Рецензия В. Сергиева

Главная страница

Учебник 

Оглавление

Предисловие 

Словарь основных эпидемиологических терминов 

Рецензии

    Рецензия В. Леонова

    Рецензия В. Сергиева 

    Рецензия В. Шкарина 

        Ответ В. Шкарину

    Рецензия М.Шраги

 Международная Эпидемиологическая Ассоциация(IEA)

Общество эпидемиологических исследований (SER)

В.П.СЕРГИЕВ РАЗМЫШЛЕНИЯ ПО ПОВОДУ ПОЯВЛЕНИЯ КНИГИ В.В.ВЛАСОВА «ЭПИДЕМИОЛО­ГИЯ», ИЛИ ПОПЫТКА ФИЛОСОФСКОГО НАПИСАНИЯ НЕФОРМАЛЬНОЙ РЕЦЕНЗИИ. Журн.микробиол.эпидемиол.иммунол. 2006 #6 c. 110-113

В конце 1960-х годов наш соотечествен­ник профессор Л.М. Брюс-Хватт, признан­ный мировой авторитет в эпидемиологии и профилактике малярии, долгие годы после эмиграции возглавлявший институт им. Рос­са в Англии, сказал, что, в отличие от науки, методология которой едина во всех странах, преподавание и образова-ние в каждой стра­не имеет уникальные особенности. Это очень интересное наблюдение, к сожалению, ста­новится анахронизмом в эпоху глобализации, в которую сейчас вступила человеческая ци­вилизация.

Создание единой Европы и образование общего рынка труда натолкнулись на про­блему стандартизации квалификационных сертификатов. Работники высшей школы и руководители учреждений, в том числе и ме­дицинских, знают о проблеме признания иностранных дипломов и сложностях с тру­доустройством лиц, получивших образо­вание в другой стране. В настоящее время, после дезинтеграции образовательного пространства бывшего СССР, возникают сложности с определением статуса образо­вания даже у лиц, окончивших вузы стран СНГ и пытающихся трудоустроиться в Рос­сии.

Ответом на происходящие изменения в странах общего рынка Западной Европы ста­ло подписание Болонского протокола, или декларации, как ее иногда называют. Целью этого документа, подписанного министрами образования многих европейских государств, является объединение усилий в подготовке специалистов, чтобы сделать их пригодны­ ми для работы на территории любой страны. При гармонизации образования получаемые
специалистами знания и умения, подтверж­даемые соот-ветствующими дипломами, ста­новятся однозначно пони-маемыми и «узна­ваемыми» работодателями и законода-тель­ ными органами всех стран, подписавших
протокол. Это является основой свободной мобильности рабочей силы, в том числе спе­циалистов разных направлений в пределах единого рынка труда, правда, достигаемого за счет «усреднения» уровня образования в отдельных странах.

Россия подписью бывшего министра об­разования РФ В.М. Филатова присоедини­лась к Болонскому протоколу и взяла на себя обязательства с 2006 г. гармонизировать про­граммы обучения специалистов высшей школы с требованиями критериев высшего образования стран Западной Европы.

Применительно к отечественному меди­цинскому образованию присоединение к Бо­лонскому процессу предполагает значитель­ное, иногда радикальное изменение препо­давания многих дисциплин. Эта статья не место для обсуждения качества образования в других странах. Существует много русских пословиц, характеризующих ситуацию, в которую попала высшая школа России в результате присоединения к Болонскому процессу. Приведу только две народные муд­рости: «после драки кулаками не машут» и «в чужой монастырь со своим уставом не лезь».

Всем известно, что, как следствие присо­единения к Болонскому протоколу и копи­рования зарубежной системы здравоохране­ния, в России серьезно рассматривается воп­рос о целесообразности дальнейшего суще­ствования педиатрической службы, а следо­вательно, и существующей системы подго­товки педиатров. Аналогичные реформы в преддверии вступления во Всемирную тор­говую организацию претерпела государствен­ная санитарно- эпидемиологическая служба, и соответственно, стоит вопрос о реформи­ровании медико-профилактических (бывших санитарно-гигиенических) факультетов и учебных институтов.

Уже сейчас рассматривается вопрос о пре­кращении преподавания в медицинских вузах в качестве отдельных дисциплин патоло­гической анатомии и патологической физи­ологии и замены их единым предметом па­тологией. В отличие от принятого в России нозологического подхода, преподавание па­тологии будет идти по «органному» принци­пу. Более подробно предстоящие изменения в высшем медицинском образовании в Рос­сии рассмотрены в серии публикаций: М.А. Пальцев, И.Н.Денисов, Б.М. Чекнев. Высшая медицинская школа России и Болонский процесс. М., Росздрав, 2004 -2005, вып. 1—6.

