Холокост в процессе приближения

Прошло почти 12 часов после последнего взрыва самоубийцы в Иерусалиме, но ни Белый дом, ни Госдепартамент не выступили с обычным заявлением, что массовому убийству евреев не будет позволено остановить мирный процесс. Очевидно, термин “мирный процесс” служит для обозначения ситуации, когда евреям запрещено защищать себя, в то время как арабы могут убивать их, когда хотят. И хотя небольшая группка выставленных в витрине “палестинских” марионеток усердно пытается создать впечатление, что война арабов против Израиля может прекратиться, если Израиль согласится удовлетворить некоторые самоубийственные условия, сами арабы не делают секрета из своих подлинных намерений. Их конечная цель - полное уничтожение Израиля. Если бы они попытались делать то же самое по отношению к любой другой стране, мир назвал бы это геноцидом. Но евреи всегда были объектом, к которому остальной мир применял другие стандарты.

Поэтому давайте не будем рассчитывать на то, что мир будет справедливым и назовет лопату лопатой. То, что мир называет мирным процессом, на самом деле является эвфемизмом Холокоста в процессе его приближения. 

Число жертв еще не достигло миллионов, но это лишь только потому, что арабы не могут соперничать с немцами, когда дело доходит до планирования, организации и дисциплины. Однако арабы намного опередили их в своей любви к убийству. Немцы воплощали в жизнь свое “окончательное решение” в относительной тайне, не желая без нужды будоражить общественное мнение, и тех, кто принимал участие в массовых экзекуциях, требовалось периодически заменять, чтобы снять с них тяжкое бремя массовых убийств. Арабы без устали убивают евреев перед объективами телекамер, и нам не довелось услышать ни единого арабского голоса, осуждающего эти убийства. (В обязательном заявлении по поводу вчерашнего теракта Махмуд Аббас осудил его, потому что, по его словам, это не служит интересам “палестинского народа”. Это исключительно интересная моральная позиция, которая заслуживает отдельного и тщательного анализа).

Во всяком случае, арабы делают все, что пожелают, и мир, в который раз, делает вид, что не замечает этого. Существует зловещая параллель между тем, как 65 лет назад Чехословакию заставили покончить с ее “оккупацией” Судетенланда, и международной оппозицией израильской “оккупации” Газы, Иудеи и Самарии. Параллель эта была отлично подчеркнута практически одновременно происшедшим терактом в Багдаде, направленном против ООН. Есть только одна организация, которая сделала для успешного продвижения терроризма больше, чем ООН - это “Аль-Каида”. В более мудром мире это двойное нападение могло бы послужить предупреждением, что поддержка терроризма делает поддерживающего более уязвимым. Но в более мудром мире ислам не выжил бы в течение 13 столетий, так что давайте будем более реалистичными.

Когда президент Буш объявил Войну Террору после 11 сентября, он не поленился повторить несколько раз, что это - не война против ислама. Каким бы был исход Второй мировой войны, если бы ФДР (Франклин Делано Рузвельт - прим. перев.) объявил бы о своей решимости не дать штурмовикам заниматься своим делом, но подчеркнул бы при этом, что это война не против нацизма?

Буш также обещал, что никогда не будет вести переговоры с террористами. К сожалению, он не уточнил, с какими именно террористами он не собирается вести переговоры, о чем именно он не собирается вести переговоры с ними, и как часто.

Его непоколебимая дружба с саудовскими правителями была опасным симптомом зияющей непоследовательности. Саудовская королевская семья стоит во главе ваххабистской секты ислама, которая практически правит Саудовской Аравией. Это в высшей степени воинственная секта, которая выступает за насильственный переход в ислам и убийство неверных. Она требует предавать казни любого еврея, ступившего на саудовскую землю. (Это выглядит необъяснимым, но я никогда не слышал, чтобы кто-нибудь обвинил саудовцев в расизме в связи с этим). Она также занимается финансированием и индоктринацией мусульманских террористов во всем мире. Другой союзник Буша в Войне с Террором, Пакистан, приютил тысячи содержащихся на деньги ваххабистов медресе (исламских духовных семинарий), где молодые мусульмане со всего мира учатся на идеологов и практиков терроризма. Если бы я объявил войну терроризму, Ирак и даже Афганистан не занимали бы первые строчки в моем списке приоритетов. Я, несомненно, начал бы с ваххабизма - и в Саудовской Аравии, и за ее пределами. Но я убежден, что у Буша есть свои неотразимые резоны.

Но, тем не менее, даже я был потрясен, когда Соединенные Штаты не только заявили, что террористы, которые направляют свои действия против Израиля, не должны быть наказаны, но и решили силой вознаградить их созданием государства, и для этого выкрутили Израилю руки, чтобы он сдался им - как провозглашено в не стоящем ни цента четырехстраничном документе, известном как “Карта дорог”. Если это не является антисемитизмом, то тогда Эйхмана надо считать евреем, ненавидящим самого себя.

