Дорогая Яшико!


Дорогая Яшико!
Я начал это письмо с описания моих честных и объективных взглядов на насилие, творимое людьми, и его причины. Но, прочитав Вашу статью «О моральном превосходстве над акулами», я понял, что эти взгляды — не для Вас. Неужели два глаза за глаз — наш единственный выбор? Неужели у человеческой души не осталось никакой надежды?
Всего доброго,

Дж.

Дорогой Дж.,
Насколько я понимаю, в контексте Вашего письма термин «взгляд» употребляется как синоним термина «мнение». Я полагаю, что Вы в состоянии отличить мнение от факта. Это — отнюдь не тривиальное предположение, но я предпочитаю ошибиться, переоценив Ваши способности. Мнение может быть основано на фактах, на предрассудках, на невежестве или, как нередко случается, вообще ни не чем. Как погода, мнение не может быть честным или нечестным. Оно может быть высказано честно, если у человека хватает на это мужества, или нечестно, если этот человек предпочитает кривить душой. Вы предпочли третий вариант — фигу в кармане. Ну, что ж, свобода слова несомненно включает в себя свободу молчания.

О том, насколько Ваше мнение объективно, нам остается только догадываться. Как правило, человек не в состоянии оценить собственную объективность. Поскольку Вы предпочли держать свои взгляды в секрете, ограничившись только сообщением об их наличии, мне остается предположить, что они характеризуются той же предвзятостью, что и взгляды подавляющего большинства людей, включая и меня. Это происходит оттого, что все, что кажется нам универсальной истиной, на самом деле глубоко уходит корнями в нашу отнюдь не универсальную культуру. Строго говоря, универсальные истины существуют только в математике, но Вам следует быть математиком для того, чтобы это понять. И раз Вы решили держать свои взгляды в секрете, то их объективность, так же как и их таинственное качество, которое Вы именуете «честностью», навеки останутся для меня тайной. Что я могу Вам сказать? Жизнь полна тайн, и Ваша — отнюдь не самая манящая из всех. Ничего не поделаешь.

Что заинтересовало меня в Вашем письме, это попытка найти компромисс между местью («два глаза за глаз») и спасением («надежда для человеческой души»). Я никогда не писала ни на одну из этих захватывающих тем, но раз Вы спрашиваете, то я непременно попробую.

Месть, с моей точки зрения, — штука довольно бессмысленная. Она продолжается до тех пор, пока у одной из сторон не останется людей, готовых продолжать до победного конца. Если это происходит не в результате физического уничтожения мстителей, а как проявление доброй воли, то сторона, продемонстрировавшая таким образом моральное превосходство над противником, непременно терпит поражение. Вот как порой бывает несправедлива жизнь.

Нет ничего неожиданного в том, то клиническое течение мести совершенно не зависит от названия, которое дают процессу его участники. Так, например, израильская неадекватная реакция на массовые убийства евреев арабами была названа «эскалацией цикла насилия», «непропорциональным ответом», «обращением евреев с “палестинцами” так, как немцы обращались с евреями», а также множеством других абсурдных терминов. Как бы Вы это ни называли, суть его от этого не меняется: за каждого убитого тобой, я убью двух твоих соплеменников. Дважды два, как известно — четыре, после чего идет 8, затем 16, 32, и так далее, и так далее… Пока что эта геометрическая прогрессия вывела Израиль из Газы. Если Вы верите, что, отдав арабам все, что они требуют, Израиль наконец сможет жить в мире, то Вас должно удивлять, почему Израиль еще десятки лет назад не отдал им Газу, Иудею и Самарию. Если же Вы не так наивны, то Вы должны спросить, почему Израиль до сих пор не предпринял шагов, которые действительно могут привести к миру.

Я не знаю, за кого Вы болеете в этом конфликте. Скорее всего, вы — с сотнями миллионов христиан и евреев, считающих, что жизнь на Земле немедленно станет лучше, как только «маленькая говенная страна», как публично отозвался об Израиле один французский дипломат, будет отдана на растерзание толпе кроводажных дикарей. Посмотрите, например, насколько всем стало лучше, когда дикарям отдали Южную Африку.

Но если не смотреть на ближневосточный конфликт как на способ успешно завершить благородное начинание Адольфа Гитера, то окажется, что у Израиля есть только один способ добиться мира: победа над арабами. Победа полная и окончательная, которая навсегда покончит с медленной войной, которую Израиль не в состоянии вести успешно, и навсегда лишит арабов доже теоретической возможности сомневаться в праве Израиля на существование. Это не будет местью за десятилетия безнаказанных убийств. Это не будет наказанием за эти убийства. Это будет победой на врагом, за которой последует настоящий мир.

Но Израиль, сами понимаете, ничего подобного не планирует. Израильтяне озабочены состоянием человеческой души ничуть не меньше, чем Вы. Махатма Ганди настолько ближе нашему сердцу, чем Джордж Буш или Ариед Шарон, что простое упоминание о них в одном предложении кажется нам святотатством.
Почему мы не можем ладить друг с другом? Почему мы не можем быть хоть немножко похожи на Ганди? Или хотя бы на Родни Кинга?

