Асимметрия кровоснабжения (студенческая работа)

Крымова Ольга

 

Откуда она возникает и к чему это приводит.

  Материал состоит из 3 частей: откуда асимметрия мозга? Существует ли асимметрия кровоснабжения? Как асимметрия мозга и кровоснабжения отражаются на заболеваниях?

       И выводы, которые тоже в основном вопросы (то есть то, что должно быть, но чего нет).

     Откуда берется асимметрия?

       Что ведет мозг к его полушарной асимметрии?

Симметрия-закономерность, а асимметрия?

      Билатеральная симметрия является одной из закономерностей строения тела позвоночных животных и человека.
      Но, сходство парных органов, как у животных, так и у человека не является абсолютным, поэтому в каждом конкретном случае можно установить ту или иную степень асимметрии правого и левого органа или правой и левой половины органа.
Григоренко Н. П.

 

Мозг асимметричен. В чем причина асимметрии?

  Ряд авторов (Carman, Nachshon ) считают, что функциональная асимметрия полушарий возможно связана с асимметрией в центральной сосудистой системе.

     У человека правая подключичная артерия имеет общий ствол с правой каротидной артерией, в то время как левая подключичная артерия выходит непосредственно из дуги аорты.

    Такая сосудистая асимметрия ведет к неравномерному созреванию и развитию полушарий, что приводит к функциональной асимметрии мозга.

   М. А. Аствацатуров  критически анализируя гипотезу образования доминантного полушария человека за счет лучшего кровоснабжения левого полушария, пришел также к выводу, что трофика не может быть основной причиной возникновения праворукости.

  С деятельностью левого полушария связана работа правой руки, поэтому автор считает, что развитие новых функций в левом полушарии обусловлено ведущей ролью правой руки в трудовой деятельности.

  Что первично: особенности кровоснабжения полушарий, ведущая роль правой руки или же первична анатомическая асимметрия полушарий. Что является причиной, а что следствием?

Одним словом, курица или яйцо?

 

Правдивая теория.

  Аствацатуров приводит логическую цепочку, с которой трудно не согласиться: в корне ее морфологическая асимметрия тела, т. е. факт.

  Суть этой теории в том, что преимущественное пользование правой рукой является исходным моментом функциональной асимметрии: между правой рукой и отвечающей за нее областью мозга происходит постоянное взаимовлияние, следствие этого- большее развитие соответствующих этой руке двигательных и чувствительных корковых областей. Двигательные и чувствительные центры словесной речи формируются на левой, уже более развитой стороне через первичный источник речевой функции - мимические и жестикуляторные движения.

   Эволюционно выгоднее было выделить одну из рук.

   Почему правая рука?

  Чем не выгодна левая рука? Левая верхняя конечность более тесно связана с сердцем и его деятельностью. Существует связь между симпатической нервной системой левого сердца и соматической и симпатической нервной системой левой верхней конечности : они происходят из единых сегментов спинного мозга (Этой связью объясняется висцеро- сенсорный рефлекс: боли, отдающие в левую руку при приступе стенокардии, в редких случаях движения левой рукой могут вызвать стенокардитические боли).

   Незначительная физиологическая особенность (более тесная связь левой руки с сердцем) может направить ход развития данной функции.

    Вслед за праворукостью и как ее следствие возникли другие формы асимметрических функций.

  Это линейная модель: одна причина - одно следствие. (Связь иннервации сердца и левой руки -использование правой руки- межполушарная асимметрия).

 

Теория развития межполушарной асимметрии в связи с различием кровоснабжений полушарий тоже остается привлекательной.

   Предполагается, что в основе доминантности определенного полушария лежит определенный тип организации оперкулярной и триангулярной извилин, который формируется, в основном, постнатально в связи с процессом погружения островка и степенью контакта вершины извилины  с главным стволом средней мозговой артерии. Больший контакт необходимой области справа или слева- результат стечения наследственных и средовых факторов. Ожигова А. П., Дробинина С. В.

Тело асимметрично.

     Впрочем, асимметричен не только головной мозг- часть ЦНС, но также и вся НС ( о чем будет сказано позже) и тело вообще.

  Тело позвоночных обладает выраженной билатеральной симметрией внешне, тогда как внутренние органы проявляют значительную лево- правостороннюю асимметрию. Ryan K. A., Blumberg B., Tamura K. et al.

 

Программы в онтогенезе.

  Асимметрия тела обнаруживается на определенном этапе онтогенеза, до того развитие происходит симметрично. Во время органогенеза непарные органы грудной клетки и брюшной полости начинают развиваться в центре, а затем латерализуются, первым морфологическим маркером лево- право асимметрии становится право ориентированная дуга развивающегося сердца.

   Фактически, все внутренние органы окончательно показывают лево- право асимметрию, или в отношении своего положения в полости тела или через морфологическое различие с одной и с другой стороны. Ryan K. A., Blumberg B., Tamura K. et al.

 

  Следовательно в онтогенезе действуют определенные программы, реализующие это правило. Носители программ - гены. Это приводит нас к вопросу, запрограммирована ли асимметрия генетически.

 

Гены, определяющие асимметрию.

   Симметрия и асимметрия закреплены генетически и определяют нормальное течение онтогенеза.

Ген Pitx2 определяет лево- право асимметрию внутренних органов позвоночных.

   Ryan K. A., Blumberg B., Tamura K. и др. в своей работе приводят данные, что есть гены, экспрессирующиеся в правой и левой частях тела рассматриваемых эмбрионов позвоночных (мыши, ципленка и Xenopus) неодинаково. Так ген  Pitx2 экспрессируется в левой боковой пластинке мезодермы и впоследствии в левом сердце и кишке исследуемых эмбрионов.

  Экспрессия Pitx2 видоизменяет относительную позицию внутренних органов. Для экспрессии Pitx2 необходима последовательная экспрессия других латерализованных активирующих его генов: Shh, Nodal, соответственно их ингибирование блокирует экспрессию Pitx2.

Правильность генетически детерминированных программ- правильность онтогенеза.

  Изменения экспрессии Pitx2 в опытах на мышах приводит к появлению организмов с дефектами местоположения органов. Причем полная инверсия органов обычно не приводит к серьезным клиническим последствиям, тогда как частичная (гетеротаксия) или полная (изомеризм) потеря асимметрии связана с умеренными и серьезными физиологическими нарушениями. Ryan K. A., Blumberg B., Tamura K. et al.

 

Фактор асимметрии полушарий - генетический. Точнее генетически определяемое развитие взаимно влияющих факторов. Ведь в онтогенезе становятся асимметричными и нервная и сосудистая и другие системы не изолированно, а во взаимодействии друг с другом.

Становится не так важно, кто был первым, ведь они подталкивают друг друга, а ведет их всех генетически запрограммированная асимметрия.

 

  Гены определяют форму (неоднозначный процесс), но гены тоже подчиняются форме: геном имеет четко упорядоченную пространственную структуру.

 

Гены каким то образом кодируют симметрию, а затем элементы асимметрии развития.

Но и сами гены подчинены свойству симметрии и асимметрии. 

 

Асимметрия в симметричной структуре генетического кода. Структура генетического кода образоваласть в ранние этапы эволюции и уже тогда была доведена практически до совершенства, т. е. до оптимальной симметрии (симметрия 4-го порядка).

Появление в результате биохимических реакций уже в более поздние этапы эволюции новых аминокислот- аспаргина и глутамина и их «вторжение» в структуру кода и привело к снижению порядка оси симметрии (до симметрии  2-го порядка).

Генетический код определяет ограниченное число аминокислот. Лимитирующий фактор- возникающая с увеличением числа аминокислот асимметрия структуры кода.

Генетический код обладает свойством скрытой симметрии. Большинство аминокислот, которые расположены в графической структуре кода симметрично, имеют общие антиаминокислоты. Исключение- группы симметрично расположенных аполярных аминокислот V M I L F , которые имеют общие антиаминокислоты только внутри групп, но не между ними.

Комплементарность аминокислот и антиаминокислот, которые в структуре кода расположены симметрично, определяется алгоритмом генетического кода: аминокислота- кодон- антикодон- антиаминокислота.

Структура генетического кода и алгоритма определяет существование 2-х семейств природных аминокислот G/C, A/U.

Некоторые аминокислоты имеют большую степень симметрии, чем код в целом.

Симметричность генетического кода проявляется как общность антиаминокислот для тех аминокислот, которые в структуре кода расположены симметрично. Г. И. Чипенс.

 

Симметрия и асимметрия.

Симметрия, будучи свойством только сложных систем, способна выразить большое число видов отношений, близких к гармонии, таких как структурные отношения между элементами системы, отношения между причинами и следствиями происходящих изменений, отношений между системой и окружающей средой. При этом, представление о конкретной симметрии можно сформулировать с помощью математических формул, то есть представлять ее количественные характеристики.

Симметрия служит основой гармонии, а гармония представляет собой проявление симметрии в конкретном организме, объекте или явлении. Сохранение организационной структуры, стоения частей или элементов системы, стабильность структуры, т. е. то, что вкладывается в понятие симметрии, является чрезвычайно важными элементами гармонии.

Если исходить из определения гармонии как единства устойчивости и изменчивости, то симметрия сама по себе не является достаточным фактором, доказывающим существование гармонического состояния. Гармония проявляется в эффективном сочетании симметрии- асимметрии.

При этом симметрия первична (так как в ее основе лежит приспособление организма к наиболее эффективному способу существования), а асимметрия имеет вторичный характер, связанный с совершенствованием способов в сфере жизнеобеспечения.

Симметрия проявляется как признак, обеспечивающий сохранность достижений организма, как признак устойчивости и стабильности. Проявление асимметрии обеспечивает поддержание неустойчивого равновесия, состояния, гарантирующего процесс изменчивости. Чермит К. Д.

 

 

Асимметрия кровоснабжения полушарий.

Есть или нет?

Предположение.

                   Мозг анатомически, функционально асимметричен, как насчет асимметрии кровоснабжения?

Асимметрия правых и левых сосудов- часть асимметрии полушарий.

 

 

Феномен асимметрии как фундаментальная закономерность организации мозга должен проявляться на всех уровнях его строения и функционирования.

 

Функциональная межполушарная  асимметрия.

 

Функциональная межполушарная  асимметрия

появляется тогда, когда у левого полушария

 появляются свои четкие обязанности.

(Когда эти обязанности вообще появляются

в случае левшей.)

Функциональная межполушарная  асимметрия подразумевает преобладание левого полушария над правым в осуществлении целого ряда функций.

Факты функционального преобладания левого полушария: праворукость, левосторонняя локализация двигательных центров словесной и письменной речи, сенсорного центра речи, мнестических ассоциативных функций,  гнозии, праксии. Аствацатуров М. И.

Появление функциональной межполушарной  асимметрии у человека (у животных функциональная межполушарная  асимметрия отсутствует) связано с развитием второй сигнальной системы: функции, свойственные только человеку характеризуются своей односторонней локализацией в коре головного мозга. Левое полушарие является базой второй сигнальной системы.

 

Функциональная межполушарная  асимметрия

это разная связь полушарий со стволом.

Гипотеза Доброхотовой и Брагиной (1977) свидетельствует о большей связи диэнцефальных структур (ответственным за вегетативную, гуморальную, эндокринную регуляцию) с правым полушарием, а ретикулярной формации ствола- с левым полушарием. Морфологически эти связи не обнаружены, а физиологически они подтверждаются.

При стрессе активирующую роль играют структуры гипоталамуса и гипофиза, и в этих же случаях происходит усиление правополушарных функций. Каменсков М. Ю.  Фокин В. Ф.,

 

         Функциональная межполушарная  асимметрия

это разные показатели

уровня постоянного потенциала головного мозга.

