Ди, динлини и хунну

Где-то на рубеже эр до греческого географа Страбона дошли сведения, что кочевники  асиии (другое асианы), пасианы, сакаровалы (другое сакарауки) и тохары отняли у эллинов Бактриану. Приводя имена племен, историки древности оговариваются, что называют не все, а только крупные, что говорит о масштабах вторжений. Тохар знали также китайцы, но называли их да-юечжи – «большие юечжи». Это был некогда могущественный союз центральноазиатских племен, которых принято именовать восточными сарматами. Потерпев поражение от хунну в войне за обладание Центральной Азией, они были вынуждены  уйти на запад.  Одни из них заняли земли Средней Азии. Тохары, в числе которых выделялись кушаны, заняли степи в среднем течении Амударьи. Пасианы (они же канглы), которые также имели отношение к восточным сарматам, выбрали для поселения «голодные степи»  Сырдарьи и Арала. Известно, что впоследствии из этой конфедерации племен вышли аланы, а в Средневековье печенеги и башкиры. Полагают, что прежде их кочевья располагались в провинции Ганьсу Китая, в названии которой отложился их этноним.

Что касается асиан, то они не имели отношения к восточным сарматам, и в этой войне воевали вместе с хунну против юечжей. Выдавив тохар из кочевий Тянь-Шаня, они подчинили себе ту часть саков и тохар, что не последовала за юечжами (и сакаровалами,  которые ушли раньше) и остались здесь жить.

Хунну стали владыками степей Центральной Азии и страны Чин. Это значит, что в их владение перешли все народы, которые прежде были в подчинении восточных сармат.  Кто они эти народы?

Этническая картина Центральной Азии весьма запутана, археологически до конца не изучена, но, тем не менее, позволяет сделать некоторые выводы. В древности западную ее часть занимали угры и тибетцы  (одни - Алтай-Саяны, другие - Тянь-Шань), между ними располагались потомки эламодравидов (бассейн Тарима?) и реликтовые этносы древней бореальной общности. Далее на восток от них жили пратюрки. Тунгусо-манчжурские племена занимали Прибайкалье и Приамурье1.

В эпоху неолита и бронзы степи Центральной Азии стали «землей обетованной» для скотоводов Западной Азии. Первыми в этих краях появились люди средиземноморского облика (кавказцы). Они заняли степи бассейна Восточного Туркестана, потеснив отсюда тибетцев, предков японцев. По-видимому, потомки эламодравидов были ими ассимилированы. Следом за ними пришли индоевропейские племена, по облику палеоевропеоиды. Афанасьевцы захватили земли угров и остались здесь жить. Новые вторжения скотоводов с запада привели к тому, что одни стали теснить других, что привело к нагромождению культур и народов, смешению тех и других. Так возникли европеоидные в своей основе, но непохожие друг на друга культуры запада Центральной Азии: афанасьевская и  окуневская в Южной Сибири, следы которой уходят в степи Монголии;  самусько-сейминская в верховьях Оби; чемурчекская в Джунгарии; андроновская в степях страны Чин; и карасукская, которая, по-видимому, достигла восточных пределов Центральной Азии2. Аборигены Центральной Азии не смогли сдержать напор пришельцев и отступили. Угры, которые, по некоторым соображениям должны были занимать земли Алтая, первыми подверглись разгрому.  С этого времени их влияние сошло «на нет», но пратюрки, которые жили восточнее, оказались в выигрыше. Они пополнили свои ряды за счет разгромленных и потерявших этническую целостность угров. И заимствовали немало полезного для себя от своих продвинутых соседей.   

Археология вскрывает культуры, но редко указывает на этнический тип его создателей. Некоторые сведения о народах Центральной Азии содержать китайские исторические источники. Надо сказать, что народами, которые жили в глубине Азии, китайцы первое время не интересовались, и те из них, что попали в поле зрения, обязаны своим вниманиям не любознательности китайцев, а соседству и враждебным отношениям. Но со временем по мере развития общества и коммуникаций, отношение к окружающим народам стало меняться.

