01 Каменный век

Капелько В.Ф. Грот Проскурякова, святилище древних людей, 1986

«Ты видишь, что время старит все,
что казалось новым,
Но время так же молодит
деяния былые». (Рудаки — великий таджикский поэт X века).


История человечества в зависимости от материала и техники изготовления орудий труда делится на три больших этапа: каменный век, бронзовый век, железный век. Века делятся на эпохи, эпохи - на периоды, периоды - на культуры, (называемые по первому месту раскопок).
Каменный век в свою очередь подразделяется на палеолит (древний каменный век), мезолит (средний каменный век), неолит (новый каменный век). Палеолит делится на нижний (ранний), средний, верхний (поздний).


Палеолит

Нижний (ранний) палеолит

Освоение Сибири началось еще в каменном веке, палеолите (греч. «палеос» — древний, «литое» — камень).
Древнейший человек пришел в Сибирь из сопредельных районов Средней, Центральной и Восточной Азии около 400 тысяч лет назад.
В данный момент наука не может точно ответить на вопрос как давно, и как широко расселялись люди в Сибири. Стоянка на реке Лене, открытая в 1982 году, насчитывает более 2 млн. лет. Академик Окладников открыл стоянку первобытных людей на Алтае (река Удалинка), ее возраст несколько сот тысяч лет, а возраст большинства открытых стоянок палеолита насчитывает несколько десятков тысяч лет.
Обширные материалы (даже остатки скелетов) недавно найдены при раскопках пещерных жилищ неандертальцев или иначе — палеоантропов (древних людей). Пещеры обнаружены в Горном Алтае (Усть-Канская) и в его предгорьях (пещеры имени Окладникова и Денисова).
Первый эпохой каменного века является палеолит (100 — 13—12 тыс. лет назад). Человек начал осваивать территорию Хакасско-Минусинского края не менее 80—100 тыс. лет назад. Наиболее ранними памятниками каменного века считаются стоянки в окрестностях с. Куртак на левом берегу Красноярского водохранилища — Бережково, Разлог-2, Верхний Камень. Здесь найден археологический материал с ярко выраженной галечной индустрией, с преобладанием дисковидных нуклеусов, кремниевых чопперов, орудий с «носиком» и типа «павиан» с различной степенью коррозии.
Заготовками для этих орудий служили массивные речные гальки. Древний человек оббивал их, превращая в острое лезвие, пригодное для рубки, резания, затески и т. п.


Одно из самых древних галечных орудий — чоппер, предназначавшийся для рубящих функций. Новоселовский район.

Подобные находки говорят о возросшей гибкости руки и точности движений древнего человека. А значит — и о новой ступени в развитии его мышления.


Средний палеолит

К среднему палеолиту относится формирование палеоантропа (неандертальца). Неандерталец занимает в эволюции человечества промежуточное положение между обезьяночеловеком и человеком современного типа. Он отличался невысоким ростом, но обладал большой физической силой. Его мозг имел такой же объем, что и у современного человека.

Неандерталец. Реконструкция  М. М. Герасимова

 Основу хозяйства неандертальцев составляла охота и собирательство. Охотничьи приемы и снаряжение были весьма примитивными — ловчие ямы, копья с кремневыми и костяными наконечниками. Но древних людей выручали коллективные формы охоты и обилие животных: кругом паслись многочисленные стада мамонтов, шерстистых носорогов, лошадей и оленей. Ведение коллективного хозяйства и совместное проживание привело к появлению сплоченных коллективов.
Неандертальцы часто использовали для жилья естественные убежища — пещеры. Возможно, у них имелся обряд захоронений. То есть древние люди уже достаточно четко осознавали различие между жизнью и смертью, чтобы у них появился культ умерших
Средний палеолит (мустьерское время) характеризуется материалами 6-4 культурных слоев стоянки грота Двуглазка, грот Проскурякова на Чулыме.
В гроте Двуглазка найдены каменные орудия, сделанные преимущественно из базальта: остроконечники, скребла, отщепи и зубчатые орудия. Это полный набор основных орудий неандертальцев, обеспечивавших возможность успешной охоты на разнообразных животных, разделку и обработку туш и шкур, а также употреблявшихся при разнообразных бытовых нуждах. Найдены и обломки обработанных костяных орудий. Важны остатки костей животных, сохранившиеся в гроте. Это преимущественно кости носорогов, лошадей и ослов. Но вместе с ними встречены кости зубра, архара, зайца, антилоп и пещерной гиены. Совместное нахождение остатков, в основном теплолюбивых животных, приводит к выводу, что неандертальцы в Хакасии расселялись в эпоху от 100 до 40 тысяч лет тому назад в условиях теплого и засушливого климата, когда в ландшафте преобладали степные и безлесные горные образования. Расселение неандертальцев с юга в Южную Сибирь пришлось на межледниковый период, когда произошло значительное потепление климата.

