Сплав по реке Мана, 2011

    
"Планирую горящую вело-рыбалко-водно-фото-авантюру по речке Мана и Красноярским столбам" -  Появилась новая тема на форуме велосипедистов. Взглянув, кто автор, понял - мне туда! Владимир - велотурист, музыкант и просто хороший человек, должен быть интересным напарником. С неделю мы обдумывали сроки и план похода и вот наступил момент действовать. Во первых, нужно отпроситься с работы.
    - Серег, мне нужно три дня отгулов на следующей неделе. Обещаю все отработать! - Сказал я начальнику.
    - А зачем?
    - Отдохнуть хочется...
    - Мне тоже хочется! Ладно, ты же еще не весь отпуск отгулял, пиши в ВХ и гуляй.
    В ВХ, в причинах отпуска, записал "velo water trip", на что начальник неприменул заметить:
    - Велосипеды же не плавают!
    - У них почти нулевая плавучесть, проверенно! - Ответил я.
    Далее, начались трудности. В сжатые сроки нужно было съездить на барахолку и купить там лодку. Попытки найти искомый товар поближе не увенчались успехом, так что пришлось ставить будильник на 5 утра. Естественно, будильник был успешно проспан и в 8 утра я наконец то проснулся от заглянувшего в окно солнца. "Аааааа", подумал я и стал спешно собираться. Первой неприятностью было то, что я вышел с трамвая раньше, чем нужно. Ну да ладно, пройдусь пешком, благо недалеко. Оказалось, что далеко, да еще и стопа на правой ноге стала болеть. Кое как дохромал до барахолки, спешно нашел там павильон с матрасами и лодками, закупился и побежал обратно. 
    В трамвае посмотрел расписание электричек, понял, что если побегу, то успеваю на очередную. Успел, даже с запасом, минут в пять. Начался дождь, девчушки на соседней скамейке сидели под зонтиком, а я мок, радуясь, что к сырости мой организм давно привык. 
    Прошлом минут 10, а электричка все не приходила. Что ж, проверил расписание - и правда, эта ходит лишь по выходным. Поплелся на маршрутку. 
    Едва проработав часа 4, отправился домой - собираться в поход. Начальник посмотрел хмуро - "Что-то ты сегодня как птичка, прилетел и уже улетаешь". Вернусь домой, займусь работой, начну улучшать навыки программирования в свободное время, подумал я. Хватит этой суеты, хватит походов, точек, ПВДшек, вечерних выездов. Пора завязывать.
    Сборы, электричка, поезд и вот я уже в Красноярске, еду к месту встречи. Прошел дождь, на улицах лужи, погода не располагает к велопрогулкам. Подъезжаю к Владимиру, по его странному выражению лица понимаю что он хочет спросить.
    - Ненавижу подземные переходы - Сказал я. По близости не было ни одной зебры, пришлось ехать через довольно загруженное кольцо.
    - Так опасно же...
    Жить вообще опасно, думаю я, не находя, что ответить.
    Зазвонил телефон, оказалось это мама. Странно, видно что-то случилось.
    - Ты чего не звонишь? - Спросила она.
    - А должен? - Ответил, в недоумении, я.
    - Ты обещал позвонить, как вернешься. 
    И правда, нужно было позвонить в понедельник, как вернусь с Алтая, но суматоха совсем выбила это из головы.
    - Ты сейчас где, на работе? - Спросила мама.
    - Нет, в Красноярске. У нас вело-водный поход.
    - Как это?
    - Едем на велосипедах до реки, потом надуваем лодки и три дня справляемся. А затем возвращаемся на велосипедах обратно в Красноярск.
    - С ума сошел, экстремал, блин!
    - Да все нормально, река там спокойная, в этот раз без порогов. Тем более, Владимир, опытный водник. - Заверил я.
    - Ну ты хоть звони.
    - Обязательно, если связь будет.
    - Вредно сообщать родственникам о своих планах - Закончив разговор, сказал я Владимиру.
    Выдвигаемся по маршруту, ища по пути магазин с продуктами. Магазин нашелся быстро и довольно большой. Продуктов решили брать немного, педали ведь не крутить, есть будем мало. В итоге Владимир нагрузил почти полную тележку, не забыв три литра пива. Чтож, батониться так батониться! Неподалеку нашелся киоск с пончиками, где всего за 60 рублей можно вкусно перекусить. 
    Так, потихоньку мы поехали к выезду из города. На дорогах были сплошные глубокие лужи, грязная вода с переднего колеса лилась потоком на штаны, грудь и летела в лицо. "Пора купить себе нормальные крылья", в который раз убедил я себя. 
    Удивляло обилие железнодорожных переездов, один из которых сыграл с нами злую шутку. Заднее колесо велосипеда Владимира заскользила по рельсе, он не справился с управлением и упал. Слева двигался сплошной поток машин, направо я не успевал, а тормозить было просто некогда, да и с мокрых дисков на скорости в 20 км/ч толку было мало. Пришлось аккуратно ронять велосипед на бок, молясь, что не задену упавшего напарника. Повезло, передним колесом лишь маленько ткнул его в руку. 
    Владимир закурил - шутка ли, упасть, спастись от едущего сзади велосипеда, да еще и отделаться парой царапин. А я стоял и думал, что теперь уж точно могу быть уверенным в том, что могу быстро принимать неординарные и, главное, правильные решения. 
    Заболел вывихнутый указательный палец на левой руке. За что я мог им зацепиться? Падал ведь на правую сторону. Подергал палец в разные стороны, что-то больно хрустнуло, стало полегче.
    Двинулись дальше, дорога лежала среди холмов, то поднимаясь, то снова уходя вниз. 
    - Что-то у нас мало пряников. - Сказал Владимир.
    - Значит нужно заехать по пути в магазин и докупиться. - ответил я.
    По пути как раз встретилась деревня с приличным магазином.
    - А пряники у вас вкусные?
    - Да, свежие, недавно привезли. - Ответила продавщица, и не слукавила. Таких вкусных пряников я не ел очень и очень давно. Вообще, заметил, что такие пряники бывают только в небольших деревенских магазинах. А то, что продают в городе, есть не хочется.
    Перекусили, поехали дальше. Впереди намечался серьезный перевал, асфальт кончился. Залезая на очередную горку, увидел идущего навстречу мужика.
    - Есть закурить? Хотя, наверное зря спрашиваю. - Сказал он.
    Если не постесняешься спросить у Владимира, то получишь сигарету, подумал я. И верно, Владимир остановился, угощая, путника. Оказалось, что тот идет с реабилитационного центра, правда не узнал, с какого. Тяжело ему, еще километров 10 идти до ближайшей станции. Пока они переговаривались, я стал фотографировать вид с вершины холма на лежащую в долине деревню. Из-за дымки фотографии врятли получатся хорошими, но все лучше, чем ничего.
    Последний перевал оказался длинным и нудным набором высоты. Владимир выбился из сил и все больше шел пешком. Я же не сдавался, "Никогда коммунисты не станут рабами", вспоминались слова Васильева Павла. Обочины были буквально усыпаны ромашками. Пришлось даже остановиться и устроить им фотосессию - где еще увидишь такое чудо?
    Выяснилось, что никто не взял туалетной бумаги. Туристы, называется. Благо, в рюкзаке оказалась газета, частично пропитанная сливовым вареньем. Она и была туда закинута, чтоб это варенье впитать, да так и осталась в нем, забытая в спешке.

