Византийский период  (324-637 г.г. н. э.)

 


  В течение Византийского периода над домом Клеопы, почитавшимся христианами как место преломления хлеба воскресшим Христом, постепенно был построен большой церковный комплекс, состоявший из двух базилик с баптистерием (этот комплекс был расчищен в археологических раскопках конца 19-го - начала 20-го в.в.). Эммаус-Никополь был большим городом и районным центром, здесь находился епископский престол. Впервые имя епископа никопольского, Петра, упоминается в списке отцов Никейского Собора 325 г. н. э.. Второй известный нам епископ города, Руфус, присутствовал на Константинопольском Соборе 381-го г.. Третий, Зиновий, подписал декрет Иерусалимского Синода 536-го г. (см. Gelzer, изд., «Patrum Nicaenorum nomina», Leipzig, 1898, стр. 123 (см. здесь) 10; Lequien, Oriens Christianus, III, 594). 


Византийский храм, восстановленный крестоносцами в Эммаусе


  На мозаичной карте Святой Земли 6-го в., находящейся в городе Мадаба в Иордании, Никополь изображен как крупный город, сравнимый по размерам с Иерихоном и Лодом (Диосполем). (M. Avi-Yona, «The Madaba Mosaic Map», Jerusalem, 1954, стр. 64; H. Donner, «The Mosaic Map of  Madaba», Kampen, 1992, стр. 58)


 

 Эммаус-Никополь на карте Святой Земли в Мадабе


    Стилизованное изображение никопольского храма находится также   на мозаичном полу 8-го в. в местечке Маин около Мадабы. 


 

 Изображение храма Эммауса-Никополя в Маине


   В Эммаус прибывали многочисленные паломники на пути из Яффо (Иоппии) в Иерусалим. В течение всего этого периода Никополь был единственным местом в Святой Земле, почитавшимся в качестве новозаветного Эммауса, в продолжение традиции, существовавшей уже в Римскую эпоху. Никополь был идентифицирован как Эммаус, упоминаемый в 1-ой книге Маккавейской, гл. 3-4 (место сражения Иуды Маккавея с греками) и как Эммаус, упоминаемый в Евангелии от Луки гл. 24. Об этом свидетельствуют следующие тексты:

  Хезикий (Изикий) Иерусалимский, «Вопросы», проблема 57 (текст 5-го в. н. э.)

  «Проблема: Иоанн говорит, что Христос явился всем ученикам, кроме Фомы, вечером Воскресения (Иоанн, 20, 19-24), в то время как Лука говорит, что он явился только Петру, в тот вечер, когда Клеопа и спутник его вернулись в Иерусалим, встретив Господа в Эммаусе (Лука 24, 33-34).

  Решение: Явившись женам (мироносицам), Христос явился сначала Петру, затем (группе) апостолов, как говорит Павел: «Он явился Петру, затем Двенадцати» (1-ое Коринф, 15, 5), включая не отсутствовавшего Фому, а Матфия и Иуста (Деяния 1, 22-23). Далее, Христос явился Петру, в то время как Клеопа и спутник его возвращались из Эммауса. Когда они пришли из Эммауса и рассказали апостолам о том, как узнали Его в преломлении хлеба, тогда Христос явился им всем на Сионе, как говорит Лука (Лука, 24, 35-36). Не следует удивляться, что за один день они дошли из Иерусалима до Эммауса и из Эммауса до Иерусалима. Не написано, что они пришли в Эммаус вечером, но что приближался вечер, что день склонялся к вечеру (Лука 24, 29), как будто был, например, час восьмой или девятый (=14 или 15 ч.). С седьмого часа (= 13 ч.) видно, что Солнце склоняется к Западу. Кроме того, радость возвестить о чуде заставила их, должно быть, поспешить, и, к тому же, они, должно быть, прибыли очень поздно. Мы называем, обычно, словом «опсиас» («вечер», см. Иоанн 20, 19) время, длящееся до поздней ночи. Здесь Христос снова явился им и остальным» (PG XCIII, 1444). Текст Хезикия подразумевает значительное расстояние между Иерусалимом и Эммаусом, которое трудно покрыть за день в оба конца. Ученики вышли из Эммауса, возможно, около трех часов пополудни и пришли в Иерусалим очень поздно (10-11 часов вечера?). Их путь занял, таким образом, от 6-ти до 8-ми часов, что соответствует расстоянию, равному приблизительно 30-ти км.

