Эммаус в еврейской традиции




Иерусалимский Талмуд, трактат Шевиит, 9, 2, таким образом описывает географическое положение Эммауса: «От Бейт-Хорона до моря - одна область, без регионов? Рабби Йоханан сказал: «Там есть горы, низменность и долина. От Бейт-Хорона до Эммауса - горы, от Эммауса до Лода - долина, от Лода до моря - низменность». 
(текст оригинала см. здесь)

 Название «Эммаус» происходит, должно быть, от древнееврейского слова «Хаммат» или «Хамта», что означает «горячий источник» (под этим названием Эммаус упоминается в Мидраш «Зута» на Песнь песней 6,8 и Мидраш Рабба на Плач Иеремии 1,45). 

Согласно  Мидрашу «Зута» на Песнь песней, разведчики, посланные Моисеем в землю обетованную, прошли через Эммаус:

 «Когда Моисей послал разведчиков, что увидели они, когда пришли в Хаммат? Моисей сказал им: «Не входите как воры, но будьте смелы, и возьмите от плодов земли» (Числ. 13,20)Но аморреи начали говорить: «Посмотрите, они пришли срубить деревья и сжечь города!» За ними вышли гонцы и аморреи напали на них. Ахиман, Шишай и Талмай гнались за ними до долины Хаммата Иудейского (חמת יהודה), и Халев упал за  изгородью...» (Мидраш «Зута» на  Песнь песней 6, 8)   

 Ок. 1200 г. до н.э., 

во время завоевания Святой Земли, Иисус Навин сразился с Царями Ханаанскими между Гаваоном и Азекой, вблизи сегодняшнего Эммауса. Солнце и Луна остановились над долиной Айалон, чтобы израильтяне смогли  одержать победу, и тьма не скрыла от них врагов:

 «Иисус воззвал к Господу в тот день, в который предал Господь Аморрея в руки Израилю, когда побил их в Гаваоне, и они побиты были пред лицем сынов Израилевых, и сказал пред Израильтянами: стой, солнце, над Гаваоном, и луна, над долиною Аиалонскою! И остановилось солнце, и луна стояла, доколе народ мстил врагам своим» (Книга Иисуса Навина 10, 12-13).

Иисус Навин разделил Землю Обетованную между двенадцатью коленами Израилевыми, и территория, на которой находится сегодня Эммаус, отошла к колену Дана. «Колену сынов Дановых, по племенам их, вышел жребий седьмой; Пределом удела их были: Цора, Ештаол и Ир-Шемеш, Шаалаввин, Аиалон и Ифла, Илон, Фимнафа и Екрон, Елтеке, Гиввефон и Ваалаф, Игуд, Бене-Верак и Гаф-Риммон, Ме-Иаркон и Ракон с пределом близ Иоппии...» ( Иисус Навин 19, 40-46)

Упоминаемый в этом тексте Ир-Шемеш («Город Солнца»), некоторые считают Эммаусом, основываясь, в частности, на одной из рукописей греческого перевода «Семидесяти» (Ватиканский кодекс), передающей Ир-Шемеш как  Полис-Самаус. 


Период Второго Храма


Первое историческое упоминание об Эммаусе связано с еврейским восстанием против насильственной элленизации, проводившейся в подвластной ему Иудеи сирийским царем Антиохом IV. Восстание, начавшееся в 167 г. до н. э., возглавил Маттафия Хасмоней из селения Модиин в 10 км к северу от Эммауса. По его смерти, командование перешло к его сыновьям Симону и Иуде, по прозвищу Маккавей.