Уровень энергетического обмена, определяемый по уровню постоянного потенциала у полушарий не одинаков. Энергетический обмен у правшей в состоянии спокойного бодрствования преобладает в левой височной области по сравнению с симметричными отделами правого полушария; при чтении, при пересказе текста это преобладание усиливается. Пономарева И. В., Фокин В. Ф

Когда обязанности второй сигнальной системы

 распределены между обоими полушариями.

Полушария  мозга левшей и амбидекстров либо недостаточно асимметричны, либо симметричны по их функциям и соотношениям со срединными структурами мозга.

Каменская В. М., Брагина Н. Н., Доброхотова Т. А. и др.

 

Анатомическая асимметрия.

 

Левое полушарие имеет большую величину по сравнению с правым, по измерениям Smith Е.

По данным Боголеповой И. Н., Малофеевой Л. И. полушария мозга взрослого человека (176 случаев) различаются по длине (от 15,5 до 19.7 см). В большинстве случаев ( 54,6% ) длина левого полушария на 0,5- 1,4 см превышает длину правого полушария.

В 26,1% случаев правое полушарие больше левого. В 19,3% длина обоих полушарий одинакова.

В большинстве случаев участок коры около верхнего края височной извилины, уходящий глубоко в сильвиеву ямку (латеральную борозду) в левом полушарии значительно больше. Именно в этом участке находится центр Вернике- часть задней речевой зоны, что выяснили Н. Гешвинд и У. Левицкий. Данилова Н. Н.

Мозговые извилины правого и левого полушарий, в отношении деталей их строения, представляют довольно заметные различия, при этом, особенности строения извилин всегда наследуются одноименным полушарием. Karplus.

 

Морфологические признаки большего развития левого полушария

 отражаются на строении костей черепа

и связанных с костными структурами образований.

Правый поперечный синус и правая поперечная борозда затылочной кости имеют большую величину, чем левые. Это зависит от большей величины левой затылочной доли и вызываемого этим уменьшения свободного пространства в левой затылочной области.

Прямой синус часто смещен вправо от сагиттальной плоскости.

Левый костный затылочный полюс представляет большее выпячивание, чем правый.  Smith Е.

 

Доминирование в онтогенезе.

С 4х месяцев пренатальной жизни до 2х лет постнатально по многим критериям правое полушарие оказывается более продвинутым по сравнению с левым (большая степень погруженности островка и др.) Возраст 2-5 лет является как бы переломным. После этого доминирующим становится левое полушарие. Ожигова А. П., Дробинина С. В.

 

Предположение об асимметрии кровоснабжения.

Возможность асимметрии кровоснабжения полушарий можно обосновать с анатомической и функциональной точек зрения. Кровоснабжение и функциональная активность участка мозговой ткани тесно связаны. (Эта связь проявляется

в сдвиге динамического равновесия: если ведущим оказывается один из факторов, то второй адаптивно перестраивается, чтобы удовлетворять изменяющимся запросам.)

Следовательно, можно предполагать, что области левого полушария связанные с речью, кровоснабжаются лучше, чем аналогичные области правого полушария так как первые более функционально активны. Теплов С. И.

 

Строение сосудистой системы связано со строением полушарий: между нейрональной сетью, глией, ретикулумом и сосудистой системой конкретного отдела мозга существуют тесные структурно- функциональные взаимоотношения (проявляющиеся как в процессе нормального функционирования мозга, так и при восстановлении его после совместимого с жизнью повреждения), что приводит к необходимости рассматривать конкретный отдел мозга как своеобразную нейро- глио- сосудистую систему.

Следовательно, анатомически неодинаковые полушария будут иметь неодинаковые по структуре сосудистые системы. Химняк А. С., Конвай. Д. В.

 

 

Другими словами, асимметрия кровоснабжения полушарий является частью   анатомической и функциональной асимметрии.

 

 

Асимметрия в онтогенезе сосудистой системы.

Следует обратиться к эмбриогенезу сосудистой системы, т. к. морфологические признаки того или иного отходящего от аорты артериального сосуда закладываются в эмбриогенезе. Диаметр сосуда, вероятно, определяется степенью кровотока.  Бобрик И. И.

Асимметрия в эмбриогенезе сосудистой системы.

От симметрии к асимметрии.

До определенного этапа онтогенеза сосудистая система тела развивается симметрично.

Затем наступает этап асимметричных преобразований, часть артериальных дуг редуцируется, сонные и подключичные артерии с правой и левой стороны происходят из немного разных источников.

Общая сонная артерия и справа и слева развивается из участка вентральной аорты между 3 и 4 аортальными дугами и из 3 аортальной дуги. Однако справа общая сонная артерия «делится материалом» для построения правого плечеголовного ствола: участком вентральной аорты между 3 и 4 аортальными дугами. Справа участок вентральной аорты между 3 и 4 аортальными дугами дает начало также правому плечеголовному стволу.

В то время, как левая 4 аортальная дуга превращается в дугу аорты,  аналогичная дуга справа образует правую подключичную артерию.

То, что слева становится дугой аорты (4 аортальная дуга), справа становится правой подключичной артерией.

Левая же подключичная артерия берет начало не из аортальных дуг, а от одной из дорсальных межсегментарных артерий, отходящей от левой дорсальной аорты. Колесников Л. Л., Чукбар А. В.

 

Асимметричное образование данных сосудов, неравноценное обеспечение материалом на построение этих сосудов - являются фактом. Но степень влияния данных различий на полушарный кровоток в эмбриогенезе не является установленным.

Приводят ли эти  различия к преимущественному развитию  левой общей сонной артерии и правой подключичной артерии ,которые предуготавливают асимметрию

(преимущественное развитие) правой руки и левой гемисферы?

Гилинский Б. Я., изучавший развитие мозговых сосудов в утробной жизни, отмечает, что на ранних стадиях наблюдается симметрия как в строении полушарий, так и мозговых сосудов, на более поздних стадиях уже четко выступает асимметрия строения полушарий и сосудов.

Программы симметрии и асимметрии (асимметрии в определенных пределах) в онтогенезе существуют и в отношении сосудистых систем.

 

 

Сосуды взрослого человека в теле расположены не симметрично.

Асимметрия артериальной и венозной систем человека.

 

Основной крупный артериальный ствол- аорта у человека располагается слева от плоскости симметрии тела, а основные стволы всех крупных вен- верхней и нижней полой, а также воротной вены- расположены справа от плоскости симметрии.

Плоскости симметрии соответствует направление основного лимфатического протока, который расположен между основными артериальными и венозными стволами забрюшинного пространства и в пределах заднего средостения.

Закономерность: основные крупные сосуды расположены несимметрично  (преобладает видовая асимметрия),  а отходящие от них более мелкие сосуды конечностей и тела – симметрично в видовом смысле( здесь преобладает индивидуальная асимметрия).

 

Так и для полушарий, магистральные сосуды проявляют видовую асимметрию – 3 сосуда отходят от дуги аорты, на этом уровне  видовая асимметрия является преобладающей  (помимо исключений, например, 4 ствола отходят от аорты).

Асимметрия вида: строение дуги аорты.

Источники кровоснабжения обоих полушарий не одинаковы: правое полушарие получает кровь от правой общей сонной артерии, которая отходит под углом от брахицефалического ствола, левое полушарие васкуляризируется от левой общей сонной артерии, отходящей непосредственно от дуги аорты. Григоренко Н. П.

 

Асимметрия сосудов полушарий.

Разные данные.

 

 Авторы, занимавшиеся проблемой  признают наличие асимметрии в кровоснабжении правого и левого полушарий, но одни считают, что это наблюдается как правило, другие допускают, что наряду с асимметрией сосудов может быть и симметричное их строение.

 

Существует ли асимметрия вида: Право - лево асимметрия

                                                  подобно асимметрии вида в строение дуги аорты?

 

По данным транскраниальной доплерографии асимметрия абсолютных значений систолической скорости кровотока справа и слева может существовать в норме, но не должна превышать определенных величин: 15% для средних мозговых артерий  ( и 30% для передних мозговых артерий). Шахнович А. Р., Шахнович В. А

Асимметрия скорости кровотока по магистральным артериям справа и слева является нормальной в определенных пределах, но никто не говорит о направленных значениях скорости кровотока.

 

                   Измерить длину, диаметр магистральных сосудов- значит ответить на вопрос?

 

 

Левые сосуды больше.

Часть авторов обнаруживает доминирование параметров сосудов левого полушария, что согласуется с данными функциональной межполушарной асимметрии.

.

Блуменау Л. В.  отмечает асимметрию источников кровоснабжения правого и левого полушарий, в этом автор видит условия, объясняющие «функциональное превосходство левого полушария.

производили измерения правой и левой ВСА. По их данным левая ВСА имеет диаметр на 0,5- 1 мм больший, чем правая ВСА.

Таренецкий А. И.  утверждает, что калибр артерий мозга слева больше, чем справа.

Adachi B, Крупачев И. Ф.  и Метальникова Н. Н.  считают, что диаметр мозговых артерий чаще бывает больше слева, чем справа.

По данным Ф. И. Валькера, все мозговые артерии слева шире, чем справа; так, ПМА имеет диаметр справа 0,9- 1,5 мм, слева 1,5-2 мм; СМА справа 1,5- 2мм, слева 2-4мм; диаметр ЗМА справа 1,5- 1,8мм, слева 1,5- 2мм.

 

Григоренко Н. П.   используя статистические методы обработки материала изучал морфологические и количественные параметры мозговых артерий, (количество материала не указано.); автор делает следующие выводы:

 

В артериальной системе правого и левого полушарий головного мозга имеется известная асимметрия.

1.                 Не одинаковы источники кровоснабжения обоих полушарий: правое полушарие получает кровь от правой общей сонной артерии, которая отходит под углом от безымянной артерии, левое полушарие васкуляризируется от левой общей сонной артерии, отходящей непосредственно от дуги аорты.

2.                 Общая сонная артерия справа имеет диаметр меньший, чем слева. Передняя, средняя и задняя мозговые артерии слева несколько длиннее, а также имеют больший диаметр, чем справа.

3.                 Количество непостоянных ветвей, отходящих от каждой мозговой артерии, на правом полушарии меньше, чем на левом. Частота непостоянных ветвей на обоих полушариях неодинакова, одни из добавочных ветвей наблюдаются чаще с правой стороны, другие чаще с левой стороны, третьи почти одинаково часто на обеих сторонах. Добавочные ветви, разветвляющиеся на медиальной и дорсолатеральной поверхностях лобной и теменной долей, а также на дорсолатеральной поверхности височной доли, как правило, слева встречаются более часто, чем справа.

4.                 Ветви мозговых артерий на разных полушариях различаются по длине и диаметру. Лобные и теменные медиальные ветви ПМА, лобные и теменные и височные дорсолатеральные ветви СМА, базальные и медиальные ветви ЗМА несколько длиннее, а также имеют немного больший диаметр на левом полушарии по сравнению с правым.

5.                 В зависимости от длины артериальных ветвей зоны перекрытия артерий слева имеют несколько большие размеры, чем справа. Разница между диаметрами правых и левых артерий невелика, но если по диаметрам ветвей вычислить площадь их поперечного сечения и взять суммарное сечение этих ветвей, то оказывается, что оно значительно превалирует в левом полушарии. Так, например, суммарное поперечное сечение ветвей передней мозговой артерии на правом полушарии равняется в среднем 4,60 мм2, на левом полушарии 5,22 мм2; суммарное поперечное сечение ветвей СМА на справа равно 5,04 мм2, слева 6,65 мм2, а суммарное сечение ветвей ЗМА справа составляет 2,79 мм2, слева- 3,37 мм2.

6.                 Все ветви мозговых артерий на правом и левом полушариях отходят от основных стволов под острыми углами, разница в этом отношении между полушариями незначительна.

7.                 Ветви передней, средней и задней мозговых артерий относятся к лептоареальному типу, лептоареальность многих ветвей слева выражена несколько больше, чем справа.