Из северо-западных народов китайцы называют жунов, ди и динлиней. Общее, что их объединяет – это голубые глаза и рыжие волосы. Но китайцы видели и другие их черты: возвышенные носы» - высокие переносья и глубоко сидящие глаза, т.е. черты европеоидной расы.   

Кто они этнически, сказать затруднительно. Предположительно динлини –  потомки афанасьевцев, окуневцев и скифов (туранцев). По воле обстоятельств оказались у границ и поэтому попали на страницы китайских хроник. Основная их масса жила на севере Центральной Азии и стала известна китайцам в период гунно-китайских войн. Есть попытки представить динлиней потомками карасукцев (т.е. псевдотохар), а также земледельцев тагар, но по авторитетному мнению [Степная полоса азиатской части СССР в скифо-сарматское время] динлини жили с конца Ш вв. до н.э. по Ш вв. н.э. от Байкала до Оби или Иртыша и были кочевниками.  Единственная культура, которую можно связать с ними – это уюкская (или турано-уюкская по нашему определению). Они имели собственную и славную историю, но сведения о них до китайцев не дошли.    

На север от них среди гор Алтая-Саян, густо поросших лесом, жили бома, язык которых нам также неизвестен. Л. Гумилев говорит о несхожести языка бома и киргизов (точнее хакас), но, по-видимому, эти сведения имеют отношение к раннему средневековью, когда население Южной Сибири попало под влияние тюркоязычных хунну и стало называться хакасами.  Самоназвания бома - бикины и алакчины, а их потомки - татары, о которых сообщают, что в средневековье они говорили по-тюркски, но помнили также свой родной язык. Из этого, в принципе неясного  сообщения почему-то делают вывод об их монгольском происхождении. Но в тот период монголы ничем не выделялись в ряду малых, а главное угнетенных народов Азии. В то время, когда народы-гегемоны яростно боролись за лидерство и истощили силы, они терпеливо ждали, когда обессиленные противники сойдут со сцены.  

Приведем по происхождению татар другие версии. Первое – их язык иранский или арийский. На это указывает их этноним тат+ар – «чужие люди». Татами, как известно, тюрки именовали иранцев. Отсюда, между прочим, весьма вероятно, идет название таджиков (от тат+чук). Тюрки помнили, что они потомки некогда могущественных тохар, которые после поражений, понесенных от хунну, переселились в современный Таджикистан. 

Второе – он кетский, т.е. кавказский. Если так, то они потомки средиземноморцев неолита, родом из Передней Азии. Но это мнение входит в противоречие со голубоглазостью и рыжеволосостью динлиней, если не признать изначально светлый облик кавказцев. Современные кеты не являются их генетическими потомками, но сохраняют их обычаи и язык.

Земли «Западного края» занимали хусцы. Этим обобщенным именем называли все племена и народы севера и запада Среднекитайской равнины, ибо хусцы в переводе означает «западные варвары». В их числе были ди, динлини и жуны. Все (или многие из них) имели голубые глаза и рыжие волосы. Пытливые греки, до которых доходили сведения об удаленных народах, записали, что в той стороне жили народы серы, исседоны (Исседон Серский), фокары, ойхард, аспакар и отторокор. Из этого перечня народов поддаются идентификации фокары, ойхард, отторокор и серы3.  Последних Л. Гумилев по ошибке связывал с ди, но вероятнее всего, они потомки псевдотохар и доиранского населения бассейна Тарима.

Карта расселения жунских племен по Л. Гумилеву.

Кочевники жуны появились на границах Китая в XIV в. до н.э., и заняли узкую, но плодородную полосу степей между пустыней Гоби и Среднекитайской равниной. Известно название одного из племен сяньюнь, которое из-за схожести пытались связывать с гуннами (сунну) и относить их к тюркским племенам. Не исключая их связи с хунну, отметим, что жуны, вероятнее всего, имели отношение к иранцам. Китайские хронисты, знали их, так сказать,  в лицо и поэтому называли также жун-ди.  Красноречивые доказательства их происхождения дают кинжалы горных жунов. Они удивительно точно воспроизводят известные скифские. 

