Песня болотных солдат (1933)

Название: Die Moorsoldaten Болотные солдаты – немецкий
Описание: Песня "Болотные солдаты" написана в 1933 г. коммунистами-политзаключенными в фашистском концлагере Бёргермор, расположенном на болотах. Его узники занимались «исправительными» работами – культивацией болот. Песня была переведена на многие языки и стала песней сопротивления фашистам практически во всех европейских странах.
 

История песни  статьи из советских музыковедческих изданий


Цитата по:
Развитие социалистического искусства в странах Центральной и Юго-Восточной Европы, 19331939.
Н. М Вагапова, Болеслав Иосифович Ростоцкий, Ирина Ивановна Рубанова, Всесоюзный научно-исследовательский институт искусствознания. Изд-во "Наука", 1983 
Всего страниц: 380

"
...музыка, помогавшая поддержать моральные силы заключенных, дававшая им силы сопротивляться и выстоять. В отдельных случаях [в концлагерях] существовали подпольные музыкальные ансамбли, даже оркестры, исполнявшие сочинения классиков – делалось это тайком, в сравнительно безопасных местах (например, дезинфекционный блок, санчасть, больница). В нелегальных условиях проводились даже митинги и траурные церемонии.

Разумеется, в концлагерях звучали песни. Среди них были и старые известные песни, служившие многим поколениям революционеров (например, «Марсельеза», «Интернационал», «Мысли свободы», «Взвейся, пламя» и др.), и новые, созданные недавно. Но самое замечательное – то, что и в жуткой обстановке концлагерей рождались новые революционные песни. Наиболее примечательна в этом смысле история возникновения песни «Болотные солдаты» – знаменитого образца немецкого революционного фольклора. Местом ее создания был концлагерь Папенбург в Восточной Фрисландии, где в середине 30-х годов были заключены не только 5000 немецких рабочих, но и представители интеллигенции. Арестованных заставляли осушать болота. По колено в воде они рыли канавы; два часа ежедневно занимал путь к месту работы и столько же обратно. И в этих условиях родилась песня.
 
История ее создания вкратце такова.
 
Летом 1933 г. после одного из ночных погромов, учиненных эсэсовцами в концлагере, к одному из арестантов, известному актеру В. Лангхофу, подошел узник И. Эссер, горнорабочий из Рейнского бассейна, и показал свое стихотворение из шести строф. Лангхоф обработал нескладные, но полные глубокой убежденности строки, придал им форму, сочинил рефрен и решил, что из этого может получиться лагерная песня. Хормейстер Руди Гогель был приглашен, чтоб написать музыку – в виде четырехголосного мужского хора. Вскоре песню тайком разучили, а потом исполнили очередном концлагерном вечере. Пели шестнадцать певцов – все в прошлом участники рабочих хоровых обществ, а впереди шел Р. Гогель и дирижировал. Рефрен стали подпевать слушатели, а под конец и охранники. Потом песня была переписана в нескольких экземплярах с нотами и роздана многим узникам, а также эсэсовцам, чтоб зашифровать ее революционную направленность.
 
Самое удивительное, как вспоминает Р. Гогель, это то, что песня «Болотные солдаты» через несколько недель после того, как мы ее спели в концлагере, уже передавалась по московскому радио.

Песня была подхвачена и в кругах эмигрантов, ее обработал Г. Эйслер и начал повсеместно исполнять Э. Буш. В одной из своих статей Эйслер писал:

«Песня, которая там возникла, называется „Болотные солдаты". Ее нужно было сочинить так, чтобы можно было петь при охранниках, то есть она должна была быть зашифрованной. Она возникла не стихийно, как думают буржуазные исследователи народной песни. Эту песню сочиняли сами заключенные и сочиняли организованно <...>
 
 
Обработка Г. Эйслера
Русский текст С. Болотина
 
Нам лопаты давят плечи,
Нас гнетет безмерный труд.
Здесь и птицы не щебечут,
Здесь и травы не цветут.
 
Припев:
Болотные солдаты
Идут среди проклятых болот...
 

Эту песню можно причислить к лучшим революционным песням международного рабочего движения <...>

Цель песни была – поднять настроение отчаявшихся, еще политически незакаленных товарищей, вселить в них мужество, сплотить их на этом трудном пути, сделать для них марш из лагеря и обратно менее мучительным… В первых строках песни содержится лишь чувство печали, говорится о безнадежности положения. Однако последняя строфа звучит: „Но не надо жалоб, зима не может длиться вечно. И мы радостно скажем: „Родина, ты снова моя!" Этот текст нельзя отделить от мелодии, которая действительно великолепна. Эта мелодия восходит к традициям старинных немецких песен ХVI и ХVII вв.».

Подобно тому, как Лангхоф отшлифовал первоначальный текст Эссера, так и Эйслер рукой мастера вскрыл возможности, заключенные в напеве Гогеля. Как отмечают современные комментаторы, – «в мелодической версии Г. Эйслера первые четыре такта идентичны началу колыбельной «Слушай, дитя, слушай», относящейся к временам Тридцатилетней войны. Рефрен опирается на народную песню на слова Г. Гервега «Вокруг жуткая ночь» (1841) . Таким образом, Эйслер сделал более очевидными национальные черты мелодии, ее связи с немецким фольклором. Обработка была выполнена специально для Э. Буша.

Р. Гогель вплоть до 1945 г. кочевал по фашистским концлагерям, а его песня в переложении Эйслера была издана за границей и подхвачена антифашистами всех стран. Живший в Москве с 1935 года Эрнст Буш включал «Болотных солдат» в свои концертные программы наряду с «Песней единого фронта» и другими немецкими революционными песнями. Великий артист способствовал ее популяризации и в Испании среди бойцов Интернациональной бригады, и в самой Германии.
"

 
Цитата по:
Советская музыка, Выпуски 7-12
Союз композиторов СССР., Совиет Унион. Министерство культуры
Государственное Музыкальное издательство., 1963
 
"
Простота песни оправдана и понятна. В основе напева – привычная мелодико-ритмическая формула марша. «Три одинаковых звука, которыми начиналась песня, должны были характеризовать пустынность болот и тяжелую ситуацию, в которой вынуждены были находиться «болотные солдаты», – писал Руди Гогель, сочинивший эту мелодию. Он был сыном музикдиректора из Страсбурга и успел получить до войны музыкальное образование (*). Текст был написан горнорабочим Эссером из Рейнхаузена и режиссером Вольфгангом Лангхофом, автором книги «Болотные солдаты». Всемирно известный вариант Эйслера заменил унылое повторение ноты «ми» более живыми и энергичными квартовыми ходами.

*Этот чудом уцелевший узник Бёргермоора и Ноенгамме после войны руководил газетой «Freies Volk» в Дюссельдорфе, но под угрозой ареста вынужден был переселиться в ГДР.

Эта мелодия имеет связь с двумя конкретными источниками: народной колыбельной времен Тридцатилетней войны: «Horch, Kind, horch» и популярной песней на стихи Георга Гервега «Die bange Nacht ist nun herum» (1841).

Широкая популярность песни побудила исследователей воссоздать ее богатую историю.

