2010-06-12 12 июня День памяти Михаила Александровича Романова

Владислав КРАСНОВ 
12 июня 2010

Год назад 8 июня 2009 Генпрокуратура РФ реабилитировала Великого Князя Михаила Александровича среди шести Романовых, бессудно уничтоженных на Урале. Решение последовало за реабилитацией царя Николая и его семьи в октябре 2008. К сожалению, ни Генпрокуратура, ни СМИ никак не выделили Михаила среди других Романовых, не объяснили его особого статуса. Могло сложиться впечатление, что он был одним из заложников, сброшенных в шахту в Алапаевске на другой день после Екатеринбургского злодейства. 

Надо было спросить пермяков, которые уже давно ведут борьбу за почтение памяти Михаила. В сентябре 1991 года, пермяки повесили первый венок на здании бывшей гостиницы «Королевские номера», откуда Михаил и его секретарь Брайан Джонсона были выкрадены для расправы на окраине города. Через месяц на здании уже висела первая мемориальная доска. В 1996 году пермское издательство «Пушка» опубликовало первый сборник документов под названием Скорбный путь Михаила: От престола до Голгофы. Скульптор Рудольф Веденеев поставил памятный крест на окраине Перми. Потом городские власти повесили барельеф князя на «Королевских номерах» по улице Карла Маркса №5. Улице вернули её историческое название Сибирская. 

На этом, казалось, пермская инициатива заглохла. Пермскую «пушку» не услышала ни Петербург, ни Москва. Краевое правительство не последовало примеру Екатеринбурга, не возвело дело памяти Михаила на государственный уровень. Ведь останки Николая и его семьи захоронили, наконец, в Петропавловском соборе, и президент Борис Ельцин даже извинился за беззаконие в Екатеринбурге, а вот о Михаиле даже и не вспомнили. 

Но пермяки народ упрямый и любят доводить дело до конца. Ведь не для себя стараются, а для страны. В 2005 году Пермское Краевое отделение Всероссийского Общества Охраны Памятников Истории и Культуры (ВООПИК) взялось за дело серьёзно. Для начала ВООПИК объединил усилия с иноками Свято-Троицкого Стефанова монастыря. Те строили часовню памяти Михаила, да средств не хватило. Стали собирать пожертвования, создавать коалицию общественных сил вокруг проекта «Святой Михаил». Хотя проект этот светский и межконфессиональный, он исходит из того, что Русская Православная Церковь за Рубежом (РПЦЗ) канонизировала Михаила еще в 1981 году. При нынешнем сближении Московской патриархии с РПЦЗ игнорировать Михаила будет трудно.

С тех пор многое сделано. 13 июня 2006 в часовне была отслужена первая в стране панихида по Михаилу. 12 июня 2007 года первый в стране крестный ход памяти Михаила прошёл от монастыря до часовни. В нём участвовали не менее полутора тысяч горожан, несмотря на одновременную демонстрацию по случаю Дня Города. В июле 2008 года крестный ход прошёл от Перми до Екатеринбурга, чтоб напомнить, что брат царя пал жертвой большевизма еще раньше. 

При поддержке городских властей в Перми уже проведены четыре конференции. Опубликовано четыре сборника докладов. В 2008 году, к девяностолетию его гибели, был напечатан настенный календарь с портретом Михаила в обрамлении из уникальных цветных снимков города, снятых Прокудиным-Горским к 300-летию дома Романовых. Напечатаны памятные портреты Михаила. Научно-практическая конференция 12 июня 2008 стала международной. На ней состоялась презентация русского перевода книги английских авторов Дональда и Розмэри Крофорд Михаил и Наталья: Жизнь и Любовь Михаила Второго, последнего русского императора. 

В своём выступлении мистер Крофорд, чья книга остаётся непревзойдённой по широте охвата источников, назвал Михаила мостом, который соединяет царскую Россию с Россией сегодняшней. К сожалению, его книга, выдержавшая с 1997 года несколько изданий на разных европейских языках, вышла на русском с большим запозданием. В поддержку Крофорду, я рассказал о своих исследованиях в Государственном Архиве Российской Федерации (ГАРФ) и о выступлении в Российском Культурном Центре при посольстве РФ в Вашингтоне, в котором я поставил вопрос о признания Михаила, а не Николая, последним царём. 

Чувствуя сопричастность к гибели Михаила, пермяки не без основания называют Михаила последним законным правителем России от дома Романовых. Ведь царь Николай отрёкся 2 марта (ст.ст) от престола в пользу Михаила, который до рождения царевича Алексея был официальным наследником престола. Более того, в телеграмме царь назвал его Императором Михаилом Вторым.