Каменные орудия неандертальцев из грота Двуглазка на р. Толчее, 100—40 тыс. лет назад.

 
Верхний (поздний) палеолит

Следующая хронологическая граница памятников относится к началу и среднему периоду верхнего палеолита (35-16 тыс. лет назад), в числе их М. Сыя, на берегу р. Белый Июс. Афанасьева гора, Тарачиха.
Время обитания малосыйской «деревни» каменного века, состоящей из округлых земляных жилищ с куполообразными крышами, получено благодаря радиоуглеродному анализу древесного угля, оставшегося в очагах,— 34 тысячи лет тому назад. В каждом жилище, площадью до 50 кв. м., обитало несколько малых семейств. Жители, судя по оставшимся костям животных, занимались главным образом облавной охотой на северных оленей, горных баранов, козерогов, сайгаков, бизонов, а также — на мелкого пушного зверя. Найдены кости мамонта и шерстистого носорога. В жилищах древних сибиряков обнаружены каменные, костяные и роговые орудия труда и оружие для охоты (наконечники копий и дротиков).
«Малосыйцы» первыми стали добывать в горах руды (гематит, магнетит и малахит), но использовали их только для изготовления красок — растертую в порошок руду смешивали с растопленным жиром. Среди других предметов на стоянке обнаружен первый музыкальный инструмент — свирель и памятники изобразительного искусства, вырезанные на гальках. Все это хорошо характеризует высокую и сложную культуру древних сибиряков в эпоху древнего каменного века.
На стоянке найдены орудия из гальки — чопперы, чоппинги, кремниевые скребла, кубовидные нуклеусы, а также изделия из пластин и отщепов — проколки, резцы, острия, пластины с выемкой, концевыми скребками. По характеру обработки камня и типологии орудий труда материалы стоянок Тарачиха и Афанасьева гора близки поселениям Мальта и Буреть на Ангаре, Ачинской и Томской палеолитическим стоянкам.

Каменные и костяные орудия человека, жившего на Енисее и Абакане в эпоху верхнего палеолита, около 16-12 тыс. лет назад

 Лучше всего в Минусинской котловине известны стоянки позднего периода верхнего палеолита (16-12 тыс. лет назад). Их известно в регионе более 120. На основе их изучения С.Н. Астаховым и 3.А. Абрамовой выделено две археологические культуры: афонтовская и кокоревская. Обе культуры сосуществуют в Минусинской котловине, но афонтовская культура, по их мнению, сформировалась несколько раньше кокоревской и ее памятники выявлены на большей территории. С.А. Васильев считает, что афонтовская культура явно доминировала, ее развитие не прерывается рубежом голоцена (11-10 тыс. лет назад), традиции культуры продолжают существовать в последующую эпоху.
Главную роль в разделении памятников позднего палеолита на две культуры сыграло отличие в заготовке для орудий — пластина в кокоревской и отщеп в афонтовской культуре.
Для афонтовской культуры (Кокорево-2, Майнинская, Уй-2 и др.) характерно преобладание орудий на отщепах — кремниевые скребла, иногда с двусторонней обработкой, скребки, долотовидные инструменты и галечные орудия — чопперы, чоппинги. Пластины и пластинки с ретушью, проколки и остроконечники встречаются в небольшом количестве.
В кокоревской культуре (Кокорево-1, Новоселово-4 и др.) преобладают изделия из пластин (50% и более) — ножи, резцы, остроконечники, проколки. В состав каменной индустрии также входят одно- и двухлезвийные скребла из галек.
На памятниках афонтовской и кокоревской культур найдены костяные наконечники копий и дротиков, которые иногда снабжены глубокими и узкими пазами по одному продольному краю для закрепления в нем мелких кремневых пластин-вкладышей. Афонтовцы и кокоревцы умели строить легкие наземные жилища округлой в плане формы диаметром до 4 м и очагом в центре.
Обитатели Минусинской котловины в конце верх, палеолита (20-15 тыс. лет назад) принадлежали к одной из ветвей монголоидной расы. Жили они в условиях тундровых и лесотундровых ландшафтов и были объединены в небольшие родовые коллективы. Основным занятием человека были охота (на северного оленя, мамонта, шерстистого носорога, сайгу, зайца и др.) и собирательство — сбор ягод, грибов, корнеплодов.
В период родового строя значительно развилось мышление человека, он меньше стал зависеть от природных условий. Из охоты возникает искусство. Вначале человек делал из глины объемные фигуры животных, потом он стал изображать животных на плоскости, на стенах пещер и гротов, покрывал резьбой изделия из кости, выделывал украшения. Появляются изображения людей. В Хакасии найдены несколько произведений древних художников, относящихся к позднему палеолиту. В одной из стоянок, обнаруженной около поселка Майна (Бейский район), найдена уникальная статуэтка человека из обожженной глины.
Это первая подобная древнейшая керамика в Северной Азии, она создана около 16 тысяч лет назад.