  Св. Кирилл Александрийский, Комментарий на Евангелие от Луки, гл. 24, текст начала 5-го в., цитируемый в: Cramer, «Catenae in Evang. S. Lucae», гл. 82, стр. 172, см. Vincent & Abel, «Emmaüs», Paris, 1932, стр. 411, сноска 2, а также «A Commentary upon the Gospel of  Luke by St. Cyril of Alexandria», Oxford, 1859, стр. 727-728:

   «Вставши в тот же час, возвратились в Иерусалим» и т. д.: это значит, что в тот же час, когда Господь Христос стал невидим для них, они возвратились, больше Его не видя. Не в этот же час они нашли одиннадцать  вместе и возвестили им о Господе Иисусе, но спустя несколько часов, необходимых  для того, чтобы преодолеть, идя, расстояние в сто шестьдесят стадий, в продолжение которых Господь явился также Симону, «и они рассказывали о происшедшем на пути...».

   Св. Иероним, «Комментарий на пророка Даниила», гл. 8, стих 14 (текст ок. 407 г. н. э.):

  «И сказал мне: на две тысячи триста вечеров и утр, и тогда святилище очистится». Читая книги Маккавейские и историю Иосифа (Флавия), мы находим записанным, что в сто сорок третьем году после Селевка, первого царя Сирии по смерти Александра (Македонского), Антиох вошел в Иерусалим и, опустошив все, вернулся снова на третий год и установил статую Юпитера во Храме. До времени Иуды Маккавея, то есть до сто восьмого года, Иерусалим был пуст в течение шести лет, и в течение трех из этих лет Храм был осквернен, что составляет две тысячи триста дней и три месяца. Большинство комментаторов относят этот текст к Антихристу, считая, что произошедшее при Антиохе было лишь прообразом того, что совершится при Антихристе. Что касается фразы: «святилище очистится», то речь здесь идет об эпохе Иуды Маккавея, происходившего из селения Модиин и при помощи братьев своих и родственников и многих из народа Иудейского (разбившего) полководцев Антиоха недалеко от Эммауса, называемого теперь Никополь» (PL XXV, 537).

  Там же, гл. 11, стихи 44-45:

  «Но слухи  с востока и севера встревожат его, и выйдет он в величайшей ярости, чтоб истреблять и губить многих. И поставит он шатер свой в Апедно между морями  у горы преславного святилища; но придет к своему концу, и никто не поможет ему».

  Мы объясняем последнюю главу этого видения, как относящуюся к  Антихристу, и утверждаем, что во время войны своей против египтян, ливийцев и эфиопов, в которой он потеряет три из десяти рогов, он услышит, что возникла война против него в районах Севера и Востока. Он придет тогда с большим воинством уничтожать и убивать многих людей, и поставит свой шатер в Апедно около Никополя, называвшегося прежде Эммаусом, где начинаются горы в провинции Иудеи. Оттуда он пойдет, наконец, чтобы подняться на гору Елеонскую и взойти в район Иерусалима; об этом и говорит здесь Писание: «поставит шатер свой» у подножья горной области между двух морей. (Моря) эти, конечно, - это называемое ныне Мертвым морем на востоке и Великое море, на берегу которого находятся Кесария, Иоппия, Аскалон и Газа. Затем он взойдет на вершину горной области, то есть на вершину горы Елеонской, знаменитой, потому что Господь наш и Спаситель вознесся отсюда к Отцу. И никто не сможет помочь Антихристу, когда Господь изольет на него гнев свой» (PL XXV, 574).

 

Св. Иероним, автор Вульгаты, перевода Библии на латинский язык, внес в текст своего перевода Евангелия от Луки, гл. 24 стих 13, дистанцию в 160 стадий между Иерусалимом и Эммаусом. Об этом свидетельствуют самые качественные и древние рукописи Вульгаты: F, O*, Y, EP, G.