Вопрос о титуле не столь важен, тем более, что сам Михаил ни к титулам, ни к власти не рвался. Важно то, что за один неполный день правления он произвёл на свет судьбоносный документ, который не утратил своего значения и поныне. В своём Манифесте от марта он заявил о своём твёрдом решении «в том лишь случае воспринять верховную власть, если на то будет воля великого народа нашего». И передал бразды правления Временному правительству для проведения всенародных выборов в Учредительное собрание, которому предстояло решить, будет ли в России монархия, республика или еще что-то. Поэтому пермяки чтят в Михаиле не столько последнего монарха, сколько первого гражданина.

Сначала, большевики поддерживали идею Учредительного собрания. Даже после захвата власти, они продолжали надеяться, что оно узаконит Октябрьский переворот. Однако, не получив и четверти делегатов, насильственно распустили Учредительное собрание 18 января 1918 года и развязали гражданскую войну. В марте 1918 решением Совнаркома Михаил был сослан из Петрограда в Пермь. 12 июня 1918 года он и его секретарь Брайан Джонсон был выкрадены группой террористов из гостиницы «Королевские номера» и уничтожены где-то на окраинах Перми.

Большевики не случайно расправились с Михаилом на пять недель раньше, чем с Николаем. Вероятно, они смотрели на отрекшегося царя, как на отыгранную карту. С Михаилом было иначе. Правда, большевики, как и леволиберальная пресса, старались изобразить условный и временный отказ Михаила от власти, как «отречение». Но текст Манифеста говорил сам за себя. Именно в Михаиле большевики видели главную демократическую альтернативу «диктатуре пролетариата», боялись не столько бывшего царя, сколько царя будущего, того, кто соглашался править только «если на то будет воля великого народа нашего».

Михаил не был царедворцем. Он был боевым генералом. Командир Дикой Дивизии, состоявшей из добровольцев Северного Кавказа, он прославился во время Брусиловского прорыва в Закарпатье. Георгиевский кавалер, командир кавалерийского корпуса, он дослужился до генерал-лейтенанта, был назначен Главным инспектором кавалерии. Увы, Временное правительство не сдержало обещания, заложенного в Манифесте, отстранило Михаила от всех постов и подвергло домашнему аресту. И большевики боялись его больше всего, и поэтому уничтожили его первым. Потом советской пропаганде было выгодно извратить Манифест, как «ещё одно отречение» и списать его в архив.

Но шила в мешке не утаишь. Так и пермская инициатива не могла остаться незамеченной. За Пермью последовал Петербург, город, в котором Михаил подписал своё Не-Отречение и из которого он был выслан, решением Совнаркома, в Пермь. 19 мая 2010 состоялась первая научно-историческая конференция не где-нибудь, а в бывшем дворце Михаила на Английской набережной 54, где сейчас размещается Петербургское отделение Всероссийского Общества Глухих (ВОГ). Мне посчастливилось принять в ней участие и стать свидетелем событий, которые даже светский человек иначе, чем чудесными не назовёт.

Начать с того, что нашлась личная икона Михаила, подаренная ему после железнодорожной аварии в 1888 году, когда императорская семья чудом спаслась. Бывший кавторанг военно-морского флота, а сейчас игумен Митрофан (Баданин) приехал из Мурманской епархии поведать историю о том, как его прадед спас эту икону во время разграбления дворца, и с риском для жизни сохранил её в годы террора. Об этом не знал даже настоятель храма Св. Серафима Саровского в Петербурге протоиерей Николай Коньков. Наиболее почитаемая икона Казанской Божьей Матери находилась в его храме с 1959 года, но он ничего не знал о её связи с судьбой Михаила. Для игумена Митрофана конференция открыла двери отчего дома, ибо он и родился во флигере дворца.

Петербургская писательница Наталья Чернышёва-Мельник рассказала о своей книге о Михаиле, которая вышла в 2009 и до сих пор занимает первую строчку по продажам в Московском Доме Книги. Заслуженная артистка России МарияЛаврова мастерски прочла фрагмент из книги Мельник о звёздном часе Михаила, о подписании им судьбоносного Манифеста. Завершив на высокой ноте, вызвала бурю аплодисментов. 

Было сообщение из Гатчины, где Михаил провёл своё детство и, после женитьбы на Наталье Сергеевне Шереметьевской, поселился в своём доме. Научный сотрудник Музея Гатчинского дворца пригласила участников конференции на выставку о семейной жизни императора Александра III, где целая комната посвящена Михаилу. Был доклад о Брасовском имении Михаила. Директор библиотеки из посёлка Локоть Брасовского района Брянской области рассказала, что у местных жителей Михаил оставил добрый след. В свою очередь, она пригласила всех собравшихся на первый крестный ход из Локтя в Площанскую Пустынь, монастырь, где была написана та самая икона, о которой поведал игумен Митрофан. День памяти Михаила в Локте приурочен к 12 июня, дню расправы над ним в Перми.

