Кругом одни евреи


У меня есть друг, пожилой еврей-иммигрант из Союза, выросший, как большинство его соотечественников, в абсолютно неверующей семье. С раннего детства он знал, что евреи — не нация, а никому не нужная этническая группа. В город, где жила его семья, телевидение пришло с большим запозданием, но стены их крошечной квартирки были уставлены книжными полками, и мой друг еще дошкольником стал жадно читать все, что попадало к нему в руки. Когда ему было восемь лет, дальняя родственница, за несколько лет до того крестившаяся, подарила ему Библию. Вспоминая свои первые попытки самостоятельно продраться через непроходимо трудный текст, он рассказал мне, как его удивило, что Библия была не про русских, а про евреев.
Если наша цивилизация продержится еще две тысячи лет, то и через две тысячи лет на земле все еще будут жить евреи. А где живут евреи, там, как известно, неизбежно водятся вундеркинды. И если какой-нибудь будущий вундеркинд заинтересуется историей нашего времени, то его неизбежно ждет тот же сюрприз, что так поразил моего друга, потому что сегодня, как и в библейские времена, это все — про евреев, причем нигде этот факт не проявляется с такой очевидностью, как в документах ООН.
Сравните, например, две древние страны: Китай и Израиль. Каждый четвертый житель нашей планеты — китаец. Китай захватил Тибет и ждет удобного случая сожрать Тайвань. Систематические, каждодневные нарушения прав человека в Китае превосходят все, чего достигли в этой области Германия при Гитлере и Советский Союз при Сталине, а это, согласитесь, непросто. В частности, Китай — единственная страна в мире, где каждый год казнят тысячи заключенных, чтобы потом продать их органы для пересадки.
Каждый четырехсотый житель нашей планеты — еврей, но еврейское население Израиля не составляет даже одной тысячной населения земного шара. В течение большей части своей долгой истории Израиль был изгнан со своей земли. За последние два тысячелетия Израиль не совершил ни одного акта агрессии. Израиль никогда не оккупировал территории другой страны нелегально. Земли, завоеванные Израилем, достались ему в ходе оборонительных войн. Согласно международным законам, Израиль мог бы оставить их себе. Надеясь умиротворить своих врагов, Израиль добровольно вернул им практически все, что досталось ему ценой крови — и совершенно напрасно, потому что враги ненавидят Израиль, как и прежде. Никому никогда не пришло в голову, что за огромные потери, вызванные непрекращающейся арабской агрессией, Израилю полагается компенсация. Тем не менее, в десятках ООНовских резолюций Израиль предстает не жертвой ничем не оправданной агрессии, а главным источником зла на Земле. Китай же выглядит невинным и незаинтересованным в господстве над миром, как племя индейцев Яномами из бассейна Амазонки.
Китай — далеко не единственный член ООН, обладающий иммунитетом против любой критики. Несколько дней назад саудовская полиция застрелила четырех человек, которые, по ее словам, были виновны в убийстве Пола Джонсона. В отличие от президента Буша, у меня нет близких друзей в саудовской королевской семье, и потому меня одолевают сомнения. Насколько я знаю, единственным свидетельством причастности четырех убитых к терроризму является честное арабское слово саудовских властей, которые, между прочим, предложили по меньшей мере две различные версии событий. Независимо от того, были ли четверо убитых причастны к обезглавливанию американского заложника или просто ехали мимо по своим делам, их смерть позволяет Саудовской Аравии благополучно закрыть весьма деликатное расследование и заодно продемонстрировать Соединенным Штатам и всему миру, как мужественно и бескомпромиссно они борются с терроризмом. Вот как можно убить двух зайцев четырьмя пулями. Нет, я не думаю, что четверо убитых были случайными прохожими. Зачем же упускать такую прекрасную возможность избавиться от тех, кто может причинить вред, например, предав гласности связи королевской семьи с террористами? Ведь есть же причина, по которой саудовские власти ни разу не дали ФБР возможности допросить подозреваемых в терроризме саудовцев.
Как бы там ни было, эти четверо были убиты без суда и следствия. Тем не менее, я не слышал, чтобы эта несущественная деталь привлекла внимание ООН или множества других организаций, постоянно критикующих Израиль за убийство без суда тех, чье участие в терактах не вызывает, в отличие от недавнего убийства в Рийаде, никаких сомнений. По-видимому, в глазах ООН и большинства ее членов, правомерность любого поступка сильно зависит от того, кем он совершен: евреями или нормальными людьми.
Ни Саудовская Аравия, ни другие мусульманские страны, ни Куба, ни Северная Корея никогда не подвергались серьезной, систематической критике за их серьезные, систематические нарушения прав человека. Это вполне понятно: как может страна нарушить то, чего не существует в пределах ее юрисдикции? Непонятно другое: как все эти страны, в лексиконе которых нет слов для обозначения нормальных человеческих свобод, умудряются попасть в комитет по правам человека при ООН? Я вижу только одно объяснение: ООН заинтересована не в защите прав человека, а в дискредитации тех немногих стран, которые защищают права своих граждан, не дожидаясь вмешательства ООН. Мне повезло: я — гражданин одной из таких стран, и в этом плане ООН мне ничем не угрожает. Меня беспокоит другое: недавно ООН решила вплотную заняться антисемитизмом. Как обычно, это все — про евреев.