Политзаключенные пользовались всяким поводом и любой возможностью для организации легальных и нелегальных «культурных мероприятий». Для шахматных турниров сами вырезали фигуры, для записи стихов и песен приготовляли бумагу из кожи ливерной колбасы и как зеницу ока хранили огрызки карандашей, за которыми охотилась лагерная охрана. В «болотном лагере» у Ашендорфа летом 1937 года профессиональные актеры ставили сцены из драм Гауптмана и Толлера, а музыкальные ансамбли играли фрагменты классической музыки и популярные песни на инструментах, изготовленных из селедочной и пивной тары, алюминиевых коробок для хлеба и голландских деревянных башмаков. Устраивались нелегальные «дни болотных солдат» – музыкально-литературные концерты. В этой обстановке исключительной творческой активности политзаключенных и возникла «Песня болотных солдат». Ее сочинили как ответ заключенных на ночной погром, организованный эсэсовцами в лагере Бёргермоор. Эссер и Лангхоф дали Гогелю текст для сочинения мелодии. Песню сразу же стали разучивать. «Мы упражнялись вечером после возвращения из болот, – вспоминает Руди Гогель, – 60 певцов, преимущественно члены золингенского рабочего певческого ферейна, маршировали в зеленых полицейских униформах(*), с лопатами у плеча по арене, а я сам – на возвышении в синем тренировочном костюме с отломанной от лопаты ручкой вместо дирижерской палочки. Мы пели, и уже со второй строфы почти 1000 заключенных начали подпевать… и к последнему куплету пели даже эсэсовцы, единодушно, открыто, вместе с нами, потому что они сами чувствовали себя «болотными солдатами». Со словами «тогда болотные солдаты не будут больше рыть лопатами болото» 60 певцов втыкали в землю лопаты… и они торчали из болотной почвы как кладбищенские кресты. Потом я переписал песню в дюжине экземпляров с нотами и нарисованной виньеткой и раздарил заключенным, а также эсэсовцам. С тех пор она нашла дорогу и за границу».

*Заключенным были выданы старые, вышедшие из употребления полицейские формы.
 
***
 
Интересные сведения сообщает Фриц Гофман, один из певцов, исполнявших тогда песню: «…у эсэсовцев разгорелась дискуссия, может ли песня исполняться в качестве лагерной или она должна быть запрещена как выражение самосознания заключенных. Дискуссия закончилась дракой эсэсовцев, и на следующее утро четверо из них появились с повязками на голове и руках. Песня без сомнения способствовала разложению среди эсэсовцев и сделала некоторых из них способными на дискуссии с нами… Несколько недель спустя «Песня болотных солдат» передавалась Московским радио».
"
 

Цитата по: С. Болотин, Т. Сикорская "Эрнст Буш на боевом посту!", "Советская музыка", № 5, 1949 г.
 
О первом послевоенном периоде:
...уже через несколько дней в эфире зазвенел голос Буша, передаваемый радиостанцией Советской зоны. Буш начал свое выступление «Песней болотных солдат». С особой силой, как свершившееся пророчество, прозвучали заключительные строки:

Но не вечны рабства годы –
Встанет лето над зимой.
Мы воскликнем в день свободы:
«Край родной, ты снова мой!»

Начало мелодии этой песни на долгое время осталось позывными берлинского радиопередатчика Советской зоны.

"


История песни в фотодокументах

 

 

Карта "болотных" концлагерей. Бёргермор – один из концлагерей, находившихся в болотистой местности на границе Германии с Голландией.

Фото. Страница с записью "Песни болотных солдат" в ее первоначальном виде.

Замечание: «Три одинаковых звука, которыми начиналась песня, должны были характеризовать пустынность болот и тяжелую ситуацию, в которой вынуждены были находиться «болотные солдаты», – писал Руди Гогель, сочинивший эту мелодию.



История песни  иллюстрации из книги Вольфганга Лангхофа "Болотные солдаты", издание Цюрих, 1935 год. 

 

Фото. Former prisoner Jean Kralik’s drawing depicting forced labor by “soldiers of the moor.” From Wolfgang Langhoff, Die Moorsoldaten, Zürich, 1935.

Фото. Early choral arrangement of Soldiers of the Moor. From Wolfgang Langhoff, Die Moorsoldaten, Zürich, 1935.



 "Болотные" концлагеря в фотографиях

Фото. Концлагерь Бёргермор (KZ Börgermoor (I)).

Фото. Концлагерь Эстервеген (KZ Esterwegen (VII)).

Фото. Концлагерь Neusustrum (KZ Neusustrum (V)).

 

История песни  статьи из интернета

 
Статьи об авторах текста песни (на немецком языке):
Вольфганг Лангхоф (Wolfgang Langhoff) – http://www.dhm.de/lemo/html/nazi/kunst/langhoff/index.html
Иоганн Эссер (Johann Esser) – http://www.autorenlexikon-emsland.de/johann_esser.htm
 

Background of "Die Moorsoldaten" reprinted from Wikipedia.


This song was written by prisoners in Nazi moorland labour camps in Lower Saxony, Germany. The Emslandlager("Emsland camps") – as they were known – were for political opponents of the Third Reich, located outside of Börgermoor, now part of the commune Surwold, not far from Papenburg.
By 1933, one camp, Börgermoor, held about 5,000 Communist and Socialist internees. They were banned from singing political songs so they wrote and composed their own. The words were written by Johann Esser (a miner) and Wolfgang Langhoff (an actor); the music was composed by Rudi Goguel and was later adapted by Hanns Eisler and Ernst Busch.
It was first performed at a Zircus Konzentrazani ("concentration camp concert") on 28 August 1933 at Börgermoor camp. Here is Rudi Goguel's description of it:
The sixteen singers, mostly members of the Solinger workers choir, marched in holding spades over the shoulders of their green police uniforms (our prison uniforms at the time). I led the march, in blue overalls, with the handle of a broken spade for a conductor's baton. We sang and by the end of the second verse nearly all of the thousands of prisoners present gave voice to the chorus. With each verse, the chorus became more beautiful and, by the end, the SS – who had turned up with their officers – were also singing, apparently because they too thought themselves "peat bog soldiers".
The song has a slow simple melody, reflecting a soldier's march, and is deliberately repetitive, echoing and telling of the daily grind of hard labour in harsh conditions. It was popular with German refugees in the Thirties and was used as a marching song by the German volunteers of the International Brigades during the Spanish Civil War. It was soon picked up by other nationalities and it appears in almost all the collected anthologies of Spanish Civil War songs.
 

История создания песни в воспоминаниях Вольфганга Лангхофа (Wolfgang Langhoff) (одного из авторов текста песни)
 
Об авторе слов песни "Болотные солдаты" Вольфганге Лангхоффе и его книге, где он рассказывает историю создания песни.
Примечание: немецкий текст с сайта 
http://freiklick.at/index.php?option=com_content&task=view&id=1123&Itemid=61 (сейчас ссылка не работает).

Часть первая. Цитата в переводе:
 
"
В концентрационном лагере Börgermoor в 1933 г. возникла одна из самых известных песен сопротивления, написанная политзаключенными.

После пожара рейхстага 27 февраля 1933 года Вольфганг Лангхофф был арестован.

"Солдаты болот" – это один из первых общественных документов о настоящем лице третьего рейха, и одна из первых попыток предостеречь мир и призвать к защите от угрожающей опасности. Вольфганг Лангхофф также рассказывает в своей книге историю создания песни концлагеря "Солдаты болот". Она возникла в болотных концлагерях, цепи из 15 концентрационных лагерей, которые были образованы в 1933 году в нацистской Германии и были известны под общим названием "Emslandlager" (Лагерь страны Эмса). Одним из самых известных узников был журналист и пацифист Карл фон Оссецкий, в 1935 году получивший Нобелевскую премию мира, в 1933 году он находился здесь в лагере "Esterwegen".