Древнейшая фигурка человека из обожженной глины. Майнская стоянка на Енисее. Государственный Эрмитаж


Прорисовка глиняной скульптурки


Мезолит

Мезолит (12-11—8 тыс. лет назад) является переходным периодом от палеолита к неолиту. В это время завершается последний ледниковый период, а с ним и эпоха плейстоцена и наступает современная геологическая эпоха — голоцен. Ледник отступает на Север, освобождая новые территории. Климат и природа Минусинской котловины приняли облик близкий к современному. Происходят важные изменения в составе фауны — вслед за мамонтом и шерстистым носорогом вымирает дикая лошадь, а северный олень уходит вслед за отступающим ледником. Обычными в лесное зоне становятся лось, бурый медведь, в степях преобладает косуля. Условия для жизни человека стали более благоприятными, и он освоил весь Хакасско-Минусинский край. Мезолитические стоянки известны в Сыдо-Ербинской (Толстый Мыс. Интн-куль, Тепсей) и Южно-Минусинской (Б. Монок Маткечик, Усть-Сос) котловинах.
Произошло дальнейшее развитие вкладышевой техники — более массовое изготовление вкладышевых орудий: наконечников копий, дротиков, ножей. В составе изделий из камня имеются как микролитические орудия (вкладышевые пластинки, скребки, резцы, проколки), так и макролитические (скребла-долота, топоры), изготовленные из речных галек. Новым было и появление долот и топоров со следами шлифовки. Не исключено использование в качестве оружия лука и стрел. Изменения в составе орудий были вызваны как саморазвитием техники обработки камня, так и изменившейся природно-климатической обстановкой. В эпоху мезолита исчезают крупные стадные животные — северный олень и бизон, а охота на лосей и косуль потребовала смены загонно-облавной охоты на тактику выслеживания зверя. Помимо охоты мезолитическое население занималось собирательством и, возможно, рыбной ловлей.


Неолит
Неолит (4 — нач. 3 тыс.) — завершающий период каменного века. Поселения неолита известны на берегах Енисея (Унюк, у д. Копены и у д. Абакано-Перевоз), в долине р. Абакан (Белый Яр, Усть-Сос, Б. Монок), в степных районах по берегам озер (Интикуль. Толстый Мыс, Черное) и на сопках (Оглахты-2. 3).
Каменный инвентарь раннего неолита формировался на основе мезолитических комплексов. Призматические каменные пластинки получали с нуклеусов с помощью отжимников из рога животных. Широко распространяются лук и стрелы, приемы пиления и сверления камня, шлифованные орудия труда — топоры и тесла. Человек научился изготавливать посуду из глины и подвергать ее обжигу. Керамика появляется в Минусинской котловине достаточно поздно, видимо, не раньше середины 4 тыс. Наибольшее представление о неолите Минусинской котловины дают материалы с пос. Унюк, с побережий степных озер Хакасии. Здесь собраны только изделия из камня: одноплощадочные монофронтальные микронуклеусы призматической и конической форм, концевые скребки на отщепах и пластинах, скребла, шлифованные топорики, наконечники стрел треугольной формы с прямой и вогнутой базой.
Бесспорно неолитическими являются каменные скульптуры рыб, найденные на р. Сисим и близ деревень Лепешкиной и Корелово.

Каменная скульптура в виде янусовидного изображения рыбки-приманки для подледного лова близ дер. Лепешкиной на Енисее, и Кореловой 6 тыс. лет назад. (хранится в МКМ)


Половинка каменной рыбки-приманки, найденной на правом берегу Енисея близ д. Кореловой (зеленоватый сланец, хранится в МКМ, № 2212)

Вероятно, к неолиту относится стоянка Богуртак на р. Тубе и нижний слой поселения у с. Батени, в котором оказались каменные орудия, кости диких животных и гладкая посуда со штрихами от протирания пучком травы. Поселения с неолитической керамикой открыты на правом берегу Енисея близ д. Унюк и на левом — близ деревень Б. Копены и Абакано-Перевоз, а так же на горах Оглахты — в 50 км ниже г. Абакана. Унюкское долговременное поселение расположено на пойменной террасе, слои его залегли на глубине около 1,5 м. Здесь обнаружено значительное количество обломков лепных неолитических сосудов, по форме приближающихся к яйцевидным. Их поверхность сплошь покрыта орнаментом из ямочных вдавлений, елочных узоров (нанесенных зубчатым штампом), резных линий и т. п. Среди каменных орудий выделяются топоры и тесла из зеленого саянского нефрита.