8.                 Передняя, средняя и задняя мозговые артерии вариабельны по форме. Справа они имеют чаще бифуркационную форму, слева- унитрункальную. Трифуркационная и многораздельная формы артерий обычно встречаются только с правой стороны.

Ветви трех мозговых артерий слева чаще имеют унитрункальную форму, бифуркационная форма приблизительно одинаково часто встречается на правой и левой сторонах, остальные формы, как правило, наблюдаются лишь на правом полушарии.

                   Учитывая все перечисленные признаки сосудов на правой и левой половинах мозга, можно придти к заключению, что некоторые отделы мозга- часть лобной доли, теменная доля, часть височной и затылочной долей слева получают более обильное кровоснабжение ( более выраженные зоны перекрытия артерий, более частое наличие добавочных ветвей ), и в этих отделах должны осуществляться более интенсивные обменные процессы, связанные с высокой скоростью тока крови, обусловленной преобладанием унитрункальных сосудов и более выраженной их лептоареальностью. Превышение площади поперечного сечения просвета ветвей мозговых артерий левого полушария над правым также говорит о более интенсивном кровоснабжении первого.

Приводимые морфологические факты вполне согласуются с данными о функциональной асимметрии полушарий головного мозга у человека.

 

 

Кумсков И. Ф. исследовал асимметрию в строении поверхностных вен больших полушарий головного мозга.

 В исследовании, направленном на выявление различия в строении и расположении вен дорсолатеральной поверхности на правом и левом полушариях мозга обнаружено:форма вен правого и левого полушарий отличаются - унизоматная форма чаще встречается слева, чем справа, биконфлюэнтная форма наблюдается в равном проценте случаев на обоих полушариях мозга, триконфлюэнтная форма вен дорсолатеральной поверхности имеется чаще справа, чем слева, а поликонфлюэнтная слева вообще не встречается.

Разница между диаметрами вен дорсолатеральной поверхности обоих полушарий головного мозга не велика, но если по диаметру вен вычислить площадь их поперечного сечения и взять суммарное значение этих вен, то окажется, что оно значительно превалирует в левом полушарии.

Так, суммарное сечение вен изучаемой поверхности мозга справа 41,33 мм2, а слева оно достигает 45,55 мм2.

  При сравнении морфологических и количественных показателей вен на правом и левом полушариях мозга, выявляется асимметрия в кровооттоке от обоих полушарий в смысле более интенсивного отведения крови от левого полушария, что соответствует функциональной асимметрии головного мозга.

Изучая вены на медиальной поверхности полушарий, выявлено, что разница между диаметрами вен невелика, но при подсчете суммарной площади поперечного сечения оказывается, что на левом полушарии она превалирует ( 9,31 мм2 над 7,92 мм2 ).

 

Вены описанной поверхности вариантны по форме.Слева чаще униризоматноая форма, справа- биконфлюэнтная, а триконфлюэнтная форма встречается исключительно справа.

                  Из всего этого можно сделать заключение: на медиальной поверхности левого полушария осуществляются более интенсивные обменные процессы, чем на правом, связанные с высокой скоростью кровооттока, обусловленной преобладанием однокорневых сосудов и более выраженной их лептоареальностью.

 

 

Правые сосуды больше.

Ф.Х. Низамов, А.А. Речкалов в своей работе указывают, что становление диапазона изменчивости количественных параметров мозговых артерий и их ветвей и тем самым их асимметрии как по полушариям, так и в межполушарном отношении, имеет определенное теоретическое и практическое значение. В первую очередь это вклад в вариантную анатомию артериального русла головного мозга, во-вторых, этими данными можно объяснить нетипичные клинические проявления, наблюдаемые зачастую при хронической и острой недостаточности  мозгового кровообращения. Кроме того, полученные данные дают возможность интерпретировать результаты селективной и суперселективной церебральной ангиографии

Материалом для настоящей работы послужили 278 препаратов головного мозга от трупов людей обоего пола в возрасте от 21 до 90 лет, погибших от причин, не связанных с поражением центральной нервной системы. Основными методами исследования  являлись препарирование, измерения диаметра и длины начальных отрезков мозговых артерий с последующими расчетами по определению площади поперечного сечения и объема крови в отрезке сосуда. Эти данные характеризуют пропускную способность сосудов, тем самым дают возможность оценить адекватность кровоснабжения различных областей. С целью  сравнительной характеристики изучены параметры артерий, питающих центральное поле двигательного и корковый конец зрительного анализаторов и их асимметрия.

Центральное поле двигательного анализатора (поле 4 по Бродману) получает артериальное кровоснабжение из систем передних и средних мозговых артерий. От первой из них отходят центральная и предцентральная, от второй – парацентральная и постцентральная ветви.

В питании коркового конца зрительного анализатора (поля 17, 18 и 19 по Бродману) принимают участие ветви задних мозговых артерий – задняя нижняя височная артерия  и сосуды, отходящие  от нее:  а) латеральная затылочно-височная ветвь, снабжающая одноименную борозду, б) затылочная ветвь, питает заднюю нижнюю височную и затылочные извилины, в) медиальная затылочно-височная ветвь идет к одноименной извилине и к затылочному полюсу, г) непостоянная шпорно-височная ветвь, распределяющаяся на шпорной, парагиппокампальной и нижней височной извилинах.

Кроме того, значительна роль клино-гиппокампальной артерии, часто отходящей совместно с теменно-затылочной. Последняя, также участвующая в питании этой области, по данным Б.В.Огнева (1952), встречается только в 75% наблюдений. Как и все парные образования человеческого тела, количественные параметры артерий головного мозга в значительной мере различаются между собой по полушариям, а также различны у лиц мужского и женского пола.

Вместе с тем, выявляется четкая зависимость диспропорции морфофункциональных показателей сосудов от типа строения артериального круга большого мозга, который определяется происхождением задних мозговых артерий. Не выражена разница в показателях  сосудов правого и левого полушарий при основной форме круга, наибольшая она при других формах.

В первом периоде зрелого возраста и основной форме артериального круга преобладают показатели правых сосудов, что не совпадает с данными литературы. Следует отметить, что чрезмерное увлечение   функциональной «доминантностью» левого полушария  может привести к не вполне оправданным выводам о постоянно больших величинах сосудов, формирующих левую половину артериального круга. Но уже во втором периоде зрелого возраста количественные показатели сосудов меняются, наблюдается незначительное преобладание их в правом полушарии только длины  и площади поперечного сечения. В этом возрастном периоде  отмечается тенденция к уменьшению величин параметров сосудов, кроме длины, которая возрастает; приведенные факты с морфометрической точки зрения можно рассматривать как ухудшение условий кровотока из-за начинающихся инволютивных изменений в стенках сосудов с ослаблением их эластичного каркаса. Во втором периоде зрелого возраста отмечается снижение коэффициента вариации для всех показателей, что согласуется с данными, приводимыми в литературе (Низамов Ф. Х., 1996). При переходной форме артериального круга большого мозга в первом периоде зрелого возраста асимметрия параметров артерий, по сравнению с основной формой, ниже в отношении их длины, но несколько выше по остальным. Во втором периоде диспропорция  показателей  уменьшается. Наиболее выражена разница в показателях артерий правого и левого полушарий при сонной (трифуркационной) форме артериального круга. Так, в первом периоде зрелого возраста значительно увеличена диспропорция всех параметров сосудов, во втором периоде происходит резкое снижение разницы в морфофункциональных показателях по полушариям. В пожилом и старческом возрастах наблюдается тенденция к дальнейшему уменьшению коэффициентов вариации, кроме их длины.  Интересен   факт преобладания различий в этих возрастных группах со стороны левого полушария. Наибольшей изменчивостью обладают диаметры сосудов (коэффициент их вариации выше 50%) и длина (вариации более 60%). Кроме того, незначительны изменения различий в тех сосудах, зона снабжения кровью которых относительно невелика. В первую очередь это касается медиальной затылочно-височной ветви задней нижней височной артерии. Так, если в первом и втором периодах зрелого возраста коэффициент вариации  диаметра колеблется в пределах 30-37%, длины  -26 – 67%, то в пожилом и старческом возрастах он снижается до цифр менее 10%. Такая картина характерна и для площади поперечного сечения и объема крови в отрезке сосуда. Закономерно также частота встречаемости высоких показателей коэффициентов вариации морфофункциональных параметров правых артерий у лиц женского пола  во все возрастные периоды, особенно характерное для медиальной затылочно-височной ветви  задней нижней височной артерии. Теменно-затылочные артерии отличаются менее выраженной асимметрией морфофункциональных показателей, кроме объема крови. Если различия в диаметре, длине и площади поперечного сечения не превышали 30%, то коэффициент вариации объема крови в отрезке сосуда  достигал 85%. Для этого сосуда характерно также малые колебания показателей асимметрии в разные возрастные периоды. Довольно высоки показатели асимметрии параметров клино-гиппокампальных артерий, кроме диаметра, все коэффициенты оказываются выше 50% при преобладании показателей правого полушария.

            Таким образом, различия в количественных показателях артерий, питающих центральное поле двигательного, корковый конец зрительного анализаторов в определенной мере  связаны с формой строения артериального круга большого мозга: они высоки при переходной и трифуркационном типе строения АКБМ, менее выражены при основной. Закономерны также высокие показатели диспропорции без резких колебаний  в бассейне онтогенетически  молодых сосудов – системе средних мозговых артерий.

 

 

 

Нет существенных отличий.

Или эти отличия не носят четкий направленный характер.

В работе Гладилна Ю. А. (2003)  На 17 препаратах артерий большого мозга, расправленных и высушенных на стекле с нанесенными через 15 мм кольцами измерялся суммарный периметр ветвей посткоммуницировавших частей ПМА, ЗМА, СМА. Всего 8 колец.

Анализ материала производился с применением методов сравнения 2-х средних значений и непрараметрических критериев.

Полученные данные свидетельствуют об отсутствии преобладания суммарного периметра ветвей мозговых артерий в каком-либо из полушарий, т.к. кровоснабжение в каждом из них компенсируется добавочными ветвями, начинающимися от мозговых артерий на основании артериального круга.

 

 

Пономарева И. А., Низамов Ф. Х., Вахов В. П.

Оба полушария отличаются по весу, строению борозд и извилин, цитоархетиктонике, нейро- глиальным отношениям. Ряд авторов подчеркивает роль функциональной межполушарной асимметрии в обеспечении психофизиологических механизмов деятельности человека в норме и при патологии.

 Цель исследования: изучение источников происхождения, строения, топографии, характера ветвления парных артерий большого мозга.

Материал: 150 препаратов головного мозга, взятых от трупов людей обоего пола, возраста от 25 до 75лет (артерии заполнялись контрастными или затвердевающими массами с последующей рентгенографией, препарированием, коррозией);

результаты 100 ангиографий, проведенных 85 больным (у 15 с обеих сторон).

Результаты.

Симметрия в системе внутренних сонных артерий встречается чаще, чем у позвоночных- основной.

Так, диаметры конечных отделов внутренних сонных артерий (тотчас по выходе из пещеристой пазухи твердой оболочки головного мозга) оказались равными более, чем в половине случаев (52,6%). Преобладал по диаметру сосуд левой стороны в 37,5%, правой в 9,9%. Почти в таких же соотношениях находилась и их длина (соответственно, в 52,6%; 29,5% и 17,9%). Аналогичные данные получены при изучении каротидных ангиограмм в задней полуаксиальной проекции.

Предкомуникационные отделы передних мозговых артерий, играющие важную роль в формировании артериального круга большого мозга, имели одинаковые диаметры в 56,6% наблюдений, большим был сосуд левой стороны в 20,9%, правой- 22,5%.

Заслуживает внимания тот факт, что в 0,6% случаев диаметр указанного отдела одной из передних мозговых артерий (в четыре раза чаще правый) оказывался резко уменьшенным (не превышал 0,8-1,1 мм), благодаря чему оба сосуда как бы являлись ветвями одной внутренней сонной артерии, обычно левой (передняя трифуркация внутренней сонной артерии).