Я читала, что в разгар Второй Мировой войны, когда лондонцам приходилось жить под ежедневными и еженощными бомбежками, Ганди написал Уинстону Черчиллю письмо, в котором рекомендовал безошибочную стратегию победы. Согласно Ганди, англичанам надлежало сдать свою страну немцам без боя. После этого им оставалось мирно (главное — мирно!) ждать, пока немцы не поймут, что они неправы и не устыдятся содеянного. В результате этого неизбежного озарения немцы соберутся и уедут домой в Германию, а англичане останутся праздновать свою победу, которой они достигли, не замарав рук. Потому что, согласитесь, чистая совесть и чистые руки важнее любой победы.

Ганди был отнюдь не уникален в своем толстовстве. Однажды я получил письмо от читателя, который Ганди не упоминал и, я подозреваю, либо никогда о нем не слышал, либо считал его мужем матери Терезы. Этот читатель заверил меня, что если бы страны, оккупированные Гитлером, не сопротивлялись оккупации, то Вторая Мировая война не состоялась бы. Это — замечательный рецепт достижения мира. Перестаньте сопротивляться злу насилием, и в мире не останется насилия, кроме как против Вас. А если Вы будете охотно раздвигать ноги перед каждой угрозой насилия, то Вас и не не изнасилуют. Главное — научиться делать это с искренним удовольствием. Судя по Вашему письму, у Вас с этим проблем не будет.

У меня для Вас плохие новости, Дж. Ваш дом горит. Сегодня Вы, может быть, еще могли бы потушить пожар, но Вас научили беспокоиться о поджигателях: что если им не хватит воды на собственные неотложные нужды? И Вы, вместо того, чтобы спасать свою семью, свой дом и себя самого, пытаетесь объяснить повышение температуры глобальным потеплением. Глобальное же потепление, как всем известно, вызвано ядовитыми выхлопными газами вездеходов, на которых почем зря разъезжают американские империалисты и поджигатели войны. Все сходится, правда? Но скажите, как насчет ледникового периода, который закончился за 20 тысяч лет до открытия Америки? Что вызвало глобальное потепление в ту далекую эпоху? Не иначе мамонты напукали. Это — такая же правда, как то, что причиной терроризма является отчаянное положение угнетенных масс. Евреи же, воспользовавшись неразберихой, изобрели СПИД. Тем временем Вы, как полагается порядочному человеку, сидите в своем горящем доме и размышляете о человеческой душе.

Неужто Вы и вправду верите, что спасаете свою душу, позволяя злу одерживать одну победу за другой? Мое субъективное мнение говорит, что Вы путаете спасение души с поддержанием аптечной чистоты рук. Мое субъективное мнение говорит, что в теперешней ситуации порядочным людям не до чистоты. Наша цивилизация гибнет у нас на глазах. Порядочные люди должны сражаться. Но большинство цивилизованных людей разделяют Ваше самоубийственное заблуждение. В результате англичане — единственный западно-европейский народ, мужественно сопротивлявшийся Гитлеру, — сегодня, в полном соответствии с подлым идиотизмом Ганди, бездействуют вместе со всем остальным цивилизованным миром перед лицом мусульманского нашествия, словно стадо овец в конце Рамадана. Когда, по-Вашему, мусульмане, заполонившие Европу, поймут, что они неправы? Когда они прекратят джихад, обезглавливание «неверных», побивание камнями женщин, массовые убийства беззащитных людей, Когда они откажутся от кровавого учение своего дже-пророка и от поклонения дьяволу, которое Вы, вместе с огромным количеством прекраснодушных противников насилия и сторонников всеобщего равенства, упрямо, вопреки всем известным нам фактам, называете,»просто еще одной монотеистической религией«?

Вот Вам информация к размышлению. Христианство возникло как безобидная еврейская секта и оставалось безобидной еврейской сектой до тех пор, пока группа товарищей не разглядела за ее учением мощной политической идеологии. И христианство постепенно превратилось в то, чем оно является сегодня. На это превращение ушло две тысячи лет. Половина этого времени приходится на Средние, они же Темные, века. Во время Средневековья человеческая культура упала гораздо ниже того уровня, на котором она находилась в Греции за тысячи лет до возникновения христианства. Если бы не Возрождение, средневековье продолжалось бы и по сей день. Но Возрождение произошло в результате невероятного стечения обстоятельств. Средневековье знакомо всем, но Возрождение почему-то произошло только в Европе. Ни в Азии, ни в Африке, ни у мусульман ничего подобного никогда не было. То, как далеко ушла от собственного средневековья любая существующая на Земле культура, находится в прямой пропорции со степенью восприятия этой культурой ценностей нашей цивилизации.