Протоиерей Геннадий Беловолов, настоятель Леушинского подворья и директор Музея-Квартиры Св. Иоанна Кронштадтского, рассказал о пророчестве всероссийского пастыря Иоанна о чёрном кресте над Пермской землёй. Правдивость пророчества была явлена с полной силой в 1918 году. Это и расправа с Михаилом и его секретарём Джонсоном 12 июня. Это и зверское убийство Архиепископа Пермского Андроника неделей позже. Наконец, и злодейство в Екатеринбурге 17 июля и в Алапаевске 18 июля, в городах принадлежавших тогда Пермской губернии.

Горячие споры разгорелись по докладам на круглом столе. Профессор Михаил Бабкин из Москвы рассказал об отношении православного духовенства к Отречению Николая и Не-Отречению Михаила. Оказалось, что в большинстве своём иерархи отнеслись к свержению самодержавия без особой тревоги. Они не только признали законной передачу власти Михаилом Временному правительству, но обер-прокурор синода даже вошёл в это правительство. 

Владимир Серебренников, Академик Петровской Академии Наук и Искусств из Обнинска, сделал упор на значимости Манифеста Михаила для нашего дня. Он сослался на законоведа барона Нольде, который считал, что манифест послужил конституцией страны до роспуска Учредительного собрания. Важнейшие аспекты этой дарованной конституции не потеряли своей актуальности и поныне. Это право народа определять государственное устройство, и всеобщее избирательное право, косвенно вошедшее в нынешнюю конституции РФ. Косвенно потому, что хотя Ленин тут же лишил некоторые категории граждан права голоса, в 1936 Сталин формально восстановил всеобщее избирательное право, разумеется, без ссылки на манифест Михаила. По иронии истории, когда советские трудящиеся провозглашали 5 декабря тосты в честь Сталинской конституции, они даже не подозревали, что празднуют день рождения Михаила (22 ноября по ст.ст.)
Были и другие чудесные события во дворце Михаила. Нашлась внучатая племянница Джонсона, Наталья Крутикова. Она поблагодарила организаторов конференции, что, наконец, обратили внимание на подвиг её предка, который и в смертный час остался неразлучным с Михаилом. Другая женщина принесла показать газету с Манифестами Николая и Михаила, которая была недавно найдена за подкладкой иконы.

Конференция завершилась крестным ходом от дворца до Храма-на-крови, где он влился в стояние по случаю дня рождения Николая, старшего брата Михаила. Попутно остановились у дверей здания на улице Миллионной 12. Именно здесь Михаил подписал Манифест. Но на здании нет памятной доски. Отец Геннадий сослужил панихиду, и мы трижды пропели «Вечную память». Так, впервые в истории Петербурга, была почтена память того места, где произошёл, пожалуй, самый крутой поворот XX века.
Главный организатор первой конференции памяти Михаила протоиерей Геннадий так оценил значение конференции: «Такое ощущение, что мы все вместе попали в духовную десятку. Эта конференция попала в нерв нашего современного сознания… общественная значимость конференции…состоит в том, что мы теперь все более будем воспринимать образ царя-мученика в единстве с подвигом его брата Великого Князя Михаила Александровича …(конференция) показала, что без него нам не понять русскую трагедию и катастрофу ХХ века, и, стало быть, не найти из нее выход». 

С ним трудно не согласиться. Хочется надеяться, что теперь и Москва вспомнит о Михаиле и Наталье, которые очень любили этот город, считая его менее чопорным, чем имперская столица. Если уж нас услышали физически глухие в Питере, то должны услышать и в остальной стране. Тем более, что на конференции было зачитано приветствие от Виктора Евтухова, члена Совета Федерации и представителя губернатора Петербурга. Сенатор писал, что «искренне поддерживает цели и задачи» конференции. «Мы должны знать и помнить» этого человека, ибо память о событиях тех лет «придаёт обществу нравственный стержень».

Интервью Геннадия Беловолова с Русской народной линией 

Об авторе
Владислав Краснов, выпускник истфака МГУ, бывший профессор Монтерейского Института Международных Исследований в Калифорнии, председатель общества американцев за дружбу с Россией (www.raga.org), проживает в Вашингтоне, навещает Пермь. 
Email: presiden92@gmail.com



Comments