Асимметрия переднего отдела артериального круга при этом наиболее выражена, тем более, что соотношение диаметров артерий обеих сторон здесь может выражаться пропорцией 2,5- 4,1.

Длина предкоммуникационных отделов передних мозговых артерий была одинаковой в 24,4%, больше слева в 38,8%, справа в 36,8%.

Следует отметить, что уменьшение диаметра этого отдела, как правило, сопровождалось возрастанием длины сосуда и выраженной извилистостью хода, что неизбежно должно было приводить к ухудшению условий межполушарного кровотока.

Почти в 22% от общего числа односторонних ангиограмм имелось ясно выраженное заполнение передней мозговой артерии противоположной стороны, что объяснялось не только возможностью перетока контраста за счет наличия передней трифуркации внутренней сонной артерии, но и значительным диаметром передней соединительной артерии (в 15,7% на анатомическом материале, т.е. почти в 1/7 случаев), а также возможностью или соединения обеих передних мозговых артерий своими медиальными стенками на протяжении 3-4мм (в 1,5%), или слиянием их в непарный ствол длиной 1,2- 3,2 см (1,5%), расположенный в глубине продольной щели мозга.

«Срединная артерия мозолистого тела», называемая еще «третьей передней мозговой», по полученным данным встречается чаще, чем упоминают другие авторы- в 19% на анатомическом материале. Сосуд характерезуется значительным разнообразием диаметров- от 0,3 до 2,5 мм (в половине наблюдений- около 1мм), в 5% не отличаясь от передних мозговых; источником его происхождения в 4/6 случаев является передняя соединительная артерия, но иногда- одна из передних мозговых артерий, в два раза чаще левая , что обычно сочеталось с передней трифуркацией внутренней сонной артерии.

Число кортикальных ветвей, кроме орбитальных, которые выявляются у передней мозговой артерии на анатомическом материале и при каротидной ангиографии , колеблется в пределах 2-8 (чаше 6-7), что зависит как от возможности начинаться общими стволиками, так и от наличия сверхкомплектных ветвей; отчетливо выраженной полной симметрии в уровнях отхождения, диаметрах, длине, топографии определенных ветвей не было обнаружено ни разу- можно было толковать только об общем направлении ветвей на ангиограммах в боковой проекции.

Практический интерес представляет переход отдельных ветвей передней мозговой артерии на противоположную сторону (в 13% наблюдений), одинаково часто с левой стороны на правую и наоборот, что подчеркивало асимметричность кровоснабжения лобных и теменных долей большого мозга и отчетливо прослеживалось на каротидных ангиограммах.

Средняя мозговая артерия, сосуд, имеющий наибольшую территорию ветвления и осуществляющий питание важнейших отделов коры и подкорковых ядер, в 1/6 наблюдений являлась непосредственным продолжением внутренней сонной артерии по калибру и направлению.

 В половине случаев диаметры сосудов обеих сторон были равны, в 31,1% превалировал левый, в 19,9%- правый.

Длина артерии определялась формой ее ветвления. Магистральный характер сосуд на анатомическом материале имел  в 19,6% с обеих сторон, 10,9% слева, 11,3% справа; дихотомическое деление встретилось в 17,3% у обеих артерий, в 13,9% левой и 10,8% правой; рассыпная, соответственно в 2,9%, 5,2% и 7,9%.

При дихотомической и рассыпной формах деления сосуда с обеих сторон длина стволов артерий оказывалась одинаковой достаточно редко- в пределах 8-9% от общего числа подобных наблюдений. Число кортикальных ветвей сосуда колебалось от 4 до 10, чаще составляя 5-7. Равное их количество на обеих сторонах встретилось в 20,5% наблюдений, В остальных почти одинаково часто преобладали по числу ветви с левой или правой сторон. Наибольшим постоянством отличалась группа восходящих артерий, более изменчивыми по количеству оказались височные ветви (от 1 до 4).

При дихотомической форме ветвления средней мозговой артерии передняя ее ветвь являлась источником восходящих ветвей, а задняя- височных; угловая артерия более, чем в половине наблюдений служила продолжением задней главной ветви, из последней иногда (в 8,1%) происходила и нижняя (задняя) теменная. Общее число разветвлений, отходивших от передней ветви, колебалось от 2 до 6 (чаще 3-4), от задней составляло 1-5  (чаще 3-4).

При рассыпной форме нередко еще до деления сосуда, могли отходить отдельные кортикальные ветви.

В случаях разделения ствола на 3 главных ветви, передняя обычно отдавала большинство восходящих сосудов, из средней чаще начинались позадицентральная, нижняя теменная, реже- задняя височная артерии, задняя ветвь давала начало височным.

Симметричного отхождения и топографии однотипных ветвей в пределах левого и правого полушарий не удалось выявить ни разу.

На строение заднего отдела артериального круга большого мозга и симметричность его компонентов существенное влияние оказывает строение и источники происхождения задних мозговых артерий, которые оказались различными.

Наиболее часто (в 77,1% с обеих сторон, 13% слева, 9,9% справа) сосуд происходил из основной артерии, но мог начинаться из внутренней сонной (в 4,9% с обеих сторон, 3,8% слева, 6,0% справа) или в его образовании в равной мере участвовали обе эти артерии (4,9% в обоих полушариях, 7,1% в левом, 7,7% в правом).

При происхождении из основной диаметры задних мозговых артерий оказались равными с обеих сторон в 61,1%, преобладал сосуд левой стороны в 18,5%, правой в 19,2%; разница в диаметрах чаще составляла 0,3- 0,5 мм, только в одном  случае сосуд правой стороны превосходил левый в 1,5 раза.

В наблюдениях, когда задняя мозговая артерия была производным внутренней сонной, уровень ее отхождения отстоял от места деления последней на 4-8 мм. При двустороннем наличии подобного варианта диаметры обоих сосудов чаще были равны, в редких случаях (2) преобладающей являлась артерия левой стороны. Длина сосуда зависела от формы его ветвления: магистральная встретилась в 13 наблюдениях (3-х с обеих сторон, 4 слева, 6 справа), дихотомическая- на 9 (по 3 в обеих полушариях, в левом и правом), рассыпная- на трех справа.

В тех наблюдениях, где в образовании задней мозговой артерии равномерно участвовали внутренняя сонная и основная артерии, диаметр этого сосуда был несколько большим, чем при начале только от одной из них (на 0,2-0,3 мм).

При наличии этого варианта с двух сторон чаще диаметры задних мозговых артерий были равны (9), реже преобладал правый (2). Задние соединительные артерии являются связующим звеном между бассейнами внутренних сонных и позвоночных- основной систем, и переток крови наступает в них только при нарушении кровообращения в одной из артериальных систем.

Для парных артерий большого мозга человека характерным является сочетание сравнительно постоянной топографии стволов и главных ветвей с выраженной асимметрией количества, источников и уровней возникновения, диаметров и особенностей хода кортикальных разветвлений, что может быть выявлено прижизненно с помощью церебральной ангиографии.

 

Низамов Ф. Х.

Установление закономерностей асимметрии кровеносной системы головного мозга, особенно в пренатальном онтогенезе имеет не только теоретическое, но и практическое значение в отношении возможностей определения адаптационных способностей мозговой гемодинамики после рождения ребенка, в том числе в случаях и недоношенности. Цель работы- выявление частоты асимметрии парных артерий головного мозга человека во второй половине внутриутробного развития. Материалом послужили 23 плода. Сосуды заполнялись окрашенными массами, после фиксации в растворах формалина по фишеру измерялись окуляр-линейкой стереоскопического микроскопа.

При анализе цифрового материала статистически достоверных отличий в асимметрии артерий головного мозга плодов человека мужского и женского пола не выявлено, поэтому расчеты проводились без учета этого признака.

По полученным данным можно выделить несколько видов асимметрии парных артерий головного мозга.

Первый из них связан с происхождением сосудов и в основном наблюдается в отношении задних мозговых и очень редко- передних мозговых артерий. Так, последний вариант наблюдался в правом полушарии у одного плода 5 месяцев- обе передние мозговые артерии начинались от правой внутренней сонной артерии (передняя трифуркация последней). Задние же мозговые артерии происходили от основной с обеих сторон в 13 наблюдениях (симметричное начало этих сосудов), только слева- 3 раза, справа- 1 раз. Сохранение первично эмбрионального типа происхождения задних мозговых артерий (из внутренних сонных) с одной стороны выявлялось в 4 наблюдениях (1- в левом полушарии, 3- в правом), с обеих в 2.

Другой вид асимметрии парных артерий головного мозга характерезуется разными их диаметрами и длиной. Так, одинаковый или симметричный калибр средней мозговой артерии выявлен в 18 случаях (78,3%), на 5 препаратах (21,7%) разница в диаметрах была в пределах 0,2 мм, почти одинаково часто преобладал сосуд как правого (3), так и левого (2) полушарий.

К концу внутриутробного развития увеличивается асимметрия диаметра средней мозговой артерии как по полушариям, так и общая (внутригрупповая), но уменьшаются показатели направленной и ненаправленной асимметрии, к моменту рождения диаметры этого сосуда в одинаковой степени вариабельны по полушариям.

Выявить какую- либо закономерность в асимметрии длины средних мозговых артерий плодов человека не удается, что по-видимому связано с быстрым развитием этого сосуда вследствие ускоренного роста лобных и теменных долей мозга.

Более симметричными оказались диаметры передних мозговых артерий. Они были одинаковы с обеих сторон в 20 наблюдениях (87%), на 2 препаратах преобладал правый сосуд (8,7%), на 1- левый (4,3%), разница эта была в пределах 0,1- 0,2 мм.

Асимметрия диаметра передних мозговых артерий, как общая, так и по полушариям, в ранних стадиях второй половины внутриутробного развития значительная, но к семи месяцам она падает примерно в 6 раз и вновь увеличивается в дальнейшем.

Асимметрия длины передних мозговых артерий за весь период развития претерпевает мало изменений.

Наиболее выражена разница в диаметрах как общая, так и по полушариям в возрастном периоде 6 и 8-9 месяцев. К моменту рождения значительно увеличиваются показатели ненаправленной и направленной асимметрии, что можно связать с повышением нагрузки на сосуды в эти периоды.

В отличие от диаметра, асимметрия длины этих сосудов к моменту рождения падает, остаются на уровне средних величин коэффициенты ненаправленной и направленной изменчивости, что по- видимому, связано с изменением условий кровотока в них.

Таким образом, у плодов человека во второй половине внутриутробного развития парные артерии полушарий большого мозга обладают значительной асимметрией. Среди них особое место занимают средние мозговые артерии, ветви которых распределяются на обширной части дорсо- латеральной поверхности больших полушарий. Различия в коэффициентах вариации как общей, так и полушарной, а также показателях ненаправленной и направленной асимметрии сосудов большого мозга можно связать с неодинаковыми темпами роста полушарий мозга, процессами гирификации, развития внутримозговой сосудистокапиллярной сети и функциональным созреванием самого мозга.

 

 

 

Неоднозначно.

Смотря какая артерия.

Что касается передней, средней и задней мозговых артерий, то Гальперин М. Д.  и Брюсова С. С. отмечают, что калибр этих артерий на правой и левой стороне может быть не одинаков.

Адахи ( B. Adachi ), Парнизетти, И. Ф. Крупачев, Н. Н. Метальникова указывают, что в одних случаях диаметр правых и левых мозговых артерий бывает одинаков, в других случаях диаметр артерий больше справа или больше слева.

По Парнизетти, диаметр передней и средней мозговых артерий чаще бывает больше справа, а диаметр задней мозговой артерии чаще больше слева.       (Григоренко Н. П.)    