Учрежденному террору, который включал широкий набор ухищрений, актов насилия и противоречащих друг другу распоряжений, чтобы сделать из арестанта либо "народного товарища"("Volksgenossen"), либо довести его (тогда еще "только") до самоубийства, противопоставляется сопротивление заключённых. Распорядок лагеря, который обязывал арестантов в области бараков к чему-то вроде самоуправления, позволял строить "тайное руководство", которое создало контактную сеть и на практике оказывало влияние на политическое поведение в лагере. Усилия по идеологическому уравниванию и солидарности в борьбе за существование всех групп делали возможным взаимное соглашение арестантов, о котором рассказывает песня болотных солдат. Здесь Johann Esser, член профсоюза, пишет первую редакцию "Мы – солдаты болот", вероятно, первой – и самой выдающейся – песни концлагерей, которая была переработана Вольфгангом Лангхоффом и дополнена припевом – и с мелодией Rudolf Goguel приобрела известную сегодня форму.

В концентрационном лагере Börgermoor около Papenburg пленники жестоко избиваются в 1933 г. ночью охраной СС. После этой "ночи длинных планок" у заключенных возникает план сделать что-то для собственной чести. Они хотят представить театральное представление в воскресенье, "Zirkus Konzentrazani", чтобы показать мучителям, что пленники не потеряли стойкости. Тайком песня "солдат болота" возникает для этого мероприятия. И в конце представления исполняется впервые. Один из авторов, Вольфганг Лангхофф, вспоминает:

"И тогда заключённые лагеря услышали впервые песню Бёргермура ("Börgermoorlied"), которая достигла между тем уже популярности в виде народной песни. Один сказал: "Товарищи, сейчас мы споем вам песню о Börgermoor, нашу лагерную песню. Хорошо слушайте и подпевайте, когда припев."

"Тяжело и мрачно в ритме марша хор начал: "Куда бы глаз ни посмотрел..." – Глубокая тишина! Как застывшие все сидели, подпевать неспособные, и слушали еще раз припев: "Мы – солдаты болота и тащимся с лопатами в болото..." (...). Тихо и грустно несколько товарищей начали подпевать. Они не смотрели направо или налево. Их глаза отворачивались к колючей проволоке – туда, где небо наталкивалось на бесконечную пустошь. (...) Я видел коменданта. Он сидел, голову вниз, и копал ногой в песке. СС – тихо и неподвижно. – Я видел товарищей. Многие плакали. (...)

"Сверху и снизу ходят часовые. Никто, никто не может отсюда выбраться. Побег будет всего лишь стоить жизни..." Товарищи очень тихо спели эту строфу и вступили внезапно громко и жестко с последней строфой:

Но у нас не имеется жалоб,
Зима не может быть вечной,
Однажды мы радостно скажем:
«Родина, ты – снова моя!»

Тогда солдаты болот не будут больше
тащиться с лопатами в болото!

(...) Этим завершилось наше мероприятие, и отдельными бараками потянулись обратно дисциплинированно и спокойно в свои квартиры."

Песня болотных солдат была запрещена через два дня комендантом. Но люди СС снова и снова приходили и говорили: "Нет ли у вас песни?" Мы часто записывали ее. В столярной мастерской мы отрезали стволы косо и на них писали стихи, на эти деревянные стекла. Вообще, песня сильно нам помогла. Когда какие-нибудь мероприятие было, или когда какого-нибудь товарища провожали, который был отпущен, тогда мы пели для него первую и, в большинстве случаев, также последнюю строфу."
(Вольфганг Лангхофф: Мы – солдаты болота, Штутгарт 1974, СТР. 190 и на следующих страницах).
"
 
В ноябре 1933 г. Langhoff переводится в Лихтенбург и освобождается 31 марта 1934 в рамках пасхальной амнистии. Возобновление его актерской деятельности почти безнадежно в изменившихся политических условиях. Также ему постоянно угрожает новый арест. В 1934 г. ему удается бегство в Швейцарию. Уже в 1935 году он публикует в швейцарском издательстве свою книгу "Солдаты болот", написанную на документальной основе.
 

Часть вторая. Цитата (оригинал на немецком):
 
"
Nach dem Reichstagsbrand am 27.Februar 1933 wurde Wolfgang Langhoff verhaftet...

Die Moorsoldaten. Es ist eines der ersten öffentlichen Dokumente über das wahre Gesicht des Dritten Reiches und einer der ersten Versuche, die Welt zu warnen und zur Abwehr der drohenden Gefahr aufzurufen. Wolfgang Langhoff erzählt in seinem Buch auch die Geschichte der Entstehung des KZ-Liedes "Die Moorsoldaten". Es entstand in den Moor-Konzentrationslagern, einer Kette von fünfzehn Konzentrationslagern, die 1933 in Nazi-Deutschland gegründet wurden und die unter dem gemeinsamen Namen Emslandlager bekannt waren. Einer der bekanntesten Gefangenen war der Journalist und Pazifist Carl von Ossietzky, der 1933 ein Gefangener in Esterwegen war und 1935 den Friedensnobelpreis erhielt.

Dem institutionalisierten Terror, der in einer breiten Skala von Schikanen, Gewalttätigkeiten und sich widersprechenden Anordnungen bestand, um aus dem Häftling entweder einen "Volksgenossen" zu machen oder ihn (damals noch "nur") in den Selbstmord zu treiben, setzen die Gefangenen Widerstand entgegen. Die Lagerordnung, die die Häftlinge im Barackenbereich zu einer Art Selbstverwaltung verpflichtete, gestattete es, eine "geheime Leitung" aufzubauen, die ein Kontaktnetz errichtete und auf das praktische wie das politische Verhalten im Lager Einfluss nahm. Die Bemühungen um ideologischen Ausgleich und die Solidarität im Überlebenskampf aller Gruppen ermöglichten eine Verständigung der Häftlinge untereinander, von der das Moorsoldatenlied berichtet. Hier schreibt Johann Esser, ein Gewerkschafter die Urfassung von "Wir sind die Moorsoldaten", das wahrscheilich erste – und wohl bekannteste – KZ-Lied, das von Wolfgang Langhoff überarbeitet und – ergänzt durch den Refrain - mit einer Melodie nach Rudolf Goguel in die heute bekannte Form gebracht wurde.

Dem institutionalisierten Terror, der in einer breiten Skala von Schikanen, Gewalttätigkeiten und sich widersprechenden Anordnungen bestand, um aus dem Häftling entweder einen "Volksgenossen" zu machen oder ihn (damals noch "nur") in den Selbstmord zu treiben, setzen die Gefangenen Widerstand entgegen. Die Lagerordnung, die die Häftlinge im Barackenbereich zu einer Art Selbstverwaltung verpflichtete, gestattete es, eine "geheime Leitung" aufzubauen, die ein Kontaktnetz errichtete und auf das praktische wie das politische Verhalten im Lager Einfluss nahm. Die Bemühungen um ideologischen Ausgleich und die Solidarität im Überlebenskampf aller Gruppen ermöglichten eine Verständigung der Häftlinge untereinander, von der das Moorsoldatenlied berichtet. Hier schreibt Johann Esser, ein Gewerkschafter die Urfassung von "Wir sind die Moorsoldaten", das wahrscheilich erste - und wohl bekannteste - KZ-Lied, das von Wolfgang Langhoff überarbeitet und - ergänzt durch den Refrain - mit einer Melodie nach Rudolf Goguel in die heute bekannte Form gebracht wurde.

