ОТ ИКОНОМИИ ТВОРЦА К НАУЧНЫМ ЭКОНОМИЧЕСКИМ ТЕОРИЯМ

Отправлено 22 янв. 2017 г., 21:42 пользователем Sergey Ivanov

Кого нам слушать: себя или Бога? Свойство познания даровано человеку Творцом во исполнение заповеди возделывать и хранить сад (Быт. 2:15). Разум падшего человека по гордости отделил себя от мира, в познании встал на позицию противопоставления себя к миру, и, как следствие, устремился воздвигать стену от враждебных сил природы. Изучение свойств окружающей природы вошло в русло удовлетворения страстей. Познание мира трансформировалось в тщеславную любознательность.

Промыслом Божиим была попущена и на сей раз злая воля. Как в раю соблазнил хитрый змий Еву и Адама: И сказал змей жене: нет, не умрете … но будете, как боги ... (Быт. 3:4,5). Так и ныне устремились люди тратить свои силы на познание законов природы, чтобы сделать себе имя (Быт. 11:1–9). Отпадение от Бога дезавуировано искусной хитростью и коварством логики противника, которую принял человек:

  1. Для концентрации на познании материи, ее свойств и законов необходимо, хотя бы на время, отвлечься в рассуждениях от Творца и Его воли;
  2. Очевидно, что выведение Создателя из картины мира позволяет быстрее обогатить человеческие познания о природе;
  3. Успешное познание свойств природы дает соблазн не использовать гипотезу о Его существовании для науки.
  4. Возможно, Бога и нет, либо Он, сотворив мир и дав ему законы, исчез. Материя же существует вечно с такими свойствами, которыми она обладает сама в себе. Материя управляется не Богом и не создана Богом, потому что существует вечно, а управляется точными, слепыми законами природы, как математика.

Подобное рассуждение помогло европейскому человечеству вывести идею Бога и из изучаемого мироздания. Возгордившийся ум начал изобретать теории в поиске ответов на насущные вопросы. Путь спасения души, усилий борьбы с грехом был оставлен. Наука была использована в качестве эффективного инструмента для возвеличивания человека в его стремлении стать как бог!. 

В эпоху Просвещения (конец XVII―XVIII) стало распространятся мнение, что для человечества существует только один путь развития, который именовали прогрессом. Идея заключается в усилении власти человека над природой с помощью науки и техники, наиболее полном удовлетворении материальных потребностей, смягчении нравов, гуманизации и демократизации общества, отмене деспотических режимов, отмене смертной казни. Иными словами, в усилении власти человека над природой и смягчении нравов. По мысли теории всем определялось развиваться по пути прогресса, в результате чего народы станут однородными независимо от расы, подданства и конфессии. 

Человек сам противопоставил себя всему творению (Быт. 3:17-19) и, после, стал прилагать усилия к искажению того, на что устремлялось его внимание. Предав забвению спасение души, человек утверждается рабом тела и паразитом ойкумены. Силы разума направил на понуждение тех, кому раньше он дал имена (Быт. 2:20), но из-за греха человека восставших против, на понуждение служить себе. Принуждение через хитрость и силу, находя удовольствие в порабощении. Но окружающий мир покорился суете не добровольно, но по воле покорившего, в надежде, что наступит день освобождения (Рим. 8:20,21). 

Последовавшая после Реформации эпоха Просвещения отвергла всякое Божественное откровение как источник знаний. На место религии были выдвинуты рассудок и наука, предлагающие новую картину мира в разнообразных теориях. Человеку рекомендуется опираться в рассуждении лишь на собственный разум. Вселенная стала рассматриваться как часовой механизм, и утверждается, что человек после смерти не будет ни осужден, ни вознагражден. Тесный и скорбный путь обретения Царства Божия был оставлен, предлагается устремиться широким пространным путем на обустройство комфортных условий внешней стороны жизни. В основание новой жизни были положены «закон и право», самим человеком изобретаемые. 