По мнению Пекаря Р. А., диаметр передней мозговой артерии, как правили слева больше, чем справа (2,5 мм слева и 2,1 мм справа), в то же время, задняя мозговая артерия имеет диаметр справа больше, чем слева (2,8 мм справа и 2,6 мм слева).

 

Гладилин Ю. А. 2004., рассматривая вариантную анатомию внуртенней сонной артерии отмечает, что варианты строения артериального круга отражаются на вариантах отхождения ветвей к структурам ствола головного мозга.

 

1.                 Части ВСА отличаются размерами, строением стенки, формой, индивидуально изменчивы, не одинаковы у мужчин и женщин, связаны с размерами височной пирамиды, мозгового и лицевого черепа и имеют топометрические особенности в системе краниометрических точек наружного основания черепа, атланта, а также в сонном канале.

2.                 Имеется 9 основных вариантов конструкции артериального круга большого мозга, которым присущи определенные закономерности, связанные с массой мозга, формой основания и свода черепа, полом и телосложением субъекта. Они отличаются неодинаковыми размерами и началом составляющих его артерий, специфичностью отхождения первых и последних ветвей мозговых артерий, вариантами строения переднего и заднего полуколец артериального круга, формой передней и задней соединительных артерий.

3.                 Наружный диаметр, толщина стенки, диаметр и площадь поперечного сечения просвета, отношение толщины стенки к диаметру просвета частей ВСА, мозговых артерий и артериального круга изменяется в течение жизни у взрослых людей неравномерно.

Толщина стенки артерий увеличивается быстрее диаметра их просвета. Наружный диаметр и площадь поперечного сечения просвета шейной и пещеристой частей ВСА имеют правостороннюю направленность диссиметрии, мозговой части- левостороннюю и преобладают у передней, средней и задней мозговых артерий в юношеском возрасте справа, в зрелом возрасте слева.

При типичном строении артериального круга масса мозга на 118,82 г больше у мужчин, чем у женщин. Половой диморфизм мозговых артерий проявляется и при других формах артериального круга, колебания массы мозга наибольшие у людей долихоморфного типа телосложения, наименьшие у брахиморфного типа.

Выводы:

1.                             Топография шейной части ВСА в системе краниометрических точек наружного основания черепа, нижней челюсти и атланта индивидуально изменчива и ее одноименные координатные расстояния различаются у индивидуумов в 2 и более раз. Расстояние от артерии до подбородочного выступа является менее изменчивым, чем до угла нижней челюсти. Площадь фигуры, ограниченной на наружном основании черепа внутренними сонными и позвоночными артериями, варьирует от низкого или высокого треугольника до трапеции с коротким или длинным основанием, так как между обеими внутренними сонными и обеими позвоночными артериями расстояния индивидуально колеблются- от равенства до их значительных различий.

2.                             Резервное пространство сонного канала изменчиво- от превалирования в несколько раз площади сечения канала над площадью сечения каменистой части ВСА до полного соответствия их площадей. Длина пирамиды височной кости отрицательно коррелирует с длиной горизонтальной ( r=-0,6 ) и положительно с длиной восходящей части сонного канала ( r=0,5 ).

3.                             Абсолютная длина сильно и слабо извилистых форм пещеристых частей ВСА в среднем в 2 раза больше их прямой длины. Площадь прямоугольной фигуры, ограниченной ими на внутреннем основании черепа, различается у некоторых субъектов в 2 и более раз. Длина и форма пещеристой части ВСА не зависят от формы основания черепа и полового диморфизма.

4.                                                                 Кроме классической конструкции, варианты строения артериального круга сводятся к трем основным группам:

1). Разомкнутые варианты круга- переднего и заднего его полуколец;

2). Варианты нетипичного начала мозговых артерий;

3). Варианты с асимметричным диаметром сосудов правой и левой частей круга. Варианты артериального круга слабо связаны с длиной тела у мужчин и практически не связаны с длиной тела у женщин. Артериальный круг мозга у мужчин шире, чем у женщин.

5. Чаще всего замыкание переднего полукольца артериального круга у мужчин и женщин происходит посредством ПСА в виде одного ствола ( 74 % ), а замыкание посредством сосудистой сети ( 20 % ) характерно для начала ЗМА от ВСА. Сращение ПМА (6%) свойственно замыканию заднего полукольца сосудистой сетью, формирующихся вместо одиночных стволов ЗСА.

6. Сосудистые сети на месте ЗСА у мужчин чаще наблюдаются при мезобазилярной форме черепа (80,0%) и реже при долихобазилярной. У женщин, наоборот, они чаще (57,1%) наблюдаются при долихобазилярной форме черепа и реже при мезобазилярной. Начало ЗМА от ВСА  чаще (9,8%) наблюдается у мужчин при долихобазилярной форме черепа, у женщин- при брахибазилярной (15,3%), чем при долихо- и мезобазилярной формах черепа.

7. Статистически значимых различий сагиттального и поперечного размеров артериального круга мозга у людей долихоморфного, мезоморфного и брахиморфного типов телосложения в исследовании не установлено. Сагиттальный размер его переднего отдела имеет более сильную положительную корреляцию с сагиттальным размером круга, чем задний (r=0,6). Длины ПМА и ЗСА положительно коррелируют друг с другом, что не свойственно диаметрам их просвета. Площади поперечного сечения просвета мозговых частей ВСА и мозговых артерий положительно коррелируют с массой мозга.

8. Гипоплазия или отсутствие левой ПМА наблюдается в 2,3 раза чаще, чем правой. Ей сопутствует увеличение количества ветвей СМА соответствующей стороны.

У мужчин правая или левая ЗМА начинается от ВСА одинаково часто (отношение 1:1,04). У женщин такое ее начало в 2 раза чаще имеет правая артерия, чем левая. Строение ПМА и ЗСА относительно независимо: даже при резких различиях их диаметров на обеих сторонах в 1,5 и более раз строение других артерий круга не изменяется.

9. Длина, наружный диаметр и площадь поперечного просвета ВСА, ПМА и ЗМА, СМА и ЗСА в большинстве наблюдений отличаются права и слева. Однако направленную диссимметрию имеют только наружный диаметр ПМА и ЗСА у женщин и СМА у мужчин; площадь поперечного просвета пещеристой и мозговой частей ВСА, ПМА, ЗМА и СМА у мужчин; ПМА, ЗМА, СМА и ЗСА у женщин. У женщин достоверное преобладание наружного диаметра и площади поперечного просвета артерий слева встречается чаще, чем у мужчин.

Суммарная площадь поперечного просвета ПМА и ЗМА, СМА у мужчин имеет правостороннюю направленность. Асимметрия артериального круга мозга наиболее выражена при отхождении одной из ЗМА от ВСА, при этом изменяется количество первых ветвей, отходящих от круга.

10. Относительную независимость имеет радиус просвета ПМА. Даже резкие различия радиусов этих сосудов на обеих сторонах (в 1,5 раза и более) не отражалось на строении других сосудов круга. Наружный диаметр и площадь поперечного сечения просвета СМА при различных степенях диссимметрии ПМА и ЗМА почти не изменяются, что свидетельствует о большей роли СМА в обеспечении стабильности в снабжении кровью отделов головного мозга.

11. Наружный диаметр, толщина стенки, радиус просвета артерий увеличиваются с возрастом асинхронно. Толщина стенки артерий увеличивается в большей степени (в 1,4 раза), чем их наружный диаметр. Наиболее отличаются размеры артерий у лиц юношеского и второго периода зрелого возраста. У первого и второго подпериодов второго зрелого возраста различия размеров артерий недостоверны.

12. Размеры ВСА и мозговых артерий в большинстве возрастных периодов у мужчин на 15% больше, чем у женщин. Из мозговых артерий наибольшие наружный диаметр, толщину стенки и диаметр просвета имеет СМА, наименьшие- ПМА. Самой изменчивой является ЗСА, для которой свойственно своеобразие возрастных особенностей наружного диаметра, толщины стенки, площади просвета и отношения толщины стенки к радиусу просвета. Самой толстой оболочкой у мозговых артерий является средняя.

13. По мере удаления от артериального круга мозговые артерии дихотомически делятся. Наибольшее число ветвей имеет СМА на расстоянии 8,5 см от центра артериального круга, ПМА- на расстоянии на 6 см, ЗМА- на расстоянии 7 см. СМА имеет самый большой суммарный периметр всех своих ветвей, самый малый- у ЗМА.

Существенные различия суммарного периметра ветвей имели место на отдельных участках артерий, особенно ПМА, но никогда периметр ветвей всех мозговых артерий, составляющих артериальный круг, не преобладал в каком- либо одном из полушарий большого мозга.

Так есть  ли асимметрия сосудов полушарий?

Да, нет, и да и нет, ни да ни нет.

 

 

Лучшее кровоснабжение левого полушария, что его докажет?

 

Сам факт самостоятельного отхождения  левой сонной артерии сам по себе не может быть аргументом в пользу лучших условий кровообращения в левом полушарии. Обе сонных артерии представляют столько резких изгибов на своем пути, что если б даже форма начального отхождения левой сонной артерии была более благоприятна для тока крови, это приемущество ее отхождения вполне аннулировалось бы изменениями формы данной артерии на ее дальнейшем пути.

Даже если в начальном отделе левой сонной артерии давление выше, давление всех мозговых сосудов уравновешивается при помощи виллизиева круга.

Насколько совершенно это уравновешение, видно из быстро восстанавливающегося кровообращения после перевязки одной из сонных артерий.

Существуют указания, что перевязка левой общей сонной артерии вызывает более тяжелые общие мозговые явления, чем перевязка правой. Возможно, что левая сонная артерия как сосуд, представляющий более благоприятные анатомо- механические условия для тока крови, имеет более важное значение для общего кровоснабжения мозга, чем правая сонная артерия, однако это не говорит о разном давлении конечного отдела внутренних сонных артерий.

Самостоятельное отхождение левой общей сонной артерии и левой подключичной артерии наблюдается у приматов, сумчатых, многих грызунов, но межполушарной асимметрии у них нет. Аствацатуров М. И.

Факты можно по- разному объяснить, надо знать, какое давление в рассматриваемых сосудах, надо его измерить.

 

 

Главное- локальный мозговой кровоток.

Структурно- функциональным элементом мозга можно считать   гистофизиологическую микросистему- комплекс функционально и структурно взаимосвязанных нейронов, глиоцитов и капилляров. Шемяков С. Е.  2000.

Количественные показатели функциональной активности капиллярного русла отражают особенности метаболизма нейронов функционально различных отделов головного мозга, и их функционирование в различные периоды онтогенеза. Шемяков С. Е.  1998.

Симметричные гистофизиологические микросистемы правого и левого полушарий будут различаться, если существует различие кровоснабжения полушарий.

При сравнении параметров капиллярного русла разных участков мозга были выявлены значительные различия Шемяков С. Е. 1998., однако в работе не сравнивались симметричные участки правого и левого полушарий.


Так, выявлено, что у лиц зрелого возраста наибольшее  число функционально активных капилляров отмечается в поле 17 зрительного анализатора и поле 42 слухового анализатора коры полушарий большого мозга, а также в сосцевидных телах гипоталамуса.
Шемяков С. Е.  1998.

Межполушарные особенности капилляров, вот что следует измерить.

 

 

Асимметрия связанных систем.

Помимо нервной системы асимметричными оказываются и тесно связанные с ней эндокринная и иммунная системы. Например, для иммунной системы это выражается в существовании функциональной асимметрии иммунокомпетентных клеток из контралатеральных лимфоидных органов: костномозговые клетки левой бедренной кости и тимоциты левой половины тимуса в опыте образуют больше КОЕ. Уровень экспрессии поверхностных антигенов гистосовместимости и мембраноассоциированных иммуноглобулинов выше слева (в опытах на мышах). В процессе формирования иммобилизационного стресса достоверно увеличивается пролиферативная активность тимоцитов правой доли тимуса. В. В. Абрамов, Т. Я. Абрамова.