Im Konzentrationslager Börgermoor bei Papenburg werden 1933 in einer Nacht die Gefangenen von den SS-Wachen unmenschlich verprügelt. Nach dieser "Nacht der langen Latten" entsteht bei den Insassen der Plan, etwas für die eigene Ehre zu tun. Man will an einem Sonntag eine Theatervorstellung aufführen, den "Zirkus Konzentrazani", um den Peinigern zu zeigen, dass die Gefangenen nicht den Lebensmut verloren haben. Heimlich entsteht für diese Veranstaltung das Lied "Die Moorsoldaten". Am Schluss der Vorstellung erklingt es zum ersten Mal. Einer der Autoren, Wolfgang Langhoff, erinnert sich:

"Und dann hörten die Lagerinsassen zum ersten Mal das "Börgermoorlied", das inzwischen schon eine volksliedhafte Popularität erreicht hat. Einer sagte: "Kameraden, wir singen euch jetzt das Lied vom Börgermoor, unser Lagerlied. Hört gut zu und singt dann den Refrain mit."

"Schwer und dunkel im Marschrhythmus begann der Chor: "Wohin auch das Auge blicket ..." - Tiefe Stille! Wie erstarrt saß alles da, unfähig mitzusingen, und hörte noch einmal den Refrain: "Wir sind die Moorsoldaten und ziehen mit dem Spaten ins Moor ..." (...). Leise und schwermütig begannen einige Kameraden mitzusummen. Sie blickten nicht nach rechts und nicht nach links. Ihre Augen sahen über den Stacheldraht weg - dorthin, wo der Himmel auf die endlose Heide stieß. (...) Ich sah den Kommandanten. Er saß da, den Kopf nach unten und scharrte mit dem Fuß im Sand. Die SS still und unbeweglich. - Ich sah die Kameraden. Viele weinten. (...)

"Auf und nieder gehn die Posten, Keiner, keiner, kann hindurch. Flucht kann nur das Leben kosten, ..." Diese Strophe hatten die Kameraden sehr leise gesungen und setzten plötzlich laut und hart mit der letzten Strophe ein:

"Doch für uns gibt es kein Klagen,
Ewig kann’s nicht Winter sein!
Einmal werden froh wir sagen:
Heimat, du bist wieder mein!
Dann ziehn die Moorsoldaten
Nicht mehr mit dem Spaten
Ins Moor!"

(...) Damit schloss unsere Veranstaltung, und die einzelnen Baracken zogen diszipliniert und ruhig in ihre Quartiere zurück."

Das Moorsoldatenlied wurde zwei Tage später vom Kommandanten verboten. Aber die SS-Leute kamen immer wieder und sagten: "Habt ihr nicht das Lied?" Wir haben es oft aufgeschrieben. In der Schreinerei haben wir Stämme schräg abgeschnitten und darauf die Verse geschrieben, auf diese Holzscheiben. Überhaupt hat uns das Lied viel geholfen. Wenn irgendeine Veranstaltung war, wenn ein Kamerad verabschiedet wurde, der entlassen wurde, dann haben wir für ihn die erste und meist auch die letzte Strophe gesungen."
(Wolfgang Langhoff: Wir sind die Moorsoldaten, Stuttgart 1974, S. 190ff.)
 
"

Фотография пластинки

Фото. Пластинка с записью "Песни болотных солдат" (1933), выпущенная в СССР в 1936 году. На обратной стороне пластинки – "Песня Единого Фронта" (1934).
 

Тексты и аудиозаписи песни 

 
Название: DIE MOORSOLDATEN (LAGERLIED VON BÖRGERMOOR)
Text: Johann Esser, Wolfgang Langhoff, KZ Börgermoor, 1933
Musik: Rudi Goguel, KZ Börgermoor, 1933 (Melodiehearbeitung: Hanns Eisler, London, 1935)

Название: Песня болотных солдат (Песня лагеря Бёргермор)
Текст: Johann Esser, Wolfgang Langhoff (написан в концлагере Бёргермор, в 1933 г.)
Музыка: Rudi Goguel (написана в концлагере Бёргермор, в 1933 г.) (Обработка мелодии: Hanns Eisler, сделана в Лондоне, в 1935 г.).

В 1935 г. Эйслер сделал обработку мелодии, благодаря исполнению Буша песня стала широко известна.

Запись 1.
Запись сделана в Москве в 1936 г. (Грампласттрест №3529). Пластинка с трещинкой.
Исполняет: Эрнст Буш Исполнение: 1936г.
http://www.sovmusic.ru/download.php?fname=pesnyab3
Более качественная оцифровка (пластинка без трещины):
http://www​.russian-r​ecords.com​/details.p​hp?image_i​d=13017

Запись 2.
Запись сделана в Барселоне в 1937 г.
Исполняет: Эрнст Буш (Ernst Busch) и хор XI интербригады. Исполнение: 1937г.
http://www.sovmusic.ru/sam_download.php?fname=s9310

Запись 3.
Запись 1960-х гг. От более ранних записей Эрнста Буша отличается более полным текстом (нет только четвертого куплета).
Исполняет: Эрнст Буш (Ernst Busch)
http://www.sovmusic.ru/sam_download.php?fname=s9433

Запись 4.
Исполняется полный текст. Все шесть куплетов. Запись из альбома "100 Jahre Deutsches Arbeiterlied - Eine Dokumentation (Eterna 1967)".
Музыка: Rudi Goguel (обработка Kurt Greiner-Pol) Исполняет: Mitglieder des Erich-Weinert-Ensembles Chor und Orchester Leitung: Günter Löffler (ГДР)
http://www.sovmusic.ru/sam_download.php?fname=s9841

Примечание о вариантах Буша:
1). На ранней записи 1936 года Буш поет в быстром темпе. В записи 1937 года и последующих темп изменен.
Цитата с форума: "Песня вообще-то очень медленная – я как-то попросил студентов в одном баре спеть мне ее… их было человек двадцать и пели они в темпе нашей «Лучинушки».
2). В записи 1960-х гг. он вместо слова "дуб" (айхен) в первом куплете поет слово "ольха" (эрле).
 

Название: Die Moorsoldaten (Lagerlied von Börgermoor) Песня болотных солдат (Песня лагеря Бёргермор)
Текст: Johann Esser, Wolfgang Langhoff (написан в концлагере Бёргермор, в 1933 г.)
Музыка: Rudi Goguel (написана в концлагере Бёргермор, в 1933 г.) (Обработка мелодии: Hanns Eisler, сделана в Лондоне, в 1935 г.).
 

Немецкий текст


Wohin auch das Auge blicket,
Moor und Heide nur ringsum,
Vogelsang uns nicht erquicket,
Eichen stehen kahl und krumm.

Wir sind die Moorsoldaten
und ziehen mit den Spaten ins Moor. :/

Hier in dieser öden Heide
ist das Lager aufgebaut,
wo wir ferne jeder Freude
hinter Stacheldraht verstaut.