  В 165 г. до н.э. Иуда Маккавей одержал в Эммаусе важную победу над греко-сирийской армией, открыв евреям путь к Иерусалиму и к очищению Храма, о чем напоминает нам еврейский праздник Хануки. Эти события описываются в Первой Книге Маккавейской, датируемой началом 1-го в. до н. э.:

  «Лисий избрал Птоломея, сына Дорименова, и Никанора и Горгия, мужей сильных из друзей царя, и послал с ними сорок тысяч мужей и семь тысяч всадников, чтобы идти в землю Иудейскую и разорить ее по слову царя. Они отправились со всем войском своим и, придя, расположились на равнине близ Эммауса (в зависимости от рукописей: Άμμούν, Αμμαου, Αμμαυ). Купцы этой страны услышали имя их и, взяв весьма много серебра и золота и слуг, пришли в стан покупать сынов Израиля в рабы; к ним присоединилось и войско Сирии и земли иноплеменных.

 Увидел Иуда и братья его, что умножились бедствия и войска расположились станом в пределах их; узнали и о повелении царя, которое он приказал исполнить над народом к погублению и истреблению его. И говорили каждый ближнему своему: восставим низверженный народ наш и сразимся за народ наш и за святыню. И собрался сонм, чтобы быть готовыми к войне и помолиться, и испросить милости и сожаления. Иерусалим был необитаем, как пустыня; не было ни входящего в него, ни выходящего из него из природных жителей его; святилище было попрано, и сыновья инородных были в крепости его; он стал жилищем язычников; и отнято веселье у Иакова, и не слышно стало свирели и цитры. Итак, они собрались и пошли в Массифу, напротив Иерусалима, ибо место молитвы у Израильтян было прежде в Массифе... Тогда двинулось ополчение и расположилось станом на юге от Эммауса (Αμμαούμ, Αμμαους, Εμμαους). И сказал Иуда: опояшьтесь и будьте мужественны и готовы к утру сразиться с этими язычниками, которые собрались против нас, чтобы погубить нас и святыню нашу. Ибо лучше нам умереть в сражении, нежели видеть бедствия нашего народа и святыни. А какая будет воля на небе, так да сотворит!

И взял Горгий пять тысяч мужей и тысячу отборных всадников, и двинулось ополчение ночью, чтобы напасть на ополчение Иудеев и поразить их внезапно, а жившие в крепости служили ему проводниками. И услышал Иуда и выступил сам и храбрые мужи, чтобы поразить войско царя в Эммаусе (Έμμαούμ, Ναμμαουμ, Αμμαουμ), доколе силы неприятельские были еще в отдаленности от стана. И пришел Горгий в стан Иуды ночью, и никого не нашел, и искал их по горам, ибо говорил: они бегут от нас.

Но с рассветом дня Иуда явился на равнине с тремя тысячами мужей, но они не имели ни щитов, ни мечей, как того желали. Когда увидели они крепкое и вооруженное ополчение язычников и окружающую его конницу, обученных для войны, Иуда сказал бывшим с ним мужам: не бойтесь множества их и не страшитесь нападения их. Вспомните, как спасены были отцы наши в Чермном море, когда фараон преследовал их с войском. И ныне возопием на небо; может быть, Он умилосердится над нами, воспомянув завет с отцами нашими, и сокрушит ныне это ополчение перед лицем нашим; и все язычники познают, что есть Избавляющий и Спасающий Израиля. Иноплеменники, подняв глаза свои, увидели, что идут против них, и вышли из стана на сражение, а бывшие с Иудою затрубили, и сошлись, и разбиты были язычники, и побежали на равнину, а все остальные пали от меча; и преследовали их до Газера и до равнин Идумеи, Азота и Иамнии, и пали из них до трех тысяч мужей.

И возвратился Иуда и войско его от преследования их и сказал народу: не бросайтесь на добычу, ибо война еще предстоит нам; Горгий и войско его на горе близ нас; станьте теперь против врагов наших и сражайтесь с ними, а после смело возьмете добычу. Когда еще говорил это Иуда, показалась некоторая толпа, выступавшая с горы. И увидел он, что их обратили в бегство и жгут лагерь; ибо поднимающийся дым показывал, что произошло. Когда они увидели это, очень испугались; увидев же и войско Иуды на равнине, готовое к сражению, все побежали в землю иноплеменников. Тогда Иуда обратился на добычу стана, и захватили много золота и серебра, гиацинтовых и багряных одежд и великое богатство. И, возвращаясь, воспевали и благословляли Господа небесного, потому что Он благ и что вовек милость Его. И было в тот день великое спасение Израилю». (Первая Книга Маккавейская 3,38-4,25)



  

Другие истории Периода Второго Храма:

Согласно Талмуду, среди жителей Эммауса были музыканты, игравшие в Иерусалимском Храме.