 


 Св. Иероним

 



 


  Если говорить об истории христианских паломничеств в Эммаус, то первым по времени автором, упоминающем о своем посещении Никополя в Византийский период, чье свидетельство дошло до нас, является Анонимный паломник из Бордо 333-го г. н. э.:

  « (На пути) из Иерусалима следующие (расстояния):

(до) города Никополя - XXII мили

(оттуда до) города Лидды - X миль,

(оттуда до) смены в Антипатриде - X миль,

(оттуда до) смены в Беттаре - X миль,

(оттуда до) города Кесарии -XVI миль...

Через Никополь до Кесарии - LXXIII мили»

(параграф 600; «The Library of the Palestine Pilgrims’ Text Society», London 1885-97, стр. 28; Vincent & Abel, op. cit., стр. 412)

  Расстояния, приведенные паломником из Бордо, требуют исправления: общее расстояние от Иерусалима до Кесарии - 73 мили - не соответствует сумме указанных расстояний между городами: 68 миль. Винсен и Абель (Vincent & Abel, op. cit., стр. 300-301) предлагают исправить: от Иерусалима до Никополя - XX миль, от Никополя до Лидды - XII миль, от Беттара до Кесарии - XXI миля, что дает общую сумму 73 миль. Расстояние 20 миль от Иерусалима до Никополя соответствует 160 стадиям (ок. 30 км).


Сувенир
, привезенный из Эммауса паломником византийской эпохи:

медальон, сделанный из земли, взятой со святого места,
с изображением явления Христа на пути в Эммаус
(найден в Самарии, сегодня в Музее Израиля, в Иерусалиме)

  В Эммаусе почитался чудотворный источник, в котором, по преданию, еще при земной жизни, омыл ноги Христос. Этот источник был заткнут по приказу преследователя христиан императора Юлиана Отступника около 362 г. н. э., но затем снова открыт, и мы находим упоминание о нем в рассказах паломников на протяжении многих веков:

  «В Никополе Палестинском, прежде называвшемся Эммаусом, есть источник, приносящий исцеление от всех видов болезней, как людям, так и животным. Ибо, по рассказам, Сам Господь наш Иисус Христос омыл в нем ноги после путешествия. Тот человек (Юлиан) приказал засыпать его землей» ( Св. Феофан Исповедник, «Хронография», 361\362 г. н. э., текст написан в 9-ом веке н. э., PG CVIII, 160).

 

Юлиан  Отступник
 
  «В Палестине есть город, называемый Никополь, который ранее был  лишь селом и был упомянут в божественной книге Евангелия под именем Эммаус... Сразу за городом, где соединяются три дороги, на том месте, где Христос, идя с Клеопой и его спутником по Своем Воскресении, показывал вид, будто спешит в другую деревню, находится целебный источник, чьи воды исцеляют не только людей, но и других живых созданий, страдающих от разных болезней. Рассказывают, что, придя из некоего путешествия к этому источнику со Своими учениками, Христос омыл в нем ноги, и с тех пор вода стала целебной» (Созомен, «Церковная история», книга 5, гл. 21, текст 439 г. н. э., PG LXVII, 180).

 

  Важным по значению является свидетельство св. Иеронима, посетившего Эммаус-Никополь в 386-ом г.  н. э. со своей спутницей Павлой на пути из Европы в Иерусалим:

  «(Павла прибыла) затем в Антипатриду, полуразрушенный городок, названный Иродом по имени отца его, Антипатра, и в Лидду, ставшую теперь Диосполем, место, прославленное воскресением Серны и исцелением Энея (Деяния Апостолов 9, 32-40)Недалеко отсюда находятся Аримафея, селение Иосифа, похоронившего Господа, и Нов, некогда город священников, но теперь место, где погребены (их) убитые (тела). Иоппия тоже находится поблизости, порт, откуда бежал Иона, порт видевший также, если мне будет позволено вставить поэтическую легенду, Андромеду, прикованную к скале. Снова пустившись в путь, она пришла в Никополь, прежде называвшийся Эммаус, где Господь был узнан при преломлении хлеба, и освятил тем самым дом Клеопы в церковь. Оттуда она направилась к Нижнему и Верхнему Вефорону, городам, основанным Соломоном, но затем разрушенным несколькими опустошительными войнами, видя по правую руку Аиалон и Гавваон, где Иисус Навин, сражаясь с пятью царями, давал приказы Солнцу и Луне...» (Послание 108, к  Евстохии, 8, написано в 404 г. н. э., PL XXII, 833). 

