Свиридов. Патетическая оратория

"Патетическая оратория" на слова В. Маяковского для баса, меццо-сопрано, смешанного хора и оркестра (1959). Литературную канву оратории композитор создает сам, используя фрагменты из поэмы «Хорошо!» и ряд стихотворений, среди которых — «Разговор с товарищем Лениным», «Последняя страничка гражданской войны», «Рассказ о Кузнецкстрое и о людях Кузнецка», «Необычайное приключение, бывшее с Владимиром Маяковским летом на даче». Произведения эти использованы частично, только в той мере (те строфы и стихи), которая диктовалась общим замыслом оратории.

Оратория — монументальное произведение. Свиридов использует в нем большой состав симфонического оркестра с расширенной группой медных духовых (восемь валторн, шесть труб, шесть тромбонов, туба), с включением двух роялей, органа и большого состава хора (от ста шестидесяти до двухсот человек).

Жанровые оттенки: монологи, песня-гимн и сцены(доминируют). В ней есть действующие лица: народ, выступающий по-разному в различных эпизодах, поэт — трибун революции, образы врагов-белогвардейцев во главе с Врангелем. При широком обобщении, несомненной эпичности сочинения, музыке свойственны огромная динамика, активность образно-тематического развития.

Впервые на сцене оно было поставлено режиссером Э. Пасынковым в Новосибирском академическом театре оперы и балета в 1961 году

Появление «Патетической оратории» было крупным событием в советской музыке. В 1960 году оратория была удостоена Ленинской премии.

1. Марш
2. Рассказ о бегстве генерала Врангеля
3. Героям Перекопской битвы
4. Наша земля
5. Здесь будет город-сад
6. Разговор с товарищем
Лениным

7. Солнце и поэт 

 Три первых номера воплощают образы революционной борьбы, гражданской войны и завершаются победой революции. Сильно, энергично, без единого такта вступления, сразу с необычного типа декламации солирующего баса — с ораторской речи-приказа: «Разворачивайтесь в марше!»— начинается оратория:

     Этот «Марш» — монументальная фреска, запечатлевшая грандиозные события революции. Звучание большого смешанного хора в сопровождении маршевой поступи оркестра с яркими фанфарными возгласами труб создают атмосферу напряженную, героическую и торжественную.

Второй номер — «Рассказ о бегстве генерала Врангеля» — содержит черты театрального действия. Солист рассказывает — не поет (в его партии указан только ритм, вне звуковысотности) — о бегстве из Севастополя белогвардейцев. Рассказ ведется на фоне и в чередовании с хором «Ныне отпущаеши»(Молитва Симеона Богоприимца)— отпеванием белой армии. А затем появляется и Врангель, который — «под пули в лодку прыгнул».


Третий номер — гимн «Героям перекопской битвы» — торжественный, по-русски песенный и величавый, с плавным и широким разливом мелодии, перекликающейся с песнями гражданской войны. Этот номер является продолжением картины национальной катастрофы. «Герои,

вымыв землю своею кровью, разгромили» собратьев. В его основе лежит жанр массовой песни. Приёмы симфонического развития тематического материала приводят к

трагически (appassionato) звучащей кульминации и коде: подвиг героев прославлен в веках.
     

Следующие номера образуют средний раздел оратории. В нем раскрывается образ советского человека в его глубокой любви к Родине, к родной русской земле. Проникновенный монолог баса — «Наша земля» — сосредоточенное раздумье о Родине:

     Землю,где воздух, как сладкий морс,
бросишь и мчишь, колеся,—но землю, с которою вместе мерз, вовек разлюбить нельзя.

     Оркестровое вступление основано
на теме в характере русских инструментальных наигрышей. Она воспроизводит родной пейзаж, образ Родины:

     В заключительной разделе монолога главная мысль утверждается в музыке активно-действенной, сурово-героической с оттенком маршевости:

   

 5. «Здесь будет город-сад» — для солистки (меццо-сопрано) и смешанного хора — запечатлевает образ советского человека-созидателя, мысль которого обращена в будущее. Сосредоточенное раздумье предшествующего монолога сменяется сценой-действием. Светло, уверенно, величаво звучат заключительные стихи в партии солистки, сопровождаемой хором и оркестром:

     Я знаю —
                    город
                            будет,
     я знаю —
                    саду
                           цвесть,
     когда
             такие люди
     в стране
                   советской
                                   есть!

     

6. Среднюю часть оратории завершает, как и начальную, монолог баса — «Разговор с товарищем Лениным»:

     Грудой дел,
               суматохой явлений
     день отошел,
               постепенно стемнев.
     Двое в комнате.
               Я
               и Ленин —
     фотографией
               на белой стене.

     Монолог — осмысление происшедших событий современности и грядущего. Здесь несколько мыслей-образов, смена резко контрастных эмоциональных состояний. Сурова и сдержанна декламационная лирическая мелодия солиста вначале. Но главный образ, завершающий этот разговор,— героический. Он возникает в последней строфе текста:

     Товарищ Ленин,
                              по фабрикам дымным,
     по землям,
                       покрытым
                                       снегом и жнивьем,
     вашим,
               товарищ,
                             сердцем
                                           и именем
     думаем,
                 дышим,
                            боремся
                                          и живем!..


     Последний раздел оратории
— ее финал «Солнце и поэт». Как и в предыдущем номере, в нем воплощен образ поэта-гражданина, отдающего себя делу революции, созидающего вместе со своим народом новый, светлый мир. Само солнце — жизнь берет его в союзники:

     Пойдем, поэт,
     взорлим,
     вспоем
     у мира в сером хламе.
     Я буду солнце лить свое,
     а ты — свое,
     стихами.

     Это монументальный оркестрово-хоровой номер с участием солиста. Огромную роль в музыке играет тема ликующего звона колоколов, придающая ей торжественный, солнечный характер. Завершается произведение ораторской мелодией — декламацией солиста и хора, утверждающей жизнь, солнце, деятельное служение людям:

     Светить всегда,
     светить везде,
     до дней последних донца,
     светить —
     и никаких гвоздей!
     Вот лозунг мой —
     и солнца!


Comments