 «Те (кто играл на флейте перед алтарем) были слугами священников. Так говорит рабби Меир. Рабби Иосе говорит: «Они были из семей Бет-ха-Пегарим и Бет-Ципория и из Эммауса (в зависимости от рукописей: (עימאוס, עמאוס, אמאוס  , их дочери могли выходить замуж за священников» Рабби Ханина бен Антигнос говорит: «Они были левитами». (Мишна «Арахин» 2,4).  



 К началу первого века н. э. можно отнести также диалог между еврейским мудрецом Гиллелем Старшим и извозчиком, приведенный в сборнике еврейских преданий «Авот де-рабби Натан»:

«Рассказывают историю об извозчике, который пришел к Гиллелю Старшему и сказал ему: «Посмотри, насколько нам лучше, ведь вы совершаете нелегкий путь, чтобы взойти из Вавилона в Иерусалим, а я выхожу из дверей своего дома и уже стою у ворот Иерусалима. Гиллель немного помолчал, а затем спросил: «За сколько ты подрядишься отвезти меня на своем осле отсюда до Эммауса ?(מיאם ,אמאום) ». Тот ответил: «За динарий». «А до Лода за сколько?» - «За два» - «А до Кесарии?»- «За три». Тогда Гиллель сказал: «Видишь, насколько я увеличиваю путь, настолько ты увеличиваешь плату». Тот ответил: «Да, плата зависит от пути». Тогда Гиллель сказал: «Разве плата моим ногам не будет подобна плате ногам скота?» Таково было правило Гиллеля: «по усилию и мзда». («Авот де-рабби Натан», версия Б, гл. 27).

К первому веку нашей эры можно отнести также событие, упоминаемое в еврейском комментарии «Мидраш Рабба» на книгу Экклезиаста: 

 «Рабби Йоханан (бен Заккай?) однажды сильно ослабел из-за недоедания, он отправился в Эммаус אימוניס)), сел вблизи смоковницы и исцелился. Его спросили: «Откуда ты знал, что смоковница тебя излечит?» Он ответил: «От Давида, как написано: «Они дали ему часть связки смокв..., и он ел и укрепился» (Первая Книга Царств, гл.30, ст.12). И применили к нему слова: «Достоинство знания в том, что оно сохраняет жизнь тому, у кого оно есть».  «Мидраш Рабба» на книгу Экклезиаста гл. 7 стих 12).


Позднеримский период


Сборник еврейских комментариев «Мехильта де-рабби Ишмаэль» (Мехильта на книгу Исхода) описывает тяжёлую ситуацию еврейского народа после взятия римлянами Иерусалима и разрушения Храма:

 «Однажды рабби Йоханан Бен Заккай, шёл в Эммаус Иудейский (в зависимости от рукописей: מעון, מעים, מאוס יהודה) и увидел девочку, выбиравшую ржаные зёрна из лошадиного навоза. Он сказал своим ученикам: «Видите эту девочку? Кто она?» «Она еврейка» - ответили ученики. «А чья это лошадь?»- «Это лошадь арабского всадника». Тогда рабби сказал своим ученикам: «Всю свою жизнь я читал этот стихи не понимал его значения: «Если ты не знаешь, о прекраснейшая из женщин…» (Песнь песней 1,8). Вы не хотели подчиняться Богу, теперь вы подчиняетесь самому низкому из народов. Вы не хотели платить поголовный сбор Всевышнему по полсикля с человека (Исход 38,26), теперь вы платите поголовный сбор правителям своих врагов по пятнадцати сиклей с человека. Вы не хотели чинить дороги и улицы для паломников (к Храму), теперь вы должны содержать посты и станции для идущих к царским городам...»(«Мехильта де-рабби Ишмаэль» , трактат «Ба-ходеш» (алеф)