 

 

 Римские дороги из Иерусалима в Эммаус


  Рассказ св. Иеронима еще раз подтверждает сведения о местоположении Эммауса: на пути между Лиддой (современным Лодом) и Вефороном (Бет-Хороном) приблизительно в 30 км от Иерусалима. Рассказ этот свидетельствует также о том, что христианский культ в Эммаусе совершался в древние времена в доме Клеопы, на  месте которого в последствии была сооружена базилика.

Дом Клеопы, почитавшийся в Эммаусе, считался также местом его мученичества.  Упоминание об этом мы находим  в сочинении «О местоположении Святой Земли», гл. 139, написанном протодиаконом Феодосием около 539 г. н. э.:

  «От Шило (Кирьят-Иеарима) до Эммауса, называемого ныне Никополем, 9 миль. В этом Эммаусе святой Клеопа узнал Господа моего при преломлении хлеба, здесь же он претерпел мученичество. От Эммауса до Диосполя - 12 миль» (Theodosius, «De situ Terrae Sanctae», Palestine Pilgrims’ Text Society, London, 1897, стр. 91). О том же в 9-ом в. свидетельствует Адон, архиепископ Вьеннский (Лотарингия) в составленном им мартирологе (четьих минеях), опирающимся на древнюю традицию и относящим память св. Клеопы на 25 сентября:

  «В селении Эммаус, названном впоследствии Никополем..., согласно преданию, в том самом доме, где (Клеопа) принял за столом Господа как странника, он был убит евреями за исповедание Того, Которого там узнал, и был похоронен в славной памяти» (PL CXXIII, 193) .

 Св. Клеопа упоминается как мученик также в списке 70 учеников Христовых, составленном Иаковом Бар-Салиби и приведенном у Михаила Сирина:

  «Клеопа проповедовал в Лидде и был убит» (Михаил Сирин, «Хроника», написана в 1195-м г.; Vincent & Abel, op. cit., стр. 348)

 Возможно, что мощи св. Клеопы до определенного времени хранились в Эммаусе. Около 570-го года Анонимный паломник из Пьяченцы упоминает об их нахождении на горе Елеонской. Перемещение мощей было совершено, возможно, в связи с восстанием самарян 529-го года (см. ниже).


 
  С 4-го века в Святой Земле начинает развиваться христианское монашество, в том числе и в районе Эммауса. Так, в середине 5-го века здесь подвизался знаменитый Авва Геласий:

  «Один старец, монах, живший близ Никополя, после себя оставил авве Геласию келию с окружающим ее полем. Но какой-то крестьянин некоего Ваката, знаменитого тогда в Никополе Палестинском, родственник умершего старца, пришел к этому Вакату и просил его взять то поле, как бы долженствовавшее по законам к нему перейти. Вакат, как человек сильный, покушался самовольно отнять поле у аввы Геласия; но старец, не желая отдать монашеской келии мирянину, не уступал. Вакат подстерег, когда рабочий скот аввы Геласия перевозил маслины с доставшегося ему поля, силой увел его, взял маслины в свой дом и едва, и то с бранью, отпустил скот с упряжью. Блаженный старец совсем не присваивал себе плодов, а только не уступал во владение поля, по сказанной причине. Вакат, раздраженный против старца и побуждаемый другими нуждами (ибо любил судиться), отправляется пешком в Константинополь. Проходя через Антиохию, где тогда святой Симеон сиял как великое светило (потому что был более, нежели обыкновенный человек), Вакат услышал о делах его и, как христианин, пожелал видеть святого. Святой Симеон, увидев со столпа Ваката, только вошедшего в монастырь, спросил: "Откуда ты и куда идешь?". Вакат отвечал: "Я из Палестины и иду в Константинополь".– "А зачем?" – спросил святой Симеон.– "По многим нуждам,– отвечал Вакат,– надеюсь по молитвам твоей святости возвратиться назад и припасть к святым стопам твоим". Святой Симеон отвечал ему: "Жалкий человек! Ты не хочешь признаться, что идешь против человека Божия; но не будет тебе счастья, и ты не увидишь более твоего дома. Итак, если ты послушаешь моего совета, поспеши отсюда к нему, раскайся пред ним, ежели только живым дойдешь до места". Вакат тотчас впал в горячку, и бывшие с ним, положив его на носилки, спешили, по слову святого Симеона, достигнуть страны своей, чтобы раскаяться пред аввой Геласием. Но придя в Вирит, он скончался, не увидав дома своего, по предсказанию святого. Сын его, по имени также Вакат, по смерти своего отца об этом рассказал многим людям, достойным доверия.» (Апофтегмы святых отцов-пустынников, текст 5-го в. н. э ., события ок. 450-го года, перевод взят из Скитского Патерика)