Как обычно, цену за мировой антисемитизм платит не только Израиль. Хотя приближается вторая годовщина 11 сентября, американцы не чувствуют себя в большей безопасности, чем они были сразу после нападения. Похоже, что “Аль-Каида” оправилась после удара, нанесенного ей в Афганистане, и американское правительство официально считает, что еще одно катастрофическое нападение на территории США неизбежно. Афганистан остается все тем же змеиным гнездом, каким он был с тех пор, как Советы вторглись в него 25 лет назад, и становится все менее ясным, чего рассчитывают достичь там Соединенные Штаты. Те же самые вопросы возникают по поводу Ирака, где цели США, помимо удаления Саддама Хусейна, остаются, к сожалению, неопределенными. (В этой связи возникает интересный вопрос - а не защищает ли, на самом деле, президент Буш интересы саудовцев, изгнав Саддама?). Все эти прекраснодушные разговоры об установлении там демократии являются абсурдом - невозможно навязать народу демократию силой. Но даже если США преуспеют в демократизации Ирака, каким образом это сможет повлиять на продвижение к миру на Ближнем Востоке? Демократия определяет процедуру, а не результат. Мы не должны забывать, что Гитлер пришел к власти путем демократических выборов, или что такие, несомненно, демократические страны, как, например, Франция, могут быть крайне антисемитскими.

Между тем, джихад прогрессирует на многих фронтах, и террористы-самоубийцы не являются его самым эффективным оружием. Используя либеральные иммиграционные законы, мусульмане наводнили Европу, навсегда изменив ее лицо. Сейчас голландцам угрожает перспектива стать меньшинством в Амстердаме в течение одного поколения. В Москве только мусульманин может появляться в некоторых районах города. Лондон превратился в безопасное убежище для исламских террористических групп. Франция, никогда не упускавшая возможности быть изнасилованной, с энтузиазмом приветствует свою собственную быструю исламизацию. Осквернение еврейских кладбищ быстро становится новой европейской традицией - вероятно, несколько более странной причудой, чем ежегодное бегство от быков в Пампалоне, но куда менее рискованной.

И все это время Израилю твердят, что нет военного решения его проблемы. Это возмутительная ложь, придуманная врагами Израиля. Но правдой является прямо противоположное: арабы не могут уничтожить Израиль военным путем, в то время как у Израиля нет другого выхода, кроме как использовать свою армию для достижения мира. Все многочисленные попытки достичь мира невоенными путями закончились самой драматической неудачей. Стало абсолютно ясно, что мир не наступит, пока одна из сторон не победит в войне. Поэтому у Израиля нет выбора: враг должен быть повергнут, а те, кто останется в живых, должен предстать перед судом и ответить за свои преступления против Израиля.

Давайте взглянем фактам в лицо. Мы живем в антисемитском мире. Все, что изменилось вокруг нас со времен крестовых походов и инквизиции - это модели автомобилей и качество стереозвучания. Люди и их ментальность остались, в основном, такими же, какими они были во времена Средних веков. Антисемитизм изощренно цивилизованных европейцев сегодня превосходит антисемитизм изощренно цивилизованных европейцев, существовавший во время предыдущего Холокоста. Когда я говорю, что у Израиля нет другого выхода, если он хочет выжить, я говорю это абсолютно буквально. Что бы он ни делал, мир не станет вдруг любить евреев. Поэтому Израиль должен защищать себя сам, даже если мир возражает.

Арафата не следует держать под домашним арестом в Рамалле. Его не следует и изгонять в Тунис. Арафата нужно арестовать, выдвинуть против него обвинение в преступлениях против человечества - потому что евреи, хотите верьте, хотите нет, все таки люди - и судить вместе с тысячами его сообщников. Этот суд должен открыто игнорировать неизбежный гнев миролюбивой международной общественности. Он должен обнажить и сделать общепризнанным все, что мы уже знаем о так называемых “палестинцах” и их “борьбе за свободу”. Он должен представить фактические доказательства того, что “палестинский народ” никогда не существовал. Он должен, не торопясь и не упуская ни малейшей детали, пролить свет истины на каждое преступление против евреев, совершенное арабами и им сочувствующими. Он должен навсегда развенчать каждую антисемитскую ложь, от кровавой мацы и Протоколов до “оккупации” Израилем своей собственной земли. Если понадобится, он должен продолжаться многие годы. Если понадобится, он должен стать сутью самого существования Израиля. Он должен выявить и проанализировать роль международной общественности в подготовке нового Холокоста. И он должен вынести неистово справедливый приговор каждому, чьи руки запятнаны еврейской кровью.

И если вы скажете, что это вызовет еще большую ненависть к евреям, я спрошу вас: “А какая разница? Они и так уже смертельно ненавидят евреев”.

Несколько месяцев назад газета “Нью-Йорк Таймс” опубликовала длинную статью об одном из трагических эпизодов, в изобилии происшедших в ходе “мирного процесса”. Арабы начали обстреливать Гило (один из районов Иерусалима - прим. перев.) из одного жилого здания в деревне Бейт Джала. Армия обороны Израиля ответила огнем. Одна из пуль пронзила стену здания и убила восьмилетнего арабского мальчика. Его мать обвинила боевиков: “Я ненавижу евреев не меньше, чем они. Но почему они не могут стрелять из какого-нибудь другого места?”. Никто не потрудился объяснить ей, что именно ее ненависть к евреям убила ее маленького сына. Что, конечно, очень трагично, но куда менее несправедливо, чем позволять арабской ненависти убивать еврейских детей.

22 Октябрь 2003
Comments