Шлифованный топор из нефрита. Найден на Верхней Tee близ улуса Оты. 6 тыс, лет назад

 Кроме того, найдены кремневые ножи, скребки, молоты, наконечники копий и стрел, вкладыши, песчаниковые плитки — абразивы и нефритовая кирка. От наземных жилищ сохранились утоптанные полы и очаги в виде ям, обложенных галькой.
Другой характер носят кратковременные стоянки неолитических охотников, обнаруженные на вершинах сопок Оглахтинских гор в безводной местности в 9 км от берега Енисея. Под дерном на скальном выходе залегли обломки выпуклодонных сосудов, кости животных, наконечники стрел, ножи, скребки, нуклеусы и сколы.

Обломки глиняных неолитических сосудов с орнаментом со стоянки Оглахты II. Гребенчатый орнамент присущ керамике всех рассматриваемых неолитических культур Хакасии.

Большинство предметов, сделанных из кремня, отличается небольшими размерами. Призматические ядрища — нуклеусы, сколы и отщепы свидетельствуют об изготовлении каменных предметов на месте. Сырьем служили принесенные издалека гальки и желваки кремнистых и кварцитовых пород. Здесь же обнаружены фаланги домашней лошади и лопатка овцы. На Оглахтинских сопках находились временные стойбища людей, приходивших сюда для охоты на косулю, лисиц, зайцев, а также для отстрела орлов и ястребов, досталявших оперенье на древки стрел.
Известны два неолитических погребения, обнаруженные у д. Байкаловой иве. Батени на Енисее. В Черемушном логу близ Байкаловой, на правом берегу Енисея, найдена могила палеомонголоидного мужчины лет 30.
Главным источником получения пищи оставалась охота. Основными объектами охоты становятся типичные представители тайги — лось, олень, бурый медведь, в лесостепях — косуля. Охотились и на мелких зверей — лисицу, зайца. При охоте, видимо, использовали собаку. Важную роль играло рыболоводство — известны находки рыболовных крючков и каменных рыб-приманок, а также кратковременные стоянки на озерах. Сохраняло значение и собирательство растительной пищи — ягод, грибов, корнеплодов, которые были в изобилии в лесу и лесостепи.
Население Хакасско-Минусинского края в неолите не было однородным ни в культурном, ни в этническом отношении. Здесь проживали как потомки коренного мезолитического нас, так и переселенцы из таежных районов Среднего Енисея и с территории Западной Сибири.
В 1962 г. А.Н. Липский обнаружил нанесенные охрой неолитические рисунки на скале близ устья р. Сосновки Джойской

Лоси и лодка с людьми, нарисованные охрой на скале в устье Сосновки джойской в Саянских горах (по А. Н. Липскому)

 Важным историческим источником для изучения духовной жизни древних обитателей Хакасско-Минусинской котловины являются наскальные изображения Шалоболинской и Оглахтинской писаниц,
Основанием для датирования Шалоболинской писаницы столь ранним временем послужила находка на расстоянии 250 м от рисунков более двадцати каменных орудий (скребков и отбойников), а также сам характер изображений лосей, быков и лодок с людьми, которые как по технике исполнения, так и по «монументально-реалистическому» стилю отличны от изображений эпохи металла.

Фрагмент Шалаболинской писаницы. Неолит. Копии В.Ф. Капелько

 Вклад в изучение Шалоболинских и Оглахтинских петроглифов внес А.А. Формозов, занимавшийся вопросами их датировки, исследовавший сюжеты, а также стилистические и художественные особенности этих наскальных изображений. А.А. Формозов, сопоставив петроглифы Хакасии и Ангары, пришел к выводу, что Хакасско-Минусинская котловина входит в ту же зону первобытного искусства, что Ангара и Верхняя Лена. Стиль, объединяющий петроглифы этих районов, вырабатывался в неолитическую эпоху, не ранее серовского времени. Большую работу по изучению писаниц произвел отряд Красноярской экспедиции под руководством Я.А. Шера.