Различия в понимании и идеологии эпи­демиологии в СССР и западных странах воз­никли давно. К 30-м годам XX века понима­ние сути эпидемиологии в Советском Союзе и на Западе стало существенно различаться, чему были объективные причины. В условиеях налаженного четкого учета заболеваемос­ти, в том числе инфекционной, отечествен­ные эпидемиологи концентрировали свои усилия на планировании и осуществлении поддерживаемых и финансируемых государ­ством программах борьбы с распространен­ными инфекционными болезнями. Поэто­му в нашей стране эпидемиология стала ис­ключительно наукой об эпидемическом про­цессе,           

В этот же период в развитых государствах Западной Европы и Северной Америки фак­тически отсутствовал (как и сейчас) удовлет­ворительный учет заболеваний, Так как ин­формация о выявленных больных была нео­бязательной для частнопрактикующих вра­чей, составлявших большинство. Поэтому эпидемиологи Запада были, в первую оче­редь, озабочены организацией какого-либо мониторинга ситуации. В этих условиях пре­валирующие значение стали играть статис­тические и другие методы анализа и Оценки отрывочной информации, расчеты тенден­ций и тому подобное. Кроме этого, в разви­тых странах Запада раньше сказались послед­ствия индустриализации и урбанизации, проявившиеся в превалировании соматичес­кой патологии над классическими инфекци­ями. Отсюда логичным стало широкое при­влечение эпидемиологов (а фактически статистиков, владеющих методами математического анализа) к оценке ситуации с массовы­ми сердечно-сосудистыми, онкологически­ми болезнями и травмами, массово распро­страненными в обществе этих стран. Эпиде­миологи-статистики также широко привле­кались к оценке эффективности разных мето­дов лечения, влияния неблагоприятных фак­торов окружающей среды или поведения человека на здо-ровье. Классическим эпиде­миологическим (в западном понимании) исследованием явилось изучение в 1950-х гг. связи между курением и раком легких. В этих условиях значимость живого возбудителя и его свойств в массовой заболеваемости на­селения становилась второстепенной, и эпи­демиологи Запада не делали различий меж­ду изучением инфекционных и неинфекци­онных болезней.

Помимо классической (ортодоксальной) эпидемиологии в СССР и России тоже раз­вивалась неинфекционная эпидемиология. Первым из классических отечественных эпи­демиологов признал правомочность и науч­ность эпидемиологии неинфекционных бо­лезней академик РАМН В.Д.Беляков. Более того, Российская академия медицинских наук с 1997 г. ввела отдельную специальность «эпи­демиология неинфекционных заболеваний», и сейчас это направление разрабатывают члены РАМН Р.Г.Оганов и Д.Г.Заридзе. К сожалению, большинство ортодоксальных отечественных инфекционных эпидемиоло­гов крайне негативно относились к этому направлению.

Переход на образование по Болонским стандартам требует, чтобы наши студенты уже в 2010 г. стали получать дипломы, при­знаваемые другими странами Европы. Это означает, что и эпидемиология должна пре­подаваться по непривычным западным про­граммам. В отличие от Российской схемы, где курс эпидемиологии (только инфекци­онных болезней) преподают преимуществен­но на кафедрах эпидемиологии или инфек­ционных болезней медицинских вузов, а эпидемиология неинфекционных болезней дается как факультатив, в странах Западной Европы эпидемиология является базовой дисциплиной, рассматривающей популяционные процессы вне зависимости от их при­чинности.

Первая попытка ознакомления медицин­ской общественности с учебной литературой эпидемиологической направленности была предпринята академиком В.Д. Беляковым, стимулировавшим и руководившим пере­водом изданного ВОЗ учебника «Основы эпидемиологии» (R.Beaglehole, R.Bonita, T.Kjellstrome Basic epidemiology. Geneva, WHO, 1993, 175 p.). Имеется еще несколько переводов иностранных учебников эпидеми­ологии, выпущенных ограниченными тира­жами.

В.В.Власов — директор Российского от­деления Кохрейновского центра, ведущего учреждения в области доказательной меди­цины — издал учебное пособие с учетом меж­дународного понимания и опыта преподава­ния этой дисциплины. В странах Западной Европы и Северной Америки эпидемиоло­гия изучается в процессе освоения курса общественного здоровья и управления здравоохранением. Целью эпидемиологии в этом понимании является вооружение админист­ратора, организатора и руководителя, при­нимающих решение о планировании, распре­делении средств и выявлении наиболее важ­ных на конкретный момент проблем здра­воохранения, объективными, научно обосно­ванными материалами для принятия обосно­ванных решений.