Пожалуйста, не поймите меня превратно. Я тоже считаю, что с антисемитизмом нужно бороться. Тем не менее, мне представляются очевидными три вещи.
Во-первых, точно так же, как смерть будет существовать до тех пор, пока существует жизнь, антисемитизм будет существовать до тех пор, пока не умрет последний еврей. Если даже Вторая Мировая война не смогла избавить человечество от антисемитизма, нам остается признать, что эта болезнь неизлечима, и только полное, поголовное уничтожение всего еврейского народа спасет человечество от этой заразы. Несколько человек, как водится, случайно уцелеют, но историки, не дожидаясь, пока они вымрут, бросятся доказывать, что ни евреев, ни, следовательно, геноцида, никогда не было. Жаль только, что мы никогда не узнаем, кого они начнут изводить после нас.
Во-вторых, ООН может нанести сокрушительный удар по антисемитизму без всяких конференций. Все, что Кофи Аннан должен сделать, это потребовать присутствия всех сотрудников ООН и иностранных представителей в ее штаб-квартите в Манхеттене, запереть все выходы и поджечь здание или, еще лучше, попросить своих друзей-арабов грохнуть в него очередной авиалайнер. Если вас коробит от моего кровожадного цинизма, подумайте, что ООН на протяжении всей своей истории, вместо того, чтобы бороться с антисемитизмом, активно способствовала его распространению. Без нее евреям во всем мире дышалось бы чуть легче.
В третьих, не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, зачем ООН, заклятый враг Израиля, вдруг решила заняться борьбой с антисемитизмом. Она преследует ту же двоякую цель, что и недавняя конференция по антисемитизму, организованная Европейским Союзом. Программа-минимум — это дать себе возможность отвечать на обвинения в антисемитизме ссылками на недавнюю пустую говорильню: «Вы, милейший, бредите. Разве вы не слышали, как мы решительно осудили антисемитизм на недавней конференции, посвященной этой проблеме?» Программа-максимум — это переопределить понятие антисемитизма так, чтобы оно не включало в себя антисионизма. Тогда уничтожение Израиля и неизбежный при этом геноцид можно будет представить, как победу всего прогрессивного человечества над силами зла. Поговорите с окружающими вас людьми: никто не скажет вам, что ненавидит евреев, но большинство гордо признают, что ненавидят сионизм, и правильно, поскольку сионизм, согласно ООН, это расизм, расизм — это разновидность фашизма, а фашистов надо уничтожать. Так что не удивляйтесь, если ООН создаст комиссию по борьбе с антисемитизмом и поручит ее объединенным заботам Сирии, Ирана и Украины.
В Советском Союзе, между прочим, вопреки всему, что вы могли слышать, никакого антисемитизма не было. В полном согласии с ООНовской Декларацией прав человека, советская конституция провозглашала полное равенство всех граждан, независимо от их национальности, вероисповедания, пола и других мелких различий, которые все еще имелись между ними, несмотря на все усилия партии и правительства по их устранению. В борьбе с антисемитизмом Советский Союз пошел дальше, чем даже ООН: в советском уголовном кодексе была статья, по которой за антисемитизм полагался лагерный срок. Остается только удивляться, почему евреи так старались не попасть в Советский Союз, а удрать оттуда. История моего вышеупомянутого друга может приоткрыть завесу над этой тайной.
Когда ему было восемь дней от роду, его отец, несмотря на энергичные протесты мамы и обеих бабушек, при робкой поддержке единственного дедушки (другой погиб на войне), не извещая ни друзей ни родственников, под покровом вечерней тьмы привел домой пожилого человека в неглаженном черном костюме, который, притворяясь, что не замечает явного дискомфорта собравшихся, сделал моему другу обрезание по сокращенной программе, принял скромный гонорар и убыл на дожидавшемся его таксомоторе. Несмотря на все предосторожности, кто-то стукнул куда надо. В результате мой друг получил возможность познакомиться со своим отцом только через пару лет после того, как, благодаря усилиям крещеной родственницы, познакомился с православной Библией, потому что десять лет, последовавших за обрезанием, отец моего друга провел в тайге за Уралом, на лесоповале.
В чем состояло его преступление, спросите вы? Дело в том, что антисемитизм был не единственной необычной статьей в советском уголовном кодексе. Были там и другие перлы, среди которых ценители особо отмечают «низкопоклонство перед Западом.» Отца моего друга посадили по статье, предусматривающей ответственность за сионизм. Сионизм же его состоял в том, что он сделал, возможно, впервые в жизни, что-то еврейское. Татары, азербайджанцы и прочие узбеки резали своим сыновьям крайнюю плоть в открытую, и никто их за это не трогал.
Вряд ли это нам поможет, но, по крайней мере, мы знаем, где кроются истоки ООНовской мудрости и справедливости.

Comments