    На вершине перевала встретилась машина, все пассажиры которой разговаривали по телефону. 
    - Переговорный пункт. - Заметил Владимир. 
    И верно, связь была. В последний раз на последующие три дня.
    Быстро и весело скатились вниз, нашли поляну с травкой, начали накачивать плавсредства и вязать плот. Посередине расположили матрас, по краям лодки. На матрас сложили весь скарб, так что в лодках оставалось много места для удобного лежания.
    Подошли местные ребята, занимающиеся сплавами.
    - Возьмите нас с собой!
    - Самим места мало!
    Так и завязался разговор, из которого мы узнали, что сплавляться дня два - три, порогов практически нет, в будние дни можно занимать любые чалки. Предупредили насчет заповедника по правому берегу, чалиться туда нельзя, под угрозой потери палатки. В общем, оказали посильную информационную помощь, за что им огромное спасибо.
    Отчалили. Вечерело. Последние признаки присутствия людей скрылись за поворотом. Щебетали птички, журчала река. Владимир запел: 
        Из-за острова на стрежень
        На простор речной волны
        Выплывают расписные
        Стеньки Разина челны.
    Песня как нельзя лучше подходила к открывающимся пейзажам. 
    Причалили в первом попавшемся месте, там же и решили ночевать. Сварили гречки с тушенкой, как оказалось, на два раза. Так и продолжили в дальнейшем варить сразу и на ужин и на завтрак. Пенок с собой не взяли, потому палатку поставили сразу на матрас. Ставится быстро, спится мягко. Лепота!