  После разрушения Иерусалимского Храма рабби Йоханан бен Заккай собрал своих учеников в Явне, где основал Академию и реформировал иудаизм, дав ему возможность существовать в отсутствие Храма. Рабби Йоханан бен Заккай окончил свою жизнь в селении Берур Хайль ок. 72-го г. н. э.. Еврейское предание сохранило следующий рассказ:

 «У рабби Йоханана бен Заккай было пять учеников. Пока он был жив, они пребывали с ним, после его смерти они поселились в Явне, а рабби Элазар бен Арах отправился к своей жене в Эммаус (אמאוס), место хороших вод и приятное для обитания. Он ожидал, что остальные ученики придут к нему, но они не пришли, и тогда он собрался идти к ним. Его остановила жена, сказав ему : «Кто кому нужен? Ты им или они тебе?» - «Я им», ответил рабби. Она сказала ему: «Посмотри на сосуд (с едой) и мышей, кто идет к кому? Сосуд к мышам или мыши к сосуду?» Он послушал жену и остался и забыл свою науку...» (Мидраш «Рабба» на Экклезиаст 7, 15)

О том же говорится и в «Авот де-рабби Натан» :«Почему (рабби бен Арах) не стал знаменитым благодаря своей мудрости? Потому, что когда они вышли из Иерусалима и сказали: «куда пойти?», он сказал: «пойдём в Эммаус (מאוס), красивый город, чьи воды приятны». Поэтому он не прославился своей мудростью. А те, кто сказали: «пойдём в Явне, место, где любят Закон и много учёных», те прославились своей мудростью».( «Авот де-рабби Натан» (Б), гл. 29)

Благодаря присутствию римского гарнизона в Эммаусе в конце 1-ого в. н. э., первые римские бани были сооружены здесь, возможно, в этот период. В параллельной версии (версии А) приведенного выше текста «Авот де-рабби Натан», версия Б, глава 29, вместо слова «Эммаус» стоит слово «демосит», что по-гречески означает «общественные бани».

(Местоположение Эммауса рабби Элазара бен Арах является предметом дискуссии, некоторые считают, что здесь речь идет о горячих источниках близ Тибериады (Тверии), на берегу озера Киннерет в Галилее, которые также носят название Хаммат и Эммаус в древней еврейской литературе.)

К концу первого века относится также событие, упоминаемое в Мишне, трактат «Критот»:

«Рабби Акива сказал: «Я спросил раббана Гамалиеля и рабби Иеошуа на скотном рынке в Эммаусе (אמאוס,  в параллельных текстах в Талмуде, в  зависимости от рукописей: אימאוםעימאום ,מימו), куда они пришли, чтобы купить скотину для брачного пира сына раббана Гамалиеля: «Совокупившийся со своей сестрой, и с сестрой своего отца, и с сестрой своей матери, должен ли принести одну (жертву за грех) за всех них или по одной (жертве) за каждую?» Сказали ему: «мы не приняли об этом традиции, но приняли, что случайно совокупившийся со своими пятью женами в период менструации, должен принести по одной (жертве) за каждую, и мы считаем, что тем более так следует сделать и в том случае...» (Мишна, трактат «Критот», 3,7). 



Следующий текст из «Мидраш Рабба» на книгу «Плач Иеремии» говорит об истреблении еврейского населения в районе Эммауса после подавления восстания:

«Проклятый Адриан поставил три гарнизона, один в Хамте (Эммаусе, חמתא), второй в Кфар Ликатья и третий в Вифлееме Иудейском. Он сказал: «Кто убежит отсюда, будет пойман там, а кто убежит оттуда, будет пойман здесь»...(Мидраш Рабба» на книгу «Плач Иеремии».1,45 ). 



