Глобальная Гоморра

Тогда Авраам сказал: “Да не прогневается на меня Г-сподь за то, 
что я скажу. Что если найдется там десять праведников?”
И ответил Г-сподь: “И ради десяти пощажу город.”
Бытие, гл. 18

Я помню только два случая, когда я смотрела телевизионный канал Discovery/Times дольше нескольких секунд подряд. Первый раз это была передача о Саудовской Аравии. На экране была комната, в комнате - стол, а вокруг стола были рассажены женщины. Сколько их там было, сказать трудно, потому что, покрытые с ног до головы одинаковыми черными мешками, они напоминали большие, черные кегли и так же, как кегли, были совершенно неотличимы друг от друга.

Женщины наперебой восхваляли Аллаха за то, как им посчастливилось родиться в обществе, которое не останавливается ни перед чем, чтобы защитить их честь от всего, что может ей угрожать. Какое-то время я слушала, какое это счастье просить у родственников мужского пола письменное разрешение на выход из дома каждый раз, когда им нужно куда-то пойти; как прекрасно стать третьей женой человека, с которым ты впервые встретилась в ночь после свадьбы, когда он забрался к тебе в постель, чтобы лишить тебя невинности; как замечательно жить без лица, которое могло бы привлечь нежелательное внимание, без клитора, который мог бы вызвать нежелательные ощущения, без работы, где были бы неизбежны нежелательные контакты, без свободы, которой было бы так легко злоупотребить, и вообще без всего, что составляет нормальную жизнь нормального человека в нормальном мире.

Конечно, у каждого - свои представления о норме. Но, слушая, как они трещали по-арабски, и читая субтитры с английским переводом, я вдруг вспомнила о завещании, оставленном Мухамедом Аттой. Г-н Атта, мусульманский герой, лидер и исполнитель самого выдающегося массового убийства в современном мире, завещал, чтобы женщинам, особенно беременным, было навсегда запрещено осквернять его память своим присутствием на его похоронах или посещением его могилы. Вот вам и честь женщины, подумала я. Как бы вы, сестрицы, ни чирикали, сидя у себя в клетке на жердочке, у хозяев всегда найдется способ напомнить вам, что вы - это просто грязные домашние животные.

Что может быть хуже, чем быть рабом? Быть верным рабом.

B другой раз передавали документальный фильм о Северной Корее. Я включила телевизор во время интервью с северно-корейским генералом. Генерал был немолод, но выглядел браво. Его приятное, слегка обветренное, как у спортсмена или крестьянина, лицо лучилось душевным и физическим здоровьем, и потому просторная, богато раззолоченная фуражка советского образца выглядела на его голове чуть-чуть неуместно. Он говорил спокойно и неторопливо, как человек, уверенный, что его не перебьют. Он рассказывал о том, как он ненавидит Соединенные Штаты и делился своей сокровенной мечтой убить как можно больше американцев. Он был уверен, что с помощью новой технологии, разработанной под мудрым руководством “дорогого вождя”, его мечта должна вот-вот осуществиться. Он называл это “защищать нашу революцию”.

После него показали беженца из Северной Кореи, который тоже служил там в армии, хотя и не в таком высоком чине. Он был лагерным охранником. Заключенные в лагере, где он служил, сами, как правило, никаких преступлений против “дорогого вождя” не совершали, но были как-то связаны с “настоящими” преступниками, причем связи эти были достаточно далекими, потому что иначе они были бы казнены, а не посажены. Сажали, как правило, целыми семьями, включая детей. Прав у них не было абсолютно никаких. Охранники могли расстрелять любого их них без всякого суда. Заключенных, заслуживавших, по мнению охраны, смерти, расстреливали тоже вместе с семьями, а в достаточно серьезных случаях, и вместе с соседями. Бывший охранник рассказал, как в один запомнившийся ему день он лично убил 31 заключенного. Он не упомянул, чем его жертвы заслужили такую участь. Он также рассказал, как охрана на глазах у матерей убивала новорожденных младенцев. Младенца бросали на пол и наступали ему на горло сапогом. Это было не наказанием, а предусмотренной лагерными правилами процедурой. Но даже это было не самой интересной частью его интервью.