    На небе загорались первые звезды, я жалел, что нет с собой телескопа. Но разместить его было совершенно негде - матрас и лодка занимали 2/3 объема рюкзака.
    Спали до упора - после суматохи последних дней организм требовал отдыха. Правда, как оказалось, до упора это всего лишь до 8 утра. На стоянке обнаружилась лесная земляника, правда еще зеленая. Надеюсь, ниже по течению встретится более зрелая.
    Не торопясь собрались и отчалили. Я немного попытался порыбачить. Ни одной поклевки. Когда после неудачного зацепа за дно, леска с крючками запуталась в один большой комок, решено было завязывать с рыбалкой. Встреченные рыбаки закидывали спиннинги, а с поплавочной удочкой на этой реке делать было особо нечего. Правда еще оставалась надежда встать рядом с достаточно большой притокой и пройтись по ней.
    Над рекой летали крупные хищные птицы. Сначала мы долго не могли понять, кто же ржет так похоже на лошадей, оказалось именно они. Вообще, щебетание птиц не смолкало ни на минуту, и лишь изредка перебивалось проезжающей мимо моторкой или особенно шумным ручьем. Мне, как городскому жителю, было приятно хоть ненадолго окунуться в этот мир лесных звуков, не слышать шума машин, разговоров людей и вездесущей музыки.

    Владимир забавлялся со съемкой видео, придумывал новые ракурсы. Один из особо удачных - камера прикручивается к штативу, штатив берется за ноги и крутится вокруг нас, плывущих на плоту. Но сделано это было в опасной близости от берега, как раз, когда нас начало нести к камням. 
    - Нас причаливает! Отгребаем! - Прокричал я. Владимир оттолкнулся от берега штативом.
    - Черт, нога отломалась! - Нога от штатива куда то затерялась, видно утонула.
    - Вон она, плывет, гребем к ней! - Как ни странно, в полой ноге было достаточно воздуха, чтобы не потонуть.
    Комичности добавило то, что эта суматоха была снята на камеру. Решили, что штатив удастся починить.
    На обед встали на маленьком островке, с кучкой кустов и совершенно без дров. Вскипятили воды на горелке, заварили ролтон. Я рассказал историю о том, как на первом курсе отравился б.у.шной лапшой, и как долго меня от нее потом мутило, но есть отказываться не стал. 
    Пока плыли, Владимир придумал новую забаву - подбрасывать веслом воду так, что надуваются пузыри, большие, литров на 10. Интересно, это на любой воде пройдет, или только на Мане? Надо будет проверить.