Фрагмент Шалаболинской писаницы. Неолит. Копии В.Ф. Капелько

 Искусство всеми своими корнями уходит в психологию и трудовую жизнь охотника. Оно в полной мере соответствует образу жизни и основному направлению хозяйственной деятельности». (Окладников А.П. Неолит Сибири и Дальнего Востока, :. 175.)
Такими произведениями искусства являются Суханихская, Оглахтинская и Шалоболинская писаницы. Среди петроглифов Шалоболина представлены гравированные контурные изображения лосей и рыб, обособленные изображения лосиных голов, фигуры лосей, выгравированные, а затем прокрашенные. Имеются и такие рисунки: пара лосей с повернутыми назад головами, у некоторых лосей голова как бы отсечена поперечной чертой, у отдельных фигур обозначено сердце. Таковы же сюжеты и Оглахтинской писаницы.

Наскальный рисунок на горе Тепсей. Неолит. Копии В.Ф. Капелько

 Наскальные изображения Хакасско-Минусинской котловины имеют аналоги среди петроглифов Ангары (Каменные острова) и верхней Лены (Шишкино). Писаницы в междуречье Енисея и Ангары — на реках Ие и Оке, в районе Кадинского порога и у с. Завалье содержат в основном изображения лосей, сходные с рисунками Шалоболина и Каменных островов. К той же группе принадлежит и Томская писаница в Западной Сибири. А.А. Формозовым было отмечено, что ареал распространения писаниц, о которых идет речь, совпадает с ареалом каменных рыб-приманок, характерных для серовского этапа неолита Прибайкалья, отдельные находки которых известны на правобережье Енисея и в Барабинской степи; на основании этого сделан вывод, что стиль, объединяющий писаницы Ангары, Верхней Лены, Хакасии и Томи, выработался в неолитическое время, не ранее серовского этапа68. (68 Формозов А.Л. Очерки по первобытному искусству. М., 1969, с. 85, 113.)

Наскальные рисунки на берегу Амура

 Важен факт, отмечаемый целым рядом исследователей енисейских писаниц: среди самых ранних наскальных рисунков, относящихся к неолиту, имеются изображения не только лесных животных (лось, марал, кабан, медведь), но и рисунки коров, быков, и лошадей 69. (69 Подольский Н.Л. О принципах датировки наскальных изображений. — СА, 1973, № 3; Шер Я.А. Петроглифы Средней и Центральной Азии. М., 1980, с. 182—193; Дэвлет М.А. Бегущие звери на скалах горы Суханихи на Среднем Енисее. — КСИА, 1982, вып. 169; Пяткин  Б.Н. Шалоболинские петроглифы. — АКД. Л., 1982, с. 8.)

Поздний неолит
По данным антропологов, в позднем неолите на Среднем Енисее, по соседству с древним монголоидным населением, впервые появляются люди европеоидного типа, пришедшие с юга или запада. В образовавшейся контактной зоне, где взаимодействовали разноэтничные группы населения, можно предполагать большую сложность идеологии и верований.

Кызласов Л.Р. во время археологических раскопок

 В своей книге «Древнейшая Хакасия» профессор МГУ Л.Р. Кызласов на основании многолетних археологических раскопок выдвинул гипотезу о существовании в позднем неолите на территории Хакасско-Минусинской котловины древней яркой тазминской культуры. Ученый пишет:
«Будущие раскопки и открытия новых археологических памятников помогут разрешить многие загадки, связанные с культурой и бытом неолитических племен Хакасско-Минусинской котловины.
В настоящее время можно предполагать значительную сложность идеологии и верований этих племен. Многое зависит от определения времени сооружения древнейших каменных изваяний Хакасских степей, которые известны ученым с XVIII в. Однако они остаются до сих пор неразгаданными полностью. Их датировка долгое время составляет предмет дискуссии. Имеются основания считать, что большинство величественных культовых монументов, созданных с помощью каменных орудий, воздвигнуто в период позднего неолита. Тогда же были выбиты многие рисунки на отвесных утесах по Енисею и Абакану. Раскопки Хакасской археологической экспедиции Московского университета вскрыли весьма важные обстоятельства, заставляющие по-новому взглянуть на всю совокупность известных и вновь обнаруженных памятников. Пришло время поставить вопрос о выделении особой культуры, представленной пока в основном вновь открытыми святилищами и древнейшими каменными изваяниями, менгирами и личинами на скалах. Назвать ее можно тазминской по улусу хакасов Тазминых (Тазмин-аалы) на р. Пююрсух (рус. Бюрь), где в 1911 г. И.Т. Савенковым были произведены первые безрезультатные и потому малоизвестные раскопки вокруг каменных изваяний».

