Тема для рассказа

- Хорошая тема для рассказа! 

Сказал я и отхлебнул солидный глоток ирландского стаута. Это тот самый напиток, который, если официантка достаточно расторопна и несёт бокал сразу после разлива, можно шарахнуть дном по столу и увидеть подъем пенной бури. А потом огромным глотком, по всем правилам, сразу отхлебнуть половину этого «шторма в стакане» и насладиться его кофейным привкусом.

О, священная  пятница, день офисного планктона! Куда деть накопившиеся за неделю усталость, раздражение и агрессию? Ответ один – утопить в пятничном пиве, заесть тандырным шашлыком и забыть о них до следующей недели. С Робертом мы так и поступали – раз в неделю собирались поболтать «за жизнь» за кружкой пива, а то и просто надраться. Но сегодня всех перечисленных дряней в нём накопилось больше обычного, так что мне невольно пришлось стать громоотводом и жилеткой в одном лице, ибо настроение приятеля менялось стремительно. Он то бичевал чиновничью глупость, то переживал о развале сложившейся боеспособной команды. А поскольку работал в одной из ведущих отраслей страны, то рассказываемое меня тоже не очень вдохновляло. Вот я и брякнул, чтобы несколько разрядить обстановку, да перевести разговор в иную плоскость:

- Хорошая тема для рассказа! 

- Не смешно, Димыч! Представь, вся отрасль - в жопе! Для обеспечения собственных потребностей страны сырья затоварено на ближайшие двадцать пять лет. Продавать за пределы страны невозможно: себестоимость добычи на наших месторождениях в три-четыре раза превосходит мировые цены.

- Почему так дорого?

- Сидящий на шее административный аппарат во главе с бывшим генералитетом своими немерянными зарплатами и представительскими расходами задирает себестоимость добычи. Это при том, что простой шахтер в Краснокаменске или Хиягде получает двадцатку на руки. А у директоров и прочих – под триста. И летают они на те же месторождения спецрейсами. О приёмах и говорить не стоит.

- Значит, отрасль скоро начнет сворачиваться?

- Не фига! Всё останется также. Генералитет даже будет требовать увеличивать добычу урана и плутония. А дефицит отрасли будет покрываться налогоплательщиком. То есть - и тобой в частности.

- Вот я и говорю – хорошая тема для рассказа! Представь, зная ситуацию, с холдингом связываются эмиссары инопланетян, испытывающих дефицит ядерного сырья. Или, как вариант, будущее человечество, опять же зная о затоваренности в наше время, посылает на машине времени своих агентов договориться о поставках в будущее. Причем, дефицит в будущем наступил потому, что при настоящем положении дел атомная отрасль начала хиреть и сворачиваться.

- Не будет такого! Это же типа будущее, «наше всё» и всё такое

- Ну, это же художественный рассказ, здесь возможны подобные допущения. Ты же понимаешь, что должны быть художественные допущения. Так и читателю понятней, почему в будущем возник энергетический кризис.

- Ну, не знаю, попробуй раскрутить тему.

Зная мои поползновения на литературной ниве, друг не сильно удивился такому повороту событий. При этом разговор как-то потерял прежний накал и действительно перетёк в другое русло. Через несколько минут, взяв ещё по кружке, мы уже обсуждали список пятидесяти главных фантастических произведений от уважаемого американского издательства.

 

***

- Нам надо срочно встретиться!

Голос Роберта был озабоченный.

- Что-то случилось?

- При встрече. Мне надо задать тебе несколько очень важных вопросов. И учти – от твоих ответов будет очень многое зависеть!

Мы встретились в той же пивной. Роберт выглядел загадочным и всё время как-то с прищуром разглядывал меня. Выпив по первому «завстречному» глотку, мы, наконец, почувствовали, что можно перейти к делу.

- Ну, колись: ты на их стороне?

Вот что можно ответить на такой вопрос? На чьей их?

- Роб, как-то очень в лоб и без предисловий! Ты вообще о чем?

Он продолжал разглядывать меня.

- Ладно! - хлопнул он ладонью по столу. – Слушай! После нашего с тобой последнего разговора, дня через два, у меня на мобильном раздается звонок: «Роберт Маркович, я представляю очень серьезную организацию, у нас к вам предложение по сотрудничеству». Я думал, работу предлагают, нет, оказалось, хотят через меня выйти на руководство, договориться о поставках сырья по ценам, выгодным нашей отрасли. То есть по ценам выше мировых. Говорю, почему не пойдете на рынок? Отвечает: объемы предполагаются такие, что прочие мировые поставщики его не потянут, а у вас, говорит, знаем, запасы огромные. И на месторождениях и на складах. Тут мне поплохело, ибо вспомнил я наш с тобой разговор. И то, какой выход ты предложил тогда в качестве сюжетного поворота в рассказе. Вот я тебя и спрашиваю ещё раз: ты на их стороне?

Я долго переваривал рассказанное. Наконец выдавил:

- Чума! Сказка становится былью… А кто они – инопланетяне или наши потомки?

- Ну, прямо я об этом, сам понимаешь, не спросил. Боюсь, наши переговоры на этом бы и закончились. Так что сам гадаю, кто они. Но ты, типа, здесь не причём?

- Маркыч, шоб я сдох!

 ***

    Но я не сдох. Связаться с Центром было не долго. И просто. Я набрал номер на мобильном  и дождался, когда на том конце сняли трубку, то есть просто прекратились гудки, и сказал всего две фразы:

- Мы опоздали. У нас есть конкуренты.