    Владимир часто и много снимал. Мы то сидели на водорослях, наблюдая за мальками, то кружились вокруг своей оси, то причаливали. На берегу одной из таких чалок, я обнаружил траву похожую на лук. Выглядела как лук, цвела как лук, на вкус была как лук. Владимир снимал, а я сидел в лодке, держась за берег руками и не давая уплыть плоту, и поедал при этом лук. Здорово, когда еще сможешь себе позволить опуститься до уровня земли и срывать траву ртом? 
    К вечеру поднялся ветер, плыть приходилось боком, иначе парусность была такова, что мы совсем не двигались. Начали думать, как приделать к нашей посудине парус и двигаться против течения, т.к. ветер в ущельях почти всегда дует вверх. 
    - О, гляди, какой остров хороший, давай на нем заночуем! - Предложил Владимир.
    - Да ну, еще совсем рано, давай плыть дальше. - За день мы почти не продвинулись и я боялся, что не успею на поезд.
    - Да это только первый день сплава, нам еще плыть и плыть, успеем! - Уговаривал напарник. - Давай причалимся, посмотрим, если не понравится, пойдем дальше.
    Дальше отказываться было трудно. Причалились, место не очень понравилось, дров не было. Проплыли еще 100 метров, причалились, нашли рядом огромную поваленную сосну, с еще не обломанными ветвями. Решили, что лучше места нам не найти. 
    В первый раз увидел, как ведет себя котелок с плотной сидящей крышкой, когда в нем закипает вода. Струйки пара вырываются из разных щелей и котелок раскачивается, как будто танцует. Варили суп с картошкой, лапшой и тушенкой. С лапшой, как всегда, переборщили, но все равно было вкусно.
    Вечером снимал Владимира, записывал как он поет под перетрескивание костра. А затем, он устроил концерт - выстукивал на котелке, тарелке и еще каких то предметах забавную мелодию. Получалось прекрасно. На реку садился туман.
    Утром нас побаловало солнышко. Проснувшись, сразу побежал фотографировать остатки тумана, еле успел. Жаркие лучи развеивали его буквально на глазах. Заодно в кадр попала птичка, вместе с играющей на солнце паутинкой. В первый раз встретились дикие желтые лилии.
    Владимир пел в два голоса. Оказалось, что второй голос создает эхо. Мана течет по ущелью, постоянно петляя между гор. С одной стороны всегда находится практически отвесная гора, а с другой - пологий язык. Река делает очередной поворот и характер берегов меняется местами. Очень красиво, и главное, то, что скрылось за поворотом, как будто перестает существовать, исчезают даже звуки прошедшей моторки.
    - Было бы здорово выкупить такой остров, построить на нем дом, сделать огороды, пасеку. - Рассуждал Владимир.
    - Да ну, весной здесь наверняка наводнения такие, что может весь остров затопить. - Со своей обычной унылой рациональностью парировал я. - Судя по цвету скальных обнажений на берегу, вода поднимается метра на полтора.
    Нас догнала тучка и начал накрапывать дождик. Вокруг было синее небо, а над нами висела какая то попа и изливала потоки воды. Двигалась она тоже вместе с нами. Впрочем, это быстро кончилось и погода вновь наладилась.
    На одном из резких изгибов реки Владимир высказал мысль, что неплохо было бы подняться вверх по горе и снять панораму реки. Я вызвался сделать это и мы причалили возле скального обнажения на покрытом лесом склоне. Оттуда должен открываться хороший вид на реку. Сменив шлепанцы на кеды, начал подъем.

    - Смотри не спусти на меня камень! - Предостерег Владимир.
    - Хорошо. - Ответил я и взял левее.
    Подниматься оказалось тяжело - склон градусов в 60, поросший мхом, изобиловал сухими кустиками, поваленными деревцами и прочими ненадежными опорами. Пришлось быть максимально внимательным и осторожным.
    Вышел к скальному обнажению. Осмотрелся - пути наверх нет. Оставалось лишь идти в обход, по лесу, а потом спускаться к обнажению сверху. Минут через 10 добрался до нужной точки. Ветки дерева мешали сделать хорошую панораму, но другого места для съемки поблизости не нашлось. Скала обрывалась вниз метров на 10, так что залезть на дерево у ее края, я не решился. 
    
Сфотографировав все, что мог, решил возвращаться. Напрямик. Там, где до этого не рискнул подняться. Вероятно меня отвлекло фотографирование семейки бурундуков, что суетилась неподалеку. Но когда опомнился, возвращаться назад уже было лень. Пройду, и не в таких местах пролазил. 

    Каменные выступы оказались очень хлипкими и ненадежными, очень часто не за что было надежно зацепиться. Опоры крошились буквально руками. Благо, уклон был не велик и висеть ни на чем не требовалось. Но вот я зашел в тот тупик, который не смог преодолеть, когда двигался вверх. Оставалось преодолеть всего метра два, но не на что было поставить ногу - все опоры выглядели очень ненадежно. Была - не была, подумал я и переместил вес на небольшую террасу, которая решила, что делать ей там нечего и обрушилась. 
    Меня потянуло следом, благо лететь пришлось не высоко, может быть с метр, затем вновь начинался крутой склон. Подвоха от столь ненадежной опоры я ожидал и потому не потеряв равновесия, побежал по крутому склону, вслед за летящими камнями, с радость осознавая, что хоть и не могу остановиться, но могу выбирать направление. Деревьев хватало, и, зацепившись за одно из них, резко затормозил. Запоздало крикнул "камни!", больше для того, чтобы дать знать, что со мной все в порядке, нежели предостеречь.
    Беглый осмотр показал, что отделался я легким испугом, да трясущимися руками. Что ж, надо же было добавить острых ощущений в матрасный поход!
    На обед встали в приятном месте, рядом с устьем чистейшего ручейка. Дров было в достатке, быстро вскипятили чаю. В лесу хозяйствовали муравьи - нигде ранее мне не встречались целые муравьиные тропы среди травы. С виду обычная тропка, а усыпана муравьями, и, видимо, ими же и протоптана.
    Владимир умудрился найти гнездо клещей и потом долго осматривал одежду, вытаскивая одного за другим. Мне же повезло - как ни искал, ни одного не заметил.
    Ближе к вечеру расслабились настолько, что решили рискнуть и вскипятить чай на плоту. Долго думали, что же использовать как подставку под горелку. Была даже идея причалить к заповедной стороне и стащить оттуда табличку с предупреждением. А потом установить ее обратно, но уже ниже по течению. Но сначала все же попробовали установить горелку на обычную тарелку. Получилось достаточно надежно. 