Святоотеческое Предание предупреждает, что противник воздействует на душу невидимым образом. Соблазняя человека ко греху, сначала он показывает сладости и удовольствие. Ждет, когда человек втянется и перестанет сопротивляться соблазну. Тогда дьявол и получает власть над человеком. Низведя ум от духовного неба к веществу, приковывает сердце человека к земным занятиям. Изучением различных наук, преходящих знаний земных человек сам лишает себя нужного знания о Боге.

Особое развитие научный подход получил в странах с доминирующим протестантским мировоззрением, идеей предопределения ко спасению давшим основание для устремления к накопительству. О своей предопределенности человек мог косвенно судить по мирскому преуспеянию: избранных к небесному спасению Господь благословляет процветанием в их земной жизни.

Благосостояние стало восприниматься не как личное достояние, а как дар свыше, как знак благоволения Спасителя к грешнику. Разум человека стал полагать, что Бог одобряет накопительство.

Но не полезным считалось использование богатства, дарованное Богом, для удовлетворения собственных нужд. Накопительство приобретало сакральный смысл, как подлежащий умножению дар Божий. Поиск способа изменить отношение Бога к неизменяющемуся грешнику стал побудительным мотивом для возрождающейся мысли. 

Пионерами экономических теорий формулы богатства считаются французский доктор хирургии Франсуа Кенэ (1694–1774), английский профессор логики Адам Смит (1723–1790) и английский биржевой маклер Давид Рикардо (1772–1823). 

Франсуа Кенэ обратил внимание на противоречие человеческого устремления к наслаждению благим законам, установленным Творцом. Кенэ указывал на право человека добывать свое благополучие где угодно и как угодно, тем более свободно распоряжаться собственностью, ибо она является плодом его труда. Он начал единый организм общества теоретически делить на классы: производителей, земледельцев (класс бесплодный, не создающий, но перерабатывающий) и собственников ― пользователей доходов. Кенэ пытался еще аргументировать это разделение как установленное Творцом для поддержания гармонии в мире.

Следующий мыслитель, Адам Смит, придерживаясь уже материалистического мировоззрения, настаивал на существовании объективных законов рынка, т.е. самодовлеющих и автономных. В системе отношений людей, обменивающих товары, он видел законы, которым люди подчиняются. Стремление человека к личной корысти определялось Смитом как естественное и нормальное. По его мнению, устремление всех людей в достижении своих корыстных целей в результате приведет к росту богатства и благополучию всего общества в целом: например, производители, стремясь удовлетворить потребности покупателей, преследуют и свои личные, корыстные цели, но в итоге это приводит к росту богатства всего общества. И в этом обществу способствует некая «невидимая рука» рынка, закон природы, т.е. сам рынок, от себя подталкивает к реализации интересы других участников. И как вывод, рекомендовалось, ресурсам земли, имеющимся в распоряжении одних народов, в результате перемещать туда, где в данный момент прибыльнее их использование. Поэтому рекомендовалось участие государства в перераспределении богатств и сдерживании свободы торговли ограничивать, ведь в любом случае «невидимая рука» рынка все управит на благо всему обществу и сделает это лучше правителя. Этими рассуждениями было положено начало доктрине «свободного предпринимательства» и «естественного порядка» в экономическом учении.

Различия в труде, утверждал Смит, даны самой природой от склонности человека к торгу. То, что получалось у человека лучше, он и обменивал на недостающее, тем самым эволюционно повышая свое мастерство в определенном виде деятельности. В качестве примера приводилось некое племя, одному из членов которого лучше удавалось мастерить луки и стрелы. Готовый продукт обменивался на скот или дичь. Постепенно, повышая свое мастерство, он превратился в оружейного мастера. Другой выделился своим умением строить жилища, получая вознаграждение опять же скотом или дичью. Постепенно это умение становится его основным занятием — так из племени выделились оружейник и плотник. То есть разделение труда — больше результат привычки и практики.