Еврейский амулет (серебряный свиток), найденный в Эммаусе 


Византийский период

В византийскую эпоху евреи и самаряне продолжают жить в Эммаусе:

Иерусалимский Талмуд, трактат «Авода Зара» (события 4-го в. н. э.):

«Рабби Аха пошел в Эммаус (מאוס) и ел их (самарян) выпечку» (Иерусалимский Талмуд, трактат «Авода Зара», 5, 4)

В раскопках в конце 19-го века в районе Эммауса была обнаружена также надгробная надпись на древнееврейском языке: «Меком менухато шель Элазар бен Йехошуа. Шалом ме-Эмаус (אמאוס). Шалом» - «Место почивания Элазара сына Иошуа, мир из Эммауса, мир».(Яффский археологический музей)




Об упоминаниях Эммауса в древней раввинской литературе см.: 

Strack & Billerbeck, “Kommentar zum Neuen Testament aus Talmud und Midrasch”, München, 1924, 1989, т. II, стр. 270; 
"ספר הישוב", עורך ש' קליין, ירושלים, תרצ"ט, т.1, стр. 5-6 and 47-48,
 а также: K.-H. Fleckenstein, M. Louhivuori, R. Riesner, “Emmaus in Judäa”, Basel, 2003, стр. 40-86.


Средние века


Салмон бен Йерухим, "Комментарий на книгу Екклесиаста" ( Караимский автор 10-го века)

"Труд глупого утомляет его, потому что не знает дороги в город." (Екклесиаст 10, 15), как человек, идущий из Рамле в Бейт аль-Макдис (Иерусалим), что есть довольно известная дорога, если захочет сократить путь, то пройдёт через Имуас (Эммаус) и Карьят аль-Эйнаб (Абу-Гош). Но он [дурак] не будет идти этим путем, но пойдёт на Газу и повернёт в сторону Бейт-Джибрина (Бейт-Гуврина) и оттуда в Зугар (Цоар) а потом вернётся в Эйн Геди, а оттуда в Иерихон, а оттуда в Иерусалим. . . " (Цитировано в Moshe Gil,  “A History of Palestine”, Cambridge, 1997, p.203). 

Вениамин Тудельский посетил район Эммауса ок. 1170 г., он первым из современников упоминает крепость Латрун (Торон-де-лос-Кавальерос), построенную  приблизительно за 30 лет до того: 

"... На расстоянии пяти фарсахов оттуда находится Бейт Джаберим, древняя Мареша, где есть всего три еврейских жителя. В пяти фарсахах оттуда находится Торон-де-лос-Кавальерос, он же Шунем, где есть три сотни евреев. Оттуда в трех фарсахах - Сен-Самуэль де-Сило, то есть Шило, отстоящий на два фарсаха от Иерусалима ... "(" Путешествия Вениамина Тудельского (2-ая половина 12-го в, см. I. D. Eisenstein "אוצר מסעות, A Compendium of Jewish Travels", NY 1926, p. 28). 

Рабби Ицхак Хело из Арагона, "Дороги в Иерусалим" (ок. 1334), "Второй путь в Иерусалим" 

"... Путь, ведущий в Святой Град из Яффо, на окраине колена Данова, таков: из Иерусалима идут в Цору, где жил силач Самсон. Сегодня её называют Сура и  показывают здесь могилу Самсона. Это очень старинный памятник, с изображённой на нём ослиной челюстью, которой (Самсон) поразил филистимлян. Оттуда приходят в Эммаус, место известное в книгах мудрецов наших, да будет память их благословенна. Сейчас это просто деревня, населенная какими-то Измаильтянами, живущими в бедных домах. Здесь 
в Эммаусе есть древний погребальный памятник, который называют могилой христианского князя, павшего в войне с царем Персидским. Из Эммауса приходят в Гимзо, где жил рабби Нахум из Гимзо ... " (I. D. Eisenstein "אוצר מסעות, A Compendium of Jewish Travels", NY 1926, p. 74).