 

Св. Савва, один из основателей монашества в Святой Земле, основал монастырь в Никополе в 508 г.:                                                      

                   Св. Савва

  «Вернувшись в свою лавру, освященный Савва обнаружил, что сорок упомянутых выше (взбунтовавшихся монахов), склонных к участию во зле, соблазнили других, и их стало шестьдесят... Он страдал и плакал обильно об ущербе, нанесенном его общине, и удивлялся как завистливо и усердно зло и как без усилия привлекает оно к себе слабых. В начале он противопоставил терпение их гневу и любовь их ненависти, сдерживая свою речь в духовной целостности и чистоте. Затем, однако, видя, что их злоба растет и они становятся бесстыдными, не идя по тропе смирения Христова, но, находя предлоги для грехов и причины, оправдывающие их страсти, он оставил их Божьему гневу и удалился в район Никополя, где он жил долгие дни в уединении под рожковым деревом, питаясь стручками. Узнав об этом, управляющий того места вышел к нему и построил ему келью на том самом месте, и, при помощи Христовой, эта келья превратилась в короткое время в монастырь...» (Кирилл Скифопольский, «Житие св. Саввы», гл. 35, написано ок. 558 г. н. э.; Cyril of Scythopolis, «The lives of the Monks of  Palestine», Michigan, 1991, стр.   129-130)



  В 529 г. н. э. произошло восстание самарян в Палестине. Озлобленные на христиан за притеснения со стороны Византии, самаряне разрушили много церквей в Святой Земле. У нас нет прямых свидетельств о событиях, случившихся в Эммаусе во время восстания, но по данным археологии известно, что церковный комплекс, построенный здесь в 4-5-ом в.в., был перестроен в течение 6-го. Причиной этого могло быть его разрушение самарянами в 529 году.

 О присутствии самарян в Эммаусе в византийскую эпоху свидетельствуют следующие тексты:

Иерусалимский Талмуд, трактат «Авода Зара», 5, 4 (события 4-го в. н. э.):

 «Рабби Аха пошел в Эммаус (מאוס) и ел их (самарян) выпечку» (Vincent & Abel, op. cit., стр. 408, 

"ספר הישוב", עורך ש' קליין, ירושלים, תרצ"ט , т. 1,  стр. 6)

 Иоанн Мосх, «Духовный луг», 165 (текст 619 г., события конца 6-го века)

  «Тот же друг Христов рассказал нам о разбойнике под именем Кириак, совершавшем грабежи в районе Эммауса, то есть Никополя. Он был таким жестоким и бесчеловечным, что его прозвали Волком. С ним были и другие разбойники, не только христиане, но и евреи и самаряне. Однажды на Страстной неделе несколько человек из одного поместья в районе Никополя отправились в Святой Град крестить детей. Возвращаясь в свою деревню после крещения, чтобы праздновать святой день Воскресения, они встретили разбойников, самого же главаря с ними не было. Мужчины бросились бежать, а евреи и самаряне овладели женщинами, бросив крещеных младенцев на землю. В бегстве мужчины встретили главаря, который спросил их: «Почему вы бежите?», и они рассказали ему, что случилось. Взяв их с собой, он пошел к своим сообщникам и нашел детей лежащими на земле. Разузнав, кто совершил это, он обезглавил виновных и позволил мужчинам забрать детей, не давая их трогать оскверненным женщинам. Главарь разбойников отвел их в целости и сохранности в деревню. Через некоторое время его арестовали и посадили в тюрьму на десять лет. Никто не осудил его на смерть, и в конце его отпустили. Он всегда говорил: «благодаря тем детям я спасся от горькой смерти, ибо я видел их во сне, говорящих:  «не бойся, мы просим за тебя»». Мы встретили этого человека, я и абба Иоанн, священник из монастыря евнухов. Он рассказал нам все это, и мы прославили Бога» (PG LXXXVII, 3032, John Moschos, «The Spiritual Meadow», Michigan, стр. 135-136, 

"ספר הישוב" , op. cit. стр. 6).  