Продолжая рассуждения о богатстве, Смит указывал, что, в конечном счете, прогресс зависит от производительности труда, сколько будет произведено товара за ограниченное время. Что в свою очередь предполагает специализацию и экономию, затрачиваемого на производство определенного объема товаров времени. Чем быстрее производство за единицу времени, тем больше богатство. Все общество представлялось Смиту гигантской механической мануфактурой, а разделение труда — всеобщей формой экономического сотрудничества людей в интересах богатства народов. При этом процесс производства может быть поделен на ряд операций, где каждая часть выполняется отдельным рабочим. В то время деньги не имели веса, свойственного нашей современности, поэтому в деньгах Смит видел пока еще техническое орудие, способствующее торговле. Смит уделял кредиту только подчиненную роль для задач производства, как средство активизации торговых операций. Подход Адама Смита в работе «Исследованиях о природе и причинах богатства народов» (1776г.) стал фундаментом для последующего экономического образования — как школа классической политической экономии.

Английский биржевой маклер Давид Рикардо развил мысли предшественников дальше, настаивая на недопустимости вмешательства государства в свободную торговлю и предпринимательство. Государственная политика, указывал он, должна быть сведена лишь к налогообложению. При этом налоги не должны быть обременительными, так как это ведет к обнищанию населения. «Лучший налог — меньший налог» ― акцентировал он. В виду того, что доходы распределяются неравномерно в цепочке производства, торговли и ренты, задача науки — выявить объективные законы, влияющие на распределение доходов между участниками рынка.

В исследовании экономики возобладал материалистический взгляд — Божественное откровение о происхождении мира и человека было предано забвению.

Метод точной науки, применяемый для изучения мертвой материи с использованием математических способов измерения, был применен к носителю Образа и Подобия. Экономисты увидели свое предназначение в поиске закономерностей природы, при этом рекомендуя освободить торговлю от ограничений — как правовых, защищающих целостность государства, так и нравственных. Допущение того, что некоторые истины могут превосходить способности разума, отметалось как неприемлемое.

Индивид и правопорядок стали основой мироустройства общества. Учение о построении мира из атомов, отдельных неизменяемых и неделимых частиц, привнесло в экономическую теорию понятие индивидуума (от лат. individuum — неделимое). Индивидуум стал базовой единицей либерализма. Следовательно, как и атом для науки, индивидуум функционирует, обладая набором «врожденных» и приобретенных качеств. Выявление свойств отдельного индивидуума, связей их в группе, а также между группами стало основным направлением экономической мысли. Индивидуум обладает правами, а обязанности в отношении с Богом во внимание не принимаются. Человек-индивидуум расценивается как заменяемый элемент массы ему подобных. Экономика объявлена зависящей исключительно от самого индивида. Атомизация человека позволила применить математические методы к исследованию поведения «частиц» человечества для счета, прогнозирования и моделирования. Наука противопоставила человека и мир — для познания мира, чтобы после изучать человека в отрыве от мира, учитывая зависимость последствий воздействия на объект лишь механистично.

Человечеству рекомендовалось волю свою устремлять к тленному, изменчивому, неистинному богатству. Стяжательностью стала разрушаться цельность души, подводя ее к беспокойству и смятенности. Человеку уже не надо изменять свое отношение к Богу, чтобы обрести жизнь вечную. Бог или оправдывал человека, удовлетворив Свое правосудие его добрыми делами, или прощал его по вере, снимая с него вину за грех. Дела добродетели оставались лишь для успокоения совести. Высвобождающаяся энергия души, от угнетения религиозной деятельности, направлена была Реформацией на практическое обустройство земной жизни, как единственный принцип мирского аскетизма. Активность в миру приобретала характер освященного труда. Закладывалась основа современной индустриально-технократической цивилизации Запада.

Последующие поколения все более стремились ко всестороннему развитию преимущественно в научных и социальных сферах, к устроению исключительно земного благополучия, к поднятию статуса и личной значимости человека вне связи его с Богом.

В результате такой самонадеянности в мире усилилась гордость и, несмотря на относительное земное благоденствие умножились беззакония и оскудела любовь (см. Мф 24:12)

Следующие статьи будут посвящены осмыслению наблюдаемых действий Творца в равновесии мирского рынка, цикличности попускаемых колебаний, природе денег.

Источник http://katehon.com/ru/article/ot-ikonomii-tvorca-k-nauchnym-ekonomicheskim-teoriyam

Comments