Пищевые предпочтения

Современные ученые, изучая пищевые предпочтения, обнаружили, что любовь к мясу наследуется. Оказалось, что дети наследуют склонность к мясу и рыбе, в то время как любовь к сладостям и овощам появляется в процессе воспитания.

Чтобы определить, как наследуются вкусы, ученые сравнили пищевые предпочтения монозиготных и дизиготных близнецов. «Наследственность сильно влияет на склонность к белковой пище», - говорит автор исследования Jane Wardle (благотворительная организация Cancer Research, Лондон, Великобритания).

Ученые опросили 103 матерей, имеющих монозиготных близнецов и 111 матерей, имеющих дизиготных близнецов. Женщинам показали список из 77 различных видов пищи и попросили их отметить, что любят или не любят их дети.

Гены монозиготных близнецов полностью совпадают, а гены дизиготных близнецов совпадают лишь наполовину. Изучая близнецов, можно определить, какие особенности наследуются, а какие приобретаются в течение жизни.

Ученые предполагают, что на любовь к сладостям, фруктам и овощам могут влиять их доступность и пример родителей. Известно, чо существуют гигантские территории, населенные народами, которые вовсе не употребляют в пищу мяса.

В Юго-Восточной Азии, например, едят в основном рис, причем, на наш взгляд, в очень скудном количестве. В Африке, на островах Океании, в Индии мяса едят крайне мало. Многие индусы — вегетарианцы. Крестьяне на Руси раньше ели очень мало мяса: две трети дней в году — постные. Пища взрослого мужчины-работника в деревне — каша да квас с хлебом.

Рацион, по нашим современным понятиям, крайне недостаточный. Тем не менее это были физически сильные, выносливые, крепкие люди, выдерживающие, как правило, большие нагрузки, нежели современный человек. Воины в Древнем Риме питались в основном фруктами, кашами и хлебом.

Национальные кухни являются важным элементом культуры. В традиционных культурах, основу которых составляют тщательно сохраняемые обычаи и традиции предков, состав, количество и способы приготовления и употребления пищи тоже входят в традицию и веками поддерживаются, переходя из поколения в поколение.
Известный европейский мыслитель, врач Альберт Швейцер, будучи в Африке, сделал интересные наблюдения. Основной пищей для местного племени служили бананы, особый их сорт. Для того чтобы их вырастить, требовалась специальная плантация, землю надо было отвоевать у джунглей. На протяжении жизней многих поколений племени не поддающиеся выкорчевке заросли выжигали, а образовавшуюся пустошь, удобренную золой, засевали. Когда после сбора нескольких урожаев почва истощалась, эту плантацию забрасывали и осваивали новую. Однажды были очень сильные затяжные дожди, нарушившие цикл сельскохозяйственных работ. В племени начался голод, люди умирали от нехватки еды. А. Швейцер обратился к туземцам с предложением переключиться на другую пищу — плоды, которые в изобилии росли в джунглях, дичь. Но туземцы ответили, что бананы растили их отцы, деды и прадеды, и они уж лучше умрут голодной смертью, чем поступят вопреки обычаям предков.

Кстати, частый голод в странах Африки и в наше время объясняется во многом такой приверженностью древним традициям своей культуры.Агротехника — возделывание земли, выращивание продуктов питания — в традиционных культурах подчинялась определенным нормам, правилам, которые нельзя было нарушать. В старой России продуктивность земли, скота всегда была гораздо ниже, чем в Европе, так как сильна была приверженность старинным обычаям: «так делали наши деды, и мы так будем делать». Применение техники, новых технологий встречалось деревней в штыки или уж во всяком случае без энтузиазма (а сейчас?)
Выбор пищи, представления о ее вкусноте и полезности формируются культурными установками. Например, русскому человеку крайне тяжело, даже в экстремальной ситуации, заставить себя есть живых насекомых, лягушек и проч. Даже, казалось бы, пределы физических возможностей человека на самом деле определяются нормами культуры, в которой он живет. Некоторые христианские подвижники систематически употребляли немного растительной пищи не более одного-двух раз в неделю.
Сильно перченая, острая пища считается вредной для желудка (и может являться таковой для европейца), но такие блюда очень ценятся и широко распространены в Корее, Китае, на Кавказе.

Сейчас считается необходимым есть 3—4 раза в день, поощряется дробное питание (чаще, но понемногу). В древности ели обычно один раз, во второй половине дня. Такова и практика монашества, существующая кое-где и поныне (в пост). В России в старые времена с утра никогда особенно не ели (поэтому идти в церковь на литургию натощак было привычно, а у современного человека это вызывает опасения). Начинали есть в полдень, обедали в 5—6 часов вечера (читайте классику). Кроме того резко сокращали частоту приема и количество пищи в посты. В разные времена у разных народов существовали свои традиции в отношении едения: древняя, вроде бы римская, поговорка гласит — «Завтрак съешь сам, обед раздели с другом, а ужин отдай врагу». В то же время византийцы (греки) ели обычно вечером, на закате, один минимум два раза. В Европе люди раньше плотно ели перед сном (сейчас есть на ночь считается вредным).

Итак, даже из немногих примеров мы видим, что понятие о вкусноте пищи, о ее составе, количестве, частоте едения не вытекает напрямую из чисто физиологических потребностей организма человека, а очень тесно связано с традициями, обычаями того народа, той культуры, в которой живет человек. Можно сказать, что к той или иной форме едения человек привыкает с детства, что в основе всего — привычка. Но что такое привычка, навык, обычай? — Это и есть культура.
Даже физиология человека оказывается связанной с культурой: например, если человек с детства привык к чрезвычайно острой пище (живые организмы обладают колоссальной приспособляемостью), то она не вредит его желудку, но эта пища может оказать пагубное воздействие на здоровье человека, у которого другая пищевая культура.

Тот факт, что потребности человека в еде удовлетворяются таким великим разнообразием способов, и говорит о том, что едение — это выражение культуры. Разнообразие культур неизмеримо шире, чем диапазон физиологических потребностей человека.
Если в чем-то жестко следуют традиции, то это связано с культурой. С едением в традиционной культуре связаны очень высокие жизненные ценности. Добывание пищи, охота, земледелие, приготовление, употребление пищи связано с ритуалами, празднествами, молитвами — существует обычай ( в христианстве, например) благословения пищи, благодарения.

Вот этнографические наблюдения. На одном острове существовал варварский обычай, связанный с каннибализмом. Прибывшим на остров миссионерам-европейцам удалось его отменить. В результате туземцы постепенно перестали выращивать рис, который до сих пор служил для них основной пищей. Оказалось, что главное предназначение риса — ритуальное: совершая каннибальский обряд, поедали рис. Утратив сакральное применение, рис потерял свое значение для туземцев.
Попытка следовать традиции и увязывать продукты питания с какими-то жизненно важными ценностями мы наблюдаем сегодня в рекламе. Манифестируется связь в сущности ничтожного продукта (шоколадки, печенья) с ценностями высоко-духовного, а не физиологического, порядка («райское наслаждение», «светлая полоса в твоей жизни» и т. п). Впрочем, хорошая реклама делается так, чтобы не слишком явно связать рекламируемый товар с ценностями. Для этого связь должна формироваться не путем логических рассуждений, а бессознательно; товар связывается с теми ценностями, которые не имеют непосредственного отношения к товару — связь должна быть неожиданной.

Подстраницы (1): Средиземноморская диета
Comments