больше не развевается над аэропортом Хитроу, запрещен к показу британским ГАИ и убран с глаз долой целым рядом британских корпораций. Так проходит слава мира.

Один из последних (пока) актов капитуляции в Соединенных штатах был невзначай спровоцирован Томом Танкредо, республиканским конгрессменом от штата Колорадо, когда он, давая интервью, упомянул, что Соединенным Штатам в ответ на следующую мусульманскую атаку, возможно, следует разбомбить несколько мусульманских святых мест, включая даже Мекку. В недавнем прошлом идея вооруженной защиты от вооруженного нападения казалась людям тривиальной. В наш же просвещенный век, эта простая идея кажется революционной, а то даже и подрывной. New York Times от 3 июня описывает, что произошло дальше.

Когда г-жа Найира Хак, представительница демократического конгрессмена от Колорадо, услышала, что предлагает г-н Танкредо, она, по ее же словам, “поняла, что что-то было сильно не так”.

Волнение г-жи Хак нетрудно понять. Она - мусульманка, и ее преданность принадлежит не зараженной злостным неверием стране, где она живет, а ее религии. Ее религия провозглашает джихад - “священную” войну за гегемонию ислама над миром. Если Соединенные Штаты дадут надлежащий ответ на следующую атаку мусульман, то джихад в течение нескольких часов окончится раз и навсегда, а с ним настанет конец и мусульманским мечтам о господстве над миром. Само собой, г-жа Хак не хотела, чтобы это произошло. В целях предотвращения такого опасного развития событий и для дальнейшего морального разоружения Соединенных Штатов она организовала Ассоциацию мусульманских работников Конгресса, которая включает в себя 23 члена, 22 из которых работают на конгрессменов-демократов. Эти числа весьма симптоматичны. Они позволяют сказать, какая партия представляет врагов нашей страны, а какая состоит из благонамеренных дураков.- И тех и других, между прочим, выбрали мы с вами.

Объявленной целью новой организации является образование членов Конгресса в вопросах ислама. По-видимому, для всякого неверного существует принципиальная возможность достичь такой глубины понимания этой самой мирной из всех монотеистических религий, что он будет готов умереть с восторгом при условии, что убьют его мусульмане.

Откровенно говоря, я полагала, что после 9/11 каждый американец, включая даже наших избранных представителей, должен знать об исламе все, что ему практически необходимо. Я определила это знание в своем ответе Саиду Хуссейну, который пытался соблазнить меня перейти в ислам, обещая дары Аллаха, которые, по его словам, нельзя купить за деньги.

Но допустим, что я решу принять Ваше приглашение и дам Вам возможность заполнить зияющие пробелы в моем образовании по исламу. Что Вы мне можете сообщить об исламе такого, без чего моя жизнь будет неполной? По моему, мы с Вами вдвоем знаем об исламе практически все. Я знаю о преступлениях ислама; Вы знаете, как мусульманские демагоги эти преступления оправдывают. Мои знания могут быть выражены двумя фразами:

Если Вы - противник джихада, то Вы - не мусульманин.

Если Вы - сторонник джихада, то Вы - мой враг.

У Вас есть, что возразить?

Что бы Вы ни попытались добавить к сказанному мной, это будет примитивной вражеской пропагандой.

(Пару недель назад я получила еще одно письмо от Саида Хуссейна. На сей раз он решил отправить мне один из даров Аллаха, которые невозможно купить за деньги. Это был старый компьютерный вирус, который не пережил встречи с моей анти-вирусной программой. Как жаль, что у американской иммиграционной службы нет своего антивируса.)

Несмотря на мою уверенность в том, что эти две набранные жирным шрифтом фразы содержат в себе все, что неверному необходимо знать об исламе, я не стала надеяться, что конгрессмены пригласят меня, дилетантку, преподавать им этот деликатный предмет. Они могли бы многому научиться у д-ра Эндрю Бостома, у Хью Фитцджералда, у Ибн Варрака, у д-ра Вафы Султан, у Али Сины и многих других настоящих экспертов по исламу. Вместо этого, источником информации для наших представителей станет Ассоциация мусульманских работников Конгресса. New York Times приводит пример того, что от них можно ожидать:

Недостаток знаний о первоосновах ислама широко распространен на Капитолийском холме, сказали мусульманские работники Конгресса. Например, многие люди не знают, что ислам имеет общие корни с христианством и иудаизмом”. Люди спрашивают: “Вы что, молитесь другому богу?” - рассказала г-жа Аалим-Джонсон. Я отвечаю им: “Это - как разница между иудаизмом и христианством. Христиане уважают Иисуса больше, чем мы. Мы согласны, что он - мессия, но не верим, что он - посланник Б-га, а они верят. Вот и все расхождение”.

Мне тут особенно понравилось место об общих корнях. Это как если бы эсэсовский охранник распинался в своей близости к евреям на том основании, что он всю войну провел в одном с ними лагере. Конгрессмены же, скорее всего, снова капитулируют, послушно проглотив мусульманскую пропагандистскую жвачку, и это напоминает мне о предстоящих в ноябре выборах.

Нам говорят, что участие в выборах является священной обязанностью каждого гражданина. Я говорю, что наши лидеры обязаны дать нам кандидатов, за которых было бы не стыдно голосовать. Если они не в состоянии это сделать, то у меня нет никаких причин тащиться на избирательный участок и там решать, который из кандидатов вызывает у меня наименьшее отвращение. Я больше не собираюсь голосовать за меньшее из двух зол. Но я обещаю, что проголосую за кандидата, к какой бы партии он ни принадлежал, который не побоится открыто заявить о своей оппозиции исламу, как идеологии войны и геноцида. Я прошу вас последовать моему примеру.

Comments