Wir sind die Moorsoldaten
und ziehen mit den Spaten ins Moor. :/

Morgens ziehen die Kolonnen
in das Moor zur Arbeit hin
Graben bei dem Brand der Sonne,
doch zur Heimat steht der Sinn.

Wir sind die Moorsoldaten
und ziehen mit den Spaten ins Moor. :/

Heimwärts, heimwärts, jeder sehnet
zu den Eltern, Weib und Kind.
Manche Brust ein Seufzer dehnet,
weil wir hier gefangen sind.

Wir sind die Moorsoldaten
und ziehen mit den Spaten ins Moor. :/

Auf und nieder gehen die Posten.
Keiner, keiner kann hindurch.
Flucht wird nur das Leben kosten!
Vierfach ist umzäunt die Burg.

Wir sind die Moorsoldaten
und ziehen mit den Spaten ins Moor. :/

Doch für uns gibt es kein Klagen.
Ewig kann 's nicht Winter sein.
Einmal werden froh wir sagen:
Heimat, du bist wieder mein!

Dann ziehn die Moorsoldaten
nicht mehr mit den Spaten ins Moor. :/

 

1933

Перевод-подстрочник

Куда бы глаз ни посмотрел,
Болото и пустошь только вокруг,
Пение птиц не радует слух,
Дубы стоят голые и кривые.

Мы - болотные солдаты
и идем с лопатами в болото.:/

Здесь, в этой безлюдной пустоши
Построен лагерь,
Где вдали от всякой радости
Нас разместили за колючей проволокой.

Мы - болотные солдаты
и идем с лопатами в болото.:/

Утром колонны тянутся
в болото на работу.
Мы копаем, пока горит солнце,
Но все наши мысли обращены к родине.

Мы - болотные солдаты
и идем с лопатами в болото.:/

Домой, домой!
Каждый тоскует по родителям, жене и детям,
Из чьей-то груди вырывается стон,
Потому что мы здесь в заключении.

Мы - болотные солдаты
и идем с лопатами в болото.:/

Сверху и снизу ходят часовые,
Никто, никто не может отсюда выбраться.
Побег будет всего лишь стоить жизни,
Четырьмя оградами окружен лагерь.

Мы - болотные солдаты
и идем с лопатами в болото.:/

Но у нас не имеется жалоб,
Зима не может быть вечной.
Однажды мы скажем радостно:
"Родина, ты - снова моя!"

Тогда солдаты болот не будут больше
идти с лопатами в болото! :/

 

Literal translation (английский) 

Everywhere you watch
Bog and marshes all around.
The chirping of the birds does not please us
Oaks are standing bare and crooked.

 

We are the Bogsoldiers
And we move with the spade into the bog. :/

 

Here inside this barren marshes
Is built up the camp
Where we are far off every joy
Are locked up behind barbwires.

 

We are the Bogsoldiers
And we move with the spade into the bog. :/

 

In the morning all of us
Go to work in the bog.
Digging under the branding sun
But our mind is at home.

 

We are the Bogsoldiers
And we move with the spade into the bog. :/

 

Homeward, homeward we are yearning
to the parents, wife and children.
Some chests are widened with a sigh
because we are locked up here.

 

We are the Bogsoldiers
And we move with the spade into the bog. :/

 

Up and down the guards are walking
Nobody, nobody can get away.
Escape will cost your life
Four times the castle is secured.

 

We are the Bogsoldiers
And we move with the spade into the bog. :/

 

In spite of all we won´t complain
It can´t be an endless winter.
One day we´ll happily say
That our home belongs to us again.

 

Then the Bogsoldiers will never take
Their spades to the bog again. :/
 


Варианты перевода песни на русский язык

 
Вольфганг Лангхоф
 
Болотные солдаты*
 
*Песня из книги Лангхофа "Болотные солдаты".
 
Топь, болото, торф проклятый -
Здесь и птица не живет.
Мы - болотные солдаты
Осушители болот.
 
Болотные солдаты
Шагают, взяв лопаты,
Прямо в топь.
 
В этой пустоши унылой
Воздух гнилью заражен.
Нас сюда загнали силой,
Словно кроликов в загон.
 
Болотные солдаты
Шагают, взяв лопаты,
Прямо в топь.
 
Поутру идут колонны
На работу в злую топь,
И сердца у заключенных
Выбивают глухо дробь.
 
Болотные солдаты
Шагают, взяв лопаты,
Прямо в топь.
 
Где-то дом, жена, ребята -
Ты ж корми болотных блох.
И тяжелую лопату
Подпирает тяжкий вздох.
 
Болотные солдаты
Шагают, взяв лопаты,
Прямо в топь.
 
Справа, слева часовые -
Побежишь, так жизнь отдашь.
В три ряда шипы стальные
Окружают лагерь наш.
 
Болотные солдаты
Шагают, взяв лопаты,
Прямо в топь.
 
Но не век стоит запруда,
И не век стоит зима:
День придет, - и нас отсюда
Вырвет родина сама.
 
Болотные солдаты
Швырнут тогда лопаты
Прямо в топь.
 
Вариант перевода из книги (источник: http://nauka1941-1945.ru/catalog/id/1088/ )
"Гитлер должен пасть" (стихи и проза писателей-антифашистов)
 
Гальперина, Е. - Редактор. Институт мировой литературы им. А.М. Горького. Академия наук Союза ССР (ИМЛИ АН СССР)
 
Год: 1941. Издательство: Изд-во АН СССР (Москва : 1-я Образцовая тип. ОГИЗа РСФСР треста 'Полиграфкнига'). Место издания: Москва; Ленинград. Язык издания: русский. Страна издания: СССР. Шифр БАН: EB_1941_AKS_00000017.
 
Оригинал - скан страниц из книги:
 
 

Стихотворный перевод (дата перевода ~1935 г. (?)):

Болотные солдаты

Нам лопаты давят плечи,
Нас гнетет безмерный труд.
Здесь и птицы не щебечут,
Здесь и травы не растут.

Припев:
Болотные солдаты,
Идем среди проклятых болот.
Болотные солдаты,
Идем среди проклятых болот.

Тут среди пустыни голой (*)
Лагеря одни окрест.
За колючкой мы с тобою
Вдалеке от милых мест.

Припев.

Утром тянутся колонны (*)
Вглубь болот на тяжкий труд,
Но мы помним здесь с тобою
Край сей Родиной зовут.

Припев.

Как уйти от часового,
Как прожить короткий век?
Пуля в лоб за взгляд, за слово,
Пуля в спину за побег.

Припев.

Но не вечны рабства годы,
Встанет лето над зимой.
Мы воскликнем: "Край свободный,
Край родной, ты снова мой!"

Мы больше не солдаты, (*)
Мы бросили лопаты - домой!
Мы больше не солдаты,
Мы бросили лопаты - домой!

Существует перевод, опубликованный в нотах для баяна(сборник 1960-х гг.). Перевод содержит четыре куплета. Оригинальный текст на немецком содержит шесть куплетов, но четвертый исполняется редко.
(*) - современный перевод куплета (автор перевода Иванов Е. Б.)

Еще один стихотворный вариант перевода:

Песня болотных солдат


Нас не тешат птичьи свисты,
Здесь лишь топь да мокрый луг,
Да молчащий лес безлистый,
Как забор, торчит вокруг.
Солдат болотных рота,
С лопатами в болота
Идем.