Древнейшее изваяние в Хакасии

«В настоящей книге предлагается новый опыт комплексной оценки всех видов памятников, относящихся к тазминской культуре. Каменные изваяния, стелы и менгиры впервые связаны с раскопанными вокруг них остатками древних святилищ. Появившиеся новые данные положены в основу датировки и культурно-исторической оценки как самой культуры, так и ее культовых объектов. Подробно исследуется семантика относящихся к этому времени произведений неолитического искусства и восстанавливаются основы мировоззрения и духовной культуры поздненеолитических племен Хакасско-Минусинской котловины. Это они были творцами-создателями и почитателями своеобразных и ярких священных образов, запечатленных в камне и сохранившихся в течение почти пяти тысячелетий. Дальнейшие исследования дополнят или даже, возможно, изменят наши современные представления об этой культуре. Но уже сейчас вряд ли следует соглашаться с тем, что некоторые исследователи, не зная святилищ, все эти изваяния связывают с так называемой окуневской культурой.
«Тазминская культура (начало III тыс. до н. э.) — культура древнейших каменных изваяний Азии, менгиров и личин. К ней относятся не только изваяния и менгиры, имеющие форму звериных фаллусов, но и древнейшие святилища, а также — нарисованные охрой на скалах личины духов, фигуры лосей и быков. Святилища, скульптурные и живописные изображения божеств и духов, связаны с культом производящей природы, с космогоническими представлениями о вертикальной вселенной и трех ее мирах (верхнем, среднем и нижнем)", а также с культом божеств земной и водной стихии.
На отдельных стелах и на скалах изображены древнейшие четырехколесные колесницы, иногда влекомые быками. Они связаны с культом солнца и громовника»

Древняя повозка, влекомая быками. Рисунок на каменной стеле из деревни Знаменка Боградского района, около 5 тыс. лет назад.


Изваяние Ах оба, прорисовка

«Раскопки вокруг каменных изваяний и менгиров, стоящих на местах своего первоначального установления, выявили взаимосвязанные с ними жертвенники — своеобразные первобытные алтари. Открыты целые духовные комплексы, своего рода древнейшие святилища Сибири, в которых, вероятно, под открытым небом (ни стен, ни следов планировки нет совершались языческие мольбища, сопровождавшиеся кровавыми жертвоприношениями животных… Здесь же найдены немногочисленные оброненные людьми предметы: кремневое универсальное орудие (скребок-скобель с резцовым сколом), каменные диски и обломки гладких лепных сосудов. Аналогичные вещи встречаются на многих неолитических стоянках от Средней Азии до Дальнего Востока… Показательно, что ни разу не обнаружены предметы или обломки сосудов афанасьевского и окуневского типов. Гладкая посуда, как показано выше, обычна для местного енисейского неолита...


Каменные диски, найденные вокруг изваяния Ах оба

 Раскопки святилищ показали, что первоначальные жертвоприношения совершались еще до установки изваяния или менгира. В ходе работ после извлечения каменных монолитов на дне ям под ними выявлены гнилушки, угольки, обломки костей баранов, лошадей, косули и сурка. Изредка обнаруживались остатки шкур — черепа и кости ног молодых баранов, а также принесенные с костра пережженные косточки животных… Как известно, сама идея сооружения менгиров и мегалитов зарождается в неолитическую эпоху. Для ряда европейских неолитических культур IV тыс. до н. э. характерны мегалитические сооружения, культ менгиров и кромлехов, антропоморфные скульптурные изображения божеств из камня и т. п. Точно так же для многих племен Азии в эпоху неолита характерно сооружение мелитов и менгиров, почитание антропоморфных изображений божеств и каменных фаллусов в связи с распространенным культом плодородия.
Некоторые исследователи, относящие енисейские изваяния к раннебронзовой окуневской культуре, тем не менее подчеркивают глубокую «архаичность» этого искусства, признавая неолитические параллели или даже допуская, что мифология памятников «уходит своими корнями, возможно, еще в эпоху палеолита»…

Необходимо указать, что техника изготовления объемных скульптур и плоскостных гравировок памятников тазминского типа вполне неолитическая. Они изготовлены с помощью только каменных орудий. М.П. Грязнов первым отметил, что «внимательное рассмотрение изваяний с точки зрения техники их изготовления показывает, что они отнюдь не высечены металлическими или какими-либо режущими инструментами, а выбиты каменными ударными орудиями, местами же (например, желобчатые линии рисунка) шлифованы. Такой способ обработки камня практиковался с неолита...» Плоскостные изображения животных (на песчаниковых плитах, обнаруженных в могилах) сначала процарапывались острым, вероятно кремневым, резцом или пробивались точками каменными пунсонами, а затем прошлифовывались осколками песчаника.

