Глас вопиющего в пустыне


Воинствующий религиозный фанатик-реакционер в процессе размежевания со своим домом


Недавно мне пришлось посетить Department of Motor Vehicles, что переводится, как «Департамент самоходных экипажей» и является американским вариантом ГАИ. ГАИ оно и в Африке ГАИ. Я встала в очередь. Первые 45 минут ушли у меня на то, чтобы добраться до стола справок, где посетители должны объяснить, зачем они пришли, и получить всякие подлежащие заполнению формы и номерок, по которому их когда-нибудь вызовут. После этого начинается собственно ожидание.

Стол справок представлял собой прилавок с тремя окошками. За прилавком находились трое государственных служащих. Одна из них сидела у своего окошка и кое-как справлялась со своими обязанностями. Двое других, дядя и тетя, пытались взломать шкафчик для хранения бумаг. Дядя выглядел, как Шварценеггер на стероидах. Тетя была похожа на воробья. Дядя пытался загнать гвоздодер в щель между дверью шкафчика и его корпусом. Тетя пыталась удержать шкафчик на месте, обнимая его для этого крепко, но без любви. Время от времени под дядиным нажимом шкафчик взлетал на воздух. Тетя взлетала вместе с ним, как мультяшный волк, падающий в пропасть в обнимку с каким-нибудь нелетающим аппаратом. После каждого полета дядя возвращал шкафчик в исходную позицию, тетя возврашалась на стартовую площадку своим ходом, и очередь получала возможность посмотреть всю сцену сначала.

Я — женщина грубая и нетерпеливая. Как только я оказалась на расстоянии, с которого можно было докричаться до справочного стола, я посоветовала дяде разломать шкафчик к чертовой матери, если ему было так важно добраться до его содержимого.

Дядя задумчиво ответил в том смысле, что он состоит на службе у государства, в то время как шкафчик являлся государственной собственностью, и если каждый государственный служащий сломает по одному государственному шкафчику, то у государства не останется шкафчиков даже для…
Тут он нажал покрепче, я шкафчик наконец развалился. Тетя тут же занялась поисками чего-то в его обломках.
— Ну? — немного повременив, спросил дядя.
— Нету, — виновато ответила тетя.
— А вы у Летиши в кабинете смотрели? — не отходя от кассы, спросила третья госслужащая.
Тетя безмолвно удалилась, по-видимому в направлении кабинета Летиши, а дядя, самокритично сказав «Ёлки-палки!», устроился у своего окошка и начал работать с посетителями.

По самым грубым подсчетам, человек двести потеряли минимум по полчаса каждый, глядя, как двое госслужащих медленно замучили до смерти пустой госшкафчик. Это — 100 человеко-часов, выброшенных правительством на помойку. Но народ, не считая, конечно, меня, безмолвствовал и, следовательно, все шло в пределах допустимого. Большинство присутствующих при этом даже не подозревали, что ГАИ является примером того, что происходит на всех без исключения уровнях нашего гигантского правительственного аппарата.

Вы, наверное, думаете, что ЦРУ, ФБР, Департамент Обороны, Госдепартамент, Пентагон и Белый дом работают по-другому. Но если спросить у вас, на каких фактах основано ваше доверие к правительству, вам нечего будет ответить. Конечно, при каждом президенте, конгрессмене и сенаторе, при всех секретарях, председателях и директорах трудится штат высококвалифицированных профессионалов, благодаря усилиям которых те, кому надлежит вести нас к новым победам верят, что то, к чему они нас привели и вправду является победой. Но все это — не более, чем фасад, за которым скрываются мириады пустых ящиков для бумаг, ключи к которым давным давно потеряны, как была потеряна возможность выставить из страны Мохаммеда Атту до того, как под его руководством был разрушен Торговый центр, или обезвредить Осаму бин Ладена до того, как он стал героем мусульман всего мира. И ни одна уважающая себя государственная контора никогда не позволила бы взламывать свои заведомо пустые шкафы. Слава невоспетым героям американского ГАИ!

