Новгородские летописи. 11-17вв. Русская правда. Летопись предшествовавшая ПВЛ

Списки летописных сводов, посвященные истории Новгородской и других русских земель с XI до XVII вв. 

Изданные новгородские летописи обозначены № I-V. 

В состав Новгородской первой летописи входят Краткая редакция Русской правды, часть летописного свода, предшествовавшего «Повести временных лет», и др. 

 

Круг летописных памятников, объединяемых по месту их создания в Великом Новгороде. Древнейшим памятником новгородского летописания является так называемая Новгородская первая летопись, известная в двух редакциях - Новгородская первая старшая и Новгородская первая младшая.

Летописи в Новгороде начались рано: в рассказе о крещении Новгорода видны следы записывания современников; ещё важнее известие: «преставися архиепископ Аким новгородский и бяше ученик его Ефрем, иже ны учаше».

Это мог сказать только современник. До нас дошло несколько новгородских летописных сборников — так называемые летописи I, II, III, IV, Софийская летопись, Супрасльская летопись и сходная с нею, вошедшая в так называемую «Летопись Авраамки»; в этой последней драгоценны сведения о последнем времени независимости, прерываемые незадолго до падения Новгорода, а также «Летопись архангелогородская». Большая часть новгородских известий записаны при церквах и монастырях; в одном из летописных новгородских сборников (Новгородский II) есть указание, что «игумен смотрел в монастыре на Лисей Горе летописец». Есть также несколько известий, принадлежащих, очевидно, частным лицам, которые могли быть занесены в списки готовых летописей или с полей рукописи, куда вносились в виде календарных заметок, или могли быть перенесены из каких-нибудь частных записок.

Новгородские летописи отличаются (по замечанию С. М. Соловьева) особой сжатостью, слогом как бы деловым. Составители так дорожат временем (а может быть, и пергаментом), что пропускают слова: «а вы братия, в посадничестве и в князех», говорит в летописи Твердислав, не добавляя «вольны» — и так поймут. Ни поэтических красок, ни драматических разговоров, ни обильных благочестивых размышлений — отличительных черт киевской летописи — нет в новгородских сводах; событий неновгородских в них мало, и те попали случайно.

 

Старшая редакция представлена Синодальным списком XIII—XIV вв. (это древнейшая дошедшая до нас рукопись с летописным текстом), а младшая сохранилась в списках начиная с сер. XV в. Синодальный список, состоящий из двух разновременных частей — конца XIII в. и 2-й четв. XIV в., — дефектен: в нем утрачено начало; повествование охватывает период с 1016 до 1333 г. (приписки, сделанные разными почерками, доводят изложение до 1352 г.). Текст Новгородской первой младшей близок к Новгородской первой старшей, но продолжает его до 30—40-х гг. XV в. В Новгородской первой младшей отразился так называемый Начальный свод конца XI в., предшествовавший созданию Повести временных лет. Очевидно, он же находился и в утраченной части Новгородская первая ст. Вопрос о времени его включения остается пока спорным. Характерными чертами Новгородская первая являются подчеркнуто местный, новгородский круг интересов летописцев, безыскусственность стиля, демократичность языка, отразившего ряд диалектизмов.

Следующий этап новгородского летописания отразился в так называемой Новгородской Карамзинской Летописи, обрывающейся на 1428 г. Эта летопись, состоящая из двух подборок известий, сохранилась в единственном списке конца XV в. и остается до сих пор неизданной. Значение этого памятника определяется тем, что здесь впервые новгородский летописец проявляет заметный интерес к событиям не только местным, но и общерусским.

В завершенном виде эта тенденция реализуется в Новгородской четвёртой летописи (называется условно четвертой согласно тому порядку, в котором публиковались новгородские летописи при первом издании 1841 г.).

Составитель Новгородской четвёртой летописи — очевидно, летописец архиепископа Евфимия II (1429—1458) — использовал Новгородскую Карамзинскую летопись, корректируя ее по Новгородской первой летописи и дополняя другими статьями. Новгородская четвёртая известна в двух редакциях — старшей и младшей, текст которых сходен до 1428 г. Некоторые списки Новгородской четвёртой продолжают изложение событий до последних лет Новгородской республики (1478 г.).

Особая редакция Новгородской четвёртой летописи — Новгородская пятая летопись — была доведена до 1446 г. В ней заметно стремление вновь вернуться к традиционной линии новгородского летописания с преимущественным интересом к местным событиям.

Падение Новгородской республики прервало на время летописание, возобновленное лишь в XVI в. В 1539 г. в Новгороде был составлен, по-видимому, по повелению архиепископа (впоследствии митрополита всея Руси) Макария летописный свод, основанный на Н IV и продолжающий ее оригинальными известиями.

Этот памятник называют Новгородской летописью Дубровского (или Новгородская четвёртая по списку Дубровского). Еще одна Новгородская летопись. XVI в. — Новгородская вторая, доведенная до 1572 г. включительно, — является по сути незавершенной заготовкой, в которой собраны выписки из различных летописей без соблюдения хронологического порядка.

Особенно интересны в этом памятнике известия 1568—1572 гг., содержащие ценные сведения по истории опричнины в Новгороде. В конце XVI— нач. XVII в. была составлена Новгородская Уваровская летопись, вторая часть которой (начиная с 1500 г.) основана на несохранившихся новгородских источниках.

После создания этого памятника составление летописных сводов в Новгороде надолго прекратилось, очевидно, в связи с общим упадком культурной жизни города после польско-шведской интервенции. Возобновление новгородского летописания в 70—80-х гг. связано, вероятно, с деятельностью патриарха Иоакима, которому принадлежала инициатива создания Новгородской третьей летописи.

К первоначальному виду Новгородской третьей летописи восходит Новгородская Забелинская летопись, доведенная до 1679 г., к которой, в свою очередь, восходит Новгородская Погодинская летопись, созданная в 80—90-х гг. XVII в. Особенность Новгородских летописей последней четверти XVII в.— появление в них систематических ссылок на источники и даже элементов критики источников, знаменующих начало нового отношения создателей летописи к своим произведениям.

Comments