Мы застряли безвозвратно.
За побег ты жизнь отдашь.
Обведен четырехкратно
Частоколом лагерь наш.
Солдат болотных рота,
С лопатами в болота
Идем.

Не томись тоской бесплодной.
Ведь не вечен снег зимы.
Будет родина свободной,
Будем с ней свободны мы!
Болотные солдаты,
В болото мы лопаты
Швырнем!

Стихи - перевод Арк. Штейнберга
Бертольт Брехт. Театр. Пьесы. Статьи. Высказывания. В пяти томах. Т. 2
М., Искусство, 1963

 

Воспоминания школьника 1930-х гг.
Цитата по http://witsoc.narod.ru/10.htm
"
Немецкий я учил с удовольствием. Мне очень нравились песни Эрнста Буша, немецкого певца и антифашиста, в 1936 году приезжавшего в СССР. Он выступал с хором наших советских ребят, учеников школы имени Карла Либкнехта. Музыка, слова и исполнение захватили нас с Вилькой до глубины наших мальчишеских душ. Эрнст Буш был нашим кумиром. Советским кумиром был А.П. Кторов, а иностранным Буш!

И если ты рабочий, то не жди, что нам поможет другой,
Себе мы свободу добудем в бою своей рабочей рукой!
Марш левой, два - три, марш левой, два - три,
Встань в ряды, товарищ, к нам!
Ты войдешь в наш единый рабочий фронт,
Потому, что рабочий ты сам!

В школе на уроках пения мы учили эту "Песню единого фронта" и еще "Песню болотных солдат". И эти же песни мы с Вилькой пели, когда просто гуляли, сами для себя. В школе же, в драмкружке, у нас ставилась пьеса про Карла Бруннера, про немецких подпольщиков, боровшихся с фашизмом и расклеивавших листовки. Вилька был Карлом Бруннером, а я щуцманом, полицейским. Мы давно знали, что Эрнст Тельман — вождь немецких коммунистов так же, как у нас сейчас вождь Сталин, а был Ленин.
"

Версии песни на других языках
 
Английская версия

 

Название: Die Moorsoldaten The peat-bog soldiers - английский
Описание: "Wir sind die Moorsoldaten und ziehen mit den Spaten ins Moor..."
Песня "Солдаты болот" написана в 1933 г. политзаключенными в фашистском концлагере Бёргермор, расположеном на болотах. Песня была переведена на многие языки, и стала песней сопротивления фашистам практически во всех европейских странах.
Музыка: Rudi Goguel (обработка Hanns Eisler) Слова: Johann Esser & Wolfgang Langhoff Исполняет: Поль Робсон (Paul Robeson) Исполнение: ~1940 г.
Download mp3 file:
http://www.sovmusic.ru/sam_download.php?fname=s9309

 
The Peat Bog Soldiers - английский
Музыка: Rudi Goguel (обработка Hanns Eisler) Слова: Johann Esser & Wolfgang Langhoff

Far and wide as the eye can wander,
Heath and bog are everywhere.
Not a bird sings out to cheer us.
Oaks are standing gaunt and bare.

We are the peat bog soldiers,
We’re marching with our spades to the bog.

Up and down the guards are pacing,
No one, no one can go through.
Flight would mean a sure death facing,
Guns and barbed wire grid our view.

We are the peat bog soldiers,
We’re marching with our spades to the bog.

But for us there is no complaining,
Winter will in time be past.
One day we shall cry rejoicing:
Homeland, dear, you're mine at last!

Then will the peat bog soldiers
March no more with the spades to the bog.

Doch für uns gibt es kein Klagen,
Ewig kann nicht Winter sein,
Einmal werden froh wir sagen:
Heimat du bist wieder mein.

Dann zieh´n die Moorsoldaten
Nicht mehr mit dem Spaten ins Moor.
Dann zieh´n die Moorsoldaten
Nicht mehr mit dem Spaten ins Moor.

Испанская версия немецкой песни «Die Moorsoldaten», написанной в 1933 г.
Песня республиканцев-заключенных.

Los soldados del pantano
(Солдаты болот)
(Adaptación: Pi de la Serra y Pere Camps)

Todo cuanto el ojo abarca
está muerto no hay amor
Ni un pájaro nos alegra
Los robles desnudos nos dan temor.
soldados del pantano
las palas en la mano (m.m.)

Nos vigila la guardia dura
¿Quién podría escapar?
Huir es la muerte segura
si disparan es para matar
soldados del pantano
las palas en la mano (m.m.)

De nada nos sirven los lamentos
El invierno pronto pasará
Llegará el día que gritemos contentos
Por fin la patria nuestra será

Ya no habrá más soldados
sufriendo en el pantanos
Ya no!

Ya no habrá más soldados
sufriendo en el pantano
Ya no!

Цитата:
Después del incendio del Reischtag en Berlín, en febrero de 1933, empezaron a crearse los campos de concentración en Alemania y se utilizaron prisioneros políticos para cultivar las grandes zonas pantanosas de la región de Emsland, en la Baja Sajonia. Con este fin se construyeron 15 campos. Uno de los primeros fue el KZ Börgermoor, en donde fueron encerrados unos 5.000 alemanes, en su mayoría militantes socialistas y comunistas. Al estar prohibidas las tradicionales canciones izquierdistas, un grupo organizado de prisioneros intento componer una nueva canción que inspirara al resto de detenidos. El resultado fue "Die Moorsoldaten" (Los Soldados del Pantano) con texto de Johann Esser y Wolfgang Langhoff y música de Rudi Goguel. En el verano de 1933, 16 prisioneros que formaban parte de un colectivo cultural llamado sarcásticamente"Circo Konzentrazani" interpretaron la canción por primera vez y su estribillo fue tarareado por mas de 1.000 prisioneros del campo, alcanzando tal popularidad que a los dos días fue prohibida la canción. Fueron los prisioneros de Esterwegen, que construían los grandes campos de exterminio, quienes transmitieron y popularizaron esta canción que se convirtió en el himno de todos los deportados y un testimonio de la resistencia antifascista. El compositor socialista Hanns Eisler escribió en 1935: "Yo considero esta canción una de las mas bellas canciones revolucionarias del movimiento internacional de la clase obrera. Es un documento revolucionario de gran significación".


 

Голландская версия (первый вариант).
С сайта университета в Голландии -- фламандский язык.
Download mp3 file:
http://www.sovmusic.ru/sam_download.php?fname=s9844


DE MOORSOLDATEN
Uit het concentratiekamp Börgermoor, 1934.
Vertaling: Dirk van Esbroeck

Waarheen wij ook mogen kijken
Zien wij veen en hei rondom,
Vogelzang kan ons niet verblijden,
Bomen staan er kaal en stom.

Wij zijn de moorsoldaten,
En zwoegen heelder dagen, In 't veen.
 
Heen en weer zo gaan de posten,
Niemand kan er langs voorbij!
Vluchten zou ons het leven kosten,
Prikkeldraad, vier op een rij.
Wij zijn de moorsoldaten,
En zwoegen heelder dagen, In 't veen.

Toch zal voor ons ook het uur gaan komen,
't Kan niet eeuwig winter zijn!
Dan roepen en zingen w' in alle tonen:
"Land van mij, gij zijt weer vrij."

Голландская версия (второй вариант).