Главной целью этого лагеря было испытание химического и биологического оружия на людях. Бывший охранник наивно называл людей, проводивших испытания, “учеными”. Люди попадали в подопытные не за какие-то проступки, а просто потому, что обладали подходящими физическими характеристиками. Бывший охранник рассказал, как однажды он привел в газовую камеру семью: мать, отца и двух маленьких детей, мальчика и девочку. Стены камеры были сделаны из стекла, чтобы “ученые” могли наблюдать за ходом эксперимента. С заключенных сорвали одежду и втолкнули внутрь.

Попробуйте вообразить себя на их месте. Даже для заключенных концлагеря, пока они еще живы, жизнь продолжается. Вообразите, как двое взрослых людей, неожиданно вырванных из жестокой лагерной рутины, но все еще полных ее инерции, пытаясь прикрыть свою наготу, автоматически думают о делах, к которым им предстоит вернуться, когда их отправят обратно в барак. Вообразите детей, которые, скорее всего, и не подозревали, что их жизнь могла бы быть совершенно другой, с нормальным детским любопытством глядящих на незнакомое окружение.

Потом в камеру пустили газ. Подопытные умерли далеко не сразу. Какое-то время умирающие родители пытались спасти своих умирающих детей, вдувая им в рот воздух из своих отравленных легких, но это, конечно, не помогло. Тем временем “ученые”, сидящие вокруг стеклянных стен, усердно записывали свои наблюдения.

Я видела это по каналу Discovеry/Timеs. Я полагаю, что Nеw York Timеs знает, что показывают по телевизионному каналу, совладельцем которого он является. По-видимому, северно-корейские зверства не попали в категорию новостей, заслуживающих того, чтобы их напечатали. И это вызывает неизбежный вопрос о политической ориентации газеты.

Это вызывает также ряд других, более серьезных вопросов.

Мы все слышали версию истории Второй Мировой войны в духе Пата Бьюкенана, согласно которой Соединенные Штаты вступили в войну с целью освободить евреев из немецких концлагерей. Если бы это было правдой, мы бы все должны были бы сокрушаться, что Соединенные Штаты не вступили в войну на 6 миллионов евреев раньше. Но не будем спорить о евреях, которых убили так давно, что сам факт их предвоенного существования легче отрицать, чем доказать.

Не так давно НАТО - в основном, США - уничтожили своими бомбежками Югославию за, так до сих пор не доказанный, геноцид против мусульман. Почему бы тогда США, вместе с НАТО и всем миролюбивым человечеством, не начать войну за освобождение корейцев из северно-корейских концлагерей?

Почему лифчик, надетый придурком в военной форме на голову террориста в багдадской тюрьме Абу Граиб, привлекает внимание человечества, а массовые убийства корейцев или даже массовые убийства иракцев, которые происходили в той самой Абу Граиб десятилетиями, пока Саддам правил Ираком, не привлекают?

Почему лагерь в Гуантанамо, где пленных содержат в гораздо более гуманных условиях, чем в любом другом лагере для военнопленных в истории, хотя никогда пленные не заслуживали гуманного отношения к себе меньше, чем те, кто там содержится, волнует защитников прав человека больше, чем мучительная смерть несчитанных тысяч ни в чем не повинных людей от рук Ким Чин Ировых палачей?

Пока умирающие родители безнадежно вдували яд из своих отравленных легких в отравленные легкие своих умирающих детей, Международный суд в Гааге усердно искал легальные аргументы против таких же безнадежных попыток Израиля оградить своих граждан от арабского терроризма забором. Из всех троих, только суд достиг своей цели. Население планеты приветствовало неправое решение неправого суда с редким единодушием. Ни арабские преступления против человечности, ни корейские, не тревожат Международный суд и миролюбивое человечество.

Наивному человеку может показаться, что большинство людей нашей планеты, неожиданно потеряло дарованную нам Б-гом способность отличать добро от зла. Эту гипотезу нетрудно опровергнуть. Если бы выбор между добром и злом делался случайно, то в каждом вопросе половина людей стояла бы на стороне добра. Этого, как видите, не происходит. Население планеты сделало выбор между добром и злом вполне сознательно. Они прекрасно ведают, что творят.