Книга В.В.Власова радикально отличает­ся от привычных для наших медиков учеб­ников инфекционной эпидемиологии. Она не лишена недостатков, так как является первой попыткой создания учебного мате­риала, призванного облегчить переход в выс­шем медицинском образовании на принци­пы и догмы Болонского протокола. В значи­тельной степени содержание пособия явля­ется заимствованным, представляя собой попытку изложения для русскоязычного чи­тателя основных положений современных западных учебников эпидемиологии. Изло­женное В.В.Власовым западное понимание эпидемиологии является непривычным для отечественной аудитории. Поэтому она не­избежно будет вызывать критику, аналогич­ную уже звучавшей критике в адрес эпиде­миологии неинфекционных заболеваний. Следует только не забывать, что в свое вре­мя основные постулаты эпидемиологии «по Громашевскому» были также прилежно за­имствованы «основоположником» у запад­ного эпидемиолога К.Сталлибрасса, что на­глядно видно при прочтении классического труда этого автора «Основы эпидемиологии», изданного в СССР в 1936 г. издательством «Биомедгиз» и, к сожалению, являющегося настоящей библиографической редкостью. В то же время оригинальные идеи отечествен­ного теоретика эпидемиологии В. А. Башенина оказались забытыми.

При оценке рассматриваемого учебного пособия В.В. Власова следует понимать, что в течение ближайших 5 лет высшая медицин­ская школа России должна полностью пе­рейти на подготовку специалистов в соответ­ствии с едиными для Европы квалификаци­онными требованиями. Только это позволит нашим выпускникам быть конкурентоспо­собными перед лицом выпускников вузов стран Западной Европы, СНГ. Именно об­ладание дипломом Болонского образца с 2010 г. будет давать законо-дательно признан­ное преимущество специалисту при его тру­доустройстве в любой стране, присоединив­шейся к Болонскому процессу, включая Рос­сию. Поэтому учебное пособие В.В.Власова имеет гриф УМО по медицинскому и фар­мацевтическому образованию вузов России.

Решение по преобразованию преподава­ния в высшей медицинской школе России принято. Поэтому в задачу преподавательс­кого корпуса входит рачительное отношение к отечественному наследию в преподавании медицинских дисциплин при осущест-влении этого перехода. Следует стремиться, чтобы при изложении новой концепции эпидеми­ологии в программах обучения не были по­теряны огромные достижения отечественной школы эпидемиологии инфекционных бо­лезней. От таланта и опыта преподавательс­кого корпуса сегодня зависит, насколько мягким и эволюционным будет такой пере­ход. Наихудшим вариантом в этом плане может стать обструкционистская позиция со стороны некоторых ортодоксальных эпиде­миологов, отстаивающих честь мундира, как это уже наблюдалось в прошлом (см. Руко­водство по общей и частной эпидемиологии под редакцией И.И.Елкина. М., Медицина, 1973).

К сильным сторонам отечественной эпи­демиологии инфекционных болезней и ее вы­дающимся достижениям следует отнести раз­работку теории и практическое воплощение массовой плановой иммунизации как осно­вы регулирования заболеваемости управля­емыми инфекциями. Именно успехи совет­ской эпидемиологии лежат в основе Расширенной программы иммунизации ВОЗ, рез­кого расширения профилактической имму­низации не только в развивающихся, но и наиболее развитых странах мира. Мировая наука широко пользуется достижениями оте­чественной эпидемиологии и в борьбе со многими другими инфекциями, включая ИППП, малярию. Многие давние отече­ственные достижения в борьбе с инфекция­ми, организации противоэпидемического обслуживания и поддержании эпидемичес­кого благополучия только сейчас с удивле­нием открывает, а иногда заново изобретает западная эпидемиология.

Нашей медицинской школе есть, что вне­сти в Болонский процесс, который (хотим мы этого или нет) становится на ближайшие годы и десятилетия основой формирования учебных программ и методологии препода­вания во всем диапазоне высшего образова­ния. В этом плане любые конструктивные предложения по улучшению первого в на­шей стране нового учебника по эпидемио­логии, а не его полное отрицание, являются единственно верным и возможным путем улучшения отечественного медицинского образования.

В.П.Сергиев (Москва)