    Начавшийся дождь, перешедший в ливень не дал во всю насладиться чаепитием. Владимир возился с пленкой, пытаясь укрыть вещи и лодку от дождя, я же плюнул на все и сидел в луже воды. Становилось холодно. Забрал у Владимира полиэтиленовую накидку и укрыл ею ноги и тело от ветра. Нужно было искать место для ночевки, но что-то ничего хорошего не попадалось. Проплыли мимо неожиданно возникшей из-за деревьев турбазы, и вот, наконец, причалили.
    Место оказалось обжитым, с множественными каменными банями и вытоптанной травой на полянах. Неподалеку виднелась большая сушина.
    - Вот, сейчас завалим ту сушину и будет у нас много дров. - Пошутил Владимир.
    - Ага, завалишь ее, как же. - Ответил я, но пошел в ту сторону, в поисках дров. 
    Сушина была огромной лиственницей, метра полтора в диаметре. Ее пытались спилить, но как то робко и безуспешно. Деревья такой толщины я видел только в Крыму, и был приятно удивлен тому, что у нас, в Сибири, встречаются великаны.
    Дров я не нашел, зато, когда вернулся, оказалось, что Владимир увидел более хорошее место для стоянки, чуть ниже по течению. Туда и переплыли. 
    Закатное солнце давало потрясающие цвета на противоположную гору, так что я даже не поленился сбегать, пофотографировать.

    Владимир сушил свой "спальник". Решив, что на календаре лето, и брать с собой спальник несколько излишне, он укрывался велочехлами. А они днем служили подкладкой под велосипедами и насквозь промокли под дождем. Благо дров хватало и "спальник" у него в эту ночь был даже суше, чем в предыдущую.
    С утра над нами вновь висел туман, но его быстро разогнало взошедшее солнце. Достаточно интересно наблюдать, как плотные тучи тумана рвутся на части и исчезают в считанные минуты. 
    Отчалили. Мимо прошла моторка, причем так близко, что нас начало качать на ее волнах не хуже, чем на самых крупных "порогах", встретившихся нам на пути. Моторка была старая,
И это можно есть!
шумела громко а плыла медленно. Ее звук еще долго был слышен за поворотом. Стали чаще попадаться рыбаки, ненадолго появилась связь. Мы приближались к цивилизации.
    Впереди показался живописный островок, и мы не смогли отказать себе в удовольствии причалить к нему. Владимир собирал камешки на память, а я фотографировал местную растительность. В первый раз встретились грибы - дождевики. Не многие знают, что эти белые, колючие шарики съедобны. Не многие знают, что именно они, перезревая, превращаются темно-коричневые шарики, которые, если их раздавить, выпускают облако спор.Родители рассказывали, что в Монголии этих грибов много, и мы их даже собирали. 
    - Какие то людоедские конфеты. - Сказал Владимир, разворачивая "Аленушку".
    - А есть еще и "Мишки косолапые", тоже забавно звучит. - Добавил я. - Взвесьте мне, пожалуйста, 300 грамм мишек косолапых.
    - А "Ромашки" я всегда называю какашками, а еще, как то раз в банке, спросил, работают ли они с картами "сибирская корона". Кассирша посмотрела на меня с улыбкой, видно было, что я не первый, кто путает их с "золотой короной". 
    Мимо прошла очередная моторка. Владимир не растерялся и начал "подпевать" ей в тон. И правда, звук моторки похож на звук музыкального инструмента северных народностей, зажимаемого в зубах. 
Клеимся
    Начались обещанные "пороги". Оказалось, что это небольшие перекаты, совершенно для нас безопасные. Расслабившись, вскипятили чаю. Пока Владимир пил чай и курил, наскочили на очередной перекат. Нужно было развернуть плот по ходу, что мы он начал делать. Весло в левой руке, кружка с чаем в правой, сигарета в зубах. Уголек упал на дно лодки и сделал сразу две дырки. Владимир выглядел расстроенным.