 

Кинжалы. Полагают, что традиции ношения кинжалов в китайскую среду принесли скифо-сибирские племена. Справа горных жунов (три кинжала, промаркированные цифрой 1). Конец эпохи Западного Чжоу. Справа (2) – китайские эпохи Чжоу. В центре (1а) кинжал циньского князя Сян-гуна. [Из книги М. Крацовой «История искусства Китая»]  Внизу – скифский из степного Алтая (VIIVI вв. до н.э.). Скифские кинжалы имеют бабочковидные перекрестья, а их навершия зачастую обрамлены зооморфными украшениями или кольцами. [Из книги «Военное дело древнего населения Северной Азии». Наука. Сибирское отделение. 1987]   


Известно, что  правители царства Чжоу вышли из полиэтничной среды жунов и в течение длительного времени поддерживали со своими степными сородичами родственные и политические связи. К числу жуннских племен имели отношение племена баян и лоуфань Ордоса (излучины Хуанхэ). Они имели скифские обычаи, а их правители находились под влиянием культуры Пазырыка. От них в Ордосе остались элитные погребальные комплексы конца IV-III вв. до н.э. с украшениями, выполненными в стиле Пазырыка, и так называемые, ордосские бронзы. 





Ордосские бронзы. Мужчина явно европеоидной наружности, с удлиненным овалом лица. В руках скифского типа меч (акинак), одежда также скифского типа. 







Сведения о ди также противоречивы. Л. Гумилев говорит о давности обитания ди не севере Среднекитайской равнины и тысячелетней войне «рыжебородых дьяволов» с «черноволосыми» китайцами. Он же приводит их другое наименование дили, которое связывает с теле. Из других приводит названия чиди и байди – красные и белые ди. Потомки чиди – уйгуры, байди – эфталиты (пуштуны). Этноним ди повторяется в афганском племени африди. С. Кляшторный их появление на севере Среднекитайской равнины относит к VII вв. до н.э.

Этноним древних теле сохранили современные народы  Алтая телеуты и телесцы. В ранее средневековье это имя звучало в этнонимах народов эфталит, абдали  и булгар дулоба. (аб+дали, аф+тали, дуло+аб, где аб – кочевье, владение)5.  Все они, очевидно, родственники, на что, собственно, указали китайцы.  По их мнению, уйгуры (они из рода теле) и эфталиты, несмотря на различие в языках, имели общее происхождение.

Этногенез ди не совсем ясен. По всей видимости, они с одной стороны связаны происхождением с кочевыми скифскими племенами Средней Азии, а с другой, хотя и пришлые, но древнейшие жители этих мест. Вполне возможно, что среди них были потомки «тележников» андроновцев. Таримские мумии, очевидно, имеют к ним прямое отношение, также как и сообщения о жунах. В генетическом плане они носители арийской гаплогруппы R1a6. Кочевья ди захватывали степи современной провинциях Ганьсу, но также заходили далеко на юг в провинцию Сычуань. По-видимому, здесь в Сычуани, они сошлись с народом ба шу и заимствовали некоторые элементы их культуры. В частности, обычай использования погребальных масок, который получил распространение в ареале катакомбно-подбойных культур (могильники Бома в Вост. Туркестане и Шамси в Сев. Притяньшанье и др.), а затем в годы ВПН  достиг западных пределов степной Евразии7

Самое значительное и известное жунское племя усунь (асиане греческих источников). Занимали степи современной провинции Ганьсу. По мнению Л. Гумилева они из динлиней. Другие отождествляют их с исседонами. Жили рядом с народом юечжи, но были древнее их. По описаниям походили на среднеазиатских согдийцев: были высокорослыми и рыжебородыми людьми. Их генеалогическая легенда имеет схожесть с древнеримской. И здесь и там участие в судьбе правителей принимают участие волчица и вороном. Территориальное соседство с хунну, которые жили восточнее, и  юечжи надолго определило судьбу усунь и сыграло роковую роль в судьбе иранской цивилизации. Усунь, втянутое в борьбу двух соперничающих народов,  по обстоятельствам  оказалось на стороне  хунну. Потерпев поражение от агрессивно настроенных юечжей, они оставили свои земли и бежали на восток. В стычке с хунну царь усуней был убит, но вопреки ожиданиям юечжей, правитель хунну Модэ отнесся к народу и наследнику убитого царя весьма милостиво. Так из врагов, они стали их союзниками.