Для определения датировки каменных изваяний, стел и наскальных рисунков, относящихся к тазминской культуре, известное значение имеют изредка встречающиеся на них изображения колесниц и, вероятно, речных судов.
Колесницы очень архаичны — четырехколесные, приспособленные только для бычьей упряжки. Относятся они к двум известным с глубокой древности типам повозок: открытым и закрытым. Изображений открытых колесниц известно три. Одно из них, размещенное в свободном верхнем пространстве стелы над головой личины рогатого божества, представляет собой скорее всего божественную колесницу, из которой торчат четыре острых предмета, вероятно, «громовые стрелы». Повозка изображена сбоку, имеет глубокий, округлый, расширяющийся кверху кузов. Колеса цельные, без спиц.

Личина божества и «небесная» божественная колесница с громовыми стрелами. Стела была переиспользована в окуневской могиле ограды № 5 в пос. Усть-Бюрь. Хранится в МКМ

 На других изваяниях выбиты рисунки солнечных кораблей. Эти сакральные изображения напоминают реальные прообразы, возникшие в Месопотамии в IV — начале III тысячелетия до н. э. Тазминская культура представляет собой уникальное явление в истории древних племен Сибири и Центральной Азии начала III тысячелетия до н. э.
«…изображения больших судов, которые обнаруживаются на тазминских каменных изваяниях. Над личиной изваяния № 5 (из котловины Coгрa) находится поврежденное от времени изображение божественного судна с высоко поднятыми носом и кормой (?). Посредине его на центральной подставке обозначены наклонно натянутые (в виде, треугольника с поперечными перетяжками) канаты. Подобные суда с высоко задранным носом и кормой, по дошедшим до нас изображениям, являются древнейшими в Евразии (IV —начало III тыс. до н. э.) …и известны они от долины Инда до Египта, и Средиземноморья".

Изображения судов: 1 — над личиной изваяния № 5 из котловины Coгрa; 2—4 — на каменных печатях из Среднеземноморья (о. Крит)

 «Известно, что обломки древнейших стел, и каменных изваяний, вторично использованные в качестве подручного строительного материала, без всяких следов сколько-нибудь уважительного отношения к этим священным и почитаемым в свое время ликам древних божеств найдены в могилах разных культур как бронзового, так и раннего железного веков. Из их обломков сооружали каменные гробницы, крышки, оградки и наземные погребальные сооружения окуневцы (XXI—XVI вв. до н. э.), андроновцы (XV—XIV вв. до н. э.), карасукцы (XIII—VIII вв. до н. э.) и тагарцы (VII—III вв. до н. э.). Переиспользовали их и в более позднее время.
Ясно, что уже окуневцы относились к стелам и каменным изваяниям безразлично, совершенно пренебрегая их былым сакральным значением. Если они встречались неподалеку от места, где устраивались окуневские кладбища, то их сокрушали и дробили на плитки, чтобы не затрачивать тяжелого труда по добыче строительного камня в горах и каменоломнях. Следует подчеркнуть, что большинство окуневских погребальных сооружений построено из «дикого» камня, без всяких следов каких-либо изображений. Следовательно, не могло быть никакого непременного обычая сооружать цисты и каменные ящики-гробовища из обломков своих собственных поверженных идолов. Там, где вторично использовались чуждые для окуневцев стелы древних божеств (только на пяти кладбищах), не обнаружено целых стел, а только обломки. Нередко лики идолов повернуты не вовнутрь каменного гроба, а к земляной стенке могильной ямы или же куски нарочито разбитой стелы использованы для сооружения стенки ящика и его покрытия и т. д.»
«Таким образом, вся совокупность приведенных выше объективных научных фактов, аналогий и сопоставлений, наблюдений при раскопках разновременных памятников позволяет заключить, что тазминская культура каменных изваяний, личин, стел, менгиров и святилищ относится к началу III тыс. до н. э.»