 В трех километрах к северу от Эммауса в селении Шаалвим, были найдены руины самаритянской синагоги.

                                                                                                                                      Самаритянские мозаики из селения Шаалвим близ Эммауса
                                                                                                    (находятся в музее "Доброго Самарянина" около Маале Адумим)

 

 О присутствии самарян в Эммаусе свидетельствуют также найденные в районе Эммауса самаритянские надписи, высеченные на камне. Одна из них выполнена на ионической капители, найденной в раскопках южной византийской базилики. Надпись по-гречески с одной стороны капители: «Эйс о теос» - «Бог один», надпись на  древнееврейском языке самаритянским письмом с другой стороны капители: «Барух шемо ле-олам»- «Да будет Имя Его благословенно во веки» (находится в собрании 

Кармелитского монастыря в Вифлееме). Об этой надписи см. Clermont-Ganneau, 1er rapport, 3e série, т. IX, стр. 292 и сл., и т. XI, стр. 251; Vincent & Abel, op. cit., стр. 235, рис. XXV; Sukenik, PEF 1931, 22 сноска 2; Pilcher, «The Date of the Siloam Inscription», PSBA, 1897, т. XIX, Bloomsbury. Обнаружение этой капители в христианском храме объясняют тем, что после подавления восстания самарян в 6-ом веке, их синагога была разрушена, как и многие другие, по приказу Юстиниана, и некоторые камни были использованы при восстановлении христианской базилики.  


В районе Эммауса были найдены еще две самарянские надписи, высеченные на камне и содержащие цитаты из Пятикнижия Моисеева: Бытие 24, 31; Исход, 12, 33; 15, 13; Втор. 33,26 (В собрании отцов Бетаррамских, Вифлеем, об этих надписях см. Lagrange, «La Terre Sainte», 15.11.1890 и 15.03.1891; Lagrange, «Inscription samaritaine dAmwas», RB 1893, стр. 114-116 (см. здесь); M. De Vogüe, «Nouvelle inscription samaritaine dAmwas», RB 1896, стр. 433-434 (см. здесь); J.-B. Frey, «Corpus Inscriptiorum Judaicorum», т. II, Roma, 1952, № 1185).

 


Самарянская надпись из Эммауса: 

יהוה גיבור במלחמה יהוה\ שמו יהוה נחיתו\ בא ברוך יהוה\ אין כאל ישורון

Господь муж брани, Господь имя Ему (Исх. 15,3)

Господи, Ты ведешь его (Исх. 15, 13а)

Приди, благословенный Господом (Быт. 24, 31а)

                                                                                                       Нет подобного Богу Йешуруна (Возлюбленного) (Втор. 33,26)

 







  

  С точки зрения археологии, Византийская эпоха в истории Эммауса представлена развалинами двух базилик. Хорошо сохранился баптистерий (купель для крещения) с резервуаром для воды, находившийся в северной базилике. Восточная (задняя) стена южной базилики с тремя абсидами существует до сих пор. 

 

   

 Византийский баптистерий в Эммаусе

 



 План раскопок

1. Византийский храм 4-7 в. в. с 3-мя абсидами

восстановленный в меньших размерах крестоносцами в 11- ом в.

2. Греческая надпись

З. Южная абсида с нишей для мощей

4.Баптистерий  5-го в.

5. Руины северного храма 4-7 в. в.

б. Мозаики

7. Древняя каменоломня

8.Еврейские и римские захоронения (1-4 в.в.)

9. Мозаики

10. Здание, прилегавшее к Византийскому храму 5-го в.