На север от жунов располагался загадочный народ хунну.  Их происхождение, судя по Л. Гумилеву, не имеет связи с ди, динлинями и жунами. Если судить по этнониму, то само собой напрашивается связь  авестийским народом хьяуна. По обстоятельствам судьбы оказались на окраине степей Евразии, где их вектор развития обрел совершенное иное направление. На восток пришли ираноязычные скифы и, весьма вероятно, носители гаплогрупп R1a, но здесь их этногенез пошел принципиально иным путем и привел, в конечном счете, к неожиданным результатам.  Изначально ираноязычный народ запустил механизм саморазрушения своей цивилизации, и стал во главе новой тюркской, в которой ведущая роль перешла родам Q и N8.

Примечание. Тюркоязычие хунну, динилиней и теле, на котором настаивают авторы статей Википедии и других исторических сочинений, может быть и верно для данного исторического отрезка их этнической истории, но никак не объясняет их происхождение. Язык не может быть путеводной нитью в лабиринтах этногенеза, ибо смена языка в истории скорее правило, чем исключение. Норманны, например, после завоевания области, известной как Нормандия (во Франции) сменили свой норвежский язык на французский. В Англию, где жили этнически родственные им племена, они принесли французский. И говорили на нем многие годы. Современные французы говорят на языке, корни которого уводят в мир римской культуры, но из этого факта никто не делает выводов о их изначально латиноязычии и римском происхождении. Диаметрально противоположную позицию в этом вопросе занимают только историки и читатели 1/6 части суши. По-видимому, из-за недостатка знаний, аргументации, чтобы отстоят их изначальное тюркоязычие, авторы прибегают к вольной или  невольной фальсификации, не гнушаясь доводы других объявлять "этноисторическими спекуляциями". В этом плане следует привести сообщение китайских источников о родовых связях теле. По одним данным уйгуры (они рода теле) родичи юечжей, по другим - ираноязычных эфталитов, но при этом китайские информаторы оговариваются, что их язык другой. По мнению Сабитова, среди уйгур по данным Y-ДНК гапло  R1a ведущая. То есть, явно идущая от индоевропейсцев, неотличимая от афганцев, горных таджиков - потомков саков. Впоследствии одни из них оказались на западе. Подчинив своей власти иранские племена запада Евразии, они положили начало Великой Булгарии и Киевской Руси. Певец земли русской Боян носил болгарское имя, но говорил и слагал песни, очевидно, на древнерусском. Древний этноним теле через болгар попал в славянскую среду и воспроизводится в форме славяне-дулобы (об этом ниже). Поэтому, промелькнувшее сообщение о тесных родственных связях татар и украинцев Львова, не лишено исторических оснований. Также как и обычаи южнорусских и украинцев, совпадающие со степными эпохи Хазарского каганата. Имени Боян авторы пытаются найти соответствие в славянском и чувашском, упуская тот факт, что у татар оно было довольно распространенным в прошлом. 

С появлением юечжей хунну, как и многие племена Центральной Азии, оказались под их властью. Как сообщают китайцы, составили «один дом». Но все империи, особенно кочевые, какими бы могущественными  творениями не казались, хрупкие творения. Они живут, пока народы покорно сносят их власть. Когда хунну бросили вызов юечжам, от последних отложились многие племена: ди, динлини.  Война началась в 206 году и была нелегкой и длительной. Юечжи были вынуждены воевать на два, если не на три фронта: против хунну и усунь на востоке, цянов и саков - а юге и западе, динлин – на севере. Теряя земли бассейна Тарима и Алтая, они сконцентрировались в ее западной части и Семиречье, вытеснив отсюда в 161 году до н.э. саков Кашгара, которые через горные перевалы Гималаев ушли на юг в Индию. Вероятно, их отношения изначально носили недружественный характер. По всем признакам саки Кашгара имели родовые связи со строителями кургана Аржан, а потому тайно или явно содействовали хунну. 