История изучения каменного века Хакасско-Минусинского края.
Впервые предметы из камня палеолитического и неолитического облика найдены в 1885 И.Т. Савенковым в долине р. Тубы у с. Тесь, на р. Енисее у д. Лепешкино, в окрестностях Краснотуранска, на р. Абакане у г. Изых. Следующая археологическая разведка с целью поиска стоянок каменного века была проведена только в 1920 Г.П. Сосновским и Г. Мергартом. В пределах Минусинской котловины были найдены стоянки у дд. Бузуново и Потрошилово.
В 1920-е экспедицией С.А. Теплоухова в районе с. Батени обнаружено первое неолитическое захоронение и поселение с неолитическим культурным слоем.
В 1945-1949 разведочные работы Минусинской котловины осуществил Э.Р. Рыгдылон. Палеолитические коллекции были им собраны в долине р. Тубы, по р. Абакан недалеко от Изыхских копей и д. Маткечик.
В 1945-1946 экспедицией Минусинского музея под рук. П.Е. Чернявского в Минусинском и Шушенском районах Красноярского края открыто 37 стоянок, большинство из которых он отнес к эпохе камня.
Новый этап в изучении каменного века в Минусинской котловине начинается с 1958 и связан с Красноярской археологической экспедицией под руководством М.П. Грязнова. Поиск стоянок каменного века был осуществлен З.А. Абрамовой в зоне береговых размывов Красноярского водохранилища степных районах Хакасии. В долине р. Абакан были обнаружены новые стоянки каменного века между д. Б. Монок и у. Усть-Сос, а также в устье р. Б. Сея притока р. Таштып.
В 1970-1980-е найдены и исследованы такие палеолитические памятники как грот Двуглазка, М. Сыя, Афанасьева гора. Среднеенисейская экспедиция под руководством Н.Ф. Лисицына обследовала степные районы Хакасии и на берегах оз. Джирим, Толстый Мыс, Интикуль, Сосновое и др. — всего 26 пунктов. Были собраны каменные артефакты палеолитического и неолитического времени. Вопрос о необитаемости аридной зоны Хакасии в каменном веке был снят.
В 1970-1980-е Саяно-Тувинская экспедиция ЛО ИА АН СССР (С.Н. Астахов, С. А. Васильев) обнаружили и исследовали свыше 30 памятников каменного века в северной части Саянского каньона, среди них Майнская стоянка, Уй-1, Уй-2 и др.
Во 2-ой половине 1980-х на левобережье Красноярского водохранилища в районе Новоселовско-Куртакского расширения археологами Красноярского государственного педагогического института под руководством Н.И. Дроздова открыта граница раннепалеолитических местонахождений Разлог-2, Брежково, Разлив и др.
В 1960-1980-е продолжался поиск и изучение неолитических стоянок в Минусинской котловине Л.П. Зяблиным, Л.Р. Кызласовым, Я.И. Сунчугашевым, А.В. Виноградовым.
Важным историческим источником для изучения духовной культуры неолитического населения Хакасско-Минусинского края являются петроглифы, такие например, как Шалоболинские и Оглахтинские.
За 120 лет изучения каменного века на территории Хакасско-Минусинского края было открыто свыше 200 стоянок и пунктов сбора подъемного материала, было установлено что человек осваивал эту территорию не менее 100 тыс. лет.
Но эпоха каменного века, неолита, до сих пор остается наименее изученным периодом в истории аборигенных племен, живших в долинах Среднего Енисея, Абакана и по верховьям Чулыма. Этот регион представляет большой интерес и потому, что он является зоной взаимодействия и наибольших контактов двух крупнейших культурных и этнических ареалов неолитической Сибири: урало-обского и прибайкальского.
Но уже теперь можно считать доказанным, что Хакасско-Минусинкая котловина входила в территорию той прародины, где, вероятно, произошло становление Homo sapiens — человека современного типа.

Источники:
  • Кызласов Л.Р. Древняя и средневековая история Южной Сибири (в кратком изложении)./ Л.Р. Кызласов. – Абакан: Хакасское отделение Красноярского книжного издательства, 1991. – 58с.
  • Кызласов Л.Р. Древнейшая Хакасия: Монография./ Л.Р. Кызласов. – М.: Издательство Московского университета, 1986. – 296с.
  • История Хакасии с древнейших времен до 1917 года./ отв. ред. Л.Р. Кызласов. – М.: Наука, 1993. – 525с.
  • Зубков В.С. Каменный век Хакасско-Минусинского края./ В.С. Зубков.// Энциклопедия Республики Хакасия. В 2-х т./ Гл. редактор В.А. Кузьмин. – Красноярск: Поликор, 2007. – Т. 1: А-Н. – 432 с.
  • Таскараков С. Древнейшие культуры Минусинской котловины./ С. Таскараков.// Сокровища культуры Хакасии./ гл. ред. А.М. Тарунов. – М.: НИИЦентр, 2008. – 512 с. – (Наследие народов Российской Федерации. Вып.10)
  • Чебодаев П.И. История Хакасии (с древнейших времен до конца XIX века)./ П.И. Чебодаев. – Абакан: Хакасское книжное издательство, 1992. – 160с.
  • Красноярье: пять веков истории: Учебное пособие по краеведению. Часть 1./ Н.И. Дроздов, Е.В. Артемьев, В.А. Безруких, Г.Ф. Быконя, В.И. Федорова. - Красноярск: Группа компаний «Платина», 2005. - 240с.