Мусульмане, например, и сегодня находятся там, где они были 14 веков назад, когда они возвели своего доморощенного фюрера в ранг пророка. Сегодня, в XXI веке, египетские крестьяне все еще пользуются той технологией орошения полей, которая существовала в Древнем Египте еще до пирамид. Все, чему мусульмане научились за 14 веков ислама, это носить штаны и пользоваться современным оружием. И тому и другому они научились от нас.
Попытайтесь вообразить нескончаемый средневековый мрак, в который сползет человечество в результате распространения ислама. Если Вашего воображения на это не хватает, то просто вспомните все, что Вы знаете про Афганистан под игом Талибана. Это был редкий пример ислама, не испорченного тлетворным влиянием Запада. Когда влияние Запада исчезнет, таким станет весь мир.

Мне любопытно, почему Вы решили поговорить о человеческой душе именно со мной. Попробуйте обратиться с этим вопросом к еврею, которого гонят в газовую камеру. А если путешествие в прошлое, даже такое недавнее, Вам не под силу, задайте свой вопрос израильским матерям, чьи сыновья и дочери были убиты арабами в дискотеках и пиццериях. Мы не сделали для их спасения от бессмысленных, подлых убийц абсолютно ничего. Не сделали в прошлом и не собираемся делать в будущем. Что заставляет Вас думать, что у нас еще есть душа?

Что позволяет Вам верить, что трусость может привести к спасению?

* * *

Дорогая Яшико,
В своей статье «Что такое хорошо и что такое плохо» вы пишете: «большинство [Римских] пап были мужчинами (хотя случались и исключения: Иоанн VIII, например, пропапствовал два года, родил ребенка и был отстранен от должности за неточночти в анкетах)».
Что за чушь! Как насчет доказательств?


МАБ
Дорогой МАБ,
Попробуйте поискать «woman pope» на Гугле. Вот, что Вы найдете в первом же попадании:
Джон Англикус был англичанином, жившим в IX веке. Он посетил Афины, где приобрел известность своим знанием наук. Затем он стал преподавателем университета в Риме. В конце концов он был произведен в кардиналы и после смерти Льва IV в 853 г. был избран папой.
Он оставался на престоле под именем Иоанна VIII в течение двух лет. В 855 году, во время короткого путешествия он потребовал остановить карету и тут же, на обочине дороги, к огромному удивлению присутствующих, родил ребенка. Римский папа оказался мамой!

Католические источники называют эту историю клеветой. Честно говоря, мое уважение к католицизму ничуть не уменьшилось, когда я это прочитала. Оно ничуть не увеличится, если окажется, что это и вправду клевета. Но допустим, что так все и произошло. Если Вы — католик, Вы ведь не станете из-за этого баптистом, мусульманином или, страшно подумать, хасидом? О чем же Вам тогда волноваться?
И о чем Вам волноваться, если Вы — не католик?
Но постойте! Вы чуть дальше пишете, что Франция, с Вашей точки зрения, не является католической страной. А Вы вообще знаете, что такое «католик»?

* * *

Дорогая Яшико,
Налоги на бензин, которые Вы упоминаете со ссылкой на данные Американского Института нефти, исчисляются не в процентах, а в центах на галлон. Отсюда вытекает существенная разница в абсолютной величине этих налогов. По-моему, вам следует опубликовать поправку.
С уважением,

ЮЛ

Действительно, следует.

* * *


А напоследок я хочу неспровоцированной мыслью спровоцировать возмущение моих читателей.
Не преуменьшая Американского вклада в победу над фашизмом, я, тем не менее, считаю, в полном соответствии с историческими фактами, что победа над Германией была одержана Советским Союзом. К тому же ни одна стран-участниц войны не понесла таких тяжелых потерь, как СССР: число погибших достигло 25-35 миллионов человек, а значительная часть европейской территории страны была разрушена дотла.

Жестокая ирония этой ситуации состоит в том, что в случае победы Германии Советские граждане потеряли бы гораздо меньше, чем граждане стран Западной Европы. Они попали бы в рабство к фашистам, но оно мало чем отличалось бы от рабства под пятой большевиков. Террор, развязанный немцами на оккупированных ими территориях, был ничуть не хуже красного террора большевиков. Число советских граждан, погибших от рук коммунистов, превосходило число советских граждан убитых немцами. Кремлевской номенклатуре, само собой, не поздоровилось бы, но простые люди, возможно, только выиграли бы от немецкой победы, потому что коммунистический режим был во многих отношениях более жестоким, чем гитлеровский. Например, нацисты не отменяли права на частную собственность.

За исключением советской элиты, существовала только одна категория людей, для которых исход войны был в буквальном смысле слова вопросом жизни и смерти. Это были евреи. И получается, что когда советские солдаты с криком «За родину! За Сталина!» бежали навстречу немецким пулям, они жертвовали собой ради спасения советского еврейства и немногих оставшихся в живых евреев Европы. Очевидно, они не ведали, что творят.
А мы — ведаем?
Comments