Хунну явно не хватало сил для полного разгрома юечжей. На завершающей стадии они направили усуней (вероятно во главе ираноязычных племен того края) одних против юечжей, что привело к окончательному распаду их Империи. Одни из них подчинились усунь, другие, в большом сражении, потерпев поражении от хунну, ушли еще дальше на запад. Победители захватили огромную добычу – женщин, детей, скот и пастбища. В бою пал и царь юечжей Кидара, из головы которого торжествующие враги изготовили чашу для питья. Так завершилась история царствующего дома юечжи, и началась новая. Хунну стали владыками Центральной Азии.

По соглашению с хунну, усуни отошли пастбища и народы Семиречья, т.е. той части земли, где обосновались юечжи после ухода из Центральной Азии. Новые приобретения стоили того. Здесь, где  сходились горы Тянь-Шаня и степи, располагались одни из лучших пастбищ Евразии.  

Победа в войне с Китаем, а затем юечжи принесла громкую славу и поставила державу хунну на один уровень с империей Хань. Но фактически их судьба оказалась в руках у китайцев.  Война началась по инициативе императора Хань У-ди, не желавшего терпеть позорную зависимость от варваров, которые, несмотря на договоры о дружбе и братстве, продолжали разорять набегами китайские земли. Несколько китайских армий в течении ряда лет углублялись в степь, разоряя  кочевья. Армию возглавляли талантливые военачальники Вей Цинь и Хо Цюйбин.  Полагают, что они были из числа тех юечжей, кому удалось укрыться в Китае (подробности на сайте http://east.philosophy.pu.ru/publications/kravtsova/kr_torch1.htm ). 

Хо Цюйбин свою первую победу в сражениях с армий хунну одержал в 18 лет. В период между 121 и 119 гг. до н.э. Хо Цюйбин, нанес им на западном театре военных действий несколько крупных поражений, взял в плен десятки тысяч кочевников, в том числе «золотого истукана, которому хуннский князь Хючжуй приносил жертвы». 

Успехи Вей Цинь на восточном фронте военных действий, где действовали основные силы хунну, были скромнее, а потери выше. Но и здесь, несмотря на отчаянное сопротивление, хунну не смогли сдержать массированного удара китайской конной армии и поспешили укрыться за пустыней Гоби. Китайцы последовали за ними по пятам, чего раньше не случалось. В генеральном сражении, которое перешло в рукопашный бой, Вей Цинь одержал победу. В это же время на востоке Хо Цюйбин наголову разбил восточного чжуки-князя и захватил 70 тыс. пленных.  Хунну понесли большой урон и ушли еще дальше на север.  

Политические последствия этой борьбы оказались более чем скромными. Ни союзники, ни   народы-данники, боясь мести, не отважились покинуть "дом"  хунну. Только ухуани (родичи сяньби, предки монгол), воспользовавшись  благоприятной ситуацией, приняли предложение китайцев и перекочевали к границам Империи, заняв пустующие пастбища. Так было положено начало возвышению монгольских племен. 

Но судьба оказалась милостивой к хунну. Во время очередного похода надежда империи генерал Хо Цюйбин умер в возрасте всего 24 года. Говорят, что его смерть потрясла императора У-ди и сорвала замыслы по окончательному разгрому державы хунну. С этого времени он потерял уверенность и не отваживался в течении многих лет возобновлять военные действия. Героя войны Хо Цюйбина похоронили в провинции Ганьсу, невдалеке от родовых владений юечжи. Над его могилой был насыпан холм, по форме напоминающий гору Цилянь, где он одержал одну из выдающихся своих побед (или умер).