Обратите внимание, что мое презрение к правительству не имеет ни малейшего отношения к политике. Я не критикую ни республиканцев, ни демократов. Да и за что их критиковать? Когда демократы обвиняли президента Буша в том, что он устроил ураган Катрина, чтобы увеличить прибыли Халлибертона, республиканцы отвечали, что ураган произошел сам по себе, а Белый дом никакой предварительной информации о нем не имел. Такова бездонная глубина американской политической мысли в начале XXI века. На сей раз я решила поверить республиканцам, поскольку отсутствие знаний о чем бы то ни было — это единственное, чего можно ожидать от кретинов, потерявших ключи к полутора миллиардам пустых шкафов. Но может ли разумный человек на основании этих дебатов выбрать, за кого голосовать? Не думаю. Конечно, республиканцы пока не пытаются пришить Хиллари Клинтон организацию стихийного бедствия, но я подозреваю, что это изменится, как только она въедет в Белый дом.

Изощренные знатоки прикладной математики обнаружили, что доля населения Нового Орлеана по отношению к населению Америки совпадает с пропорцией числа изгнанных из Газы евреев к населению Израиля. Отсюда был сделан вывод, что Катрина была Божьим наказанием за Газу. Не верьте. Бог не стал разрушать Ур за грехи Содома и Гоморры. Как всякий разумный бог сделал бы на Его месте, Он разрушил Содом и Гоморру. Будучи официально зарегистрированной республиканкой, я придерживаюсь генеральной линии партии, объявившей ураган природным явлением. Это, как Вы понимаете, отнюдь не означает, что Бог не может использовать природные явления в качестве воспитательных мер. И если прошлогоднее цунами было послано Богом в наказание нашим врагам-мусульманам, то недавний ураган вполне может быть наказанием за наши попытки облегчить участь наказанных. Поразмыслите об этом, когда наше правительство в очередной раз вручит нашим заклятым врагам еще несколько миллиардов долларов.

Поразмыслите, например, о двух миллиардах долларах, которые мы ежегодно, начиная с 1973 года, платим Египту, чтобы он не воевал с Израилем в открытую. За это Египет воюет с Израилем подло, по-арабски, чужими руками, но все при этом знают, что воюет. Если бы Джимми Картер, вместо того, чтобы умасливать Египет, разрушил бы его дотла и навечно, то Египет и в этом случае не воевал бы против Израиля открыто, причем куда более искренне и гораздо дешевле для нас с вами.

Но мы, само собой, таких вещей не делаем. Мы — гуманный народ. Вместо того, чтобы бить врагов, мы платим им взятки, чтобы они притворялись нашими союзниками. При этом и платить и притворяться почему-то приходится нам одним. Помните время, когда мы притворялись, что Саддам Хуссейн — наш друг. Недалек день, когда мы станем притворяться, что Иран и Сирия — наши друзья и оплот мира и демократии на Ближнем Востоке. А там и до Кубы с Северной Кореей недалеко. Вы никогда не считали, сколько денег США подарили террористической организации, известной под названием «палестинский народ»? Эти подарки делались регулярно, как до войны с терроризмом, так и в самом ее разгаре. Конечно, финансирование терроризма проходит по графе гуманитарной помощи, но каждая копейка этой помощи так или иначе финансирует убийство евреев. Следуя примеру Европы, наше правительство надеется задобрить террористов, чтобы они ограничились уничтожением Израиля, а нас не трогали. Ни в Европе, ни здесь это не сработает. Но скажите, кто финансирует терроризм щедрее, чем наше собственное правительство?