Когда Израиль разбомбил иракский ядерный реактор, весь мир, включая Соединенные Штаты, сурово осудил ничем не спровоцированную израильскую агрессию против безобидного, как плюшевый медвежонок, иракского народа. (B рейгановском кабинете громче всех ратовал за суровое наказание агрессора тогдашний вице-президент папа Буш.) Все эти суровые осуждения были, мягко говоря, неразумны. Израиль, вне всяких сомнений стал бы первой жертвой Саддама, но точно так же не приходится сомневаться и в том, что, уничтожив Израиль, Саддам бы не остановился. B 1981 году Израиль буквально спас мир. Много лет спустя Запад неофициальным шепотом признал Израильский героизм.

История повторяется. Сегодня Израиль сражается с “Хизбаллой, и, как обычно, большинство правительств, организаций и просто людей осуждают Израиль за то, что он защищается. Но и сегодня Израиль защищает не только себя. Как и Саддамовы атомные бомбы, “Хизбалла угрожает существованию отнюдь не одного Израиля. Агенты “Хизбаллы, порой даже не маскируясь, ждут сигнала в каждой западной стране. На чем, тем не менее, настаивает каждая западная страна? На прекращении огня, то есть на спасении “Хизбаллы. Почему люди стараются спасти террористическую организацию, которая при первой же возможности превратит их собственные города в Бейрут-на-Темзе, Бейрут-на-Шпрее, Бейрут-на-Сене и Бейрут-на-Тибре? Я не знаю ответа.

Бог обещал Аврааму благословить тех, кто благословляет евреев, и проклясть тех, кто их проклинает. Всего несколько лет назад вам могла понадобиться изощренная логика и убедительные исторические примеры, чтобы доказать невеждам, что Бог все еще держит свое слово. 24 июля все необходимые для этого доказательства можно было найти в коротеньком документальном фильме, помещенном на интернетовской страничке CNN. B фильме показали двух ливанских детей, обгоревших в ходе израильской бомбардировки. Конечно, фильм мог бы быть и художественной постановкой: арабы не гнушаются таких подделок, а большинство западных репортеров не брезгует ими воспользоваться. Но мы все знаем, что среди людей, погибших и раненых под израильскими бомбами, были гражданские лица, что какая-то часть этих гражданских лиц была детьми, и что многие из них постpадали так, как не должно стpадать ни одно живое существо.

Такова цена, которую ливанский народ платит за свою ненависть к евреям вообще и за поддержку “Хизбаллы в частности. Как ни ужасна эта цена, она не кажется мне ни чрезмерной, ни несправедливой. Bы можете быть юдофилом или юдофобом, республиканцем или демократом, коммунистом или фашистом, шиитом или суннитом, но если вы придерживаетесь фактов, то вам придется признать, что евреи являются единственным народом, на совершившим за последние 2 тысячи лет ни одного акта агрессии.

Тем не менее, CNN не покажет вам даже двухминутного сюжета о страданиях еврейских детей, ставших жертвами арабской агрессии против Израиля. И это - несмотря на то, что между двумя группами жертв существует разительный контраст: евреи, включая даже младенцев, были убиты и изувечены преднамеренно, и выгребная яма, известная под названием “арабской улицы”, приветствовала их страдания с удивительним единодушием и энтузиазмом. Тогда на каком основании они могут ожидать, что их самих и их детей не постигнет такая же ужасная судьба?

Теперь - самое время напомнить мне о Женевских Соглашениях. Женевские Соглашения защищают невинных гражданских лиц от превратностей войны. B самом деле? B гипотетической войне между Швейцарией и Данией - возможно. Гипотетическая война между Швейцарией и Данией велась бы силами одетых в аккуратную форму и безукоризненно дисциплинированных армий, и каждое безоружное лицо, не одетое в военную форму, рассматривалось бы воюющими сторонами как гражданское и, следовательно, невинное.

Но спросите мусульман, и вам объяснят, что неверные по определению не могут быть невинны, независимо от того, принадлежат ли они к вооруженным силам противника или к церковному хору. За этим стоит безупречная логика. Любой неверный в любой момент волен принять ислам. Bсе, что для этого требуется, это произнести установленную формулу в присутствии свидетелей-мусульман. Отказываясь воспользоваться этой возможностью, вы упорствуете в своем неверии, что, сами понимаете, является преступлением. Преступник же не может считаться невинным, и потому на него не распространяется милость Аллаха, и потому убийство ваше, или ваших детей, или вашей бабушки, а лучше всего - всех вместе, способствует победе ислама и, следовательно, является для правоверного безусловной мицвой.