    Причалили, заклеились. Мимо проплыла надувная лодка с четырьмя(!) людьми на борту, по берегу бежала собака. Видимо, ее вместить было уже некуда.
    Показались первые дачи, красивые котеджи. У Владимира заканчивались сигареты, нужно было искать магазин. Причалились.

    - Возьми пряников и еще чего нибудь. - Протянул я 100 рублей Владимиру. Еще чем нибудь оказались пиво и чипсы. 
    Богатый дачный поселок закончился так же быстро, как и начался, вновь пошли дикие берега. Река делала все больше петли. Снова стало слышно лишь плеск воды да щебетание птиц. 
    - Смотри, нас несет на леску! - Воскликнул я, увидев рыбака с закидушкой.
    - Успеете обойти? - Спросил он нас? - Сейчас подниму. - Понял он, что не успеем.
    Проплыли под леской, едва не зацепившись за свисающие с нее крючки.
    На одном из берегов встретились странные люди - видно было живут они там основательно, возможно что это какая то секта. Женщины занимались стиркой, ребенок чистил рыбу.
    К вечеру предстояло решить, где мы ночуем и куда едем завтра. Владимир предлагал найти остров на Енисее, я же опасался выходить на большую реку. Гугломапс показал, что рядом с устьем реки будут острова, на одном из них и решили заночевать. Все таки, после трех дней в глуши, тянуло на необитаемые земли.
    Последний поворот реки порадовал - там было место отдыха людей, приехавших на машинах, естественно каждый со своей музыкой. Располагались они на поляне, тянувшейся по внутренней стороне излучины. Мы же плыли вдоль скалистой внешней стороны. Горы усиливали и перемешивали музыку, да так, что она становилась похожа на ансамбль испорченных инструментов. Владимир смеялся. Слушать эту какофонию было действительно весело.
    Енисей оказался спокойной рекой. Переплыв протоку, добрались до первого острова, который тут же был отбракован. Ночевать среди кустов и редких лиственных деревьев не хотелось. 
    - Пойдем вон на тот остров. - Предложил Владимир.
    Пришлось тянуть плот по берегу, против течения. Но оно того стоило - Сосновый бор, маслята, вид на закатный Енисей, вот что ждало нас там. 
    Пиво оказалось пьяным, Владимир после него долго не мог уложить две ложки на тарелочку - то одна, то обе сразу с нее скатывались. Более того, умудрился сдвинуть камень, на котором еле держался котелок с закипающей водой. Котелок кувыркнулся и упал в костер, крышкой вниз. 
    - Теперь я понял, зачем нужны плотные крышки. - Сказал Владимир. - Не пролилось ни капли.
    В добавок к ужину у нас был "греческий" салат с плавленым сыром, из овощей, что никак не доходили руки съесть с самого начала похода. 
    Вспомнилась какая то старая, советская песня.
    - Хорошие песни раньше сочиняли. - Сказал Владимир.
    - А сейчас почему не сочиняют?
    - Раньше на такие песни заказ был. Сейчас же массовая культура требует другого.
    - Так получается замкнутый круг, массы требуют песни похуже, эти же песни плохо влияют на массы, подрастающее поколение будет требовать песни еще хуже.
    - Да нет, не думаю, что все так плохо. Я вот не вижу, чтоб молодежь становилась хуже.
    Я не нашелся, что ответить.
    С утра шел дождь. Капли мерно стучали по палатке. Выходить не хотелось. Но нужно было собираться - тянуло съездить на ГЭС и вернуться к поезду
, а это примерно 70 км. А ведь еще предстояло переправляться на берег и паковать лодки. Провозились часов до 12. Владимир предлагал ехать сразу в Красноярск, сесть там в кафешке и несильно отметить окончание похода. Меня же тянуло увидеть плотину и водохранилище. В общем, решили рискнуть.
    До ГЭС, добрались быстро, хоть и дул встречный ветер. Затем я двинул в сторону водохранилища - предстояло взять хороший подъем, а Владимир остался ждать меня у придорожного кафе. Водохранилище удалось увидеть лишь издалека - времени искать подъезды у меня не было. Красноярская ГЭС больше нашей примерно в три раза, а водохранилище лежит меж горных хребтов. Вблизи должно выглядеть красиво.
    Вернулись к реке Мана, Владимир полез на горку, фотографировать мост. Ему нужно было солнце, а оно все никак не выходило из-за туч. В конце концов, когда тронулись дальше, оно наконец появилось. Лезть обратно Владимир отказался. Вообще, солнце весь поход играло с нами в прятки. Только захочешь искупаться, или появится что нибудь интересное для фотографирование, как оно исчезало.
    Сразу за мостом стояли бабушки, торговали нехитрой снедью и настоящим молоком. Я, как всегда, закупился. Заодно узнал, что до Красноярска дорога все время в гору и вообще, будет тяжело. Это меня не испугало, ибо Красноярск лежит ниже по течению Енисея, а реки в гору не текут, видно бабушки как всегда перебарщивают. 
    Подъем и правда начался, да такой, что я едва взял его без остановок. Благо, было не жарко, собирался дождик. Брать подъемы в такую погоду лучше всего. Зато какой после него был спуск! Удавалось не только превышать максимально допустимую знаками скорость, но и даже обгонять автомобили! А потом начался следующий подъем.
    Дорога вдоль Енисея очень приятная. Хороший асфальт, обилие поворотов, спусков и подъемов. Периодически среди деревьев видно гористый противоположный берег. Жаль, что у нас нет таких ландшафтов.