Но спустя много лет, в 99 г. до н.э. Китай все же возобновил военные действия. Хунну, не принимая сражений, ушли на север и оказались вне досягаемости китайских армий. Оборонительная тактика не принесла им успеха. Она помогла сохранить армию, но поставила в трудное положение народ. Пастбища сократились и к тому же пошли дожди, что не могло не сказаться на экономике кочевого хозяйства. Китайские летописцы  сообщали, что из-за голода  хуннские «женщины не могли выносить плод в своем чреве». Странная война завершилась тем, что китайские армии, не получив ни войны, ни победы, ни с чем вернулись домой. После  этого шаньюй хунну осмелел, и затребовали возобновления мира и сверх меры затребовал шелка, риса и другого. Естественно, император  Китая оставил их без внимания. 

Перелом в войне наступил после вовлечения в войну усунь. Богатые подарки, хитрая дипломатия, в конце концов, принесли успех. В 71 г. до н.э. сначала усуни, а затем в следующем году воодушевленные их успехом дуньху (монголы) и динлини огнем и мечом прошлись по хуннским кочевьям. Победители захватили огромную добычу: людей и скот.  

Период «великого противостояния» хунну с соседями – кочевниками  и империей Хань -  длился до 58 г. до н.э. Неурядицы, свалившиеся на хунну, раскололи их на северных и южных. Южные во главе с шаньем Хуханье стали мирным народом и вошли в союз с Китаем. Северные во главе с Чжичжи-шаньюем не смирились с унижением. С частью покоренных племен – это кыргызы, динлины и уцзе (угры?) - он успешно воевал с усунь, а затем ушел по приглашению кангюйцев с небольшим числом воинов в Среднюю Азию. Бесконечные распри между двумя давними соседями и врагами Кангюй и Усунь оказалась на руку хунну. Освоившись на новом месте, правитель хунну стал набегами разорять владения своих соседей и требовать дани.  Вокруг удачливого «атамана» стали сплачиваться те из кангюйцев, что желали жить за счет грабежей и набегов. Чжичжи-шаньюй стал надеждой для одних, но угрозой для других. Этим воспользовался опальный китайский офицер из царств бассейна Тарима, которые к этому времени попали под протекторатом империи Хань. Сборная армия из китайцев и царств Западного края отправилась на поиски Чжичжи-шаньюя. Это был дерзкий план, но он оправдался.  Шаньюй укрылся в крепости. Осада была ожесточенной, но недолгой. Чжичжи-шаньюй, родственники, жены и воины из числа хунну и кангюйцев – всего около 1500 человек - были казнены.  

Но, несмотря на неудачи последних лет, гордые хунну не растеряли своих амбиций.  В начале новой эры они опять подняли головы и сплотились в одну орду. Обретя былую мощь и независимость, они возобновили с 9 по 48 год набеги на Китай, который находился в тот период в состоянии упадка. Но междоусобицы и соседи положили конец былой славе. В 48г. гуннская держава распалась на две части: северную и южную. Южные стали вассалами Китая, а северные - откочевали на северо-запад от родовых владений. В 155 году сяньбийский (из дуньху) вождь Тяньшихай окончательно изгнал непокорных гуннов из Центральной Азии. Хунну бежали на запад через ущелье Тарбагатая, и как поведал китайский историк, они плакали, покидая родину, но спасли себе тем самым жизнь. Так началась их вторая миграция на запад. Дальнейшие события их жизни неизвестны. Вероятно, они шли  по кромке леса и лесостепи и через степи Барабы вышли к венграм Западной Сибиры. На это указывают находки гуннских котлов и многочисленные находки наконечников стрел гуннского типа. Либо их приютили  венгры, либо хунну удалось подчинить их себе. Как бы то ни было, венгры ушли с ними на запад. Здесь их главными врагами стали аланы Средней Азии. Спустя 300 лет после изгнания юечжей, заклятые враги в 371 году встретились. Аланы проиграли. Одни из них ушли на запад, другие вошли в состав гуннской державы.  Спустя почти семьдесят лет они снова сошлись в сражении на Каталаунских полях. Готский историк Иордан упоминает среди  хунну племена хоногур, альпидзур, ултзинзур, алциагир (возможно, элчиагуры, от которых берут свое начало славяне уличи). Их этническое происхождение неясно, возможно они из рода хунну, но известно, что гунны увлекли за собой племена иранского и неиранского происхождения (судя по всему там были и предки адыгов. Из других отметим акацир (возможно, акчура), сабир, булгар др.