DE MOORSOLDATEN

Waarheen we de blik ook keren:
veen en hei slechts om ons heen.
Elk genot hier te ontberen,
troosteloosheid straalt van 't veen

Refrein: Wij zijn de veenbrigade
en trekken met de spade in 't veen. 2x

Hier op deze kale vlakte
werd voor ons dit kamp gebouwd.
Daar zijn wij, toen men ons pakte,
achter 't prikkeldraad gestouwd.
Refrein

's Morgens strekken wij in rijen
om te werken naar het veen.
Graven, in de hitte lijden,
met de wachten om ons heen.
Refrein

Huiswaarts, huiswaarts, de gedachten
steeds naar ouders, vrouw en kind.
Dat geeft ons toch weer de krachten,
is wat ons aan 't leven bindt.
Refrein

Wachten zijn steeds op hun posten
achter 'n haag van prikkeldraad.
Vlucht zal slechts het leven kosten,
geen kans hier voor 'n veensoldaat.
Refrein

Toch is er voor ons geen klagen
eeuwig kan 't geen winter zijn.
Eenmaal komen voor ons de dagen
dat we zeggen: eindelijk vrij!





 
Французская версия
 
Название: Die Moorsoldaten Le chant des Marais Песня болотных солдат - французский
Описание: "Loin dans l'infini s'étendent les grands prés marécageux ..."
Французский вариант "Песни болотных солдат", написанной немецкими коммунистами-политзаключенными в концлагере Бёргермор, расположенном на болотах. Французский текст песни был написан неизвестным узником фашистских концлагерей.
Музыка: Rudi Goguel Слова: Esser & Wolfgang Langhoff 1933г. Исполняет: хор

Chant des marais (Песня болот)
Musique de Rudi Goguel
 

Французский текст

 

Loin vers l'infini s'étendent
Les grands prés marécageux.
Pas un seul oiseau ne chante
Dans les arbres secs et creux.

Refrain:

O terre de détresse
Où nous devons sans cesse
Piocher, piocher, piocher.

Bruit des pas et bruit des armes,
Sentinelles jour et nuit
Et du sang, des cris, des larmes,
La mort pour celui qui fuit.

Refrain

Mais un jour dans notre vie,
Le printemps refleurira
Liberté, liberté chérie,
Je dirai tu es à moi.

Refrain:

O terre, enfin libre
Où nous pouvons revivre
Aimer, aimer, aimer.

Источник:
Поэзия вокруг нас. Кн. для чтения на фр. яз. для учащихся сред. и ст. шк. возраста. В. 2 ч. Ч. 2. / Сост. Э. М. Береговская; Пер. М. Д. Яснова. – М.: Просвещение, 1993, стр. 198.

Перевод французского текста

Далеко к бесконечности раскинулись
Огромные болотистые поля.
Ни одна птица не поет
На деревьях сухих и дуплистых.

Припев:

О земля печали,
Где мы должны без остановки
Копать, копать, копать.

Шум шагов и шум оружия,
Часовые днем и ночью,
И кровь, крики, слезы,
Смерть – для того, кто убегает.

Припев.

Но однажды в нашей жизни
Весна вновь расцветет.
Свобода, свобода дорогая,
Я скажу: «Ты есть у меня».

Припев:

О земля, наконец, свободная,
Где мы можем снова возродиться
Любить, любить, любить.

(Перевод a-pesni, 7.09.2006)



Французская версия (с еще одним куплетом и др. небольшими отличиями)
 
 
Le chant des Marais
"BÖRGERMOORLIED" (1933 : chant de captivité)
Paroles de Esser, musique de Rudy Goguel
 
Ce très beau chant de résistance a été composé probablement par deux prisonniers allemand en 1933 dans le camp de concentration nazi de Boergermoor. C'est cette année là en effet que sont créés par Hitler les premiers camps de concentration. 
Ce chant d'espoir s'est très vite répandu, et par la force des choses, a été traduit dans beaucoup de langues. La version française semble être due à un déporté du camp de Buchenwald..
 
Extrait MP3 CD Chants et marches de la libération http://www.chansons-net.com/mil/top-marche-libe.html
 
Loin dans l'infini s'étendent les grands prés marécageux
Pas un seul oiseau ne chante dans les arbres secs et creux

Refrain :
O terre de détresse où nous devons sans cesse piocher
O terre de détresse où nous devons sans cesse aimer.
 
Dans ce camp morne et sauvage, Entouré d'un mur de fer
Il nous semble vivre en cage, Au milieu d'un grand désert.
 
Bruits de chaînes, bruits des armes, sentinelles jour et nuit,
Des cris des pleurs des larmes, la mort pour celui qui fuit
 
Mais un jour dans notre vie, le printemps refleurira
Libre alors, ô ma Patrie, je dirai "- tu es à moi!"
 

Песня болотных солдат в художественных произведениях


1. Фильм "Болотные солдаты", СССР, 1938 г.


Оригинальное название: Болотные солдаты
Год выпуска: 1938
Жанр: Драма, военный
О фильме: Картина рассказывает о борьбе немецких коммунистов против фашистского режима в Германии.

«Болотными солдатами» называли узников концентрационных лагерей.
Коммунист-подпольщик попадает в такой лагерь. Ценой собственной жизни друзья помогают ему бежать. Что Пауль будет делать дальше…

Фильм можно скачать на многих сайтах в интернете.

Фото. Кинотеатр с афишей "Болотные солдаты".

Фото отсюда http://www.supus.ru/bolot_soldat.jpg

 
Лев Гинзбург «Цена пепла»
 

"
16 марта 1943 года Иван Иванович Гордеев прибыл в Дахау. Мне он рассказывал:

— Как подвезли к лагерным воротам, я сразу подумал: где-то я такие ворота видел? Потом догадался: в кино. Показывали у нас до войны фильм «Болотные солдаты», про немецких антифашистов. И песня там была:

Болотные солдаты,
Мы выйдем из проклятых
Болот...
Выйдем ли?

Попал я поначалу в карантинный блок номер девятнадцать. Из нашего блока десять человек выбрали на эксперименты по замораживанию. Был у нас такой паренек — Николай. Он выдержал двенадцать экспериментов. За это была ему от начальства награда — разрешили волосы носить, ходил он по лагерю с чубом...

...Из карантинного блока перевели меня в команду по уборке крематория. Много чего насмотрелся, страшные вещи видел. Но я сейчас о другом хочу рассказать. О болотных солдатах. Там, в Дахау, я, как говорится, на практике убедился в том, что человек, который верит в свое правое, рабочее, партийное дело, непобедим! Познакомился я с одним узником — немцем. Звали его Бернгард Квандт. Бывало, грызет тебя тоска, невмоготу становится, тошнит от голода, от усталости, от трупного запаха, а Бернгард Квандт подойдет, положит на плечо руку и говорит: «Ничего. Мужайся, товарищ! Мы же с тобой революционеры!»

Многое он мне рассказывал: о немецком революционном движении, о братстве русских и немецких рабочих, о том, как борются против Гитлера немецкие коммунисты.

«Понимаешь, Иван, — говорил Бернгард Квандт, — они могут убить меня, тебя, тысячи таких, как мы. Но они не в состоянии уничтожить веру в коммунизм. Ничего у них с этим не выйдет!»