  

  В обеих базиликах были найдены великолепные мозаики с геометрическими узорами и надписями на греческом языке, упоминающими имена строителей  храма. На месте северного нефа южной базилики была обнаружена мозаика  «нильского» стиля с изображением птиц, животных и цветов.

 


  Византийские мозаики из Эмауса


   В собрании Латрунского монастыря и на территории близлежащего парка «Канада» можно увидеть очень красивые резные карнизы и капители, принадлежавшие южной базилике. Сохранились также два большие обломка колонн и две ионические капители голубого мрамора, принадлежавшие северному храму.

 


 Архитектурные элементы из двух базилик Эммауса-Никополя (коллекция Латрунского монастыря)


  Обе базилики, датируемые 6-7 в. н. э., были построены на месте более древнего церковного комплекса (4-5-го в. н. э.), северная часть   которого вмещала, по предположениям, дом Клеопы, а южная - чудотворный источник, о котором речь шла выше. В районе южной базилики обнаружены несколько камней, являвшихся, по видимости, основанием абсиды наиболее древнего храма, а также небольшие купальни, служившие для омовения паломников в водах чудотворного источника. Вокруг церковного комплекса Эммауса в земле и в гротах были обнаружены многочисленные предметы Византийской эпохи: монеты, ювелирные изделия (кольца, браслеты, украшения), керамические и стеклянные сосуды, керамические лампы для масла и прочее.



Византийские монеты, найденные в Эммаусе

  

 


Византийские керамические предметы и остраконы, найденные в Эммаусе. 






                                                                                  Византийские ювелирные изделия, найденные в Эммаусе

 

  Особенного внимания заслуживает найденная в поле к западу от церковного комплекса мраморная плита с надписью по-гречески: «Во имя Отца, и Сына и Святого Духа, прекрасен город христиан» (хранится в музее при монастыре св. Анны в Иерусалиме, об этой надписи см. Germer-Durand, RB 1894, стр.255 (см. здесь); L.- H. Vincent, «Inscription grecque chrétienne dAmwas», RB 1913, стр. 100-101 (см. здесь)).





  

 

  В раскопках в конце 19-го века в районе Эммауса была обнаружена также надгробная надпись на древнееврейском языке: «Меком менухато шель Элазар бен Йехошуа. Шалом ме-Эмаус (אמאוס). Шалом» - «Место почивания Элазара сына Иошуа, мир из Эммауса, мир».(Яффский археологический музей)





 (Подробный анализ археологических находок в Эммаусе можно найти в следующих источниках: Charles Clermont-Ganneau, «Archeological Researches in Palestine during Years 1873-74», стр. 483-493; Germer-Durant, «Epigraphie palestinienne», RB 1894, p. 253-257 (см. здесь); L.-H. Vincent & F.-M. Abel, op. cit., стр. 19-274; «Dictionnaire d’archéologie chrétienne et de liturgie», т. 12, статья «Nicopolis», Paris, 1935; «The New Encyclopedia of Archeological Excavations in the Holy Land», E. Stern ed., Jerusalem, 1993, статья «Emmaus», т. 2, стр. 385-389; V. Michel, «Le complexe ecclésiastique d’Emmaüs-Nicopolis», Paris, Sorbonne, 1996-1997 (диссертация); K.-H. Fleckenstein, M. Louhivuori, R. Riesner, «Emmaus in Judäa», Basel, 2003, стр. 212-310; K.-H. & Louisa Fleckenstein, « Emmaüs-Nicopolis Ausgrabungen 2001-2005», Novum publishing, 2010 ).

 


Неизвестно, что произошло в Никополе при персидском вторжении в Палестину в 614-ом году н. э.. Возможно, что византийская базилика была разрушена в этот момент. Отдаленный отклик на эти события находится в рассказе раввина Исаака Хело о его посещении Эммауса в 1334 г.:

  «В Эммаусе есть древний надгробный памятник, говорят, что это могила одного христианского князя, павшего в войне с царем персидским» («Les chemins de Jérusalem», Bruxelles, 1847, E. Carmoly, trad., стр.245).

   Византийский период в истории Святой Земли и Эммауса заканчивается с приходом арабских завоевателей в 637 г. н. э..


 ПРОДОЛЖЕНИЕ