Вот и всё. И больше я этим делом не занимаюсь. Всё что мог, я сделал, дальнейшее участие лишь испортит мои отношения с Робертом. А этого бы мне не хотелось.

    Вообще такого агента как я, подготовить не просто. Фактически, я был внедрен при рождении, вернее, при рождении моего телесного воплощения в этом времени. И мой жизненный путь был цепью спрогнозированных и спланированных событий, необходимых для встречи «в один прекрасный момент» с необходимым человеком. Человеком этим был Роберт. Наши хронисты выяснили, что в конце 20… года он поступит на службу в одну из компаний государственного холдинга, занимающегося атомной энергетикой. Занимая достаточно крупную должность, он вполне мог быть тем звеном, посредством которого можно было начать переговоры с руководящей верхушкой о поставках ядерного сырья в наше многострадальное будущее. Оговорюсь сразу: Роберт был не единственным вариантом. Вообще хронопланирование - вещь ненадёжная, но его искусство и заключается в том, чтобы посредством множества вариантов развития даже одного события прийти, тем не менее, к требуемому результату.

    И теперь я сижу и пытаюсь раскрутить ситуацию, исходя из мизера данных, полученных мною от Роберта. Если отталкиваться от мною же предложенного сюжета, методом исключения, получаем, что таинственная организация, вышедшая на Роберта – это инопланетяне. Но в моё время никаких инопланетян, вошедших с нами в контакт нет. Значит….

    Тут меня буквально прошиб пот. Я вдруг осознал головокружительную бездну всего того, что это может значить. Всё это время пришельцы высасывали из планеты атомное сырье, а мы, благодарные потомки, сидим в своём «светлом» будущем и сосём лапу, изнемогая от энергетического кризиса! Если это так, значит годы, потраченные мной на этом пути, прошли не зря, и мы близки к разгадке причин кризиса!

    Похоже, самое время встретиться с Куратором. Для таких экстренных или внеплановых случаев (да и плановых, признаться, тоже) есть у меня такая упрощенная машинка времени, по-другому как-то и язык не поворачивается её назвать. По виду – авторучка, по сути – машина времени. Только вот на ней особо не разгонишься. Нажал – попал в кабинет Куратора в текущий для них момент времени. Отжал – вернулся на место почти в тот же миг, сторонний наблюдатель ничего и не заметит. Всё для того, чтобы лишний раз не будоражить хрупкую конструкцию пространства и времени. Только вот сперва предупредить надо о своём появлении. Вновь набираю номер, дожидаюсь ответа и произношу серьезным замогильным голосом: «Необходима встреча!» Это значит, что спустя минуту я, нажав кнопку на своей «авторучке», окажусь пред светлыми очами своего руководства.

    Так и произошло, и я увидел Куратора. На самом деле, Куратор – это не есть определенный человек, скорее группа определенных людей, несущих поочередно вахту на этом посту. Они одинаково компетентны и сведущи в текущих событиях, поэтому приказ любого из них – это приказ Куратора, и всё.

- Ну, что там за сложности у тебя?

Я изложил свои соображения. Куратор задумался:

- Инопланетная цивилизация, говоришь?

- Ну, доказательств никаких, только соображения. Но, как говорится, если не мы, то больше некому.

- Инопланетяне – это плохо. Очень плохо. Догадываешься, почему?

Я пожал плечами:

- В общих чертах.

- В других и не получится: на данный момент никаких контактов с внеземным разумом нет. А нет контактов – не с кем разговаривать.

- Может, я тогда попытаюсь выйти на них через объект? (Это так у нас Роберт именуется).

Куратор покачал головой:

- Нет. И уж тем более нельзя им мешать.

- Почему? Они выкачали недра из планеты, а мы будем спокойно смотреть на это?

- Последствия этого вмешательства могут быть такими, что предсказать их невозможно. А мы с тобой можем исчезнуть в мгновение ока, как и не было! Слишком глобальное вмешательство в прошлое. Тут без консилиума хронистов не обойтись. Так что не будем пороть горячку. Пока возвращайся к себе. Будем думать.

Сказал и дал понять: разговор окончен. Я отжал кнопку «авторучки».


***


    Я снова сижу в своей квартире, как будто нигде и не был. И не было этого разговора с Куратором. Сижу, думкой богатею. «Будем думать». Думайте, большеголовые, думайте. Мне остается только ждать, что вы там придумаете. Ждать и тоже думать.

    А может, нет никаких инопланетян? И на связь с объектом вышел наш «запасной вариант»? Только почему тогда Куратор не в курсе? Или это я его сбил с толку своим «мы опоздали, у нас конкуренты»? И как теперь рассматривать мою тутошнюю почти сорокалетнюю миссию? Провал? Или какой-то результат всё-таки есть? Больно думать о собственной работе, как бесполезной трате времени; направлении, зашедшем в тупик. Помню, когда уже здесь у меня на глазах жизнь в Стране Советов в конце 80-х – начале 90-х двадцатого столетия перевернулась, многие пожилые люди почувствовали себя потерянными и ненужными. Вмиг уважаемые вдруг стали вовсе неуважаемыми, а заслуженные – совсем незаслуженными. Мой здешний «дед» тяжело переживал эти перемены, что, кажется, значительно ускорило его кончину. Вот и мне не хотелось бы чувствовать бесполезность своей миссии.

    Надо как-то отвлечься. Что я там сказал Роберту? Инопланетяне или потомки? Какой теперь простор у меня для творчества! На живом-то материале!

    Я сел к компьютеру, открыл новый текстовый документ и вывел крупными буквами заглавие. Долго думать не пришлось:

ТЕМА ДЛЯ РАССКАЗА


Мика Тутаев

Comments