Как может подтвердить каждый житель Нового Орлеана, гуманитарные жесты американского правительства по отношению к собственному народу такой безудержной щедростью не отличаются. Не будучи экспертом по бомбам, я подозреваю, что результат взрыва «грязной бомбы» будет в чем-то похож на то, что произошло в Новом Орлеане. Для тех, кто знает о бомбах еще меньше, чем я, объясню, что «грязная бомба» — это обычное взрывное устройство, начиненное радиоактивным веществом, которое рассеивается при взрыве. Жертв и разрушений от самого взрыва может быть сравнительно немного, но вся округа оказывается радиоактивной и, следовательно, необитаемой. Город стоит, но находиться в нем нельзя. Вообразите, что произойдет, когда мусульмане взорвут «грязную бомбу» в вашем городе. Помните, что вы видели по телевизору? Только вместо чернокожих получателей государственного пособия по бедности, бредущих по грудь в зловонной воде, это вы с остатками своей лилейно-белой семьи будете из последних сил тащиться по радиоактивным улицам, гадая, успели вы уже получить смертельную дозу облучения или вам это еще предстоит. И независимо от того, кто будет при этом вашим мэром, губернатором, президентом или генсеком ООН, правительство сделает все, что в его силах, чтобы вам помочь — то-есть абсолютно ничего.
Вы заметили, что я сказала не если, а когда? Если вам кажется, что мой пессимизм чрезмерен, то объясните, на каких фактах зиждется ваш оптимизм. Что, по-вашему, помешает мусульманам сделать это? Департамент Внутренней безопасности? Вряд ли. Страх перед нашим сокрушительным ответом? Они видели наш сокрушительный ответ на 9/11 и знают, что им нечего бояться. Мы производим великолепные шумовые эффекты, но они никак не сказываются на способности мусульман продолжать джихад. Конечно, у нас есть атомная бомба, но наши враги знают так же точно, как мы сами, что мы слишком трусливы, чтобы ею воспользоваться. Мне остается предположить, что вы надеетесь на добрую волю мусульман, потому что сколько вам ни размазывали говна по глупой, сытой морде за четыре года, прошедшие с 9/11, вы все еще верите, что в глубине души мусульмане ничем не отличаются от вас. В таком случае я от всего сердца желаю вам удачи, поскольку добрая воля мусульман — явление такое же мифическое, как мудрость и мужество нашего правительства. Возможно, вам следует подумать о покупке антирадиационных костюмов для всей семьи. Вы также можете попытаться поправить свой пошатнувшийся бизнес покупкой лотерейных билетов.

Я не написала ни слова, пока происходило «размежевание». Читатели спрашивали меня, почему я молчу, а я не находила сил, даже чтобы ответить на этот простой вопрос. Теперь я могу это объяснить. Дело в том, что большинство из вас ведет себя как слепцы, у которых не хватает ума понять, что у них что-то не так со зрением. Почему слепцы? Потому что только слепец может верить пропаганде, а не собственным глазам. Почему не хватает ума? Догадайтесь сами.
Когда Израиль пытался построить забор, чтобы отмежеваться от своих смертельных врагов, вы не называли это размежеванием. Вы называли это апартеидом, преступлением против человечности и рядом других совершенно неуместных эпитетов. Но когда Израиль без единого выстрела, без какой бы то ни было пользы для себя сдал врагу свою землю, вы назвали это «размежеванием».

Вы называете израильтянина, живущего в собственной стране, «поселенцем», и этот ярлык позволяет вам оправдать любое преступление, совершенное как арабами, так и израильским правительством против него и его детей. А как вы называете пакистанца или араба, поселившегося в вашей стране с целью превращения ее в максимально возможное подобие своего родного гадюшника?

Вы называете человека, безнадежно пытающегося отстоять родной дом в Газе, не пролив при этом крови, «воинствующим религиозным фанатиком». Но арабов, из поколения в поколение живущих в грязных поселениях в Израиле и вокруг него, вы называете «беженцами», хотя они никогда ни от кого не убегали.
Вы оправдываете сдачу Газы тем, что для защиты каждого ее законого жителя требовалось присутствие нескольких солдат. Вам не пришло в голову винить в этом тех, от кого исходила угроза законным жителям Газы. Вам не пришло в голову потребовать, чтобы солдаты уничтожили эту угрозу и разошлись по домам. Вам не пришло в голову, что враг, который угрожает Израилю, ничуть не меньше угрожает и вам, будь вы евреем, христианином или буддистом, жителем Израиля, Англии, Бельгии или даже Соединенных Штатов.

Вы смотрели по телевизору, как евреев вышвыривали из домов, где они родились и выросли, где они не нарушили ни Божьих законов, ни человеческих, и вам так и не пришло в голову, что, как бы ни исхитрялась пропаганда, то, что происходило у вас на глазах являлось самым настоящим погромом, и то, что он был сделан руками евреев и с одобрения большинства евреев Израиля и Диаспоры, сделало его только хуже. Гораздо хуже.

Вчера арабы сожгли синагоги Газы. Шестьдесят пять лет назад горели синагоги Германии. Ни у евреев за пределами Германии, ни у христиан по всему миру особого беспокойства это не вызвало. Но у вас не хватает ума разглядеть простую параллель между этими событиями.
И потому вы заслуживаете того, что неминуемо вас ожидает.

Comments