 

Асимметрия пнс.

Артерии и вены тела имеют асимметричную иннервацию.

Артериальная система получает преимущественно иннервацию из левого симпатикуса, а венозная из правого. По этой причине при поражении нижних конечностей (спастический эндартериит, трофические язвы, каузалгия), где показана симпатэктомия, наилучшие результаты получали при удалении только левого симпатического ствола в пределах L2 -  L5 независимо от стороны заболеваний конечности, справа симпатэктомия (от L2 до  L5) дает непродолжительную реакцию на правой нижней конечности. Благодаря анатомическому изучению зон ветвления ветвей каждого симпатического ствола, установлено, что большинство основных ветвей от симпатических стволов направляются в нервные сплетения, окружающие аорту, но основное количество симпатических стволов к аорте идет от левого симпатикуса; из правого симпатического ствола иннервируется нижняя полая вена, которая получает ветви и из левого симпатического ствола, но в значительно меньшем количестве (между обоими симпатическими стволами есть анастомозы).

Левый блуждающий нерв и левый симпатический ствол в основном иннетвирует левое сердце и крупные артериальные стволы грудной и брюшной полостей.

Из правого блуждающего нерва и правого симпатического ствола основную иннетвацию получает правая половина сердца и все крупные венозные стволы грудной и брюшной полостей. Огнев Б. В.

 

Существует определенная (направленная) асимметрия параметров нервов конечностей. Это распределение асимметрии связано с перекрестной диссимметрией конечностей человека. Преобладание у человека правой верхней и левой нижней конечности вызывает соответствующее асимметричное развитие нервных проводников, осуществляющих их иннервацию.

Локтевой, срединный нерв (рука) имеет правостороннюю асимметрию, седалищный нерв (нога)- левостороннюю асимметрию, причем на верхней конечности асимметрия выражена более сильно, чем на нижней.

Данные об асимметрии внутриствольной структуры и механических свойствах нервов подтверждают, что в процессе онтогенеза человека симметрия уменьшается, а асимметрия возрастает. Калмин О. В.

 

 

Последствия асимметрии.

Асимметрия мозга и асимметрия кровоснабжения проявляются не только в норме, но и в патологии.

Существуют заболевания, для которых выявлена закономерность их латерализации в определенном полушарии.

Другие заболевания поражают и правое и левое полушарие, но имеют закономерности клиники, психофизиологии в каждом из полушарий.

Есть заболевания, в которых сосудистая асимметрия является ведущим фактором формирования патологии. Яснее всего это видно тогда, когда сосудистая асимметрия выходит за некие «правильные» границы.

 

Латерализованные заболевания.

 

Лево- и правосторонние синдромы.

Для возникновения латерализованных синдромов имеют значение факторы:

 для церебральной патологии - межполушарные взаимодействия и специфические функции полушарий мозга, анатомо- функциональные особенности кровоснабжения полушарий., для периферических синдромов- особенности строения костной системы, развития конечностей, функциональные различия левого и правого симпатических стволов, асимметрия расположения ряда висцеральных органов.

При мозговых инсультах сторона поражения определяет характер взаимодействия активирующих и синхронизирующих систем мозга ( клинически проявляющихся в различных нарушениях сознания, характера сна ), уровень хронобиологических и вегетативных расстройств.

Лево- и правополушарная эпилепсия различаются по клинической картине и психофизиологической структуре.

Детальный анализ сновидений выявил их особенности при локализации опухоли в полушарии головного мозга той или иной гемисферы. При опухолях правого полушария грубо нарушена организация кардиоритма.

Выявлены некоторые особенности лево- и правосторонних гемикраний.

Детализированный анализ спастической кривошеи обнаружил клинические особенности лево- и правосторонних форм ротации головы.

Преобладают справа.

Исследование синдромов гемипаркинсонизма обнаружило большую частоту встречаемости правосторонних форм и их психофизиологическое отличие от левосторонних. Известно доминирование правосторонних форм невралгии тройничного нерва. Вейн А. М.

Преобладают слева.

Из 7 рассматриваемых случаев БАС: в 6 случаях с преобладанием  пирамидного синдрома слева, выявлены более выраженные выпадения мотонейронов в правом полушарии, деструкция большинства волокон левого латерального пирамидного пути при сохранности значительной части мотонейронов слева.

В одном случае наблюдались обратные взаимоотношения.

Проявления пирамидного синдрома при БАС нередко носят неравномерно выраженный характер с обеих сторон, причины такой латерализации до конца не выяснены. Мусаева Л. С., Завалишин И. А.

При лицевом параспазме ( синдром Брейгеля ) в 80% случаев имеется асимметрия гиперкинезов в лице со значительным преобладанием левосторонних проявлений как в дебюте, так и на развернутом этапе.

Исследование латерализованных психогенных сенсомоторных дефектов выявило большую частоту левосторонних форм; особенности ЭЭГ, снижение амплитуды ранних компонентов вызванных соматосенсорных потенциалов при правосторонних синдромах.

Отмечено резкое преобладание левосторонних форм лицевого гемиспазма ( до 90% случаев ) и наличие определенных психофизиологических различий в зависимости от стороны гемиспазма.

Левосторонние расстройства чаще имеются при неврологических осложнениях шейного остеохондроза. Вейн А. М.

 

Психологические характеристики детей в зависимости от острой или хронической гипоксии.

 

В зависимости от острой или хронической гипоксии правое полушарие повреждается в большей или меньшей степени.

У детей с синдромом Вильямса- Бойрена ( с низкой массой тела ) доверчивость, стремление к контактам, музыкальность соотносимы с большей сохранностью правого полушария в сравнении с левым. У детей с избыточной массой тела ( гипотиреоз, болезни накопления ) выявляется ослабление мотивов, дефицит эмоциональной чувствительности, аутистические проявления, что сопоставимо с дисфункцией правого полушария.

Левое лучше переносит острую гипоксию, правое лучше переносит хроническую.

Незрелость нервной системы при внутриутробной гипотрофии или недоношенности в сочетании с гипоксическими факторами обуславливает в большей степени страдание левого полушария, а повреждение, острая асфиксия ( крупный, переношенный плод ) правого.

 

Генетически детерминированный тип нарушения обмена веществ приводит к внутриутробной гипотрофии и недоразвитию или макросомии, что влияет на течение перинатальных процессов и латеральную специфичность повреждения мозга.

Вид гипоксии (степень сохранности правого полушария) обусловливает формирование поведенческого фенотипа. Брин И. Л., Дунайкин М. Л.

 

Нарушения в сердечно- сосудистой системе.

У правшей хроническая активация правого полушария, протекающая на фоне незавершенного адаптационного процесса, влияя непосредственно на диэнцефальный отдел мозга, обуславливает появление нарушений в сердечно- сосудистой сфере. Леутин В. П.

Гипертоническая болезнь- следствие длительного эмоционального напряжения, с длительной и стойкой активации правого полушария и связанного с ним симпатического отдела вегетативной нервной системы

Некоторые авторы предполагают различное участие каждого из полушарий мозга в регуляции АД и связывают с этим асимметрию АД в сосудах правой и левой рук (в подавляющем большинстве случаев величина АД на левой руке меньше, чем на правой).

Переход в новые климато- географические условия (исслндовано на 12 альпинистах и 12 нефтянниках) сопровождается активацией правого полушария в процессе адаптации, что приводит к незначительному повышению АД в сосудах правой руки: изменения систолического давления более выражены чем диастолического, увеличение АД в сосудах левой руки более выражено, чем в правой, причем больше повышается диастолическое давление по сравнению с систолическим.

Любое изменение привычного для организма комплекса раздражителей активирует правое полушарие, превращая его в основной пункт селекции вновь поступающей информации.

Правое полушарие тесно связано с диэнцефальными структурами, ответственными за вегетативную, гуморальную и эндокринную регуляцию.

Поэтому стойкая активация правого полушария, действуя через диэнцефальные структуры, вызывает гипертензивные реакции.

Имеется функциональная зависимость симпатического отдела вегетативной нервной системы от активности правого полушария мозга, парасимпатического отдела - от левого полушария.

Определяется зависимость диастолического давления от уровня активации правого полушария, систолического давления – от уровня активации левого полушария.  Колышкин В. В.

 

 

Инсульт.

Сравнение клинических особенностей поражения правого и левого полушарий при ишемическом инсульте. Были изучены две группы больных по 200 человек, перенесших острый ишемический инсульт в бассейне правой и левой средней мозговой артерии. Использовались клинические и электрофизиологические данные со статистической обработкой.

Выраженность основных клинических симптомов у больных, перенесших инсульт в бассейне правой и левой средней мозговой артерии, была следующей: парез(плегия)- соответственно в 156 и 159 наблюдениях; повышение мышечного тонуса- в 131 и 121; понижение мышечного тонуса- в 32 и 18; повышение чувствительности- в 11 и 3; понижение чувствительности- в 92 и 44; асимметрия рефлексов- в 92 и 94; моторная афазия- в 10 и 78; сенсорная афазия- только в 58 случаях при левостороннем поражении; смешанная афазия- в 38 случаях также при левостороннем поражении; апраксия у 37 больных с правосторонним и 11 с левосторонним поражением; агнозия (в том числе анозогнозия)- соответственно у 42 и 14; эйфория у 31 и 1; дисфория у 3  и 25; другие психические нарушения у 40 и 8.

Таким образом, при одинаковой частоте возникновения двигательных расстройств по типу гемипареза (гемиплегии) при правостороннем и левостороннем поражении, при левостороннем инсульте характерными являются речевые расстройства по типу различных форм афазии. При локализации в правом полушарии преобладали нарушения различных видов чувствительности, гнозиса (приемущественно по типу анозогнозии), праксиса, а также психические нарушения. Последние выражались в оглушении, дезориентировке в месте и времени, психомоторном возбуждении и аментивно- делириозных расстройствах. Эмоциональные нарушения по типу эйфории, нередко с внезапными приступами агрессии отчетливо доминировали у больных с правополушарной локализацией инсульта.

Очаговые изменения имелись соответственно у 8 и 49 больных, генерализованные в пределах пораженного полушария- у 146 и 44, билатерально- генерализованные- у 46 и 107.

У больных с правосторонним поражением более частой была генерализация медленных волн в пределах пораженной гемисферы (с распределением их во всех случаях на ее лобные отделы) при относительно редкой их двусторонней генерализации и эпизодически четком очаговом выявлении. При левостороннем поражении более чем у половины больных выявлялась двусторонняя генерализация медленных потенциалов. Чаще у них встречалось и более четкое очаговое преобладание компонентов ЭЭГ с частотой 2-4Гц. Таким образом при левостороннем поражении у достоверно большего числа больных имело место вовлечение в патологическую систему интактного полушария.

Реабилитация.

Данные обследования больных через 1-2 года после перенесенного инсульта могут дать представление о степени восстановления функций при правостороннем и левостороннем поражении мозга. Стойкий парез констатирован соответственно у 64 и 34 больных, стойкие афазии у  8 и 46, слабо выраженные остаточные явления нарушений мозгового кровообращения- у 68 и 48; очаговые изменения отсутствовали у 54 и 85.

Эти данные достоверно свидетельствуют о том, что у больных с правосторонним поражением головного мозга по сравнению с левосторонним восстановление нарушенных при инсульте функций менее выражено и не является полным.

 Следует отметить, что из 122 больных с относительно быстрым функциональным восстановлением (в течение 2 месяцев) только 42 относились к группе пациентов с правополушарным поражением. Соответственно у больных с левополушарной патологией имела место лучшая социальная адаптация: 64 из них возвратились к прежней трудовой деятельности (при правостороннем поражении только 36 человек) и лишь 10 нуждались в постоянном постороннем уходе (при правосторонней патологии- 21 человек).

Динамика восстановления у больных с левополушарным поражением в определенной степени зависела от степени вовлеченности в патологический процесс интактного полушария.