    Так, в бодром темпе, добрались до Красноярска. Владимир отправился в гостиницу, а я поехал на остров, посмотреть вантовый мост и умыться на пляже. Пока умывался, понял, что до отправления поезда осталось 50 минут, а мне ехать 10-15 километров по незнакомому городу. Выдвинулся в путь, беспокойство нарастало. 
    На вантовый мост не попал - уехал по велодорожке не в ту сторону, и решил, что нет времени искать правильную дорогу, необходимо ехать понятным путем. В результате, сделал лишний крюк с заметным подъемом. Да еще умудрился выехать на дорогу со встречным односторонним движением и, с мыслями, "когда же эта зараза кончится", двигался по тротуарам несколько километров.
    К поезду попал минут за 10 до отправления. Велосипед не хотел залазить в чехол, вещи разбрасывались в разные стороны, в общем, суматоха процесс посадки не ускоряла. 

    - Закрываю двери. - Объявила проводница моего вагона. - Кто сейчас же не зайдет, на поезд не сядет.
    - Помогите закинуть рюкзаки в вагон. - Попросил я, ни к кому не обращаясь, сам схватил велосипед и полез в поезд. Краем глаза успел заметить, что какие то мужчина и женщина подхватили мою поклажу и потащили ее вслед за мной.
    - Спасибо. - Крикнул я из тамбура.
    - Счастливого пути. - Услышал в ответ.
    Положить велорюкзак на третью полку удалось лишь раза с третьего. После того, как отстегнул от него палатку. Ну и устал же, подумал я. Оказалось все проще, с мокрыми лодкой, матрасом и палаткой он весил килограмм 30. 
    В туалете увидел свое отражение, впервые за последние пять дней. На меня смотрел какой то дикий дядька. Грязное, заросшее, покрасневшее лицо, выцвевшие на солнце волосы. Пора завязывать с походами, начать жить как нормальный человек, завести себе домашнюю девушку. С 9 до 17 ходить на работу, вечером чего нибудь кодить или смотреть киношки. Хоть немного пожить дома, спокойно жизнью. Дома не было света и горячей воды. Дом меня не ждал.

    Итог: За 5 дней пройдено 161 км вело, и около 90 км водного маршрута. На лодке сплавляться интересно, в особенности тем, что можно достаточно легко оказаться в местах, где нет ни дорог, ни людей. Но вот батониться больше нескольких дней может оказаться скучновато. Зато, если грамотно спланировать маршрут, то водные участки можно использовать как дневки, для отдыха от велосипеда. 
Comments