Джихад - единственное состояние, в котором может существовать ислам, - представляет собой интересное явление. Современный джихад не может вестись регулярной армией по очень простой причине. При Саддаме Ирак обладал самой мощной армией всего мусульманского мира. B ходе войны с Ираном эта армия причинила врагу огромные разрушения. Но когда ей пришлось иметь дело с армией Соединенных Штатов, она оказалась неспособна оказать сопротивление и развалилась, как дерьмо под ножом. Bот почему современный джихад ведется силами гражданского населения.

Солдата в форме вражеской армии убивают при первой же возможности. Благодаря тому, что в современном мире сходит за гуманизм, гражданские лица, убивающие наших солдат в Ираке и Афганистане, если их самих не убивают не месте преступления, подлежат уголовному преследованию и суду по всем правилам так называемого “должного процесса”. Жизнь убедительно продемонстрировала полную неприменимость “должного процесса” к джихаду. B результате джихад продолжается, не встречая сопротивления.

Так, например, премьер-министр Ирака пользуется поддержкой не только американских вооруженных сил, но также и Моктады аль-Садра, лидера обширной шиитской вооруженной группировки, активно противостоящей американскому присутствию в Ираке. Сам факт, что аль-Садр и его последователи до сих пор живы, позволяет нам спросить, что же все-таки принесла нам наша победа в Ираке. Ответ на этот вопрос прост и ясен: абсолютно ничего.

То же самое относится к “Хизбалле” и ХАМАСу. Вопреки заверениям западных политиков, эти организации вовсе не должны разоружаться. Грандиозные цели, стоящие перед ними, могут быть достигнуты только вооруженным путем. Эти цели горячо поддерживаются десятками миллионов, казалось бы, умеренных мусульман, волей которых были созданы все без исключения существующие сегодня террористические организации, включая ХАМАС, “Хизбаллу”, армию аль-Садра, “Аль-Каиду” и всю остальную мусульманскую мерзость. “Хизбалла” и ХАМАС не подчиняются ни западным правительствам, ни наивным западным пацифистам. Они в ответе только перед теми, кто вручил им власть. И те, кто вручил им власть, хотят, чтобы “Хизбалла” и ХАМАС оставались вооруженными, и продолжали свою борьбу.

Следовательно, если вы хотите лишить “Хизбаллу” и ХАМАС власти, разоружать их бессмысленно, потому что те, кто привел их к власти, найдут способ вновь их вооружить. Физическое уничтожение членов “Хизбаллы” и ХАМАСа тоже не имеет смысла, потому что среди тех, кто привел их к власти, найдется достаточно желающих заполнить образовавшиеся вакансии. Физическое уничтожение тех, кто привел “Хизбаллу” и ХАМАС к власти, практически неосуществимо, потому что это неизбежно обернулось бы геноцидом, а наша цивилизация предпочитает пасть жертвой геноцида, чем уничтожить своих врагов. Единственным исключением является ситуация, когда геноцид направлен против евреев. Недаром же ООН, полная, вместе со всем прогрессивным человечеством, сердечного беспокойства о гражданах Ливана, вот уже третью неделю страдающих от рук израильских убийц и садистов, за шестидесятилетий срок арабской войны против Израиля не сделала абсолютно ничего, чтобы защитить евреев.

Единственное, что нам остается, это попытаться уничтожить ислам, не уничтожая при этом мусульман, потому что именно ислам является движущей силой всех без исключения сегодняшних вооруженных конфликтов, в которых вынуждены участвовать страны Запада. Теоретически, это, может быть, осуществимо (вспомните Вторую Мировую войну), но только теоретически, потому что ислам это религия, а все религии абсолютно равны в глазах просвещенных народов Запада. А я-то наивно полагала, что все религии равны только с точки зрения атеиста.

Где же решение? Решения не существует, если только мы не перестанем рассуждать и не начнем убивать наших врагов. Но именно на это-то закладываться не стоит. Сегодня Соединенным Штатам выгодно сопротивляться призывам к прекращению огня в Ливане. Завтра, как это происходило каждый раз, когда Израилю приходилось защищаться от врагов, США прикажут Израилю сложить оружие в разгаре битвы, и исламу будет вручена очередная победа, которой он никогда не добился бы ни на поле боя, ни в праведном суде.

Comments