Замедленность восстановления функций у больных с правополушарным поражением может быть связана с неполным осознанием развившегося дефекта и соответственно отсутствием стремления к его преодолению.

Пассивное отношение таких больных к своему заболеванию затрудняет и проведение реабилитационных мероприятий. Вовлечение правого полушария при левостороннем инсульте позволяет аналогичным образом рассматривать и замедленность постинсультного восстановления в таких случаях.

Смусин А. Я., Рыбина И.Я., Слезин В. Б.

 

Неврологического, гемодинамического и вегетативного мониторинга в первые сутки заболевания. 57 больных с полушарной локализацией ишемического инфаркта головного мозга в бассейне каротидных артерий. Из этой совокупности пациентов выделены две группы: правосторонняя локализация патологического процесса (28 человек) и левосторонняя (29 человек).

Неврологическая картина у сравниваемых групп была сходной. Исключение составляет нарушение речи, поскольку эта функция больше страдала при поражении левого полушария.

При локализации инсульта в правом полушарии, по сравнению с левополушарной, были ниже ударный оббьем, амплитуда пульсации микрососудов и дыхательных составляющих реоволн аорты. Пульсация аорты, напротив, имела несколько большие значения.

Однако, левополушарная локализация инсульта в случаях с достаточной степенью тяжести патологического процесса сопровождается большим снижением адаптивных возможностей нервной системы и большей неустойчивостью функций у больных, что и способствует более частому развитию у них соматических осложнений по сравнению с правополушарными.

Анализ статистически достоверных отличий и доминирования одного над другим (в свете регуляторных механизмов гемодинамики), показывает, что:

Надсегментарный уровень барорегуляции имеет представительство в левом полушарии головного мозга. При этом медленноволновые колебания проювляются в функциях сердца (ударный объем), а высокочастотные- в артериальной и венозной пульсации микрососудов. Все это сохраняет пульсацию аорты.

Надсегментарный уровень объемной регуляции имеет представительство в правом полушарии головного мозга, что определяет необходимый уровень центральной (ударный объем) и периферической (микрососуды) пульсации, за счет выраженных медленных колебаний ритма сердца, ударного объема, а также пульсации аорты и микрососудов пальца.

При поражении левого полушария головного мозга преобладают эрготропные влияния на регуляцию кровообращения, а патологический процесс с локализацией в правой гемисфере определяет доминирование в регуляции барорегуляторных и трофотропных влияний ВНС.

Каргин М. В.

Правое полушарие имеет отношение к регуляции биоритмов, циркадных ритмов. При мозговых инсультах справа наблюдаются выраженные нарушения цикла бодрствование- сон, более грубое рассогласование суточных ритмов, показателей общей и церебральной гемодинамики и свертываемости крови. Гафуров Б. Г.

 

 

 

Запредельная сосудистая асимметрия.

 

Развитие артерий основания мозга и формирование их вариаций.

 

Вариации артерий (сохранение эмбриогенетических черт, нарушение преобразования артерий в постнатальном периоде) приводят к:

 

При травмах- хрупкость.

При травмах головы артериальный круг аномального строения повреждается чаще и в большей степени, чем круг типичного строения.

При инсульте- предрасположенность.

В патогенезе и клинике инсульта существенная роль принадлежит состоянию артерий основания головного мозга.

От особенностей анатомического строения артериальной системы в значительной мере зависит, разовьется ли в создавшихся патологических условиях поражение мозга, его степень, локализация и клиническая симптоматика. Беленькая Р. М.

 

 

 

Вариации артерий основания головного мозга и их патогенетическое и клиническое значение при инсульте.

 

У людей, перенесших острые очаговые нарушения мозгового кровообращения, обнаружены значительные отличия в характере, количестве и частоте атипичных форм артерий основания мозга .

Большее преобладание атипичных форм. Классическая конфигурация всех артерий отмечена всего лишь в 3,2%. Преобладали случаи с множественными вариациями артерий. Сочетание на одном мозге 5-ти и более вариаций при сосудистой патологии встретилось в 20,5%. Атипичное строение отмечено со стороны крупных артерий, снабжающих кровью большие территории мозга, а также со стороны коммуницирующих артерий.

 Однако основная особенность заключалась в присутствии таких атипичных форм, которые в изученном материале не разу не встретились у людей, не страдавших нарушением мозгового кровообращения.

Так, в частности, только у больных, перенесших инсульт, выявлено разобщение виллизиева круга из-за отсутствия передней соединительной (1,8%), одной (6,2%) или обеих (1,8%) задних соединительных артерий либо анастомоза между отходящей от каротиды задней мозговой (задняя труфуркация) и основной артериями (3,1%).

Таким образом, разомкнутый виллизиев круг  обнаружен в 12,9%. Только у больных с очаговыми сосудистыми поражениями мозга в интракраниальном отделе отсутствовала одна из позвоночных артерий (2,5%), была диффузно увеличена (1,8%) или гипоплазирована (0,6%) основная артерия.

Некоторые другие вариации у лиц с очаговыми сосудистыми поражениями мозга были чаще представлены, чем у здоровых. К ним относятся все виды атипичного ответвления крупных церебральных сосудов от внутренней сонной артерии. Так, передняя трифуркация наблюдалась в 11,2% и в 4% у здоровых. Задняя трифуркация – в 37,5% у больных и в 26% у здоровых. Квадрифуркация каротиды встретилась также чаще на пораженных мозгах (4,3%), чем на здоровых (1%). То же отмечено в отношении варианта резкой гипоплазии одной из позвоночных артерий (8,1% - при инсульте, 1% - у здоровых).

Запредельная асимметрия-  предрасположенность к инсульту.

Изучаемые вариации не являлись самостоятельной причиной инсульта (Присутствие множества вариаций церебральных сосудов у новорожденных и у взрослых людей, не переносивших очаговых сосудистых поражений мозга. В пользу этого свидетельствует также приемущественно преклонных возраст больных с острыми нарушениями мозгового кровообращения).

На протяжении длительного предшествующего инсульту периода жизни атипично сформированные артерии обеспечивали потребность мозгового кровотока.

Однако все же обращает на себя внимание то обстоятельство, что у больных с нарушениями мозгового кровообращения вариации сосудов более выражены, чем у здоровых. Таким образом, люди с атипично сформированной артериальной сетью основания мозга, при прочих равных условиях, оказываются более предрасположенными к нарушениям мозгового кровообращения.

Помимо уродств строения и грубых отклонений от принятой нормы, интерес представляют и вариации артерий основания мозга , как малые морфологические дефекты. Функциональная недостаточность последних обнаруживается только при предъявлении повышенных нагрузок. В течение длительного периода жизни они остаются компенсированными.

Однако в патологических условиях, с присоединением гипертонического и атеросклеротического поражения сосудов со всеми их последствиями и необходимостью мобилизации коллатерального кровообращения, некоторые вариации артерий мозга превращается в одно из звеньев сложного патогенетического комплекса острых нарушений мозгового кровообращения.

Необходимо подчеркнуть значение коллатерального кровообращения не только в патогенезе ишемических поражений мозга, но и в развитии геморрагий. Как показали наши данные, у 14 из 27 больных с геморрагическим инсультом отмечен анатомический или функциональный перерыв в области задних отделов виллизиева круга из-за отсутствия или гипоплазии задних соединительных артерий. Можно думать, что при внезапном резком подъеме давления в церебральных артериях из- за нарушения достаточной связи между каротидной и вертебрально- базилярной системами не происходит  выравнивания кровотока и давления в сосудах, что способствует развитию геморрагии.

Клиника везения и невезения из-за вариаций. Причины везения и невезения.

В результате атипичного отхождения артериальных ветвей изменяется территория васкуляризации отдельных церебральных сосудов.

Вследствие этого, при обтурации артерий ишемические очаги распостраняются на дополнительные отделы мозга или же, напротив, оставляют обычно характерные зоны васкуляризации не вовлеченными в патологический процесс. Это обуславливает своеобразные клинические проявления.

.При анатомическом или функциональном разобщении виллизиева круга в результате отсутствия передней соединительной, одной или обеих задних соединительных артерий или анастомоза между задней мозговой (при задней трифуркации) и основной артериями, а также при гипоплазии этих коммуницирующих сосудов развиваются обширные очаги ишемического поражения мозга.

Это относится к инфарктам как обтурационного, так и необтурационного генеза. Распостраненные очаги поражения вызывали стойкую неврологическую симптоматику. Она проявлялась в виде глубокого гемипареза или гемиплегии с расстройствами чувствительности, гемианопсией, нередко афатическими нарушениями.

 

Закупорка внутренней сонной артерии при ответвлении от нее обеих передних мозговых артерий (передняя трифуркация), помимо поражения гомолатерального полушария, в трех из шести случаев привела к распостранению ишемических очагов на лобно- центральную область гетеролатерального полушария. Более того, противоположная тромбозу сторона страдает иногда изолированно. Клиническим проявлением этой локализации очага были гемипарез и гемиатаксия на стороне обтурированной сонной артерии, с преобладанием этих нарушений в ноге.

Таким образом, тромбоз внутренней сонной артерии иногда приводит к двигательным и координаторным расстройствам на одноименной стороне.

Беленькая Р. М.

 

 

Выводы:

1. Откуда берется асимметрия или что ведет мозг к его полушарной асимметрии?

 1. Симметрия и асимметрия- это базовые закономерности.

Асимметрия появляется из глубины симметрии, растет и достигает определенных значений. Асимметрия дозирована. Где то она прячется и незначительна, где то видна и преобладает, локально закрывая симметрию. Но даже малые дозы асимметрии могут играть большую роль: незначительная физиологическая особенность может направить ход развития данной функции (Аствацатуров М. И.).

 

2. Асимметрия- всеобщее свойство, она проявляется не только в рассматриваемой ЦНС, но и в тесно связанных с ней системах, во всей «тройке регулирующих систем» (нервной, эндокринной и иммунной), а также в организме в целом.

3. Асимметрия – это программа.

Гены- материальные носители программ асимметрии.

Как и всякая программа асимметрия имеет множество вариантов (например видовых, или индивидуальных – тогда нет двух одинаковых программ).

 Спектр программ имеет границы - в пределах границ находится норма, за ними уклонение, мешающее развитию: гармония проявляется в эффективном сочетании симметрии- асимметрии (Чермит К. Д.). Для каждого случая (сосуда) свой допустимый размах асимметрии: для задних отделов Виллизиева круга он шире. (Это значит, задний отдел Виллизиева круга может быть более вариабелен, чем передний, не становясь при этом патологичным).

 

 

2. Асимметрия кровоснабжения полушарий.

Есть или нет?

1. Программы симметрии и асимметрии (асимметрии в определенных пределах) в онтогенезе существуют и в отношении сосудистых систем.

 

2. До развития второй сигнальной системы (до 2х лет) по многим критериям доминирует правое полушарие. Как это отражается на строении его сосудов?

Возникают ли какие-то сосудистые перестройки после этого возраста?

 

3. В чем авторы сходятся и что остается неясным при измерении сосудов справа- слева.

Сходятся:

- межполушарная асимметрия сосудов справа  и слева существует.

-в процессе онтогенеза человека симметрия уменьшается, а асимметрия возрастает.

- артерии мозга заднего полукольца артериального круга более изменчивы, чем переднего.

 

Не ясно:

1.                 Обязательная ли межполушарная асимметрия, направленная ли это асимметрия?

2.                  Не перекрывает ли индивидуальная асимметрия видовую?

3.                  В каком случае асимметрия - случайность, в каком - правило?

4.  Какие закономерности имеет асимметрия сосудистых систем справа и слева?

Для тела существует закономерность: основные крупные сосуды расположены несимметрично (преобладает видовая асимметрия),  а отходящие от них более мелкие сосуды конечностей и тела – симметрично в видовом смысле (здесь преобладает индивидуальная асимметрия).