Атилла умер в 453 году. Его дети не смогли распорядиться с наследием. Пока одни из них выясняли отношения с союзниками из числа германцев с востока подошли булгары, савиры и хазары. Булгары лишили детей Атиллы «царских достоинств», а остатки  хунну присоединили себе. С этого времени их имя исчезло со страниц истории.

Тогда же из степей Центральной Азии ушли эфталиты, хиониты и малые юечжи (тохары или кидариты). В миграциях древних кочевых народов из глубин Азии просматривается определенная закономерность. Выходили они из Центральной Азии в обратной последовательности своего вхождения. Первыми ушли восточные сарматы, за ними следом потомки скифских племен (хунну), последними - потомки ди и динлиней9. Но были те, что остались. От них и тюркоязычных племен пошли тюрки и огузы. Их миграции падают на средневековье. С собой огузы принесли в степи запада Евразии странный обычай, впервые зафиксированный среди хунну. Не подходить к воде, не мыться и не снимать одежду, пока она не превратиться в лохмотья.  Но все ли следовали ему?  Очевидно, нет. Ираноязычные племена сменили язык, но, как и кенкольские воины, продолжали придерживаться своих древних обычаев.

Но облик степи изменился. Он монголоизировался, но в полной мере не стал монголоидным. Ибо монголоиды воспроизводили детей монголоидного облика, европеоиды – европеоидного. С годами различие между ними стиралось, но не исчезло.


 

Примечание. 

1. Аборигены  Алтая- Саян и восточной части Тянь-Шаня  имели смешанный европеоидно-монголоидный облик.  Их лица умеренно плоские и невысокие. Их потомки самодийцы, кеты, шорцы и др. В генетическом плане они носители гаплогрупп N, Q и R1b1b1. На юг от них жили носители гаплогруппы D.  Вероятнее всего, предки японцев, а точнее тех из них, кто является потомкам рода D.

На восток от них жили монголоиды центральноазиатского типа. Они имели сильно уплощенные лица, но широкие и высокие. Как современные монголы. В генетическом плане они носители гаплогруппы С, но среди них было немало  N и Q. В лингвистическом они потомки тунгусо-манчжурских родов. Монголы из их числа, но их предки не имели отношения к древним скотоводам.  Они потомки тихоокеанских рыболовов. Из тысячелетия в тысячелетие они занимались тем, что собирали морепродукты в часы отлива, который был тогда весьма доходным промыслом. Но затем, освоив сети и вооружившись лодками, расселились по берегам Амура. Занимались рыболовством, но также и охотой. Отсюда иные из них перебрались на Байкал. Они не были, как пытаются представить некоторые, изобретателями степного образа жизни, и освоили этот вид хозяйства довольно поздно. Заимствовали в готовом виде от соседей и с тех пор следуют ему без особых изменений, восхищая мир консервативностью нравов. Меняется жизнь, но только не они. 

2. Они не были первыми в этих краях. До них в Приангарье поселились люди средиземноморского облика, создатели китойской культуры, в сложении которой приняли участие также монголоиды.   

3. Греки знали саков Внутренней Скифии, что, очевидно, соответствует региону бассейна Тарима в Северо-Западном Китае. Эту страну они называли Серика, но также знали, что она простирается от Кашгрии до Северо-Западного Китая. Вероятно, они познакомились с нею после установления регулярного торгового сообщения, получившего позднее название Великий шелковый путь. Начало этому положили победы Китая в войне с хунну за царства Западного Края. Это случилось около I веке до н.э., но сведения о народах востока степной Евразии дошли до греков только в I в. н.э., т.е. к тому времени, когда юечжи переместились в Среднюю Азию.

Греки приводят этнонимы тамошних кочевых народов исседонов, тохар и ойхард.  Ойхард – это очевидно уйгуры. Исседоны – народ, упоминаемый прежде Геродотом где-то на Южном Урале напротив массагетов. Тохары прежде жили в бассейне Тарима, но затем ушли в Среднюю Азию. Но часть тохар, китайцы их именовали малыми юечжами, осталась на древней родине, которая, очевидно, называлась до переселения тохар Тохаристаном.  Там же они упоминают неизвестные народы  аспакар и отторокор. Первый этноним иранский, второй напоминает этноним известного булгарского или гуннского (что вероятнее) племени утургур. 