...И я слушал его, и становилось как-то удивительно легко на душе. Ведь вот, думал я, сколько лет свирепствуют в Германии фашисты, кажется, всех они запугали, одурачили, всем заткнули рты. А оказывается, нет! Жива пролетарская совесть — и не где-нибудь, а даже здесь, в этом ужасном лагере смерти, который для того и создан, чтобы убить человеческую душу, веру в людей.

Так в Дахау узнал я, что существует другая Германия. А когда много лет спустя получил письмо из Шверина, от секретаря окружкома Социалистической единой партии товарища Квандта, понял, что эта, победившая фашизм «другая Германия» находится в верных руках.
"


СТРАХ И НИЩЕТА В ТРЕТЬЕЙ ИМПЕРИИ (Furent und Elend des III Reiches)
Б.Брехт
Цитата по: http://www.lib.ru/INPROZ/BREHT/breht2_3.txt

В основу "Страха и нищеты в Третьей империи" положены свидетельства очевидцев и сообщения газет.

"
БОЛОТНЫЕ СОЛДАТЫ

А эти - под стражею, в сборе,
Шагают, о Марксе и Бебеле споря,
Друг друга берут в оборот,
Пока эсэсовец сонный
В лагерный карцер бетонный
Всех вместе не запрет.

Концентрационный лагерь Эстервеген, 1934 год. Несколько заключенных мешают цемент.

Брюль (тихо, Дивенбаху). Подальше держись от Ломана, ненадежный малый.
Дивенбах (громко). Слушай, Ломан, Брюль говорит, что ты ненадежный, чтобы я держался подальше от тебя.
Брюль. Скотина.
Ломан. Не тебе бы говорить, Иуда. Из-за кого Карла посадили в карцер?
Брюль. Скажешь, из-за меня? Я, что ли, получил сигареты неизвестно от кого?
Ломан. Когда это я получил сигареты?
Член библейского общества. Берегись!

Часовой-эсэсовец проходит вверху по насыпи.

Эсэсовец. Кто тут язык распускает? А?

Все молчат.

В следующий раз всех отправлю в карцер, поняли? Петь немедленно!

Заключенные поют первую строфу "Песни болотных солдат".
Эсэсовец проходит дальше.

Заключенные (поют).

Нас не тешат птичьи свисты,
Здесь лишь топь да мокрый луг,
Да молчащий лес безлистый,
Как забор, торчит вокруг.
Солдат болотных рота,
С лопатами в болота
Идем.

Член библейского общества. И почему вы вечно спорите?
Дивенбах. Не твоего это ума дело, святоша. Вчера в рейхстаге его партия (указывает на Брюля) голосовала за одобрение гитлеровской внешней политики. А он вот (указывая на Ломана) считает, что гитлеровская внешняя политика ведет к войне.
Брюль. При нас войны не будет.
Ломан. Положим, при вас уже раз была война.
Брюль. И вообще Германия слишком слаба в военном отношении.
Ломан. Ну один-то уж крейсер вы принесли Гитлеру в приданое.
Член библейского общества (Дивенбаху). А ты кто был? Социал-демократ или коммунист?
Дивенбах. Я держался вне партий.
Ломан. Зато теперь ты премило сидишь внутри - внутри концлагеря.
Член библейского общества. Берегись!

Эсэсовец появляется снова и смотрит на заключенных, Брюль медленно запевает третью строфу "Песни болотных солдат". Эсэсовец идет дальше.

Брюль (поет).

Мы застряли безвозвратно.
За побег ты жизнь отдашь.
Обведен четырехкратно
Частоколом лагерь наш.
Солдат болотных рота,
С лопатами в болота
Идем.

Ломан (бросает лопату). Как подумаю, что сижу здесь из-за вас, из-за того, что вы раскололи единый фронт, так бы и размозжил тебе башку.
Брюль. Ну да, это на вас похоже: "Поклонись мне, как дружку, а не то снесу башку". Как же, единый фронт! Вы рады бы переманить у нас людей.
Ломан. А вам больше нравится, чтобы их переманил Гитлер! Предатели народа!
Брюль (в бешенстве хватает лопату и замахивается на Ломана, тот тоже держит лопату наготове). Я тебе покажу!
Член библейского общества. Берегись! (Поспешно запевает последнюю строфу "Песни болотных солдат".)

Эсэсовец показывается снова.

Все заключенные (подхватывают песню, усердно мешая цемент).

Не томись тоской бесплодной.
Ведь не вечен снег зимы.
Будет родина свободной,
Будем с ней свободны мы!
Болотные солдаты,
В болото мы лопаты
Швырнем!

Эсэсовец. Кто крикнул "Предатели народа"?

Все молчат.

Мало вас учили. (Ломану.) Отвечай, кто?

Ломан смотрит на Брюля и молчит.

(Дивенбаху.) Кто?

Дивенбах молчит.

(Члену библейского общества.) Кто?

Член библейского общества молчит.

(Брюлю.) Кто?

Брюль молчит.

Даю вам пять секунд, а потом всех отправлю в карцер и сгною там. (Выжидает пять секунд.)

Все стоят молча, глядя в пространство.

Марш в карцер!.
"
 
Примечание: 
...крейсер вы принесли Гитлеру в приданое. - Незадолго до прихода Гитлера к власти социал-демократы голосовали в рейхстаге за ассигнование средств на строительство "броненосца А".
 

Сцены были написаны в 1934-1938 гг., впервые изданы в 1938 г. в Праге, но весь тираж издания пропал в связи с немецко-фашистской оккупацией Чехословакии. В первое издание входило двадцать семь сцен, во все последующие - двадцать четыре: три сцены - "Выборы", "Новое платье" и "Что помогает против газа?" - Брехт снял, а сцену "Интернационал" заменил аналогичной ей по теме сценой "Болотные солдаты".

На русский язык сцены были переведены в 1941 г. и тогда же вышли отдельным изданием. В это издание входило лишь четырнадцать сцен. Первый
полный перевод был напечатан в 1956 г. в однотомнике пьес Брехта (изд-во "Искусство").

Первое представление состоялось в Париже 21 мая 1938 г. на немецком языке. Режиссер - Златан Дудов. В ролях: Елена Вайгель, Эрнст Буш, Эрих
Шенланк, Штефи Шпира и другие. Спектакль назывался "99 процентов", в него входило восемь сцен: "Меловой крест", "Зимняя помощь", "Шпион", "Жена еврейка", "Два булочника", "Правосудие", "Крестьянин кормит свинью" и "Работодатели". Постановка была организована парижской секцией Союза немецких писателей. Весь сбор поступил в пользу Немецкого национального комитета помощи республиканской Испании. Спектакль имел большой успех не только чисто театральный, но и политический. Одна из газет антифашистской эмиграции писала: "Так этот спектакль, на который собрались представители всех кругов эмиграции, стал антифашистской демонстрацией в духе Народного
фронта. В этом, мы считаем, заключается настоящее и истинное значение постановки сцен Брехта. Собравшиеся - мы уже давно не видели в Париже такого
сплочения сил самых различных группировок - были едины в своей позиции против национал-социализма" ("Deutsche Volkszeitung", 1938, 29 мая).

Переводы пьес сделаны по изданию: Bertolt Brecht, Stucke, Bande I-XII, Berlin, Auibau-Verlag, 1955-1959.
Статьи и стихи о театре даются в основном по изданию: Bertolt Brecht.
Schriften zum Theater, Berlin u. Frankfurt a/M, Suhrkamp Verlag, 1957.


Рейтинг@Mail.ru