Выполняется ли эта закономерность в отношении межполушарной асимметрии: дуга аорты имеет преимущественно видовую асимметрию, сосуды полушарий- индивидуальную?

 

 

4. В чем причина того, что при сравнении сосудов справа и слева получаются разные данные, противоречащие данные. Одним словом, что делает находки разными?

 

1. Нет единого стандарта измерения.

Разные методы исследования? Разные состояния испытуемых? Разные параметры исследуемого материала? Разное число случаев?

 

2. Длина и диаметр сосуда связаны определенной связью, они коррелируют. Поэтому возможно нельзя суммировать эти отдельные данные о диаметре или длине - у разных людей они могут быть разными, но у каждого индивидуума выполняется  эффективная корреляция этих параметров.

 

 

 

4.                Есть параметры, которые надо измерить с применением единых стандартов и статистической обработкой:

 

1.                 Давление в сосудах, отходящих от дуги аорты (и их параметры). Если бы по сосудам текла нъютоновская жидкость (жидкость, не имеющая вязкости), то давление в этих сосудах должно было быть одинаково. Но кровь не является нъютоновской жидкостью, ее давление будет изменяться в зависимости от пройденного расстояния.

2.                                         Параметры магистральных сосудов

3.                                         Параметры капиллярного русла справа и слева.

Определить количественную характеристику функциональной активности капилляров русла головного мозга человека в правом и левом полушарии.

4. Параметры корреляции справа и слева. Насколько они эффективны справа и слева.

 

 

3. Последствия асимметрии.

1. Полушария по- разному связаны со стволом. Как влияет на кровоснабжение функциональная зависимость симпатического отдела вегетативной нервной системы от правого полушария?

2. Сосуды тела имеют асимметричную иннервацию. Имеют ли сосуды виллизиева круга асимметричную иннервацию?

Одинаков ли тонус сосудов в бассейнах правого и левого полушарий?

 

3.Левое полушарие лучше переносит острую гипоксию, правое полушарие лучше переносит хроническую гипоксию.

Каков анатомический субстрат большей приспособленности правого полушария к хронической гипоксии?

Говорит ли это о лучшем кровоснабжении левого полушария, о том, что правое полушарие находится относительно левого в условиях «хронической гипоксии»?

4. Асимметрия сосудов прямо или косвенно участвует в патогенезе и саногенезе заболеваний.

Явно значение атипичных форм при инсульте.

У больных, перенесших острые нарушения мозгового кровообращения, имеются значительные отличия в характере, частоте и количестве вариаций артерий основания мозга. Известно, что какие- то вариации чаще представлены у больных, перенесших инсульт, некоторые вариации встретились только у таких больных. Виллизиев круг классического строения встречается достоверно реже, чем у людей без сосудистой патологии.

Атипичные формы строения артерий не имеют самостоятельного или первичного значения в патогенезе очаговых нарушений мозгового кровообращения. Однако артериальный комплекс основания мозга, будучи атипично сформированным, не может иногда в патологических условиях обеспечить достаточного коллатерального кровотока. В этих случаях некоторые вариации артерий становятся одним их звеньев в патогенезе как ишемических, так и геморрагических нарушений мозгового кровообращения.

 

Литература:

  1. Абрамов В. В., Абрамова Т. Я. Асимметрия нервной, эндокринной и иммунной систем. Новосиб.: Наука, 1996.
  2. Аствацатуров М. И. О происхождении праворукости и функциональной асимметрии мозга. Петроград: Научная медицина. 1923; №11:76-90.
  3. Беленькая Р. М. Вариации артерий основания головного мозга и их значение в патогенезе и клинике инсульта. Автореф. М,1970г.
  4. Блуменау Л. В. Мозг человека. М.-Л.,1925.
  5. Бобрик И. И. Развитие кровеносных и лимфатических сосудов.
  6. Киев: Здоровья. 1991.
  7. Боголепова И. Н.., Малофеева Л. И. Соотношение индивидуальной вариабельности и асимметрии строения в некоторых подкорковых полях в левом и правом полушарии мозга человека. В сб:: Пластичность и структурно- функциональная взаимосвязь коры и подкорковых образований мозга (Материалы конференции )М. ,2003:
  8. Брин И. Л, Дунайкин М. Л. Поведенческие фенотипы и преимущественная латерализация мозговых дисфункций у детей с нейрогенетическими синдромами. В сб.: Организация и пластичность коры больших полушарий головного мозга. (Материалы конференции) М.,2001.
  9. Брюсова С. С. Ангиография мозга. М, 1951.
  10. Валькер Ф. И. Морфологические особенности развития организма. М, 1959.
  11. Вейн А. М.  Латерализованные синдромы, межполушарная асимметрия в клинической неврологии. В сб.: Восьмой Всесоюзный съезд неврологов, психиатров и наркологов. М:Медицина, 1988.
  12. Гальперин М. Д. Ангиография головного мозга. М, 1950.
  13. Гафуров Б. Г. Межполушарные взаимоотношения и неспецифические системы мозга при церебральном инсульте. Автореф. М, 1987.
  14. Гилинский Б. Я. О кровоснабжении головного мозга эмбриона чедовека. Вопросы физиологии и морфологии центральной нервной системы. М, 1953.
  15. Гладилин Ю. А. Диссиметрия ветвей главных мозговых артерий большого мозга человека. Статья из сборника: Пластичность и структурно- функциональная взаимосвязь коры и подкорковых образований мозга (Материалы конференции ) М.,2003.
  16. Гладилин Ю. А.  Вариантная анатомия внуртенней сонной артерии. 2004.
  17. Григоренко Н. П. Особенности кровоснабжения правого и левого полушарий по данным морфологического и количественного изучения мозговых артерий. В кн.: Сборник научных работ по анатомии кровеносной системы Часть 1, М,1964: 115-127.
  18. Данилова Н. Н. Психофизиология.М: Аспект Пресс, 2004: 271
  19. Калмин О. В. Асимметрия внутриствольной структуры и механических свойств периферических нервов. Рос. морфол. ведомости. 1999, №3-4; 91-96.
  20. Каменская В. М., Брагина Н. Н., Доброхотова Т. А. и др. Труды Московской НИИ психиатрии 1976, Т 78:117-119.
  21. Каменсков М. Ю. Физиологические аспекты функциональной асимметрии центральной нервной системы здорового организма. В сб:: Пластичность и структурно- функциональная взаимосвязь коры и подкорковых образований мозга (Материалы конференции )М. ,2003:
  22. Каргин М. В. Неврологический, гемодинамический и вегетативный аспекты характера, локализации и степени тяжести церебрального инсульта, а также возрастные и половые особенности. В кн.: Инженеринг в медицине. Колебательные процессы гемодинамики. Пульсация и флюктуация сердечно- сосудистой системы. 2000: 306- 317.
  23. Колесников Л. Л., Чукбар А. В. Развитие, возрастные изменения и аномалии органов человека. Учеб. пособ.- М.:Медицина 21век, 2004: 104- 107.
  24. Колышкин В. В. Функциональная асимметрия мозга и ее роль в генезе артериальной гипертензии. Физиология человека, 1993. Т. 19. №5: 23- 30.
  25. Крупачев И. Ф.  и Метальникова Н. Н. Виллизиев круг. Руководство по неврологии, Т.1, кн. 2 , М ,1957.
  26. Кумсков И. Ф. Об асимметрии в строении поверхностных вен дорсолатеральной поверхности больших полушарий головного мозга. В кн.: Сборник: вопросы функциональной анатомии кровеносной системы человека, 1964.
  27. Кумсков И. Ф.  Асимметричность расположения поверхностных вен мягкой мозговой оболочки медиальной поверхности больших полушарий головного мозга. В кн.: сборник: вопросы функциональной анатомии кровеносной системы человека, 1964.
  28. Леутин В. П. Адаптационная доминанта и функциональная асимметрия мозга.  Вестн. Рос. АМН № 10, 1988:10-14.
  29. Мусаева Л. С., Завалишин И. А.  Латерализация пирамидного синдрома при БАС. В сб.: Организация и пластичность коры больших полушарий головного мозга. (Материалы конференции) М.,2001.
  30. Низамов Ф. Х. Асимметрия артерий головного мозга человека в пренатальном онтогенезе. Деп. рукопись. 1995.
  31. Низамов Ф.Х.,  Речкалов А.А. Сравнительная характеристика асимметрии параметров артерий различных областей коры полушарий большого мозга человека. 
  32. Огнев Б. В. Асимметрия сосудистой и нервной системы человека, их теоретическое и практическое значение. Вестн АМН. СССР № 4, 1948: 26- 36.
  33. Ожигова А. П., Дробинина С. В. Особенности строения, развития и кровоснабжения коркового центра речи в плане пластичности мозга. В сб.: Механизмы структурной, функциональной и нейрохимической пластичности мозга. М 1999: 71.
  34. Пекарь Р. А. К анатомии сосудов виллизиева круга. Вопросы морфологии. Донецк, 1961.
  35. Пономарева И. А., Низамов Ф. Х., Вахов В. П., Соловьев М. В. Асимметрия артерий большого мозга человека: анатомические и топографические сопоставления. Тюмень-1997.
  36. Пономарева И. В., Фокин В. Ф. Динамика межполушарной асимметрии энергетического метаболизма при чтении и мнестических процессах. В сб:: Пластичность и структурно- функциональная взаимосвязь коры и подкорковых образований мозга (Материалы конференции )М.,2003:
  37. Смусин А. Я., Рыбина И.Я., Слезин В. Б. Особенности клинических проявлений болезни при право- и левостороннем ишемическом инсульте. // Журнал неврологии и психиатрии 2001; 3: 50- 51.
  38. Таренецкий А. И. Нормальная анатомия. СПБ, 1909
  39. Теплов С. И. Кровоснабжение и функция органов. Л.: Наука ,1987.
  40. Фокин В. Ф. Динамические свойства функциональной межполушарной асимметрии. В сб:: Пластичность и структурно- функциональная взаимосвязь коры и подкорковых образований мозга (Материалы конференции )М:,2003:
  41. Химняк А. С., Конвай. Д. В. Структурно- функциональные особенности реакции нейро- глио- сосудистой системы на тотальную ишемию. Из сб.: Организация и пластичность коры больших полушарий головного мозга. (Материалы конференции) М.,2001.
  42. Чермит К. Д. Гармоническая пара «симметрия- асимметрия» в организме человека как фундаментальная основа адаптации. Автореф. 2004.
  43. Чипенс Г. И.  Асимметрия в симметричной структуре генетического кода. Журн. эволюц. биохимии и физиологии. 1991 Т.27. №4:  522-529.
  44. Шахнович А. Р., Шахнович В. А.. Диагностика нарушений мозгового кровообращения. Транскраниальная доплерография.М., 2000
  45. Шемяков С. Е.  Количественная характеристика функционально активного капиллярного русла головного мозга человека. Новые технологии в медицине, 1998: 39 -41.
  46. Шемяков С. Е.  Регионарные особенности капиллярного русла головного мозга человека и диаметр ультрациркуляции при старении. Актуальные проблемы медицинской науки и профобразования. Челябинск, 2000: 66 – 70.
  47. Adachi B. Das Arteriensustemder  Japaner, Bd 1 Kyoto, 1928.
  48. Carman A., Nachshon S. E. Effect of unilateral brain damage on perception of temporal order. Cortex 1971; V7, №1: P410-418.
  49. Karplus Zur Kenntnis der Variabilitat und Vererbung am Zentralner- vensystem, 1907.
  50. Ryan K. A., Blumberg B., Tamura K. et al. Pitx2 determines left- right asymmetry of internal organs in vertebrates. Nature 1998; Vol 394, № 6 :545-551.
  51. Smith Е On the Asymmetry of the caudal Poles of the Cerebral Hemispheres. Anatom. Anzeiger, 1907.