Грекам были известны реки Ойхард и Баутис. Одна из них, вероятно, река Тарим, которая течет с запада на восток. Ее притоки Аксу и Яркенд. Другая – Черчен, которая берет свое начало от гор Куньлуня, т.е. с месть обитания тибетцев-баутов. В прошлом Черчен  был полноводнее и впадал в озеро Лобнор.  Реки Яркенд, Хотан и Керия помельче. Стекают также с гор Куньлуня и теряются в пустыне, но в прошлом они питали Тарим.

4. Согласно римской мифологии в судьбе Ромула и Рема тесно связана со священным вороном и капитолийской волчицей. 

5. Племена абдали, эфталиты и дулоба по всем признакам иранские.  Они обитали некогда в Восточном Туркестане, где от них остался топоним Абдали, а затем через Средюю Азию ушли в Афганистан, Туркменистан и Восточную Европу. Туркменские рода абдали примерно через пятьсот лет вместе с огузами  ушли на Ближний Восток. С ними связано завоевание Малой Азии (Турцию). От них там идут в среде их потомков фамилии Абдали. Весьма вероятно, от них идет имя Баяр. От булгар дулоба идут дулебы, этногенез которых вопреки историческим фактам пытались связывать с германскими племенами. По промелькнувшим сообщениям (но не отвергнутым впоследствии научным центром О. Балановского) татары и украинцы Львова генетические родичи. Что касается оглушения звуков абдали-эфталит, то оно ярко проявляется в татарском и башкирском языка. Сравни Итиль и Идель.

 6. Ж. Сибитов приводит данные по сарыг-югурам, потомкам ди, живущим в глубине Центральной Азии, по облику которых у Л. Гумилева проскальзывает замечание об отсутствии в их глазах косоглазия и желтизны в лице. Среди них есть род абдали. В генетическом плане сырыг-югуры носители разнообразных гаплогрупп, но преобладающим является гаплогруппа R1a. 

 7. Этот обычай, наряду с другими, как подбои, положение в могилу шкуры, ног и головы коня, принятого в среде восточных сармат, встречаются в захоронения булгар Татарстана (не всех) и турбаслинцев Башкортостана. 

8. Эти сведения из книги «Тайная история татар и Великого переселения народов».  С учетом роли субстрата с суперстрата, происхождение основной массы населения и ее политического ядра должно рассматриваться отдельно.  Об изначально иранском характере гуннской цивилизации можно судить по иранизмам чувашского языка, одежде скифского типа, шапке, напоминающие фригийский колпак, скифскому луку и и др.  Следует различать два вида этногенеза. Один арийский, моноэтнический. Его носители не сходились с людьми других этносов, исключая женщин, и не принимали их в свою среду.

 Другой римский, суперэтнический. Они изначально не придавали большого значения происхождению и эта основополагающая линия развития закрепилась. Попытки придать их государству этнический характер - Рим для потомков римлян - были, но они завершились ничем. Судя по преданиям и другим сведениям, ранние этапы их этногенеза протекали в Малой Азии, но после разрушения Трои (в названии Иллион, Виллуса угадывается этноним арийцев и галлов) бежали в Италию и поселились среди латинов. Их было немного, и им противостояли этнически сплоченные племена, что сводило их шансы в борьбе за гегемонию внутри Италии к нулю. Но как выяснилось, тогда (и потом) они нашли простое и эффективное решение, которое изменило судьбу мира. Их деятельность завершилась созданием  гигантской по масштабам цивилизации, в которой ведущая роль, в конце концов, из рук римлян перешла к активной части населения из числа покоренных народов. Они приняли не только язык, но также этноним и менталитет римлян. Что касается первых римлян, то неизвестно, какой язык они принесли с собой в Италию, но на месте они восприняли латинский, который впоследствии получил международное признание.


 



Comments